Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Принципы гуманистической психологии в социальной работе




Исторический анализ и сопоставление различных подходов в социальной работе показывает: было бы большим упрощением утверждать, как это часто делается, что она базируется целиком на гуманистическом подходе. Безусловно, профессиональные ценности социальной работы глубоко гуманистичны, но не следует подменять термин "гуманистическая" (психология) термином "гуманная" практика. (Заметим еще раз, что психоаналитический или когнитивно - бихевиоральный подход в консультировании является ничуть не менее "гуманным", чем подходы, основанные на моделях гуманистической психологии.)

Основополагающим постулатом, пришедшим в социальную работу из гуманистического и феноменологического подходов, является утверждение, что материальная или объективная действительность есть реальность, сознательно воспринимаемая и интерпретируемая человеком в данный момент. Важной этической ценностью является принцип того, что люди сами способны определять свою судьбу. Убеждение в том, что самоопределение является существенной частью природы человека, приводит, в свою очередь, к мнению, что люди в конечном счете ответственны за то, что они собой представляют. Еще К. Роджерс предположил, что личностные расстройства и дезадаптация могут проявляться либо неожиданно, либо постепенно на протяжении длительного периода. В любом случае, как только появляется большое несоответствие между Я и переживанием, защита человека перестает работать адекватно и ранее целостная Я - структура разрушается. Когда это происходит, человек становится крайне уязвимым к тревоге и угрозе и ведет себя непонятно не только для других, но и для самого себя. Фактически Роджерс считал нарушения поведения результатом несоответствия между Я и переживанием. Значительность несоответствия между осознанным Я и переживанием определяет тяжесть психологической дезадаптации.

Многочисленные биографы К. Роджерса считают, что на характер его научного творчества оказал неизгладимое влияние его интерес к природе в детстве, получение удовольствия от наблюдения за тем, как развиваются вещи в условиях естественных природных процессов. Позже он неоднократно подчеркивал свою уверенность в важности самоосознания ребенком своего отношения к самому себе и своим идеалам, а развитие клиента он описывал через процессы уменьшения психологической защиты и самонаправленного развития самосознания. Роджерс представлял терапевтический процесс как постепенное признание и допущение реального себя к детским, агрессивным и противоречивым аспектам своей личности. В 1947 г., оставляя должность президента Американской психологической ассоциации (АРА), Роджерс подводит итоги этого направления: "Клиентцентрированная терапия привела нас к попытке принять область восприятия клиента как основу для истинного понимания... мы обнаруживаем, что поведение, кажется, лучше понимается как реакция на воспринимаемую реальность. Мы обнаруживаем, что образ, в котором личность видит себя, и восприятие, которое она не осмеливается принять как принадлежащее ей, оказывается, имеет важное отношение к внутреннему миру, ответственному за адаптацию, формирующему приспособление. Мы обнаруживаем возможность для реструктуризации и реорганизации себя и, следовательно, реорганизации поведения, которая имеет серьезные социальные последствия. Мы смотрим на эти исследования и теоретические формулировки, которые они вдохновляют, как на эффективный новый подход для изучения и исследования в различных областях психологии" (Rogers, 1947, р. 368).

Роджерс расширяет свои исследования в теории личности и поведения, которые были включены в книгу "Клиентоцентрированная терапия" (Client-centered therapy, 1951). Эта теория основана на 19 основных тезисах:

