Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Понятие установки в теории Д.Н. Узнадзе




Действительность как ситуация удовлетворения потребностей действует не на отдельные психические процессы субъекта, а на живой организм в целом, на субъекта деятельности, порождает в нем целостный эффект. Этот эффект - целостный, субъективное отражение действительности как ситуация удовлетворения наличной потребности; отражение, которое является установкой, направляющей поведение в русло отражения действительности.

Т.е. установка является целостным динамическим состоянием субъекта, состоянием готовности к определенной активности и оно обуславливается двумя факторами: потребностью субъекта и соответствующей объективной ситуацией.

В объем установочных состояний человека включаются не только непосредственно возникающие установки, но и те, которые когда то раньше были опосредованы актами объективации. Объективация - специфический акт, обращающий включенный в цепь деятельности предмет или явление специальный, самостоятельный объект наблюдения. Это происходит тогда, когда субъект стоит перед задачей, неподдающейся разрешению под непосредственным руководством установки (затруднения в деятельности). Из круга восприятий, возникших на основе установок, стимулированных условиями актуальной ситуации, выделяется какое-нибудь из них. Идентифицируясь, это восприятие становится объектом познавательных усилий.



При повторном выступлении той же или аналогичной задачи, в объективации уже нет необходимости, и она решается на базе соответствующей установки. Раз найденная установка может пробуждаться к жизни и непосредственно, помимо впервые опосредовавшей ее объективации.

В круг установок человека можно отнести и те установки, которые впервые когда-то были построены на базе объективации других субъектов, но затем перешли в достояние людей в виде готовых формул.

Настроенность на поведение для удовлетворения данной потребности может закрепляться в случае повторения ситуации или в силу большого личностного веса, тогда возникает фиксированная установка, в отличие от ситуативной.

Фиксированная установка может возникать и в ситуации лишь отчасти сходной стой, в которой она возникла, и в определенных условиях становится причиной иллюзорных восприятий и ошибочных действий.

Фиксированная установка является внутренним продуктом активности, результатом обучения, а первичная, дофиксированная установка, является основой обучения.

Г.М. Андреева:

Предложенное понимание установки не связано с анализом социальных факторов, детерминирующих поведение личности, с усвоением индивидом социального опыта, со сложной иерархией доминант, определяющих саму природу социальной ситуации, в которой личность действует. Следовательно, не может быть применима в СП.

 

Диспозиционная концепция регуляции поведения личности.

(Ядов, 1975.) Основная идея, лежащая в основе этой концепции, заклю­чается в том, что человек обладает сложной системой различных диспозиционных образований, которые регулируют его поведение и деятельность. Эти диспозиции организованы иерархически, т.е. можно обозначить более низкие и более высокие их уровни. Оп­ределение уровней диспозиционной регуляции социального пове­дения личности осуществляется на основании схемы Д.Н. Узнад­зе, согласно которой установка возникает всегда при наличии оп­ределенной потребности, с одной стороны, и ситуации удовлетво­рения этой потребности — с другой. Однако обозначенные Д.Н. Уз­надзе установки возникали при «встрече» лишь элементарных че­ловеческих потребностей и довольно несложных ситуаций их удов­летворения.

В.А. Ядов предположил, что на других уровнях потребностей и в более сложных, в том числе социальных, ситуациях действуют иные диспозиционные образования, притом они возникают вся­кий раз при «встрече» определенного уровня потребностей и определенного уровня ситуаций их удовлетворения. Для того чтобы теперь нарисовать общую схему всех этих диспозиций, необходимо хотя бы условно описать как иерархию потребностей, так и иерар­хию ситуаций, в которых может действовать человек .

В данном случае потребности классифицируются по одному-единственному основанию — с точки зрения включения личности в различные сферы социальной деятельности, соответст­вующие расширению потребностей личности. Первой сферой, где реализуются потребности человека, является ближайшее семейное окружение (1), следующей — контактная (малая) группа, в рамках которой непосредственно действует индивид (2), далее — более широкая сфера деятельности, связанная с определенной сферой труда, досуга, быта (3), наконец, сфера деятельности, понимаемая как определенная социально- классовая структура, в которую ин­дивид включается через освоение идеологических и культурных ценностей общества (4). Таким образом, выявляется четыре уровня потребностей, соответственно тому, в каких сферах деятель­ности они находят свое удовлетворение.

