Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


День 3. Направление – за стену 4 страница




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

- Я думала…, - Эмилия постаралась что-то сказать, но лорд Грег Ху Лу тут же прервал её.

- Дорога была очень долгой и утомительной, мне нужно отдохнуть. Не знаю, что бы я делал, не впусти вы меня сюда, а отправили домой.

Мать Мартина удалилась, таща за собой, словно длинный хвост, пять новеньких, тех, что ничего не знали об этом месте.

Мартин поднял голову вверх, где уже висело тёмное небо, чрез тьму которого пробивались редкие, но очень яркие звезды. Ночь ещё не наступила.

- Ладно, Март, мне тоже пора, - грустно потеряв где-то свою радость, напомнил о себе дядюшка Топогаль.

- Ты ждал чего-то другого? – спросил Мартин только сдвинувшегося с места дядюшку.

- Если честно, да, - бросил тот.

- Я тоже, - вздохнул Мартин.

- Где та пышность и парадность по поводу приезда гостя, принца, из далёкого, совсем иного королевства? – вопросом подытожил дядюшка Топогаль и направился к башне, принимать смену.

Мартин отправился домой, пока ночь окончательно не погрузила его мир во тьму.

Возле дома его ждал сюрприз. Брат, Эрнест, сидел на корточках, у куста чёрной смородины, и медленно пережёвывая ягоду, вслушивался в разговор его матери и гостя-иноземца.



- Март, садись-садись, - замахал он руками, как только увидел приближающегося младшего брата.

Мартин присел, и гусиным шагом приблизился к старшему брату. А отведя ветвь смородины, и посмотрев в сторону своего дома, он увидел горящий костёр, вокруг которого сидели трое: приезжий принц, хозяйка границы и некто расположившийся спиной к ягоде, и натянувший капюшон на голову обнимал ноги. Отсюда не было понятно даже какого пола незнакомец.

- Кажется, через пару дней она уедет в столицу, - дополнил ту часть, что пропустил Мартин, но уже знал из разговора, что слышал ранее. – Затем я уеду на Заставу. Ты останешься здесь один, до её приезда. Она приедет после Дня Единства.

- Нам требуется союз, иначе мы не выстоим, - махал руками принц Грег Ху Лу, неужели он вновь вспомнил его странноватое имя, затем потянулся за куском мяса на шампуре, висевшем над ярким костром.

«Интересно, а где его знаменосцы-телохранители?» - подумал про себя Мартин.

- Король решит, - бросила Эмилия, пожёвывая уже откусанный кусок местной баранины, наверняка пожертвованной ей Тором, мясником, жившим у самих южных ворот, что открывали путникам дорогу в опасный Южный лес.

- А что будет, когда Оркистан подымится? А Келс? Я хорошо учил географию и историю, и знаю, что если мы будем сражаться поодиночке, то лишимся всего, - настаивал принц Грег Ху Лу, попробовав мяса.

- Послушайте меня, - голос третьего был явно мужской. – Братства нет, и нет тех, кто мог бы его создать. Альянса нет. Короли теперь сражаются только за себя, стараясь удержать трон. Утер? Где Утер? Светлые и пальцем не пошевелят без него, а слишком полагаться, что он снова придёт не стоит, его многие клеймили предателем.

- И что? Мы можем снова создать Альянс, без восточных королевств, - напирал неместный принц.

- И кто в них войдёт? Бритния, - где магию призирают и гоняют? Без неё не победить тех, кто скоро явится. Княжество Кант? Фондираская война их потрепала больше чем ваше королевство. Вы были там? Там руины! И несколько тысяч голодающих людей, что не способны и кинжал поднять, что уж говорить о добротном мече или лёгком доспехе. Тьфу… - его слова действительно заинтересовали Мартина, он говорил о далёких королевствах, о которых почти ничего ранее не слышал. – Моридор, или то, что осталось от прошлого Подъёма, безжизненные пустыни. Им не повезло быть одними из первых, на чьих берегах высадилась армия Тьмы.