  1. Каждый индивид существует в постоянно изменяющемся мире своего опыта, центром которого он является.
  2. Организм реагирует на явления так, как они записаны у него в опыте и как он их воспринимает. Эта область восприятия для индивида является его "реальностью".
  3. Организм реагирует на эту феноменальную область как организованное целое.
  4. Организм имеет одну основную тенденцию и стремление - активизировать, поддерживать и увеличивать себя как приобретающего новый опыт.
  5. В основном поведение - это ориентированная на определенную цель попытка организма удовлетворить свои нужды посредством ранее уже опробованных им методов и в соответствии с тем, как он воспринимает собственные нужды.
  6. Эмоция сопровождает и в основном способствует такому целеориентированному поведению, и интенсивность этой эмоции относится к субъективно воспринимаемой важности поведения для поддержания и усиления организма.
  7. Самая лучшая и выгодная позиция для понимания поведения исходит из соотнесения индивида с самим собой.
  8. Часть общей воспринимаемой области постепенно начинает определяться как самость.
  9. В результате взаимодействия с окружающей средой, и в частности в результате оценочного взаимодействия с другими, формируется структура самости.
  10. Поведение человека определяется рядом следующих различных ценностей: а) связанных с опытом; б) являющихся частью структуры самости; в) приобретаемых непосредственно организмом; г) заимствованных у других, но воспринимаемых в искаженной форме, так, как будто они были приобретены непосредственно.
  11. В ходе накопления опыта в жизни индивида ценности могут быть или а) символизированы, восприняты и организованы по отношению к самости, или б) игнорируемы, потому что отсутствует воспринимаемая связь со структурой самости, или в) отрицаемы или искаженно символизированы, потому что опыт не соответствует структуре самости.
  12. Большинство способов поведения, принимаемых организмом, - это те, которые согласуются с концепцией себя.
  13. Поведение в некоторых случаях может быть вызвано органическим опытом и нуждами, которые не были символизированы. Такое поведение может быть непоследовательным по отношению к структуре самости, но в таких случаях поведение как бы не принадлежит данному индивидууму.
  14. Психологическое неумение приспособиться к окружающей обстановке возникает, когда человек не принимает, не осознает определенного важного внешнего и/или внутреннего опыта, который вследствие этого никак не символизируется и не организовывается в часть целого самости; если подобное происходит, то появляются основания для психологического напряжения.
  15. Психологическое приспособление (адаптация) возникает тогда, когда Я - концепция выстраивается таким образом, что весь внешний и внутренний опыт организма ассимилируется или может быть ассимилирован на уровне символики в составляющее Я - концепции.
  16. Любой опыт, который не соответствует организации или структуре самости, может быть воспринят как угроза, и чем больше таких несоответствий, тем более ригидна организация самости и тем хуже выполняется функция самоподдержания.
  17. При определенных условиях, в основном включая полное отсутствие всякой угрозы для самости, тот опыт, который не соответствует этой самости, может быть воспринят таким образом, что самость сможет пересмотреть свое устройство, перестроиться и ассимилировать такой опыт.
  18. Когда индивид воспринимает и принимает весь внешний и внутренний опыт в одну последовательную и объединенную систему, тогда он с необходимостью лучше понимает других и более открыт к другим как к отдельным индивидам.
  19. Пока индивид воспринимает и принимает больше своего естественного опыта в структуру самости, он обнаруживает, что он меняет свою систему ценностей, основанную в основном на воздействиях извне, которые были субъективно символизированы, продолжая естественный процесс переоценки ценностей.

Роджерс считал, что его теория имеет феноменологический характер и основывается во многом на Я - концепции как на объясняющей конструкции. Она обрисовывает первопричину развития личности как соответствие между феноменальной областью опыта и концептуальной структурой самости: в случае достижения этой ситуации появляется свобода от внутреннего напряжения, тревог и потенциального напряжения, что максимально приблизило бы адаптацию к реальности, а это в свою очередь означало бы установление индивидуализированной системы ценностей, имеющей значительное сходство с системой ценностей любого другого в равной степени приспособленного члена общества.

Дальнейшие исследования этих положений были проведены в Чикагском университете в начале 1950-х гг. в рамках тщательно разработанных и контролируемых исследований и изменений личности в психотерапии. Q - техника Стивенсона использовалась для измерения этих изменении в Я - концепции и Я - идеале в течение и после терапии и в контрольный период без терапии. Многие результаты подтвердили гипотезу Роджерса, т. е. значительное повышение совместимости между самостью и областью идеального возникало в течение терапии и изменения в восприятии происходили в направлении большей психологической адаптации.