Далее выстраивается условная для нужд данной схемы иерар­хия ситуаций (С), в которых может действовать индивид и кото­рые «встречаются» с определенными потребностями. Эти ситуа­ции структурированы по длительности времени, «в течение кото­рого сохраняется основное качество данных условий». Низшим уровнем ситуаций являются предметные ситуации, быстро изме­няющиеся, относительно кратковременные (Г). Следующий уро­вень — ситуации группового общения, характерные для деятель­ности индивида в рамках малой группы (2'). Более устойчивые условия деятельности, имеющие место в сферах труда (протекаю­щего в рамках какой-то профессии, отрасли и т.д.), досуга, быта, задают третий уровень ситуаций (3'). Наконец, наиболее долговре­менные, устойчивые условия деятельности свойственны наиболее широкой сфере жизнедеятельности личности — в рамках опреде­ленного типа общества, широкой экономической, политической и идеологической структуры его функционирования (4'). Таким об­разом, структура ситуаций, в которых действует личность, может быть изображена также при помощи характеристики четырех ее ступеней.

Если рассмотреть с позиций этой схемы иерархию уровней различных диспозиционных образований (Д), то логично обозна­чить соответствующую диспозицию на пересечении каждого уров­ня потребностей и ситуаций их удовлетворения. Тогда выделяются соответственно четыре уровня диспозиций:

а) первый уровень со­ставляют элементарные фиксированные установки, как их пони­мал Д.Н. Узнадзе: они формируются на основе витальных потреб­ностей и в простейших ситуациях в условиях семейного окруже­ния, и в самых низших «предметных ситуациях» (чему в западных исследованиях и соответствует термин «set»);

б) второй уровень — более сложные диспозиции, которые формируются на основе по­требности человека в общении, осуществляемом в малой группе, соответственно, — социальные фиксированные установки, или аттитюды, которые по сравнению с элементарной фиксированной ус­тановкой имеют сложную трехкомпонентную структуру (когни­тивный, аффективный и поведенческий компоненты);

в) третий уровень фиксирует общую направленность интересов личности относительно конкретной сферы социальной активности, или ба­зовые социальные установки (формируются в тех сферах деятель­ности, где личность удовлетворяет свою потребность в активнос­ти, проявляемой как конкретная «работа», конкретная область до­суга и пр.).

Так же, как и аттитюды, базовые социальные установки имеют трехкомпонентную структуру, но это не столько выра­жение отношения к отдельному социальному объекту, сколько к каким-то более значимым социальным областям;

г) четвертый, выс­ший уровень диспозиций образует система ценностных ориентиаций личности, которые регулируют поведение и деятельность лич­ности в наиболее значимых ситуациях ее социальной активности, в которых выражается отношение личности к целям жизнедея­тельности, к средствам удовлетворения этих целей, т.е. к обстоя­тельствам жизни личности, детерминированным общими социаль­ными условиями, типом общества, системой его экономических, политических, идеологических принципов.

Предложенная иерархия диспозиционных образований, взя­тая в целом, выступает как регулятивная система по отношению к поведению личности. Более или менее точно можно соотнести каждый из уровней диспозиций с регуляцией конкретных типов проявления деятельности: первый уровень означает регуляцию непосредственных реакций субъекта на актуальную предметную ситуацию («поведенческий акт») (!"), второй уровень регулирует поступок личности, осуществляемый в привычных ситуациях (2"), третий уровень регулирует уже некоторые системы поступков или то, что можно назвать поведением (3"), наконец, четвертый уро­вень регулирует целостность поведения, или собственно деятель­ность личности (4"). «Целеполагание на этом высшем уровне пред­ставляет собой некий «жизненный план», важнейшим элементом которого выступают отдельные жизненные цели, связанные с глав­ными социальными сферами деятельности человека — в облас­ти труда, познания, семейной и общественной жизни».

Разработка предложенной концепции ликвидирует «вырванность» социальной установки из более широкого контекста и от­водит ей определенное, важное, но ограниченное место в регуля­ции всей системы деятельности личности. В конкретных сферах общения и достаточно простых ситуациях повседневного поведе­ния при помощи аттитюда можно понять предрасположенность личности или ее готовность действовать таким, а не иным обра­зом. Однако для более сложных ситуаций, при необходимости ре­шать жизненно важные вопросы, формулировать жизненно важ­ные цели, аттитюд не в состоянии объяснить выбор личностью определенных мотивов деятельности. В ее регуляцию здесь вклю­чаются более сложные механизмы: личность рассматривается не только в ее «ближайшей» деятельности, но как единица широкой системы социальных связей и отношений, как включенная не только в ближайшую среду социального взаимодействия, но и в систе­му общества. Хотя на разных уровнях этой деятельности включа­ется определенный уровень диспозиционного механизма, высшие его уровни так или иначе — не обязательно в прямом виде, но через сложные системы опосредования — также играют свою роль в регуляции социального поведения и на низших уровнях.

