Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Криминалистической тактики




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Если можно считать широко признанным мнение о криминалистической тактике, как о самостоятельном разделе криминалистики, то вопрос о ее объекте и предмете остается еще не ясным.

Проблема соотношения категорий “объекта” и “предмета” науки до настоящего времени имеет дискуссионный характер. Анализ литературных источников свидетельствует о существовании по этому поводу различных точек зрения.

Первая точка зрения состоит в том, что “объект” и “предмет” науки понятия тождественные[96].

Так, по мнению И.С. Нарского, несостоятельна точка зрения, согласно которой предмет и объект науки не одно и тоже, что один и тот же объект может изучаться разными науками с разных точек зрения. “Науки, утверждает он, обладающие совершенно одинаковым объектом изучения, неминуемо совпадают, сливаются в одну науку. Если же этого не происходит, то очевидно, что данные науки имеют не один и тот же объект, а разные объекты исследования”[97].

Сторонники второй точки зрения подчеркивают не только связь, сходства, но и различия этих категорий.

Здесь В.П. Рожин считает, что в одних и тех же объектах познания в органической связи действуют всеобщие, общие и частные законы, поэтому они изучаются разными науками. Объективными источниками, предметом каждой науки является группа законов. Например, природа, общественной мышление исследуется многими науками предметом которых, являются всеобщие, общие и частные законы. При этом он признает тот факт, что существуют объекты, которые могут изучаться только одной наукой, однако имеется и группа объектов, которая может изучаться различными науками[98].



Такие авторы как А. Вербин и А. Фурман не только поддерживают точку зрения В.П. Рожина, но и развивают идею о том, что объект имеет много сторон, каждая из которых определяет особую точку зрения на сам объект и является предметом особой науки[99].

В этой связи В.С. Снежко впервые, как нам кажется, выработал определения “объекта познания” и “предмета науки” в следующей редакции:

Объект познания – это объективно существующие явления природы, общества и мышления, выступающие как относительно определенные, целостные системы, на которые направлено познание наук[100].

Предмет отдельной науки – это определенные законы, отношения, свойства изучаемых ею объектов, отражающиеся в системе знаний данной науки. Предмет науки специфичен, каждая наука имеет свой строго определенный предмет[101].

Если объект познания, как правило, является источником развития многих наук, то предмет определяет содержание только одной.

Категория “объект познания” отвечает на вопрос, на что направлено познание наук, категория же “предмет науки” отвечает на вопрос, что именно исследуется в объекте познания данной наукой[102].

На близких позициях, проблемы соотношения категорий “объекта” и “предмета” находится точка зрения Г.Р. Мирзакуловой, где:

- во-первых, объект науки это некоторое материальное образование, та или иная область действительности, существующая независимо от познающего субъекта, а предмет науки – та или иная сторона (аспект) объекта, вовлеченная в сферу практической деятельности человека, исследуемая в данной науке;

- во-вторых, предмет науки – те специфические закономерности, которые функционируют в данной области действительности[103].

Принимая во внимание указанную точку зрения, и рассматривая в нашем случае криминалистическую тактику, в качестве основных объектов ее познания можно назвать:

- поведенческие акты участников уголовного процесса на предварительном следствии и в суде;

- информацию о поведении участников уголовного процесса на предварительном следствии и в суде;

- судебно-следственную и экспертную деятельность.

Следует однако отметить, что перечень объектов, познаваемых криминалистической тактикой может быть расширен за счет включения в ее систему новых проблем, связанных с организацией и осуществлением судебной, следственной и экспертной деятельности.

Исследование объектов криминалистической тактики позволяет выделить и ее предметную область.

Как справедливо отмечает Р.С. Белкин, приведенные выше определения криминалистической тактики, раскрывают прежде всего не ее предмет, а содержание данного раздела криминалистики[104].

И лишь немногие ученные пытались установить сам предмет криминалистической тактики.

Так, В.П. Колмаков и А.Н. Колесниченко относят к предмету тактики следствия:

а) методы избрания правильного направления расследования, конструирование и плановую проверку версий, определение наиболее целесообразной последовательности применения следственных и розыскных мероприятий;

б) приемы и методы проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а также применение научно-технических приемов и средств;

в) организацию следственной работы и воспитание личных качеств следователя, необходимых в его деятельности (внимательность, наблюдательность, активность, инициатива и др.)[105].