Хорошо известно, что теория личности Роджерса всегда описывается скорее как ориентированная на рост, чем как развивающая. Менее известно о его пристальном внимании к процессу развития ребенка, которое видно из его объяснения четвертого положения. (Организм имеет одну основную тенденцию и стремление к актуализации, сохранению и усилению его переживаний.) Он подчеркивал, что весь процесс самоусиления и роста может быть проиллюстрирован тем, как ребенок учится ходить. Первые шаги - это борьба и, как правило, боль. Это правда, что немедленное вознаграждение за несколько первых шагов нельзя соизмерить с болью падений и ушибов. Ребенок может из-за боли снова на какое-то время начать ползать. Однако направленность вперед к росту гораздо сильнее, чем удовлетворение инфантильности. Дети будут актуализировать себя, несмотря на те болезненные ощущения, которые это вызывает. Также они станут независимыми, ответственными, самоуправляемыми и социализованными, несмотря на ту боль, которую часто приходится испытывать на пути к этому. Даже в том случае, если они, по разным обстоятельствам, "не растут", эта тенденция все равно присутствует. Появившаяся возможность выбора между движением вперед и регрессией заставит тенденцию проявиться, считал Роджерс.

Другая его гипотеза о личности (положение 8) заключалась в том, что часть внутреннего мира развивающегося ребенка проявляется в поведении "Я сам". Роджерс описывал поведение детей в ходе взаимодействия со средой как становление понятия о себе, среде и себе во взаимодействии со средой.

Следующие наблюдения и интерпретации Роджерса иллюстрируют то, как развитие может двигаться в направлении несогласованности. Он предполагает, что, болея, младенцы "направляют оценку организма" с достаточно высокой степенью точности/Они испытывают такие переживания, как "мне холодно, и я это не люблю" или "я люблю, когда меня обнимают", которые могут происходить даже при том, что младенцы испытывают недостаток описательных слов или символов для этих примеров. Принцип этого естественного процесса заключается в том,, что ребенок положительно оценивает те опыты, которые восприняты как "саморасширение", и негативно те, которые угрожают, или не поддерживают или не расширяют это стремление ребенка к "Я сам".

По мере взросления ситуация меняется, детей начинают оценивать другие. Любовь, которую им дают, и представление о себе как о любимых детях начинают зависеть от поведения. Ненависть к брату, например, может возникнуть в результате того, что ребенку говорят о том, что он плохой и нелюбимый. Ребенку, чтобы сохранить положительную Я - концепцию, может стать необходимо искажать опыт.

 

Пример

Два человека "договорились", т. е. согласились друг с другом, что третий человек (пусть это будет женщина) - политический деятель. Один видит ее как хорошую женщину, которая хочет помочь людям и, основанный на этой действительности, голосует за нее. Действительность другого человека состоит в том, что политический деятель - это тот, кто тратит деньги на то, чтобы победить на выборах, и поэтому этот человек голосует противнее.

Таким образом, отношение родителей к нему не только интроецируется ребенком, о чем много писал Фрейд и его последователи, но и переживается искаженным способом: ребенок как будто чувствует, что у него есть доказательства собственной правоты, идущие от его сенсорных систем. Например, выражение гнева часто испытывается как удовлетворение или расширение собственных границ. Это позволяет ребенку достигать большей интеграции своей личностной структуры или хотя бы пытаться ее сохранить. Именно поэтому многие консультанты начиная с психоаналитически ориентированных говорят родителям, что "сердитый ребенок - не плохой ребенок".

С другой стороны, этот тип взаимодействия может зародить чувство неуверенности в себе и неодобрения себя, а также уверенности относительно оценки других. Роджерс показал, что этих последствий можно избежать, если родитель сможет принять отрицательные чувства ребенка и ребенка как целое, а не запрещать ему испытывать какие-либо чувства.

