Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


День 2. Красный Рассвет 2 страница




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

- Пару месяцев назад он хотел провести переговоры, чтобы построить посольство в Гарле…

- Да-да, и тогда мы ему отказали, - перебил его король Джордж младший. – И кто бы ни просил за него, и по каким бы то не было мотивам, я своего решения не изменю.

- Он понимает это, поэтому и не стал вести переговоры дальше, - лорд Ной был абсолютно споен. – Однако некоторые соглашения были бы обоюдно выгодны как нам, так и им, и он хочет прислать своего представителя, никого больше, только охрана из двух-трёх человек…

- Он пришлёт своих грязных шпиков, которые раздуют рознь между нашими домами... Да кто их знает, что у них на уме?!

- Он предусмотрел такой ответ, - кивнул лорд. – Вызвался один из его сыновей, принц Фриции, лорд Грег Ху Лу. Он бы никогда не рискнул наследником своего совсем молодого государства, планируя развалить королевство, что не угрожает никаким образом им.

- Отправляет своего сына? – насторожено переспросил правитель.

- Он уже подъезжает к Айберу, и будет ждать там ответа, проводите ли вы его во дворец, или же отправите домой с пустыми руками?

- Хорошо, я подумаю, и как только решу, отправлю в Айбер письмо с ответом, - улыбнулся король. – У тебя всё?



- Да, всё чего я хотел от вас, я получил, - лорд немного поклонился и, развернувшись, быстрыми шагами покинул тронный зал, самостоятельно раскрыв высокие деревянные ворота. Закрывали их уже гвардейцы, всё в той же парадной форме, стоящие снаружи.

 

 

Герон

Советник короля Бритнии тяжело ступал по каменному полу дворца, блуждая по коридорам. Цель была вполне конкретная, но память уже подводила, и то место где он бывал достаточно часто, уже глубоко затерялось в сознании.

- Лорд Ураз, - окликнул старика кто то позади.

Лорд обернулся. Перед ним предстал молодой лорд Герон. Немного вытянутое лицо с маленьким подбородком не пугало никого, как и его маленькие, всегда подбритые, усики, которые он постоянно довольно поглаживал, наводящие приступ умиления. Его тонкая, осиная, фигура была подтянута разноцветным поясом, с тёмными оттенками цветов, он же одновременно перетягивал и делил его странный костюм, видимо привезённый из-за гор.

- Я сейчас немного занят, - хриплым голосом сказал лорд Ураз и приступил к долгому раздражающему кашлю.

- Прекратите этот цирк, - с отвращением бросил лорд Герон. – Вы не такой уж и старый.

- Когда вы доживёте до моих лет, вот, вот тогда и посмотрим, - ухмыльнулся старик.

- До такой степени я никогда не состарюсь, у меня всегда под рукой кинжал, - съязвил молодой лорд, указывая на красивый, украшенный золотыми вставками и десятками мелких драгоценных камней, джамбий висевший на поясе.

- Ты слишком любишь жизнь, друг мой, - бросил в отместку лорд Ураз.

- Не настолько, - фыркнул Герон. – Так, когда вы отбываете в Морской Предел?

- Есть вероятность, что никогда, - обронил старый лорд. – Во мне снова проснулся интерес к нашим старым делам, и если есть идеи, то я готов рискнуть. Всё равно скоро в могилу.

- Конечно же, есть. Из нашего «братства» нет выхода кроме как смерть, - широко улыбнулся лорд Герон.

- Я посещу башню в ближайшие дни. Так как у вас дети поживают? – неожиданно сменил тему лорд Ураз.

- Ну, мальчики грезят приехать сюда, ну а девочки тем более, так что рано или поздно мне придётся их вести в столицу, - вздохнул лорд папаша.

- И когда же? – настаивал на своём лорд Ураз.

Лорд Герон поджал подбородок и отрицательно покачал головой:

- Надеюсь, они вытерпят ещё лет пять, а там всё нормализуется, и я перетащу сюда всю семью.