В.И. Попов к предмету тактики, помимо планирования и версий, тактики следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, относит также:

а) психологические основы работы лица, ведущего расследование (умение обобщать наблюдаемый фактический материал, анализировать факты, вскрывать противоречия выбирать рациональное, мысленно воссоздавать события преступления, намечать правильные версии и пути их проверки);

б) проверочные мероприятия по первичным материалам;

в) тактические приемы, находящие применение в процессе судебного разбирательства[106].

По мнению А.Н. Васильева, в предмет следственной тактики входят:

а) следственные версии (их контроль, как одного из методов установления истины, приемы построения и проверки);

б) планирование расследования, охватывающее определение предмета доказывания и организацию выяснения следственным путем всех обстоятельств дела;

в) привлечение общественности к расследованию преступлений;

г) тактические приемы следственных действий;

д) тактические приемы оперативно-розыскных действий[107];

Связующими все эти приемы расследования, по его мнению, являются следственные версии и планирование[108].

А.А. Филющенко полагает, что предметом криминалистической тактики является совокупность основанных на законе, наиболее эффективных приемов раскрытия и расследования преступлений, избираемых в соответствии с условиями следственной ситуации и направленных на преодоление противодействия заинтересованных лиц и устранения факторов, препятствующих установлению истины[109].

В свою очередь А.Ф. Волобуев считает, что предметом криминалистической тактики являются “…закономерности избрания и применения приемов осуществления частных задач при расследовании преступлений и разрабатываемые на основе познанных закономерностей и использования данных специальных наук теоретические положения и практические рекомендации по планированию и организации расследования, проведению отдельных следственных действий”[110].

Иначе сформулировал предмет криминалистической тактики В.И. Комиссаров: “Следственная тактика – это раздел науки криминалистики, в котором изучаются специфические закономерности взаимоотношений следователя с участниками предварительного расследования и обращения его с материальными объектами, на базе чего формируются системы общих и конкретных приемов наиболее оптимального отыскания, изучения и использования тактически значимой информации в типичных ситуациях производства отдельных следственных действий”[111].

Интересным представляется мнение опрошенных 180-ти сотрудников органов МВД и прокуратуры республики Башкортостан, Петербурга и Ленинградской области, которые к предмету криминалистической тактики отнесли:

- приемы проведения следственных действий 87%;

- организацию и планирование предварительного и судебного следствия 54%;

- организацию раскрытия, расследования и предупреждение преступлений 38%;

- приемы проведения судебных действий 63%;

- иное 11%.

Приведенные мнения, безусловно, следует учитывать, однако предмет криминалистической тактики требует дальнейшего исследования, уточнения и конкретизации. С этой целью обратимся к общетеоретическим и методологическим основам криминалистики.

Предметом любой науки, пишет Р.С. Белкин, служат закономерности объективной действительности, обуславливающие возникновение, состояние, тенденции развития определенной группы явлений, фактов отношений, процессов.

Предмет криминалистики также составляет группа специфических закономерностей реального мира, определенных областей человеческой деятельности, которые изучаются ею для использования в борьбе с преступностью.

Криминалистика возникла и развивается как наука, способствующая своими положениями деятельности правоохранительных органов по установлению истины в судопроизводстве, отправлению правосудия и предупреждению преступлений. Соответственно этому криминалистика изучает именно те закономерности объективной действительности, которые проявляются в сфере деятельности органа дознания, следователя, суда, эксперта-криминалиста по установлению истины в судопроизводстве, т.е. в судебном исследовании, под которым и понимается деятельность компетентных органов по раскрытию и расследованию преступлений, судебному разбирательству уголовных дел, а также решению гражданско-правовых споров[112].

Криминалистическая тактика, как раздел науки криминалистики, также изучая специфическую группу закономерностей, в конечном счете, призвана повысить эффективность данной деятельности, посредством выработки наиболее рациональных приемов ее осуществления.

В связи с этим полагаем, что криминалистическая тактика, являясь самостоятельным разделом науки криминалистики, имеет своим предметом исследование закономерностей организации и осуществления судебной, следственной и экспертной деятельности в целях выработки, в соответствии с законом, общих научно-обоснованных рекомендаций по повышению ее эффективности.