Различные термины и понятия теории личности и поведения Роджерса часто имеют специфическое или даже уникальное значение. Например, его понимание термина "опыт". Опыт относится к внутреннему миру индивидуума. В какой-то момент часть этого осознается. Многое доступно сознанию, подобно давлению ручки на наши пальцы, когда мы пишем. Это легче осознать, чем, например, многим людям прийти к пониманию, что "я - агрессивный человек". Тем не менее Роджерс считал, что хотя фактическое осознание людьми их переживаний может быть ограничено, каждый индивидуум - единственный, кто может знать это полностью.

Исходя из прагматических целей психотерапии Роджерс понимал действительность как в основном частный мир индивидуального восприятия человеком мира, хотя с точки зрения социума действительность состоит из тех образов, понятий и идей, которые имеют высокую степень общности среди различных личностей.

Аналогично в процессе психотерапии могут происходить изменения в чувствах и восприятиях всех участников. Клиент может сначала думать, что помощник главным образом заинтересован в деньгах. Эта действительность может искажать восприятие клиентом терапевта таким образом, что клиент не видит заботы о себе, хотя в реальности она является ведущим мотивом поведения терапевта.

Центральным в теориях не только К. Роджерса, но и К. Голдштейна, Г. Салливена, К. Хорни, А. Маслоу является постулированная ими тенденция человека к самореализации. Это вера Роджерса и большинства других теоретиков личности в то, что предоставление человеку возможности свободного выбора в отсутствие действия внешней силы способствует тому, что люди предпочитают быть здоровыми, а не больными, быть независимыми, а не иждивенцами, и стремятся к дальнейшему оптимальному развитию себя как целостного организма.

 

Внутренней системой отсчета для человека является его перцепционное поле, восприятие мира переживания и чувства. С личностно-центрированной точки зрения эта внутренняя система отсчета обеспечивает самое полное понимание того, почему люди ведут себя именно так. Это необходимо отличать от внешних суждений о поведении, отношениях и о личности в целом.

Психическая регуляция и адаптация, приспособление, зависят от степени совместимости между сенсорным, интуитивным опытом человека и его Я - концепцией. Я - концепция, которая включает в себя элементы слабости и несовершенства ее создателя и носителя, облегчает символизацию переживания неудач таким человеком. В таких случаях потребность отрицать или искажать свой собственный интуитивный опыт неактуальна, поэтому Я - концепция способствует психической регуляции.

Роджерс считал тех, кто полагается на собственные неискаженные интуитивные оценки, "полностью функционирующими людьми", поскольку они способны испытывать все свои собственные чувства, не боясь ни одного из них, позволяя пониманию свободно иметь дело с переживаниями. Исследования, длившиеся 25 лет, показали, что для полноценно функционирующей личности характерным является наличие положительной Я - концепции (в том смысле, о котором говорилось выше), высокой физиологической чувствительности и эффективное использование человеком окружающей его среды.

Основной момент в теории личностно-центрированной терапии заключается в том, что если терапевт является успешным в проявлении подлинности, безусловного положительного отношения и сочувствия, то клиент ответит конструктивными изменениями в организации своей индивидуальности. Психотерапевтический опыт и исследования показывают, что эти качества могут быть действительно созданы и существовать в отношениях; кроме того, для личностно-центрированных терапевтов стало ясно, что такие явления, как изменения в принятии себя, развитие способности к непосредственному контакту и, если необходимо, к преодолению препятствий, прямота в отношениях, движение к внутреннему "локусу оценки" в противовес к внешнему локусу - все это может происходить на краткосрочных курсах интенсивной групповой психотерапии или даже в ходе одного интервью. (См. пример на с. 96. Этот отзыв свидетельствует против описания личностно-центрированного подхода как безопасного, безвредного и нерезультативного. Он может быть безопасным, но это не значит, что он безрезультатен.)

Эмпатия в личностно-центрированной терапии - это активный, непосредственный и непрерывный процесс. Консультант прилагает максимум усилий, чтобы проникнуть в чувства клиента, а не просто наблюдать их, разглядеть каждый нюанс природы их изменения. Такое осознание приходит через интенсивное, непрерывное и активное внимание к чувствам других, исключая любой другой тип внимания (Rogers, 1951).