Особое значение имеет также и то, что на высших уровнях диспозиций когнитивный, аффективный и поведенческий компо­ненты проявляются в специфических формах, и. главное, удель­ный вес каждого из них различен. В относительно более простых ситуациях, при необходимости действовать с более или менее кон­кретными социальными объектами, аффективный компонент иг­рает значительную роль. Иное дело — самые высшие уровни регу­ляции поведения и деятельности личности, где сама эта деятель­ность может быть освоена только при условии ее осмысления, осо­знания в достаточно сложных системах понятий. Здесь при фор­мировании диспозиций преобладающее выражение получает ког­нитивный компонент. Нельзя представить себе систему ценност­ных ориентации личности, включающую отношение к основным ценностям жизни, таким, как труд, мораль, политические идеи, построенную по преимуществу на эмоциональных оценках. Таким образом, сложность иерархической системы диспозиций заставля­ет по-новому подойти и к пониманию соотношения между тремя компонентами диспозиционных образований.

С позиции предложенной концепции появляется возможность по-новому объяснить эксперимент Лапьера. Расхождение между вербально заявленным аттитюдом и реальным поведением объяс­няется не только тем, что в регуляцию поведения включены «атти­тюд на объект» и «аттитюд на ситуацию», или тем, что на одном и том же уровне возобладал то когнитивный, то аффективный ком­понент аттитюда, но и более глубокими соображениями. В каждой конкретной ситуации поведения «работают» разные уровни дис­позиций. В описанной Лапьером ситуации ценностные ориента­ции хозяев отелей могли сформироваться под воздействием таких норм культуры, которые содержат негативное отношение к лицам неамериканского происхождения, возможно, ложные стереотипы относительно китайской этнической группы и т.д. Этот уровень диспозиций и «срабатывал» в ситуации письменного ответа на во­прос, будет ли оказано гостеприимство лицам китайской нацио­нальности. Вместе с тем, в ситуации конкретного решения вопро­са об их вселении в отель «срабатывал» тот уровень диспозиций, который регулирует достаточно привычный и элементарный по­ступок. Поэтому между таким аттитюдом и реальным поведением никакого противоречия не было, расхождение касалось диспозиции высшего уровня и поведения в иной по уровню ситуации. Если бы с помощью какой-либо методики удалось выявить характер реаль­ного поведения на уровне принципиальных жизненных решений, возможно, что там было бы также продемонстрировано совпаде­ние ценностных ориентации и реальной деятельности,

Продуктивность основной идеи, доказанной на материале боль­шого экспериментального исследования, не снимает ряда методических и теоретических проблем, которые еще пред­стоит решить. Одна из трудностей состоит в том, что при анализе факторов, преобразующих диспозиционную систему, необходимо наряду с учетом социально значимого материала иметь в виду и некоторые индивидуально-психологические особенности субъек­та. Как они должны быть соотнесены между собой, во многом зависит от решения более общего вопроса о соотношении лич­ностных характеристик и индивидуально-психологических особен­ностей человека, т.е. от решения одного из принципиальных во­просов общепсихологической теории личности.

 

Когнитивный подход изучения социального поведения личности.

Когнитивизм ведет свое начало от гештальтпсихологии и тео­рии поля К. Левина. Исходным принципом здесь является рас­смотрение социального поведения с точки зрения познаватель­ных, когнитивных процессов индивида. Бурное развитие когнитивистской ориентации в социальной психологии связано с об­щим ростом «когнитивных» идей в психологии, в частности со становлением особой отрасли психологического знания, так назы­ваемой «когнитивной психологии». Особое место в когнитивистской социальной психологии имеют так на­зываемые теории когнитивного соответствия, исходящие из поло­жения о том, что главным мотивирующим фактором поведения индивида является потребность в установлении соответствия, сба­лансированности его когнитивной структуры. К этим теориям от­носятся: теория сбалансированных структур Ф. Хайдера, теория коммуникативных актов Т. Ньюкома, теория когнитивного диссо­нанса Л. Фестингера и теория конгруэнтности Ч. Осгуда и П. Тан-ненбаума. Кроме того, в общем ключе когнитивизма работают та­кие известные американские исследователи, как Д. Креч, Р. Крач-филд и С. Аш.

Во всех этих теориях сделана попытка объяснить социальное поведение личности. Однако специфика основной объяснитель­ной модели — идея о том, что все поступки и действия соверша­ются ради построения связанной, непротиворечивой картины мира в сознании человека, — делает эту модель крайне уязвимой. Аб­страктное «соответствие», достичь которого стремится индивид, никак не связано с противоречиями реального мира.

Вместе с тем когнитивистская ориентация в настоящее время получает все более широкое распространение. Это объясняется тем, что в отличие от бихевиористски ориентированной социальной психологии она подчеркивает с особой силой роль и значение «менталистских» образований в объяснении социального поведения человека. Эта позиция не проводится достаточно последователь­но, поэтому сам когнитивистский подход попадает в сложный круг противоречий, поскольку подлинно человеческие проблемы как проблемы общественного активно действующего человека здесь не поставлены. Однако внимание к проблемам рационального поведения человека, роли знания для объяснения окружающего мира делают когнитивистскую ориентацию также чрезвычайно популярной и богатой на исследования фундаментальных проблем социальной психологии.

 




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1096)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.011 сек.)