- Это прекрасно, - похлопал лорд Ураз собеседника по плечу. – Всё это прекрасно, но я спешу на собрание совета.

Лорд Ураз прошёл мимо удивлённого лорда Эндальзов, только тогда тот, обернувшись, заметил несгибаемую фигуру Акрария, чьи глаза с любопытством и частичкой ярости бегали по его странной одежде.

Статная, высокая фигура советника короля по экономике, не двигалась. Он поднял свои тёмно-коричневые глаза и взглянул в глаза лорда Герона. Чисто выбритое лицо не выражало не единой эмоции, зато скрещённые пальцы рук, создавая тем самым замок, положенные на живот, сказали Герону намного больше, чем любые слова, которые тот мог произнести.

- Вы боитесь, - с довольной улыбкой произнёс лорд Герон насмешливо.

- Вас? – усмехнулся Акрарий, машинально, не разрывая замок, почесав живот.

- Чувствую, вы затеяли, что то интересное. Вы не против, если я, поприсутствую на совете? – резко ошарашил Герон своим вопросом остальных. – Я же долгое время состоял в совете, так что ничего страшного в этом не будет.

Идентично коричневые глаза лорда Герона начали медленно сжигать сетчатку глаз Акрария, который и не думал отводить глаза.

- Видите ли, на совет можно только нынешним советникам, - попытался спасти лорд Ураз своего коллегу. – Будет очень странно, если на совет придёт кто-нибудь, кто председательствовал пятьдесят лет назад.

- И сделать исключение главе одного из самых больших и влиятельных домов в королевстве никак нельзя?

- «Одного из самых влиятельных»? Господи, да ваш дом… - начал было Акрарий, но его внезапно перебил лорд Ураз:

- Советник прав, - пожал плечами он. – Лишь советники и король имеют право присутствовать на собрании, но, тем не менее, у него есть на это право.

- Ну, тогда удачи вам, - улыбнулся Герон.

Лорд Ураз резко зыркнул на своего друга:

- Акрарий, идите в зал Совета, я скоро вас нагоню.

Акрарий развернулся на месте, напоминая столб и быстрыми, широкими шагами удалился.

- Что это было? – тихо спросил лорд Ураз.

- Ничего особенного, просто этот парень, что то затевает, - улыбнулся лорд Герон. – А если заговор в королевстве без моего ведома, то только составленный против меня. Лорд Ураз, поторопитесь прийти в башню и не забудьте захватить с собой этого «Башню», и ваши ключи.

Лорд Ураз согласно кивнул и, развернувшись, медленно последовал за другом.

 

Дир

Всем следовало знать и уважать его, его законы и права. Однако люди, все люди, упрекали его в пролитой крови, которой он не лил и отнятых жизнях, которых он не отнимал.

Он правил этими землями не так давно, и не так успешно, как хотелось бы.

Когда-то в попытке выполнить возложенные на него обязательства, он высадился на трёх кораблях с чёрными парусами и, обнажив клинок, резал и убивал людей, что жили на полуострове. Позабыв о своей главной цели, он стремился, лишь возвысится, действуя не только своими руками, но и своих подчинённых.

Захватывая города своих врагов, он объявлял себя лордом орд, из чего впоследствии и выросло его имя, Дир. Но истинные лорды Бритнии, объединив усилия, смогли оттеснить его в последнее убежище, земли относительно молодого дома Пральдов, и форт Аиссии, что стал его домом с тех самых пор.

После того как Тьма на севере пала, и начала расползаться по норам, новоиспечённый лорд Дир решил остаться на месте, и объявить себя королём Оркистана, королевства основанного на бывших землях Пральдов.

Всё получилось. Кроме разве что соглашений с новыми соседями, которых он совсем недавно резал и убивал самолично. А после казни лорда Пикинса из дома Вальфрамов, у него не было шансов договориться о мире.