Точность сочувствующего понимания терапевта часто подчеркивалась в литературе, но более важным является интерес терапевта к пониманию мира клиента и предложение им такого понимания. Это создает процесс, в котором терапевт все ближе и ближе подходит к чувствам клиента, устанавливая более тесные отношения, основанные на уважении и понимании другого человека.

Пример

В ходе визита К. Роджерса с коллегами в Москву они провели четырехдневный курс групповой психотерапии и попросили участников поделиться впечатлениями. Следующее - типичный ответ: "Прошло только два дня, и я - все еще участник. По профессии я - физиолог, не психотерапевт. Я знал теорию Роджерса, но в реальности это был процесс, в который мы были лично включены. Я не понимал то, как это происходило. Я хочу поделиться своими впечатлениями. Сначала - эффективность этого подхода. Это был своего рода процесс, в котором все мы обучались. Во вторых, этот процесс обладал динамикой, без какой-либо движущей силы. Никто не должен был вести его или направлять. Это был процесс саморазвития. Это было подобно истории Чехова, где они с надеждой ожидали пианиста, и фортепьяно само стало играть. В-третьих, я был увлечен методом работы ведущих группу. Сначала я чувствовал, что они были пассивны. Но потом я понял, что это была тишина понимания. В-четвертых, я хочу упомянуть про то, как этот процесс проник в мой внутренний мир. Сначала я был наблюдателем, но позже это изменилось: я не просто был окружен этим процессом, я был поглощен им! Это было открытием для меня. Мы стали двигаться. Я не просто видел людей, которых я знал уже в течение нескольких лет, я их чувствовал. Мне было трудно управлять потоком чувств, потоком процесса. Мои чувства пробовали надевать одежду моих слов. Иногда люди взрывались; некоторые даже кричали. Это была реконструкция системы восприятия. Наконец, я хочу отметить высокий профессионализм психотерапевтов, я бы сказал, "тишину" их голосов, их взглядов. Это был ответ, и им отвечали. Это было феноменально".

 

Личностно-центрированные терапевты расходятся во взглядах на сочувственное понимание. Некоторые ставят своей целью понимать настолько, насколько

клиент этого хочет. Роджерс считал правильным не только прояснять те значения, которые клиент осознает, но также и те, которые находятся вне его сознания. Для него эмпатия не была методикой, иллюстрируемой приемами типа "отражение чувства клиента", а являлась путем полного поглощения терапевта внутренним миром клиента.

Безусловное положительное отношение и его проявления - теплота, принятие, забота - важны потому, что когда терапевт положительно, безоценочно принимает клиента, терапевтические изменения более вероятны. Это включает готовность терапевта принимать клиента, что бы тот ни испытывал в данный момент, будь то замешательство, негодование, опасение, гнев, храбрость, любовь или гордость.

Терапевт не делает никаких попыток заставить клиента что-либо делать, а скорее дает ему возможность выразить чувства, обычно запрещаемые, видеть и принимать себя со всеми своими ограничениями. Из таких отношений клиент приобретает понимание того, что он сам способен сделать с собственными проблемами, и оценить ответственность за это. Именно в этих отношениях с некритикующим, принимающим терапевтом клиент достигает эмоционального роста, который не был возможен для него, поскольку в других ситуациях он вынужден был защищаться.

Роджерс расценивает конгруэнтность как чрезвычайно важное условие терапевтического роста. "Это не подразумевает, что врач выпаливает импульсивно первое, что ему приходит'на ум. Это означает, однако, что терапевт не отвергает чувств клиента и готов выражать и быть открытым относительно любых постоянных чувств, которые существуют в отношениях. Это означает избегать искушения скрыться за маской профессионализма" (Rogers, 1977, р. 137).

Имеются три других условия в дополнение к "предлагаемым терапевтом" условиям эмпатии, конгруэнтности и безусловного положительного отношения (Rogers, 1957):

  1. Клиент и врач должны находиться в психологическом контакте.
  2. Клиент должен испытать некоторое беспокойство, уязвимость или несовместимость с кем-то или с чем-то.