- Фондир и мы, Фриция, - как бы намекал на свою силу лорд-принц Грег Ху Лу.

- Я бы сказал, лишь Байдук, но я допущу ошибку, - вздохнул говорящий. – Как бы там не было они лишь обороняют свой остров-в-острове, поэтому и выживают, наследники Вольных. Фондир говоришь? Вы фрицийцы и кантийцы, возжелав свободы, ослабили их, а что говорить о ненависти фондирцев и бритнийцев, друг к другу. Фриция? Новое королевство, которое строится на принципе старого, и в тоже время пытается быть независимым. Что вам светит? Пара оборон и всё, слишком маленькая площадь, лишь расположение в центре Фондира будет оттягивать неизбежное. Ангарцы?

- Всё я понял, хватит! – недовольно качнул головой приезжий. – За горами есть Ран-Зон, - напомнил он.

- Больше пользы будет от гор, - громко хмыкнул неизвестный. – Так зачем вы здесь? Даже если вы и добьётесь союза, это ничего не решит, и вы должны понимать это.

- К сожалению, не понимаю, - наконец вновь улыбнулся принц. – Я неизменный оптимист.

- Это радует, хоть кто-то таковым остался, - встал незнакомец, подняв с земли странную палку, в виде лапы. – Мне пора. Некоторые уже замечают мои пропажи.

- Вы так и не сказали, как продвигается дело, - остановил его Грег Ху Лу.

- Думаю, Бритнии скоро просто некуда будет деться от колдовства, ведь новое поколение от чистой магии, - ответил старик. – Кстати, кажется, маленький лорд Гран будет одним из них. А что у тебя с Мартином? – обратился он к матери братьев.

- Я не знаю, - отмахнулась она. – Совершенно нет времени следить за ними.

- Он особенный, чтобы тебе не сказал Дастан, как только он найдёт своего ведущего, молитесь, чтобы он принял важное решение не в пользу побега, трусом он стать не может.

- Я сейчас подумал, что если бы ты пришёл ко мне сейчас с той же проникновенной речью, что и в прошлый раз, я бы послал тебя далеко-далеко, что бы даже не думать, о том, что теперь я знаю.

- В том и проблема, ты знаешь слишком много, как и я, - ответил незнакомец гостю Бритнии. – Поэтому, всем нам, совсем скоро нужно будет уйти со сцены, предоставив молодым разгадывать загадки этого мира.

- Я уж точно не стар, - отреагировал принц Грег Ху Лу. - У меня всё-таки есть вопрос, один, тот, что терзает меня давно.

- Я знаю его, - грубо ответил незнакомец, пристукнув своей странной формы палкой. – Но ответа я не дам. Вопрос Савраса многих мучал, но я боюсь, что если ты узнаешь ответ, как и ты, - обратился он к матери Мартина и Эрнеста. – Вы пойдёте на то, что вам не ведомо, и погубите многих, включая себя.

- Значит Врата? – улыбнулся принц. – Слишком пафосная речь, что бы не найти в ней ответа.

- Может Воды? – попытался сбить со следа незнакомец своего товарища по какому-то делу. – А может и вовсе ангелы?

- Врата более реальны, - остановил его Грег Ху Лу. – Не беспокойся, я не пойду на такое, я знаю, к чему может привести всё это.

- И твои знания меня радуют, - вздохнул незнакомец. – Только участия Лесного Портала нам и не хватает, что бы произошёл неизбежный, в том случае, апокалипсис.

- А Эндал, ты не рассказал про лорда Герона. Чего ждать от него? – снова остановил попытавшегося сбежать незнакомца Грег Ху Лу.

- Он давно уже наше орудие, что бы он там про себя не думал, - ответил весело тот. – И я сделаю всё, чтобы он жил ближайший месяц. Ему уже навязана мысль, отправить корабль на материк. Как только он вернётся и всё нужное будет здесь, можно будет избавится от него.