Старый, но до сих пор черноволосый, орк Дир, со странной стоящим хвостиком на затылке, сидел в небольшой комнатке, с выходом на балкон, на широком стуле перед столом.

Внешне, орков от людей можно было отличить только немного по другому выглядевшим мускулам, и тёмно-зелёной коже, которая помогала как в лесу, так и других местностях, а тут опять же вступала в дело зима и вершины гор, куда по началу орков и заманивали.

Дир про себя внимательно читал новую книгу, привезённую его солдатами из-за границы.

Кстати говоря, земли Оркистана были совершенно непригодны для ведения хозяйства, да и не умели орки делать эту странную вещь.

Тёмные. Выжженные земли. Все что ждёт пришедшего сюда. Оркистан. Бывшие земли дома Пральдов. Страна орков. Орков позабывших традиции и знания своего народа. Орков промышляющих набегами и грабежом.

Каменные стены Пральдского форта – форта Аиссии, не уступали самому Гарлу, да и в былые времена они были одним из немногих соперников, которые могли стать столицей, но всё обернулось крахом Пральдов и гибели одного из величайших домов Бритнии. Как уже упоминалось, орки этой страны жили за счёт редких набегов и постоянных грабежей, а народ этот всегда отличался огромнейшим производительством потомства и быстрым становлением мужчины и приобретением высоких физических качеств. Всё это приводило к тому, что орки были не вымираемы, тем более что спокойно переносили невыносимые для других условия, их слабостью был только холод.

Дир одёрнул красный халат, закатавшийся под животом, с золотыми узорами, который ему так же привезли его подданные от «добродушных» соседей.

Отвёл довольный взгляд от книжки, в которой читал историю Бритнии, но мало что понимал, и посмотрел на ещё не распечатанное письмо, что лежало здесь уже три дня. Вздохнул. Вскрывать всё равно придётся.

Взял в руки и в сотый раз осмотрел со всех сторон. Без подписи и пометок. Доставил ворон уже как несколько дней. Вкусный ворон.

Вздохнув, не напрягая мышц, порвал край конверта и достал оттуда аккуратный лист бумаги, свёрнутый втрое. Нехотя начал читать про себя, пытаясь вспомнить свой язык, хотя и сразу понимал, что это было за письмо и от кого.

«№613. Нам известно о вашем месте нахождения и состояния ваших дел. Операцию продолжить» - снова тяжело вздохнул.

Ну, раз Властелин дал приказ, деваться было некуда, уж слишком ему не нравилось неподчинение.

Приказ с такой формулировкой рассылался по, данным ещё до отплытия с родины, номерам всем руководящим должностным лицам и, что совсем уж пугало Дира, говорил об окончании более-менее мирного сосуществования с людьми.

Однако на этот полуостров войска Властелина дошли бы в последнюю очередь, да ещё столкнувшись с армией бритнийцев, дошла бы до Оркистана лишь забитая рота, которую бы и встретили, свободные орки, огнём и мечом.

Захватить Анита быстро могли только собранные орды Дира, и никто другой, остальные были слишком далеки от этой цели.

Громко постучав увесистым кулаком по столу, взывая к слуге, в комнату вбежал молодой сгорбившийся орк, Верибар. Его шальные глазки начали бегать по помещению, пытаясь предугадать просьбу господина.

- Объяви сбор орды, - решил Дир.

Созревший в голове план был предельно прост, выждать момента, когда какая либо из воинственных сторон не перевесит чашу весов на свою сторону. Затем выступить на стороне победителей. Тут главное не перестараться с ожиданием, или уже не одна из сторон не примет «предателя».

 

Мартин

Широкие улочки Айбера располагали всего пяти десятью домов, в которых в основном жили военные со своими семьями.

Цель посёлка, который находился в небольшом и единственном разломе между непроходимых гор, это охрана границ, что то вроде аванпоста, но во главе стояла женщина, которой Совет Короля целиком и полностью доверял.