3. Клиент должен быть способен принять или чувствовать то, что предлагает терапевт.

Роджерс описывает первые два как предварительные условия терапии. Третье -прием клиентом условий, предлагаемых терапевтом, - иногда не учитывается, хотя является необходимым.

Процесс психотерапии. Представители этой школы считают, что практика личностно - центрированной терапии отличается от большинства других направлений. Терапия начинается немедленно, с участием терапевта, который хочет проникнуть во внутренний мир клиента, насколько клиент на данный момент готов поделиться им. Не предполагается предварительного интервью для, например, сбора анамнеза, восстановления хронологии жизненных событий клиента, диагностики, определения, подходит ли клиент для работы, или определения продолжительности работы.

Терапевт проявляет уважение к клиенту, позволяя ему выбирать то, что ему удобнее. Он внимательно слушает. Он открыт как для положительных, так и для отрицательных чувств, речи клиента или его молчания и тишины. Этот первый час может быть первым из сотен последующих или единственным; это время и возможность для клиента самому определиться. Если у клиента есть вопросы, терапевт постарается идентифицировать их и ответить на любые чувства, стоящие за в вопросами. Сакраментальный вопрос: "Как мне справиться со всем этим?" может быть выражением различных чувств и намерений. Например, если это означает, что ситуация кажется клиенту безнадежной, терапевт принимает это отношение, но не идентифицирует себя с клиентом. Если вопрос - это фактически просьба об ответе, совете или предложении, терапевт может сказать, что он не знает ответа, но надеется, что сможет помочь клиенту найти тот, который является правильным для него.

Терапевт готов остаться с клиентом в моменты его замешательства и отчаяния; он определяет продолжительность и частоту терапии. Личностно - центрированные терапевты согласовывают с клиентом размеры и способы оплаты, рассматривая это как возможность проявления уважения к клиенту. Отношение также демонстрируется в процессе обсуждения вида психотерапии, например групповая или семейная, в отличие от других подходов, где терапевты "помещают" клиента в группу или ставят условие необходимого участия в терапии всей семьи. Это нельзя понимать как то, что клиенту позволяется диктовать условия терапии, но объясняет то, что клиент является партнером в определении этих условий. По многим же другим вопросам клиент расценивается как эксперт.

Таким образом, центральная гипотеза личностно-центрированного подхода заключается в том, что человек имеет обширные ресурсы для самопонимания, изменений в Я - концепции, поведении и в отношении к другим. Эти ресурсы мобилизуются в определенном психологическом климате, такой климат создает психотерапевт, который эмпатичен, заботлив и искренен. Выражение каждого из этих качеств имеет практическое значение. Эмпатия в личностно-центрированном подходе включает непрерывный процесс взаимодействия с клиентом, при этом важно постоянно убеждаться, является ли понимание законченным и точным. Это требует естественного свободного течения процесса взаимодействия, это не механический вид отражения или отзеркаливания.

 

Забота характеризуется глубоким уважением к личности клиента и безусловным позитивным отношением. Искренность проявляется через конгруэнтность между тем, что человек чувствует, и тем, что он говорит. Многолетние исследования показали, что такой терапевтический климат обеспечивает развитие как минимум двух важных качеств успешной личности: растущей открытости и чувства собственного достоинства.

Два важных качества успешной личности -это растущая открытость и чувство собственного достоинства.

Хорошая жизнь - это не конечный пункт, а направление, в котором человек движется в соответствии со своей истинной природой.

Для многих представителей гуманистического направления, и это также было воспринято теорией и практикой социальной работы, ценностью являлось создание условий для "хорошего существования" человека. Так, Роджерс начинает рассматривать хорошую жизнь с оценки того, чем она не является. А именно: хорошая жизнь - это не некое фиксированное состояние бытия (т. е. не состояние, например, удовлетворенности, счастья) и не состояние, в котором человек чувствует себя адаптированным, совершенным или актуализированным. Используя психологическую терминологию, это и не состояние редукции влечения, напряжения или гомеостаза. Хорошая жизнь - это не конечный пункт, а направление, в котором человек движется в соответствии со своей истинной природой. Эта "теоретическая" идея также была проверена на жизнеспособность многочисленными и различными службами социальной помощи за рубежом.