- А что там насчёт ухода на покой?

- Уход со сцены? Думаю сразу после Дня Единства, тянуть не стоит, - ответил незнакомец. – Встретимся в столице. И Грег, не задерживайся тут, наш король слишком подозрителен и осторожен, чтобы не заметить этого. Его будет трудно удержать.

Мужчина прошёл мимо принца и направился к Южному лесу, словно не боялся никого, ни лесных собак, ни липидом, ни цвергов, ни духов леса.

Мартин подскочил, возжелав побежать за ним, и узнать все его тайны, но Эрнест тут же схватил его за руку и повалил на землю.

- Не шевелись, - бросил он грубо.

- Мы должны пойти за ним, мы должны узнать. Ты слышал, он сказал, что я особенный, и должен принять важное решение. Не должен убегать, не трусить, - на эмоциях начал говорить Мартин, позабыв обо всём, он просто жаждал следовать за странным незнакомцем, что много говорил о том, о чём ему пришлось слышать впервые.

- Забудь, - тряхнул Эрн его за плечи. – В Южный лес ты не пойдёшь, чтобы ты не решил в будущем. Тебе лишь одиннадцать, ты не можешь решить судьбу, не только их, но и свою.

- Ему придётся попотеть, - бросил Грег Ху Лу, и на эти слова Мартин тут же припал ухом к кусту.

- Кому? – наконец послышался привычный Мартину уставший голос его матери.

- Всем. Как после Дня Единства он собирается сделать, что бы все мы исчезли. Нас слишком много и большинство из нас видные фигуры. А мне так вообще нельзя исчезать, тем более в центре Бритнии. Отец проклянёт Джорджа младшего, и, как только Подъём пройдёт, нападёт на этот полуостров.

- Забыл сказать, что если кто-нибудь переживёт его.

- Все переживут, иначе к чему всё это? Братство можно вновь создать, Альянс собрать, а Свет рассеять во Тьме. И что нас может остановить?

- Легедон, - бросила Эмилия.

- Он не посмеет явиться, подобно Утеру, он будет скрываться в стыде, даже не пытаясь искупить вину.

- Вину? Какую? Он честно всех предупреждал, как и Утер в своё время. Из них сделали виновников только, чтобы они были, и не искали таковых в истинных врагах.

- Легедон… Слышал у него есть сын, не знаю его имени…

- Геледон, кажется, настоящая замена отца. Что устал?

- Я сказал об этом ещё у ворот.

- Пошли в дом.

- Нет, я люблю природу. А в тёплом доме я посплю, когда придёт время исчезнуть. Буду жить на краю мира, где-нибудь, где нет Подъёмов.

- Если всё пойдёт так, как снится моему сыну…

- Ему снится? Он рассказывал?

- Если так пойдёт, - продолжила она как ни в чём небывало. – То тепла в уютном доме тебе будет ни ведать ещё долго.

- Ты думаешь это не остановить?

- Я думаю, именно наши поступки приведут к этому. Мартин струсит, убежит, как и его брат. И ничего не говори мне!

- Их отец…

- Его нет, остальное неважно. Он сам выбрал этот путь.

- Пошли в дом. Твои байки об отсутствии тёплого крова напугали моё нутро, думаю, стоит насладиться мягкой периной в гостях. Кстати, а где твои дети?

- Наверно опять где-то в гостях, я не слижу за ними. Дом и еда у них есть, любовь и ласка… Даже сейчас, когда они слегка меня ненавидят, если я исчезну им будет больно, а если я дам им то, что дают остальные родители, они просто не смогут жить без меня.

- Но отец у них в любом случае останется.

- Он не явится, теперь уже точно. Война начинается. Его дело воевать, сколько бы ему не было.

- А сколько ему?

- Слишком много, чтобы иметь лишь два ребёнка.

Дверь хлопнула, голоса затихли, а последняя услышанная фраза из уст принца Грега Ху Лу, ничего путёвого не сказала ему, и не подвела к разгадке своей тайны:

- Не думал, что когда-нибудь поеду в сам Гарл, место которым меня пугали Даголские учителя.