Детей здесь было на удивление много. Мартин – сын наместницы, был одним из них, обычным одиннадцатилетним мальчишкой, рьяно рвавшийся на улицу поиграть с друзьями, однако закат солнца всегда означал конец прогулки, для всех.

Солнце ещё не исчезло за горизонтом, за которым наблюдали трое детей со сторожевой башни укрепления. Мартин, рыжеволосый Люрин и прекрасная Милени, свисали с перил, деревянной платформы находящейся в пяти метров от земли, пытаясь уловить последний луч исчезающего светила.

Позади них сидел старый дядюшка, хоть никому из них и не являвшийся родственником, Топогаль, наслаждаясь тем же моментом, добавив к своему отдыху разве, что курево, закрученное в высушенный лопух.

Чёрные-чёрные, висевшие до плеч, волосы Марта немного развивались на слабом ветре, дувшем с севера, из-за границы, а его полтора метровый рост резко отличался от роста его товарищей.

Солнце не торопясь скрывалось за бесконечной равниной, что казалось настолько прекрасным, что Март не мог привести другой пример красоты.

- Знаете ли вы, детишки, что Аир, освещающий вам день, есть «огонь»? – блеснул своей эрудицией дядюшка, в очередной раз затянувшись.

- Конечно, - показал свои новые, коренные зубы, Люрин. – Только правильно говорить «солнце».

- Ты уверен? – насмешливо свёл брови дядюшка. – Ведь если Аир, с эльфийского переводили как огонь, то, что значит солнце? На любом языке.

- Наверное, ничего, просто глупое слово придуманное взрослыми, - бросил Мартин.

- Верно! – довольно воскликнул сторож.

- И что же здесь интересного? – Люрин всё ещё скалил зубки.

- Я ведь не говорил, что будет интересно, - попробовал улыбаться седой старик, но сгнившие от износа зубы он демонстрировать не хотел.

Блеснул последний луч солнца, однако совсем темно не стало. Мягкие и в тоже время яркие цвета, с преобладанием жёлтого, на фоне темнеющего неба. Закат.

- Вам пора по домам, - бросил Топогаль, выдувая очередную порцию едкого дыма.

- Ещё минутку, - улыбнулась Милени. – Закат сегодня, будто, особенный.

- Да есть такое, - приподнявшись и всматриваясь в горизонт, сказал дядюшка Топогаль. – Жёлтый? Я видел уже такой, давно, но видел. Просто красивое зарево, и ничего больше.

Топогаль встал и, сделав шаг к детям, взял Марта за плечо.

- Принесика мне зажжённый факел, мне сегодня всю ночь сидеть, - улыбнулся дядя.

Мартин молча кивнул. Спустившись по новой, только сколоченной, стоящей ровно вертикально, лестнице, но безупречно отшлифованной, с округлыми перекладинами, мальчик побежал к горевшему около посёлка костру. Ровно такое расстояние было от самих трёхметровых защитных ворот с башнями до поселения.

Весь росший вдоль этой тропы лес, когда то вырубили и выставили частокол, создавая оборонительный коридор, что бы в случае количественного превосходства у противника, устранить эту неприятную деталь. Однако высокие макушки зелёных деревьев всё же выглядывали из-за чуть менее высоких стен.

Вокруг костра сидели трое мужиков при оружии, все яростно, криком перебивая друг друга, о чем то спорили.

Мартин подбежал к взрослым и, вскрикнув, прервал дебаты:

- Факел! – на секунду замолк и спросил уже нормальным голосом:

- У вас есть факел?

Все в момент замолчали, развернувшись к нему.

- Тебе-то зачем? – поинтересовался тот, что сидел поодаль от всех.

- Дядюшка Топогаль попросил принести, - уверенно ответил мальчишка.

За этим костром и тремя мужиками, которых Март и не помнил то, но это и нормально, новых людей из столицы стали присылать чаще, находились те самые жилые бревенчатые избы, совершенно не украшенные, а в некоторых случаях и не достроенные.