Проникновение гуманистических идей и практик в "неблагополучные" области жизни общества показали, что и ключевое для гуманистической психологии понятие самоактуализации не обязательно принимает форму творческих достижений: специфические формы самоактуализации очень разнообразны у людей и именно на этом уровне потребностей люди наиболее отличаются друг от друга. Препятствиями для самоактуализации могут быть страх успеха, социальные стереотипы, давление окружения, потребности безопасности. Процесс роста требует как способствующего, помогающего окружения, так и готовности человека к риску, неудаче, возможной ошибке и разочарованию. Реализация потребности в самоактуализации требует также открытости новым идеям и опыту, Например, А. Маслоу утверждал, что дети, воспитанные в безопасной, дружеской, заботливой атмосфере, более склонны к приобретению здорового представления о процессе роста. При здоровых условиях (т. е. когда удовлетворению основных потребностей человека ничто не угрожает) рост приносит удовольствие и человек стремится стать настолько хорошим, насколько позволяют его способности. Более того, для Маслоу было характерно столь близкое социальной работе социальное, а не только индивидуально-психологическое мышление: так, он утверждал, что если большое количество людей добьются актуализации, то изменятся мировые потребности и появится больше возможностей для того, чтобы люди удовлетворяли свои потребности на низком уровне. Очевидно, что такая задача потребует существенной реорганизации многих наших социальных институтов и политических структур. Такая позиция, несущая отпечаток не только индивидуального, но и общественного гуманизма, несомненно, оказала большое влияние на развитие теории и методологии общественной психологии, психологической помощи, социальной работы.

Уже в 1942 г. в своей книге "Консультирование и психотерапия" Роджерс писал о нескольких сферах применения психологического консультирования, в том числе в социальной работе (другими сферами в несколько уже устаревшей терминологии им были названы консультирование в детских больницах детей и их родителей, промышленное, военное консультирование и консультирование в "психогигиенических" службах для взрослых).

В социальной работе, считал Роджерс, консультативная помощь не менее, если не более, важна, чем материальная. Он отмечал, что уже на период 1940-х гг. в Америке социальные работники как профессиональная группа внесли большой вклад в понимание психотерапии как процесса. Кроме того, он подчеркивал, что социальная работа - это единственная профессия, которая предлагает огромный объем терапевтической работы большим группам дезадаптированных взрослых, находящихся вне внимания клиницистов.

Определяя консультирование как один из методов работы с адаптационными проблемами, вследствие которых человек становится менее полезным и менее эффективным членом его социальной группы, Роджерс подчеркивает, что это не единственный метод и он пересекается с другими возможными формами помощи. Он называет помимо консультирования следующие методы: во-первых, превентивные меры. Он считал, что общество и наука накопили достаточно знаний о нормальном развитии семьи, ребенка, чтобы организовать нормальные условия для развития и личностного роста индивидуума. Между прочим, он отметил парадоксальные отношения между профилактикой и лечением (в широком, т. е. и в социальном смысле), заключающиеся в том, что мы (психологи) вынуждены развивать более адекватные техники лечения отдельного человека, если мы создаем более эффективные превентивные программы для группы.

Во-вторых, это "лечебное" изменение среды (enviromental treatment). Роджерс отмечает, что эффект изменения среды (например, помещение дезадаптированного ребенка в иную школу или в специальную игровую группу) не столь быстро заметен, но обычно очень стоек. С другой стороны, он справедливо обращает внимание на то, что обществом не всегда признается тот факт, что манипулирование средой в лечебных, помогающих целях, хотя и осуществляется в социально принятых гуманных законных целях, тем не менее всегда несет отпечаток некоторого типа авторитаризма: правового, институционального, родительского. Это, как он считает, ограничивает область эффективности данного метода.