- Тебя снятся вещие сны? – покосился Эрнест на младшего брата.

- Последнее время снятся ужасы, странные сны, словно происходят в реальности, но такого просто не может происходить на яву.

- Кажется, - Эрн явно нервничал и не знал что сказать. – Сегодня ночуем здесь, не стоит сейчас идти туда.

Ягода была слегка кисловата, но всё же лучше чем сушёный хлеб дома, да и стоило протянуть руку, как в неё насыплется целое ведро тёмной сладости. Однозначно, места для крепкого, да ещё и сытного сна лучше не сыскать.

Тёмное небо усыпалось тысячами яркими и не очень звёздами, освещающими ему ветви с наиболее крупными ягодами. Непотушенный костёр тихо потрескивал. Всё было как тогда, у ворот, только в тот раз звёзд было меньше и ягоды не было, а вот ветер не подвёл и поддержал сравнение в пользу умиротворения и крепкого сна.

Он потянулся рукой к ягоде, выбирая ту, что побольше, и вероятно послаще, но в миг, куст превратился в палитру тёмных красок, а затем и в козла настырно показывая ему голову Милени и странной формы ключ, что ранее он не встречал не на яву не во сне.

Чудище бросило к своим ногам голову девочки, которая пролетала сквозь незримый пол, и упала во множество других голов. Среди них лежала и голова брата, матери, принца, дядюшки Топогаля, Париша, Тора, Люрина, а теперь ещё и Милени. Голов было множество, здесь были не только местные жители, но и те, кого он никогда не знал. Десятки полотнищ, окроплённые кровью, развивались на так желанном в реальности ветру, будучи воткнутыми древком в головы неизвестных. А посередине, словно требуя внимания, на голове лысого улыбающегося парня стояло надкусанное красное яблоко.

Мартин потянулся к нему, что бы взять, но оно дёрнулось, и скатилось вниз по лысому черепу бедолаги. Освобождённая же голова начала менять форму, а так же обрастать серой шерстью, и вскоре перед ним предстала голова огромного волка, что зло смотрел на мальчика.

Ночь только началась.

 

 

Приложение 3

Древние

Почитаемая раса создателей.

То, что известно о них, нельзя проверить и либо доказать либо опровергнуть. Раса считается вымершей и её сущность, во всех пониманиях этого слова, осталась лишь в легендах. Так, например, писатели Королевства Вольных Городов часто упоминают их послов, что вели достаточно радикальную политику, во всех отношениях. Опять же пример их агрессии для построения Мира, была однодневная осада крупнейшей крепости людей того времени – Астагара.

Предполагалось, что они создали некоторых животных, включая драконов, активно изучая живой мир, поэтому некоторые народы считали их богами и поклонялись им. В поздних рассказах Илигура III, потомственного писателя Вольных Городов, часто упоминались сражения, что проходили близ его города, Шатала, в которых участвовали древние и преты. Одно из сражений в итоге привело к загадочному потопу, города знаменитой династии писателей Заталов, что начало знаменитую войну – «Неделя Смертей». Именно за семь дней весь Аудоманскими архипелаг был оккупирован древними, король КиэФГи принял безоговорочную капитуляцию и прервал свою династию кровавой бойней во дворце.

Богов древние не признавали, стараясь объяснить все, что их окружало сложными словами, однако никто не объявлял им войну из-за религиозного вопроса, по понятным тому причинам.

После «Недели Смертей» многие города отделились от КиэФГи, получив свободу от древних. Тогда, как предполагается многими, произошёл первый подъём. Чудовища двигались из центра Лонтеро к берегам. По описаниям сюда подходят многие существа, а иных живущие ныне никогда не лицезрели. Допустим, горных огров видел конечно не каждый живущий, но все знают, что они существуют, их повадки и места обитания, однако неким Тосокам повезло меньше, и они, вероятнее всего, давно вымерли.