Термин «организация» применительно к деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений в теории криминалистики имеет четыре уровня:

Первый высший уровень – государственно-правовой. Его объектом является расследование как специфический род деятельности всех компетентных органов, т.е. органов предварительного следствия и дознания всех ведомств.

Второй уровень – управленческий – включает деятельность органов предварительного следствия и дознания одного ведомства. Она представляет собой комплекс мер, обеспечивающих оптимальную структуру органов расследования, необходимый уровень управления ими, обуславливающий эффективность их деятельности и совершенствования ее средств и методов.

Третий уровень – методический. Этот комплекс мер по созданию оптимальных условий для определения и применения наиболее эффективных и целесообразных в конкретной следственной ситуации рекомендаций криминалистической методики в целях достижения максимальных результатов при минимальных затратах времени, средств и сил.

Четвертый уровень – тактический – это организация проведения отдельного следственного действия или организационно-технического мероприятия, тактической или оперативно-тактической комбинации. Он представляет собой комплекс мер, обеспечивающих выбор и применение в конкретной следственной ситуации наиболее эффективных и целесообразных технико-криминалистических и тактических приемов и средств для достижения целей следственного действия[113].

Указанные закономерности находят свое отражение в различных научных положениях криминалистической тактики, в своей совокупности составляющих ее содержание и имеющих свою внутреннюю структуру, придающую ей необходимую стройность и согласованность.

И поскольку вопрос о предмете криминалистической тактики еще не получил своего исчерпывающего разрешения, современные взгляды на ее систему также носят противоречивый характер. Одни авторы при исследовании проблем криминалистической тактики вообще не рассматривают вопрос о ее системе[114], другие представляют содержание криминалистической тактики в виде монолитной совокупности ее главных элементов[115], третьи выделяют некоторые части данного раздела криминалистики[116].

Складывающаяся к настоящему времени система криминалистической тактики состоит из нескольких взаимосвязанных частей различной степени сложности и содержания и в наиболее общем виде, как уже отмечалось, включает в себя два основных блока знания[117]:

1. Общие положения криминалистической тактики.

2. Особенную часть криминалистической тактики.

1. Общие положения – это научная основа криминалистической тактики, содержащая знания о сущности данного раздела криминалистики и организации следственной деятельности.

В связи с этим Общие положения криминалистической тактики, в свою очередь, подразделяются на два подраздела:

1.1. Науковедческие проблемы криминалистической тактики, объединяющие знания о возникновении, развитии и современном состоянии данного раздела криминалистики:

1.1.1. История возникновения и развития криминалистической тактики.

1.1.2. Объект, предмет криминалистической тактики.

1.1.3. Система криминалистической тактики.

1.1.4. Задачи криминалистикой тактики.

1.1.5. Источники криминалистической тактики.

1.1.6. Принципы криминалистической тактики.

1.1.7. Место криминалистической тактики в системе научного знания и др.

1.2. Научные основы организации следственной деятельности:

1.2.1. Криминалистическое учение о версии и планировании расследования преступлений.

1.2.2. Криминалистическое учение о тактических приемах и рекомендациях.

1.2.3. Тактические комбинации и операции.

1.2.4. Следственные ситуации.

1.2.5. Тактические решения.

1.2.6. Изучение личности участников уголовного процесса.

1.2.7. Взаимодействие следователей с оперативными работниками.

1.2.8. Организация использования помощи общественности и средств массовой информации в следственной деятельности.

1.2.9. Организация предупредительной деятельности следователей.

1.2.10. Научная организация труда следователей.

2. Особенная часть криминалистической тактики представляет собой систему знаний о подготовке и проведении действий следователя и суда в процессе расследования преступлений и судебного следствия. Различие в содержании этих знаний делит особенную часть также на два относительно самостоятельных структурных элемента:

2.1. Тактика отдельных действий следователя в процессе расследования преступлений:

2.1.1. Тактика следственного осмотра и освидетельствования.

2.1.2. Тактика допроса и очной ставки.

2.1.3. Тактика обыска.

2.1.4. Тактика задержания и ареста.

2.1.5. Тактика предъявления для опознания.

2.1.6. Тактика следственного эксперимента.

2.1.7. Тактика проверки и уточнения показаний на месте.

2.1.8. Тактика назначения и проведения судебных экспертиз.