Тот, что сидел ближе всех к ребёнку, поднял с земли свой и поднёс к недавно зажжённому костру. Тряпка, намотанная на широкую палку, резко вспыхнула. Мужчина протянул факел мальчику.

Мартин оглядел всех присутствующих. Тот, что задал вопрос, прожигал глазами незваного гостя. Протянувший руку с факелом, был совершенно спокоен. А вот третий, тот, что нервно стучал палочкой по засохшей земле, был явно не в себе, бегая бешеным взглядом по небу.

Мартин принял факел и, развернувшись, побежал обратно. Спор сразу же вспыхнул с новой силой, но Мартин из всех этих криков, разобрал только два слова: «Рассвет» и «Закат».

Вернувшись с факелом к друзьям, он с трудом забрался, что бы ни спалить башню, Мартин довольно вручил добытый «артефакт» дядюшке Топогалю.

Охранник подошёл к краю, где стояли сверстники Мартина, и, облокотившись на хрупкое перило, закрепил факел, воткнув его в небольшую прореху между башней и каркасом ворот.

- Спасибо, а то страшновато здесь сидеть, - поблагодарил Топогаль, снова выровнявшись. – А теперь по домам, - прогоняюще махнул рукой.

Мартин глянул в небо, которое уже потеряло свою былую прелесть, и приобрело новую. Небо было усеяно тысячами ярких звёзд, каждая из которых светила своим светом, ярким и тусклым, зелёным и красным, в форме круга и оставляя за собой чуть менее яркий след.

- Мартин! Март, твою же мать! – кричал кто-то со стороны деревни.

Мартин недовольно повернулся на крик. Через мрак окутавший деревню, держа ярко горящий факел, к ним приближался его старший брат. Его белая рубаха-косоворотка, с разрезом на груди, показывала небывалую силу для его возраста, в семнадцать то лет, короткие рукава также это демонстрировали, что наводило на мысль, что физический труд, к которому его прививали с глубокого детства, очень даже посодействовал. Отличием от младшего были всё те же волосы, которыми блондин Эрнест уж очень выделялся, а точнее наводили смутные подозрения о разных отцах.

- Что тебе? – крикнул Мартин, чтобы не слезать.

- Домой! Быстро! – завопил разъярённый брат.

Мартин проклинал брата, но про себя, а сам же просто сделав недовольное лицо начал спускаться.

- Мы, наверное, тоже пойдём, - тихо сказала Милени, обращаясь к дядюшке Топогалю, тот кивнул и снова сел на своё место.

Когда Мартин слез, на лестницу встали и его друзья. К нему же подлетел кипящий от злости брат, который ухватил его за рубаху:

- Солнце село! Почему ты ещё не дома?

- Да что со мной случится то? – в растеряно задал вопрос мальчик.

- Случится? – Эрнест подтянул к себе брата, который был лишь на семь-восемь сантиметров меньше его. – Случилось? – повторил он, выпучивая глаза. – Граница! Здесь может случиться всё что угодно, это одно из тех мест, где всегда что-то случается, и в большинстве своём опасного и непредсказуемого, - выдал он на одном дыхании, затем отпустил рубашку.

- Пока Март, - не обращая внимание на его брата, бросила Милени проходя мимо.

- До завтра, - таким же тоном бросил Люрин.

- Пока Милени. Пока Люрин, - спокойно попрощался Мартин и подгоняемый братом пошёл за ними.

- Март, тебе уже одиннадцать, ты взрослый, - начал наставлять старший брат своего подопечного. – Мы живём на границе. Я на следующей неделе возьму в руки меч и уеду вперёд, на Заставу. Тебя ждёт та же судьба. Взрослей, другого выхода у тебя не будет, если же на тебя возложат обязанности… на ребёнка, возложат обязанности взрослого, то ты не вынесешь эту ношу, как бы сильно ты не старался.