Тогда древние и ушли, причина и направления неизвестны.

Последние дни их пребывания на островах очень подробно описываются в сотнях книг. После первых нападений монстров на поселения, они начали стекаться к берегам, предпочитая сражению бегство. Мольбы людей, обращённые к древним, были пропущены мимо ушей. Эльфы, предполагая, что древние убегут на кораблях в Воды, сожгли их, дотла стараясь спровоцировать таинственный народ на действия, но те всё же исчезли.

До последних нескольких лет было принято считать, что древние были первой расой созданной богами, пока не был найдены письмена, что не подходили не к одному из известных ныне населяющим жителям Аудоманского архипелага языку, тогда была выдвинута теория о бесконечном мире, в котором нет начала и конца.

Теория Вечности во многом напоминает учения древних, в которых говорилось о том, что мир был всегда, не было его создателей, кроме тех, что населяют его сейчас. Однако мир мог быть уничтожен, сожжён или затоплен.

Вольные Города тогда спаслись, вновь объединившись, и лишь уничтожив корону и трон, дабы соответствовать самоназванию.

Подъёмы начались снова, спустя столетия...

День 4. Единый

Нелания

Наконец, на утро второго дня, двери в кабинет дяди Бэлора отварились, и на его пороге показался отец, который тут же застыл, увидев дочку, Неланию, безмолвно стоящую и смотревшую в его глаза, что медленно закрывались, стараясь усыпить своего владельца. Позади, из тёмного пыльного кабинета, вынырнула рука дяди, тут же упавшая на левое плечо брата.

- Сам скажешь, или мне сказать? – голос дяди был бодр как никогда, словно он там два дня отсыпался, пока его брат решал судьбу дочки.

«Что там можно делать два дня и две ночи?» - задавалась этим вопросом Нелания весь срок пребывания возле заветных дверей, за которыми решалась её судьба, и не одна она была так озадачена. Всё-таки детей у дяди было далеко не два, внуков конечно меньше, но ему не так много лет, да и войны нет, чтобы боятся смерти.

- Дочь, - начал откашливаться отец, лорд Гарза. – Мы долго думали, о твоих словах, сказанных тобою дяди, пока не явилась птица с письмом со двора короля…

- Да зачем ты ей всё разжёвываешь, - хмыкнул дядя, вынырнув из тёмного помещения. – Ты едешь в Красный Город, к магистру Эдэлю.

- Но…! – начала, было, девушка, но её тут же прервал дядя:

- Это решено!

«Да как они могли!» - она еле сдерживала себя, чтобы не швырнуть в них стоящую у кресла вазу.

Её отец постоянно ездил в Красный Город, молился, просил прощения, или чего там делают эти религиозные фанатики. Однако назвать лорда Гарза фанатиком было бы слишком грубо, он скорее откупал свою благочестивость немалыми пожертвованиями, а кипящий источник, озеро Тэрра, поражал его воображение, что можно было понять потому, сколько он говорил о нём и читал.

- Тихо! Тихо! – вскричал дядя, выставив руку вперёд и подступая к ней.

Нелания подозрительно посмотрела на сумасшедшего, что протянул её руку.

«Может, у них там опять вино было? Или может, кто из его бастардов проносил им, когда я отлучалась?» - подумала он, и могла бы продолжить предполагать, если бы не очередные слова дяди Бэлора.

- Поставь её. И подойди ко мне, - говорил он голосом, которым успокаивают детей. – Мы можем всё ещё раз обсудить.

Она наклонила голову, всматриваясь в испуганные глаза дяди, затем перевела взгляд на отца, ухватившегося за двери, и сделавшего совиные глаза, который судя по его виду сейчас активно молился.

Нелания почувствовала, как что-то давит на её руки, но на месте, она их не обнаружила. Её плечи словно отнимались, и она посмотрела на них, выяснив, что руки вверху.