2.1.9. Тактика розыскных мер и т.д.

2.2. Тактика отдельных судебно-следственных действий в процессе судопроизводства:

2.2.1. Тактика судебного допроса.

2.2.2. Тактика судебного осмотра.

2.2.3. Тактика производства экспертизы в суде.

Эта часть криминалистической тактики еще только начинает складываться и признается не всеми специалистами. Однако, в связи с появлением достаточно большого числа работ, затрагивающих вопросы судебного следствия, исключить их из системы тактических знаний было бы неправильно, тем боле, что по мере развития судебной реформы в РФ данные проблемы будут приобретать все большее практическое и теоретическое значение.

Анализируя систему криминалистической тактики, следует отметить, что в юридической литературе ряд названных нами выше положений уже были предметом самого глубокого исследования, поэтому мы рассмотрим только некоторые из них, имеющих наибольшее значение для нашей работы.

Центральное место в содержании криминалистической тактики занимает понятие “тактического приема”. Тактический прием, как уже было сказано выше, напрямую связан с деятельностью по расследованию преступлений и предполагает наиболее рациональный и эффективный способ его осуществления в целях быстрого, полного и объективного установления истины по уголовным делам. При этом автор допускает тождество таких понятий как “тактический прием” и “тактическая рекомендация”.

В существующих многочисленных определениях тактического приема, помимо общего понятия, почти всеми учеными-криминалистами выделяются и подчеркиваются какие-либо его стороны и черты.

Так, А.Н. Васильев особо подчеркивал научный и рекомендательный характер приема[118]. Научность тактического прима, по мнению А.Н. Васильева, определяет его происхождение от специальных наук и от обобщения следственной практики. Рекомендательный характер заключается в том, что следователь должен иметь возможность выбора того или иного тактического приема в зависимости от сложившейся ситуации. В отличие от процессуальной нормы, тактический прием имеет необязательный характер и применяется по усмотрению следователя.

Основное значение тактических приемов заключается в том, что они специально служат цели повышения эффективности и придания наибольшей рациональности деятельности в целом и отдельным действиям следователя в частности. В первую очередь это касается способа действий. К числу факторов, влияющих на него, по мнению профессора Р.С. Белкина, относятся следующие:

а) системность операций, составляющих в своей совокупности способ действий, определенная последовательность их выполнения в целях решения поставленной задачи;

б) разрешающая способность используемых технико-криминалистических средств и иных технических устройств, обязательное соблюдение правил обращения с ними, что необходимо для достижения нужного эффекта;

в) параметры используемых технических средств (размеры, вес, возможность перемещения и т.п.);

г) физические и психические возможности человека, от которых зависит содержание и условия применения приема;

д) индивидуальные особенности субъекта, применяющего прием, обуславливающие формирование, выбор им данного приема его реализацию[119].

Криминалистической и следственной практикой выработано большое количество тактических приемов, которые активно используются в процессе раскрытия и расследования преступлений. При этом отдельные тактические приемы, ранее в уголовно-процессуальном законе не упоминавшиеся по мере его развития, могут получить законодательное признание и становиться нормой закона. В связи с этим возникает закономерный вопрос, сохраняют ли эти положения значение тактических приемов или же в силу их обязательности утрачивают такое значение. По этой проблеме в криминалистической литературе были высказаны две противоположные точки зрения. Первая состоит в том, что разработанные криминалистикой тактические рекомендации, ставшие впоследствии содержанием нормы уголовно-процессуального закона утрачивают такое значение, ибо тактика предполагает свободу выбора[120].

Другая точка зрения заключается в том, что тактический прием ставший нормой закона, не перестает быть приемом и не утрачивает своего криминалистического содержания[121]. Войдя в содержание правовой нормы, они не утрачивают тактического характера, пишет Р.С. Белкин, поэтому исключать их из предмета криминалистической тактики нет необходимости. Наука вообще, в том числе и уголовно-процессуальная, не включает в свое содержание положений закона и, следовательно, придание той или иной рекомендации криминалистики силы закона вовсе не означает, что это положение “перекочевывает в уголовно-процессуальную науку”[122].