- Я не взрослый, у меня ещё есть достаточно времени, что бы стать таким же, и взять в руки меч, даже очень много времени, - Март не спорил, не было той нотки, скорее спокойно высказывался. – Ты тренируешь меня, и этого мало?

- Очень, ты не готов, если пустить тебя в гущу сражения, ты потеряешь штаны от страха, - усмехнулся Эрнест.

- И кто же сунется к нам? – довольно спросил Мартин. – Какой бы большой армия врага не была ей не пройти, разве не для этого строили коридор?

- То есть ты думаешь, что ты в полной безопасности? - уточнил старший брат.

- Конечно, Айбер для того и стоит…

- Айбер стоит, что бы здесь жили люди, которые защищают от кочевников и ангарцев нашу родину, - резко перебил младшего брата Эрнест.

- Мама дома? – сменил тему Мартин.

- Да, только пришла, - спокойно ответил Эрнест. – Скоро день Единства, она уедет.

- Снова? - бросил беспокойный взгляд младший брат на Эрнеста. – Она же совсем недавно уезжала, что теперь-то ей нужно.

- Успокойся, - предупредил истерику Эрнест. – Ты взрослый! Но всё же за тобой приглядит Топогаль, слишком уж она тебе не доверяет.

Только теперь Мартин вспомнил про людей у костра, которых в этот раз он не заметил. Они уже шли среди бревенчатых изб Айбера, на окнах которых были слабые отблески горевшего факела в руках Эрнеста.

Они подошли к самому обычному, небольшому, такому же бревенчатому домику, как и остальные, однако над дверью, в отличие от других, висела небольшая табличка: «Эмилия. Эрнест. Мартин».

Старая скрипучая дверь мягко отворилась, на пороге стояла Эмилия. Лицо её не менялось с годами, как думал Мартин, а длинные ярко красные волосы делали её и вовсе особенной, и уже не только для её детей. Она стояла в разноцветном платье, будто ведьма, веки её глаз были немного опущены, что говорило об усталости.

Эмилия сделала шаг в сторону, пропуская сыновей. Эрнест и Мартин быстро проскользнули в дверь, которая лениво захлопнулась за ними.

Внутри стояла кромешная тьма, но очертания различались легко. Всё было как обычно, в единой комнате в доме вдоль левой стены стояли две кровати, третья находилась напротив, справа от входа. Напротив двери стоял небольшой письменный столик с наклоном и табуреткой, для удобства. Рядом, справа и слева от стола находились большие деревянные сундуки с закрепительными стальными лентами. Рядом с дверью, слева, висел небольшой жестяной умывальник. С десяток окон, обтянутых бычьим пузырём, располагались по всей стене.

Эрнест сел на свою, дальнюю слева, сколоченную из дерева кровать, его примеру последовал и Мартин, усевшись на рядом стоящую кровать. Эмилия села напротив, и спрятав лицо за ладонями спросила:

- Март, дорогой, где ты был?

- У дяди Топогаля, - осторожно промямлил Мартин.

Эмилия резко встала:

- Ложитесь спать.

Затем бросилась к двери, забыв прикрыть её. Дверь, медленно скрипя, затворилась за хозяйкой дома.

Вернулась она уже не скоро.

Мартин и Эрнест уже давно легли и решились на крепкий сон. Эрн громко храпел и крутился, не давая уснуть Марту, однако не только это мешало его сну. Большую часть отвержения сна вызывало другое, о чём он не мог перестать думать.

Мама старалась ступать аккуратно, чтобы старые доски не скрипели, но это не помогало. Затем заскрипела и её кровать, но на миг, не было похоже, что она улеглась. Скорее просто присела.

Тихие звуки, доносились с её стороны, они напоминали детский писк. Такой тонкий, протяжный, и приглушённый, что Мартин подумал о плаче, но вспомнив, что звуки исходят от его мамы, «Грозной Девы Границы», сразу отбросил эту мысль, предпочитая думать, что она молится.