Всё это длилось доли секунды, но следующий объект своего взора тут же всё ускорил и обрушил. Подняв глаза вверх, она испугалась, руки, державшие эту тяжесть, тут же опустились, и громоздкое кресло рухнуло на неё. Она закричала, хотя боли и не было.

- Давай же! Помоги мне! – послышался голос её дяди где-то далеко. – Быстрее!

Кресло медленно поднялось над ней, и опрокинулось в сторону. Над ней, стоял Секст, бастард лорда Бэлора, её дядя, отец и Нарит, родной брат. Нелания громко кричала, рыдала, не потому, что было больно, а так полагалось. Теперь не одна мысль, кроме настроя на плачь, не посещала её голову.

Молодой светловолосый Секст, что помогал её дяде поднять девушку с пола, только он, из всех отпрысков лорда Бэлора, нравился ей, причём по разным причинам.

- Отправь весточку Орлаину, - бросил дядя её отцу. – Кажется, мы нашли её.

- А Эдэль…, - хотел было уточнить лорд Гарза.

- Если ты хочешь, чтобы она пробыла в Красном Городе хотя бы ночь, лучше расскажи ему об этом после её отъезда. И ещё, - остановил лорд Бэлор своего брата. – Не говори кто она, просто сообщи о находке.

- Её заберут? – голос отца дрожал.

- Если мы сделаем всё правильно, то нет, - отмахнулся дядя-лорд.

Отец снова нырнул в кабинет брата, а лорд Бэлор лишь кивнул своему сыну-бастарду в сторону дверей в его спальню. Втроём они затащили лёгкую Неланию в обширную светлую спальню лорда-хозяина Сэтти-Рипса и уложили на кровать. Она была в сознании, смотрела на них и кричала. Кричала от испуга. От того кто она. От того что она.

Уроды долго не живут в Бритнии, а бежать за Расжские горы, к Даголам, к тем, кто ненавидит дома, что предали их, бежав на юг, прославляя свободу от власти Галемара. От власти своих братьев.

- Что с ней? – тихо, стараясь, чтобы сестра не слышала, спросил Нарит.

Её брату было уже двадцать три года, а он так и не женился. С такой-то внешностью это было трудно, но он держался. Баловать младшую сестру, вот что он хотел, просто желал, судя по его поведению, и вечно сидеть взаперти. Никто бы не удивился и не сказал слова в упрёк, если бы появился его бастард от какой-нибудь служанки, всё таки сидеть сутками в своей комнате трудно для любого половозрелого парня, да что там говорить, даже девушки не стерпели бы.

- Тебе знать ненужно, - отмахнулся лорд Бэлор.

- Я её брат! – вскрикнул Нарит.

Бегавший кругами по комнате дядя, замер, и посмотрев на глаза взбешённого племянника, обратился к сыну:

- Запряги две лошади. Поедем в гости.

Секст покорно кивнул и быстрыми шагами, громко топая своими высокими сапогами вышел.

- Ты любишь её? – спросил дядя племянника, посмотрев на испуганно бегающие глаза племянницы, затем, не дождавшись ответа, продолжил:

- Только поэтому я могу тебе сказать, что чтобы спасти её, нужно доставить твою сестру, мою любимую племянницу, туда, где ей помогут.

- Это куда? – по глазам было видно, что злость не отступала от нервного Нарита.

- За границу, - хмыкнул лорд Бэлор. – Но нужно переждать.

- Чего?

- После Дня Единства ты поймёшь мои слова, а пока присматривай за сестрой. Отец, какое-то время будет занят, а мы прибудем только завтра, - затем, уже у дверей, тихо добавил:

- Если повезёт.

Нарит склонился над сестрой, смотря в её глаза, но продлилось это недолго, он почти сразу отскочил, и громко, сообщая Нелании и себе, чтобы понять, что это не иллюзия, сказал:

- У тебя золотые глаза.