Как нам представляется, точка зрения первой группы авторов, является наиболее предпочтительной. В этой связи следует согласиться с мнением Н.А. Якубович и Д.П. Поташник, высказанное в разное время, суть которого в том, что тактический прием, закрепленный в норме закона, перестает быть таковым, так как его использование становиться обязательным для всех случаев, предусмотренных законом. Тактический же прием выбирается следователем в зависимости от следственной ситуации и во многом носит субъективный характер. В некоторых случаях тактический прием является результатом личного опыта следователя, его высокого профессионализма, особого склада характера, личностных особенностей. Он недоступен другому следователю в силу своей уникальности и поэтому не сможет обеспечить необходимый результат[123].

Относительно формирования тактических приемов, то здесь вряд ли следует возражать против того, что базой их разработки является криминалистика.

Для более глубокого познания сущности, природы и значении тактических приемов существует в науке криминалистике их определенная классификация. Необходимость в такой классификации возникла на этапе формирования криминалистической тактики как одного из разделов криминалистики и ее общих положений. До этого формирование тактических приемов происходило бессистемно и в основном применительно к тактике следственных действий, изучаясь в отрыве, друг от друга. В настоящее время существует множество классификаций тактических приемов по различным основаниям, представляющих в общем виде следующую систему[124]:

1. По своему содержанию тактические приемы подразделяются на четыре группы:

· Психологические тактические приемы, т.е. такие способы осуществления действий следователя по уголовным делам, в основе которых лежат достижения в области общей и юридической психологии. Так, например, широко используют тактические приемы установления психологического контакта следователя с допрашиваемым; тактические приемы наблюдения следователя за психологией обыскиваемого; тактические приемы психологического воздействия при захвате задерживаемого лица, подозреваемого в совершении преступления и т.д.

· Логические тактические приемы, в основе которых законы и категории логики и того ее раздела, который называется судебной логикой. К ним относятся способы выявления и использования противоречий в показаниях допрашиваемого лица, логические приемы построения и проверки следственных версий; способы определения логической последовательности использования доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе проведения следственных действий и др.

· Организационно-тактические приемы, которые включают в себя правила и способы планирования расследования преступлений; распределение обязанностей между участниками следственных и иных действий следователя при раскрытии и расследовании преступлений; организации взаимодействия следователя и оперативных работников органов дознания; привлечения общественности и средств массовой информации к установлению истины по уголовным делам и пр.

· Комплексные тактические примы, сочетающие в себе способы подготовки и осуществления действий следователя при раскрытии и расследовании преступления, указанного ранее и иного содержания. Например, выбор последовательности постановки вопросов при допросе обвиняемого, отрицающего свою вину в содеянном преступлении, должен проводится с учетом особенностей психологии допрашиваемого, содержания и значения собранных доказательств его вины и участия в допросе защитника, специалиста, прокурора и других лиц.

2. По объему криминалистические тактические приемы бывают:

· Отдельный тактический прием (например, определение последовательности допроса лиц на очной ставке);

· Тактическая комбинация или определенное сочетание тактических приемов, преследующее цель решения конкретной задачи расследования в процессе проведения одного следственного действия[125].

Как указали опрошенные, тактические комбинации наиболее часто используются при проведении таких следственных действий как:

- допросов подозреваемых и обвиняемых 64%;

- обысков 69%;

- опознания 54%;

- иных 38%.

Термин “тактическая комбинация” впервые в криминалистической литературе употребил Р.С. Белкин, обозначив им, тактические приемы допроса, которые именовались “психологическими ловушками” или “следственными хитростями”. Впоследствии данное понятие им же было расширено, с включением в него сочетание не только тактических приемов, но и следственных действий[126], относя их к сложным тактическим комбинациям[127].

Тактическая комбинация может осуществляться в рамках одного или нескольких следственных действий, пишет Р.С. Белкин, но при этом подчеркивает: “было бы неправильным считать, что содержанием тактической комбинации может быть сочетание тактических приемов одного следственного действия с тактическими приемами другого”[128].

По нашему мнению, не совсем удачно рассматривать сочетание нескольких следственных действий в качестве тактической комбинации, т.к. в “чистом” виде их проведение зачастую невозможно без комплекса оперативно-розыскных, организационно-технических и иных мероприятий, проводимых в ходе расследования уголовного дела. Такое сочетание указанных действий лучше обозначать термином “тактическая операция”.