Молилась она часто, странным богам крови, начищая свой красный крест из неизвестного ему материала, что она носила на цепочке, на груди, богам, что именовали себя лунами, и многим другим. Молилась и тем кто, по словам дядюшки Топогаля, навряд ли существуют, но если они придут, а ты не клялся им в верности, то они отомстят за предательство.

«Но кто из этих богов настоящие, а кто выдумка, созданная лживыми пророками?», - задавал вопрос Март своему названному дядюшке.

Сон медленно затягивал в свои путы, как бы он не сопротивлялся, а тихие неопределённые звуки всё ещё доносились позади него.

 

 

Лесло

- «…восставши из мёртвых, он схватил невероятных размеров молот и взмахом одной руки уничтожил армию Тьмы, перед ним лежал путь к Великой Наковальне. Тропа шла между высоких гор, за которыми распростёрлись бесконечные леса, где обитали огромные кошки и невероятных размеров волки, охотившиеся стаей», - барон Лесло улыбнулся и тяжело захлопнул увесистый том с надписью «Легенды и Мифы. Том 7».

Лицо барона было идеально выбрито, кроме разве что тонких усиков, слегка завёрнутых в спираль, которые уже давно не в моде. Его лицо будто бы двадцати пяти летнее, однако, годов ему было почти в два раза больше. Густые чёрные волосы слегка спадали на голубые глаза, которые добродушно поглядывали на трёхлетнего, светловолосого, малыша, завернувшегося в толстое мягкое одеяло, на двуспальной кровати, под огромным балдахином[1].

- Пос, на сегодня, пожалуй, хватит, - мягко шепнул барон.

Малыш немного привстал и нежно приобнял рассказчика, а, через несколько секунд, отпрянув, пронзительно посмотрел в ему в глаза и с ноткой упрёка задал вопрос:

- Завтра придёшь?

Барону не оставалось ничего кроме как быстро закивать головой, однако как только мальчик снова залез под одеяло, Лесло спросил:

- Тебе не нравится, когда няня читает тебе?

Лорд Посул, отрицательно повертел головой и, сведя брови, предоставил ответ:

- Она не мой дед.

- Конечно, нет, - восприняв ответ ребёнка вопросом, быстро подсуетился барон Лесло.

- Она рассказывает мне сказки, про зверей, - надул розовые губки лорд Посул. – Они скучные.

- Ладно, - барон Лесло хлёстко подскочил. – Мне пора.

Он успел сделать только шаг к двери, как малыш снова подал голос:

- Дееед, - протянул он.

Барон терпеливо развернулся.

- А поцеловать? – пугающие, но в тоже время и иронично, сведённые брови так и не сходили с лица малыша.

Дедушка вернулся к кровати и поцеловал внука в розовую щёчку, впрочем, убежать он снова не успел, только выпрямившись, и выровняв свою идеальную осанку, ему тут же послышался следующий вопрос:

- А мама с папой скоро вернуться?

Барон тяжело вздохнул, но делать нечего, надо отвечать. Он потёр уставшие глаза, внимательно оглядел свой тёмно-синюю тужурку, посмотрел на ждущего ответа ребёнка.

- Они сейчас заняты, но скоро приедут, - медленно проговорил он каждое слово.

- А мы не можем поехать к ним? – настаивал малыш-лорд.

- Умг… У меня слишком много дел дома, но если я успею всё уладить, то, возможно, мы могли бы поехать к ним на встречу, - затем поняв, по взгляду дитя, что он не удовлетворён ответом, добавил:

– Всё, уже слишком поздно, а дедушке завтра рано вставать.

В этот раз барон решил действовать быстро и стремительно, но оказавшись уже у двери, его нагнал очередной вопрос, хотя в этот раз не такой суровый:

- А монстры?

- Какие монстры? – недоумевающе повернулся барон.

- Те, что пытались убить Кузница.

- Так он же уничтожил их, когда шёл к Наковальне.

- А если не всех? – не сдавался тот.