Гран

Девушка, ради которой он убил брата, ехала рядом с ним, на верблюде, которого он купил ещё у самого начала пустыни. Павлиния наслаждалась поездкой, хотя большую часть дороги и говорила про то, что её отец, генерал Павл, старый друг его отца, догонит их и убьёт. Однако слишком мала вероятность, что он разрубит свою дочь или последнего сына короля. Но если оба отца были против брака, то в столице оставаться не стоило.

Ехали уже больше недели, а пустыня не кончалась. То, что за Дом ещё никто не уходил было известно, но всё-таки таилась надежда, что где-то тут есть город с огромными запасами воды, что подходила к концу у него и его невесты, и бесплатно раздаваемой пищей.

Воющие крики раздались за барханами, сначала впереди, а затем и позади. Оба верблюда остановились и начали кружить на месте, видимо эти звуки были хорошо им знакомы.

На очередном проделанном круге верблюда Халуп заметил существо обмотанное тряпками, что мчалось быстрее тени, на своём пустынном двугорбом скакуне, что был в разы больше иных.

На следующем круге своего верблюда, им было замечено больше двадцати странных всадников. Через пару секунд острозаточенные палки, уже были нацелены на его грудь и Павлинии.

- Имя! Имя! – выкрикивал один из них, который следом расправил тряпку, что закрывала его голову.

Под чёрной тканью оказался средних лет мужчина, со странно тёмной кожей, что было непривычно для путников, так как в Лабазнии таких точно не было.

- Имя! – повторял настойчиво мужчина.

- Я шейх Халуп, сын Габарда, халифа Лабазнии! – объявил торжественно Халуп, пытаясь держаться естественно. – А это Павлиния, дочь Павла, генерала Лабазнии!

- Интересно, - заулыбался их захватчик. – Что такие высокородные людишки делают там, где их недолжно быть?

- Мы хотим пересечь Дом, - настороженно проговорил Халуп, начиная опасаться за свою жизнь и девушки, что поехала с ним на край света, потому как отреагировал их новый знакомый, словно зная все эти имена и названия, что он произнёс.

- Вы знаете, сколько нужно идти, что бы достичь края материка? – ухмыльнулся тот, опуская заточенную палку. За ним последовали остальные. – А что на той стороне? Развернитесь обратно пока не поздно, иначе может случиться необратимое. Наши предки, ваши воины, пошли туда, и нашли то, что не следовало. И духи теперь следят за нами. Если мы вернёмся домой, то он исчезнет. Сгорит от дыхания духов.

- Я всё же хочу попробовать, - улыбнулся шейх. – А если я с вами говорил, то не последуют они за мной?

- Нет, только наши предки были там, только наши рода прокляты…

Небо озарилось пламенем, что упав на песок и потухнув, превратило бесплодную почву в прозрачный камень. Лучи огня рядами направлялись к ним…

Гран закричал. Отдёрнул голову. Открыл глаза.

Перед ним сидел всё тот же проводник, которого он нанял несколько дней назад, что бы пройти до Савраса. Города Богов.

- Что с тобой? – язык был явно не его, но он понимал, о чём говорит этот мужчина, как и во сне.

- Сон нехороший, - прокомментировал Гран, посмотрев в костёр. – Зачем костёр днём?

- Кто-то оставил щепки здесь, вот они и загорелись, - почесал затылок проводник. – Песок горячий. Солнце горит.

- А ты слышал когда-нибудь имена – Халуп и Павлиния? – спросил он на «авось», не зря же ему третий день подряд снится его история, каждый раз продолжая её, начиная от рождения и братоубийства.

- Я думал вы неместный, - оживился Сахат. – Халуп – это шей Лабазнии, древнего государства, что давно пало, а Павлиния его любовница.

- Откуда вы это знаете, если той страны уже нет?

- А на чьих руинах, ты думаешь, воздвигают новые? Печальная история любви.

- Можешь рассказать мне, - задал риторическим тоном вопрос Гран, подталкивая своего собеседника на рассказ, что бы знать, чего ему ожидать завтра.

- Скоро стемнеет, нужно собираться в путь, - Сахату явно не нравилась эта идея.