Термин “операция” происходит от латинского “operatio” – действие и означает деятельность по выполнению какой-либо задачи.

Одним из тех, кто стоял у истоков этой проблемы был А.В. Дулов, и понятием “тактические операции” им обозначены общие задачи, требующие для своего разрешения проведение группы следственных, оперативно-розыскных действий. К таким задачам относятся, по его мнению, розыск и изучение личности обвиняемого, изобличение обвиняемого и т.д. Кроме того, существуют задачи менее общего характера, которые возникают по определенным категориям дел, как, например розыск трупа, отождествление трупа при расследовании убийств. Такие тактические операции должны разрабатываться в рамках методики расследования отдельных видов преступлений[129].

Более конкретизированным является точка зрения Л.Я. Драпкина, который определяет тактическую операцию как комплекс следственных, оперативно-розыскных, организационно-подготовительных и иных действий, проводимых по единому плану и направленных на решение отдельных промежуточных задач, подчиненных общим целям расследования уголовного дела[130].

Кроме того, Л.Я. Драпкин впервые предложил более подробно классифицировать тактические операции:

1. По содержанию:

· Неоднородные тактические операции, включающие в себя следственные действия, оперативно-розыскные мероприятия и иные действия;

· Однородные, состоящие только из следственных действий.

2. По временной структуре:

· На сквозные, производство которых осуществляется на протяжении нескольких этапов расследования;

· Локальные тактические операции, проводимые на каком-нибудь этапе расследования.

3. По организационной структуре:

· На тактические операции, осуществляемые работниками, объединенными в постоянное структурно- организационное звено (ОУР, ОБЭП и т.п.);

· Проводимые работниками, объединенными во временное структурно-функциональное звено (следственная бригада, оперативно-следственная группа)[131].

На близких позициях находится точка зрения В.И. Шиканова, который предложил свою формулировку тактической операции как “систему согласованных между собой следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий и иных действий, предпринятых в соответствии с требованиями норм уголовно-процессуального закона правомочными должностными лицами для выяснения вопросов, входящих в предмет доказывания по расследуемому ими уголовному делу”[132].

В настоящее время некоторыми криминалистами предлагается заниматься научными разработками в области тактических операций применительно к методикам расследования отдельных видов преступлений.

И как показал опрос, дальнейшее совершенствование тактических операций необходимо по делам о преступлениях:

- в сфере банковской деятельности (отметили 59 % опрошенных);

- взяточничество и коррупция (34 %);

- групповые преступления, требующие выявления организаторов и других соучастников, преступления, связанные с деятельностью коммерческих структур (29 %);

- квалифицированное вымогательство (26 %);

- по иным (14 %).

Организация тактических операций при раскрытии и расследовании преступлений представляет собой большую сложность. Их проведение осуществляется при широком взаимодействии следователей, оперативных работников и специалистов, с помощью которых применяются различные научно-технические средства. Операция должна быть четко спланирована и важная роль в этом процессе отводится следователю, который должен решить все проблемы связанные с проведением следственных действий и процессуальным закреплением намеченных результатов. Действуя по заранее разработанному единому плану, следователь и оперуполномоченные не вмешиваясь в действия, друг друга, качественно выполняют свои обязанности.

Далее, для более успешной реализации тактических комбинаций и операций необходимо правильно понимать и оценивать сложившуюся на определенный момент “следственную ситуацию” по уголовным делам.

Впервые о следственной ситуации, как исходных данных, с которыми сталкивается следователь по делам о преступлениях, совершаемых чаще других[133], встречается в работах конца 50-х годов, однако наиболее интенсивное развитие получила в 60-70-е годы. Так А.Н. Колесниченко, впервые предложил определение “следственной ситуации” как такого положения в расследовании преступлений, которое характеризуется наличием тех или иных доказательств и информационного материала, а также возникающими в связи с этим конкретными задачами его собирания и проверки[134].

В свою очередь В.К. Гавло следственную ситуацию представляет “как совокупность фактических данных, которые отражают существенные черты события, каким оно представляется на том или ином этапе расследования преступлений”[135].

По мнению Л.Я. Драпкина, “следственная ситуация - это динамическая информационная система, элементами которой являются существенные признаки и свойства обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу, связи и отношения между ними, а также между участниками процесса расследования, наступившие или предполагаемые результаты действий сторон”[136].