- Ну, на такой случай у тебя здесь, - дедушка беглым взглядом сосчитал количество горящих свечей в комнате. – Семнадцать самых ярких свечей.

- А под кроватью! – возмутился лорд Посул.

- Под кроватью? – растерянно уставился на ребёнка дедушка.

- Да, там ведь нет свечей, и совсем темно! – продолжал гнуть своё внук.

- Там слишком мало места, что бы поместиться даже таракану, - возразил дед, затем, что бы тот не успел одуматься, бросил:

- Спокойной ночи, - выходит и быстро закрывает за собою дверь.

Снаружи в небольшом коридорчике, ярко освещённом тремя горящими факелами, его встретил личный помощник, сир Югран. Он имел почти двухметровый, примерно такой же, как и у барона Лесло, рост, однако красотой и молодостью похвастаться не мог. Чёрные грязные волосы прядями свисали, падая на большие тёмно-коричневые глаза. Кроме всего прочего на лице имелись три шрама. Первый шрам исходил из макушки головы, о чём свидетельствовала красная без растительная бороздка, и, рассекая правую часть лба по полам разделяла кончик брови, проходя через глаз не задев его, на середине щеки медленно сворачивала в сторону, уже целиком уходя с лица. Второй шрам разрубал левую ноздрю, отрубив у него кусок и так маленького носа, и спускался до губ, раскроив лишь верхнюю часть и немного задев нижнею. Третий, сделанный будто бы специально, был совсем тоненьким, не игольным конечно, но и на шрам от удара крепким мечом похож не был, делил подбородок на две ровные части.

На сире Югране висела тяжёлая кольчуга, опущенная до пола, поверх неё была надета жёлтое сюрко с цельным изображением коричневой лежащей циветтой, герб Щипов.

- Животное, - поприветствовал барон Лесло своего товарища.

- Барон, - грузным голосом, будто бы отрапортовал, поздоровался тот в ответ.

- И что они ответили? – напряжённо задал вопрос барон Лесло.

- Они отказали, - сообщил совсем нерадостную новость сир Югран, что сразу отразилось гневным взглядом господина. – Но попросили передать, что они ценят ваше родство с ними, и готовы на многое, но на покровительство ваших владений в Тибуре, у них, сейчас просто нет средств и возможностей.

- Сучьи дети! Ублюдки! – налились кровью глаза барона, щёки раскраснелись, но спина и не думала сгибаться. – Отпрыски моей сестры и её высокородного лорда, не дорожат родством со мной.

- Будут какие-нибудь приказы? – будто бы старался уйти от разговора сир Югран.

- Ты ведь знаешь как дорог мне каждый мой родственник? – переведя дыхание, задал вопрос господин.

- Вы всегда заботились о своих кровных, - тихо ответил, сир Югран.

- И я о том же, - барон Лесло указал на дверь, находящуюся в конце коридора, и, сцепив руки за спиной, всё ещё не сгибая позвоночник, пошёл к цели. За ним не торопясь побрёл и его помощник. – Но я? Я, всегда управлялся сам! Сам собрал остатки гордости нашего великого дома, дома Щипа, и восстановил наше древнее имение.

Барон слегка надавил на стальную ручку двери, та так же непринуждённо поддалась и отворила преграду. Выйдя, они оказались на узкой каменной тропе, обрамлённой невысокими перилами, больше же ничего не было, темни менее, видно, слишком уж тёмная ночь, поглотившая даже звёзды, не жалела, что либо показывать им. Был слышан лишь плеск воды под ногами.

- Продлил род одним чистым поколением, а затем и объединил наш дом, с домом Эль. Разве этого мало? – голос барона местами срывался, но вот вопрос он поставил чётко. – Может быть, но десятки кузниц и борделей по всему полуострову, несущие мне золотые горы, я открыл, не имея почти ничего, - барон остановился и, повернувшись к сиру добавил:




Читайте также:
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (333)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.057 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7