В-третьих, прямое лечение (direct treatment) осуществляется с помощью техник, созданных и подобранных для того, чтобы направленно воздействовать на дезадаптированного человека, помогая ему достичь более удовлетворяющих взаимоотношений в его жизненной ситуации. В эту категорию входят терапевтическое интервью, психологическое консультирование и психотерапевтические методы. В группе психотерапевтических методов, также имеющих связь с консультированием, Роджерс отдельно выделяет экспрессивную терапию, где в любой из техник важную роль играет катарсис в отношении чувств или аттитюдов. (Сюда он относит групповую терапию, арт-терапию, психодраму, игровую терапию и т. п.)

 

Каждый индивидуум достигает конкретной цели преодоления посредством творческой силы, которая тождественна самости.

А. Адлер

 

В настоящее время клиентцентрированная социальная работа оказалась под прицелом критики со стороны сообщество - ориентированных социальных работников, которые ратуют за то, чтобы организовывались социальные службы по работе не столько с индивидуальными клиентами, сколько с сообществами. Под сообщество - ориентированной социальной работой подразумевается "организованная социальная работа, которая, начинаясь с проблем индивида или группы и с ответственности и ресурсов социальных служб и добровольческих организаций, в дальнейшем своем развитии стремится включиться, поддержать или создать локальную сеть формальных и неформальных отношений, которые по своей сути представляли бы основу данного сообщества, где находится индивид или группа" (Lishman, 1996, р. 203).

В свою очередь, оппозиционное мнение может звучать следующим образом: "Наша сегодняшняя модель клиентцентрированной социальной работы в основном сформулирована, но она должна быть гораздо точнее определена и менее амбициозно внедряться в практику. Социальная работа должна быть скорее направленно избирательной, чем универсально ориентированной в своем фокусе; скорее реактивной, чем превентивной в своем подходе и скромной в своих целях. Ей следует быть превентивной в отношении тех потребностей, которые находятся в ее поле зрения, но она не обладает ни способностью, ни ресурсами, ни мандатом иметь дело с потребностями общества в целом" (Pinker, 1982, р. 34).

Как можно заметить, гуманистический подход в социальной работе отразил ту же тенденцию к социальному, общественному мышлению, которую продемонстрировали основатели гуманистической психологии. Так, ставший знаменитым отчет Барклай Комитета Национального института социальной работы Великобритании, опубликованный в 1982 г., содержал предложение по расширению концепции роли социальной работы, куда должны включаться "и ставшая традиционной консультативная работа, но также и планирование социальной заботы (social care planning)", участвуя в котором социальные работники оказывают и непрямую помощь обществу, находясь с ним уже в более партнерских отношениях. Таким образом, в рамках подобной модели социальная работа выступает уже как помощь обществу на государственном уровне, а часть социальных работников приглашается к тому, чтобы консультировать уже общество в целом.

В практической работе консультанта, особенно если он использует в качестве метода помощи системные изменения, его помощь может принимать самый различный характер, начиная от семейного консультирования и психотерапии (в случае работы с семьей как микросистемой) до организационного и политического консультирования.

Таким образом, основными идеями и ценностями гуманистического подхода, оказавшими влияние на формирование социальной работы данной ориентации, являются следующие:

· эмпатия; уважение; внимание;

· конгруэнтность; конкретность;

· жизненные навыки;

· навыки совладания с трудностями; принятие;

· самоосознавание;

· безусловное/условное позитивное отношение к другим; безусловное/условное позитивное отношение к себе; самоусиление;

· усиление других;

· создание здоровых микро- и макросистем.

 

Контрольные вопросы

  1. Каковы основные правила и требования для дипломированных социальных работников?
  2. В чем специфика функций психолога, работающего в сфере социальной работы?
  3. Каковы основные направления, исторически сложившиеся в социальной работе?
  4. Перечислите принципы психодинамического подхода, релевантные для социальной работы.
  5. Приведите пример переноса, который может иметь место со стороны клиента на социального работника. Какие меры профилактики переноса могут б



Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1154)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.01 сек.)