- Так почему ты не хочешь рассказать мне эту «печальную историю любви»?

- Тогда в трёх словах. Он убил брата, Халуп имею ввиду, попытался перейти эту, ещё не освоенную, пустыню, но встретил моих предков, местных кочевников, что помогли ему воздвигнуть величайшую крепость того времени, Таверну, сейчас она совсем для другой цели используется…

- А духи? Огненные духи там были?

- Откуда ты знаешь про огненных духов? – подскочил Сахат, ухватившись за свой ятаган.

- Тише – тише! Мне приснилось, - попятился Гран.

- Сон? – уточнил Сахат, затем продолжил о чём-то говорить, не убирая клинок, но Грану было уже всё равно, его лицо словно вздуло, уши заложило, а глаза начали менять цвета всем видимым ему объектам.

- Возвращайся, - шёпотом говорил кто-то. – Возвращайся, - повторил голос.

Незримый сильный толчок в грудь последовал за третьей мирной попытки чего-то добиться от него. Ноги дёрнулись, а свет кто-то нагло выключил, задув солнце с одной попытки.

Что-то мягкое прикоснулось его спины и головы. Он поднял глаза, увидев улыбчивого старика, неторопливо собирающего со стола свои вещи.

- Ммм…, - язык не слушался Грана, а на тело накатила такая усталость, что он не смог и шелохнуться, опустив голову на подушку.

- Ну как путешествие, мальчик мой? – старик хитро смотрел на него. – И что же мне с тобой делать? Я надеялся, что ты грохнешься в обморок лет, эдак, через пять. Сейчас слишком рано для тебя.

Убрав последние склянки в свой кожаный мешочек, старик вновь обратился к нему:

- Ладно, завтра зайду, ты мне подробно расскажешь, где был и кого встречал.

В комнату вошла молодая девушка, явно моложе него, она успела лишь посмотреть на Грана, как его голова вновь закружилась и повисла где-то между реальностью и сном.

- Гран! Гран! – тряс его кто-то. – Ещё раз нельзя! Чёрт бы его побрал!

В руках его был солдатик, что был с ним когда-то. Он смутно помнил его, но всё же помнил. Опять сон? Однако кто-то, кто пытался пробудить его, знал его имя, то, что он не слышал больше десяти лет.

А кто дал ему это имя? Где он рос? Все, что было так важно когда-то, стало вдруг неважно, вопросы, что мучали его когда-то стали лишь игрой его самосознания, что вновь явилось к нему.

Тысячи лет божественной жизни, и тут на тебе, кто-то знает то, с чего всё началось...

 

 

Ной

Остановка была сделана уже к ночи, а к утру лорд Ной сделал вывод, что пробежка до дома только ухудшит его ситуацию и подкрепит обвинения. Так конечно сказано не было, но ему было жутко интересно, кто же явится за ним, и сколько. Всё это многое сказало бы о том, насколько сильно его боятся, и что он может позволить себе.

Нет, ну надо же, прямо перед Днём Единства!

Развёрнутый лагерь был больше похож на мазохизм, спать холодной ночью на острых камнях или сырой траве в мирное время верх изобретательности медленного самоубийства, но выхода не было.

Лорд Ной очнулся с первыми лучами солнца и, завидев костёр в пятидесяти метрах от своего плаща, используя его вместо спальника, он, осторожно шагая между скучковавшихся ребят, направился к спасительному огню.

У костра сидел сжавшийся в клубок Бринн, который на пребывание лорда к своему костру отреагировал только слабой улыбкой.

- Бринн, - начал излагать свою мысль лорд Ной, сразу после того как получил возможность греть ладони. – Как только отдохнёшь, направляйся в Эллон, проследи за моими дочками и за городом.

- Значит всё-таки в Форт Жизни? – не отводя взгляд от костра спросил Бринн, словно он согревал глаза под тёплыми языками пламени.




Читайте также:
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (325)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.423 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7