И.Ф. Герасимов, рассматривает следственную ситуацию – как сложившуюся динамическую совокупность характеризующих расследование информационных, доказательственных, организационно-технических и тактических факторов, анализ и оценка которых влияют на определение направлений расследования, принятие решений и выбор способов действия[137].

По Р.С. Белкину, следственная ситуация – это совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование, т.е. та обстановка, в которой протекает процесс доказывания[138].

Анализ представленных определений, а также ряда других показывает, что следственные ситуации отражают состояние расследования любых уголовных дел в каждый момент их производства и поэтому умение правильно проводить ситуационный анализ является одним из важнейших аспектов организации следственной деятельности. И сходя из этого, как справедливо отмечает И.А. Возгрин, следует признать, что следственная ситуация это прежде всего – состояние расследования уголовного дела на определенный момент его производства[139].

Следственные ситуации многообразны и классифицируются на следующие группы:

1. По отношению к расследуемому уголовному делу:

· типичные (характерные для расследования данного вида уголовных дел);

· конкретные (сложившиеся в данный момент при расследовании конкретного уголовного дела);

· особенные, в отличие от типичных, являются исключительными, характеризующими специфическое, редко встречающее стечение обстоятельств при расследовании данных уголовных дел.

2. По отношению к достижению задач расследования характеризуются как:

· благоприятные, позволяющие быстро и полно раскрыть и расследовать данное преступление;

· неблагоприятные, затрудняющее установление истины по уголовному делу.

3. Применительно к стадиям расследования уголовных дел следственные ситуации бывают:

· начальными;

· промежуточными;

· конечными.

4. С точки зрения содержания складывающихся отношений между участниками уголовного процесса при раскрытии преступлений, следственные ситуации разделяются на:

· конфликтные;

· бесконфликтные.

5. Применительно к условиям расследования следственные ситуации могут быть:

· экстремальными;

· нормальными.

Термин “экстремальный” происходит от латинского “extremum” – край, конец и означает характеристику крайнего состояния исследуемого факта и явления.

Таким образом, экстремальные следственные ситуации означают крайнее (исключительное) состояние обстоятельств, складывающихся при расследовании в этот момент данного преступления.

Результаты анализа складывающихся следственных ситуаций, как правило, служат основанием для принятия следователем своих “тактических решений”.

Одним из первых предложивших определение тактического решения, является С.И. Цветков. По его мнению, “тактическое решение следователя можно определить как основанный на анализе следственной ситуации вывод о целесообразности применения при производстве одного или нескольких следственных действий некоторых тактических приемов и технико-криминалистических средств определенными лицами и в определенной последовательности в целях наиболее эффективного осуществления собирания, исследования, оценки и использования доказательств”[140]. “ Именно в подготовке тактического решения – смысл анализа следственной ситуации, пишет С.И. Цветков. Без этого, без четко фиксированной связи понятий “ситуация – решение”, сама постановка проблемы следственной ситуации теряет целевую направленность и прикладное значение”[141].

Позже после многочисленных дискуссий, Р.С. Белкиным было предложено свое, более точное определение, в котором “тактического решение – это выбор цели тактического воздействия на следственную ситуацию в целом или на отдельные ее компоненты, на ход и результаты процесса расследования, и его элементы, определение методов, приемов и средств достижения цели”[142].

Со своей стороны мы полагаем что, тактическое решение следователя – это определение цели действий в данный момент расследования и выбор способов его достижения, получившее мысленное, устное или письменное выражение[143]. Теория тактических решений достаточно развита в криминалистической литературе и входит составной частью в криминалистическую тактику.

Тактические решения могут быть устными и письменными.

Ими являются план расследования, план проведения отдельного следственного действия, постановление по уголовному, поручение органам дознания и т.д.

Тактические решения, устанавливая порядок проведения следственных действий и их комбинаций, ограниченно воздействуют на следственную деятельность по делу, в то же время методические решения следователя определяют общее направление и последовательность расследования и имеют для него, можно сказать, стратегическое значение.

Возвращаясь к проблеме понятия криминалистической тактики, необходимо еще раз подчеркнуть, что ряд авторов определяет ее в первую очередь, как систему приемов проведения следственных и судебных действий[144].




Читайте также:
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (860)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.055 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7