Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Да начнется первобытное сражение 9 страница




Тяжело дыша, Диллан смотрел на Гэвина и молчал. Простое решение оставшегося без ответа вопроса: еще один удар локтем по губам Диллана.

– Ты блять понял меня? – зарычал Гэвин, и его лицо исказилось яростью.

– Да! – ответил Диллан сквозь стиснутые окровавленные зубы.

– Хорошо, – сказал Гэвин коротко, вставая. Он подошел к двери, но, прежде чем отпереть её, обернулся и прищурился. – И если узнаю, что ты снова приблизился к её работе, я позабочусь о твоих похоронах в закрытом гробу.

С этими словами Гэвин открыл дверь и направился сквозь толпу. Не оглядываясь, он слышал суматоху в офисе Диллана. Прямо в цель. Он слышал, как Диллан орал убираться всем из его кабинета. Острое чувство стыда в голосе Диллана пронеслось по воздуху, когда Гэвин зашел в лифт.

По дороге вниз Гэвин проверил часы. Оставалось меньше пяти минут, чтобы успеть через весь город, и Гэвин достал из кармана сотовый и набрал Эмили сообщение, давая ей знать, что задерживается. К тому времени как он оказался у машины, она ответила.

Эмили: Я буду здесь ждать тебя. Пожалуйста, будь осторожен. Не гони! Люблю тебя.

Гэвин выехал из гаража. Пока полз по дороге, никак не мог оторваться от телефона. Он снова и снова перечитывал сообщение Эмили. Эмоции зашкаливали, но Гэвин знал, что должен зайти в кафе с видимостью нормального состояния. Только он не был уверен, что сможет. Тридцать минут спустя он должен будет пройти этот своего рода тест.



Найдя свободное для парковки место, Гэвин вышел из машины, провел рукой по волосам и пошел внутрь. Не успев сделать больше трех шагов в кафе, он увидел Эмили. Дыхание сбилось, как всегда, когда он увидел её за столом, читающую книгу. Как раз тогда Гэвин понял, что обязан ей. Понял, что нет ничего, что бы он ни отдал за неё. Черт, каждый день, в котором он просто дышит рядом с ней, будет полным. Сегодня он бы отдал за неё свободу. Свою жизнь. Она была в его крови, и неважно, если бы он провел двадцать лет за решеткой в оковах за то, что сделал с Дилланом. Он только надеялся, что смог разорвать цепи вокруг её сердца, которые оставил Диллан, потому что надранная задница Диллана не могла освободить её от страхов. Гэвин знал, он всегда будет стирать её слезы, но он отчаянно хотел стереть её болезненное прошлое.

Как будто чувствуя его, Эмили подняла голову, прекрасная улыбка озарила личико, когда она встретилась с ним глазами. Банально или нет, но её улыбка озарила комнату, словно огненный шар на темнеющем небе. Банальности были созданы для неё. И точка. Снова Гэвин чувствовал себя так, будто из легких выкачали весь воздух. Он видел, как исчезает её улыбка, лицо становится озабоченным, когда она встала. Дьявол. Гэвин окинул взглядом свою одежду. Пробыв в своих мыслях всю дорогу, он забыл привести себя в порядок. Знал, что выглядит как растрепанное месиво. Он не надел пиджак, и рубашка была выпущена. Забыл про галстук и крошечные пятна крови на белом расстегнутом воротнике.

Когда Гэвин шел к ней, от него исходила животная сила, и Эмили проглотила болезненное чувство, разъедающее желудок. Они встретились посреди переполненного кафе, в дюйме друг от друга, и голоса вокруг исчезли, а фигуры померкли. Она, словно ослепленная, не видела больше ничего вокруг, только его лицо. Все, что она могла слышать – его дыхание. Несмотря на то, что он надел маску холодного спокойствия, голубые глаза говорили о большем, чем должны были. От них исходила сила, заставляющая сердце Эмили содрогаться. Она знала, что он сделал. Ей не нужно было спрашивать.

Эмили опустила взгляд от его разбитой губы с запекшейся на ней кровью к его рубашке. Подняв глаза, она встретила его уверенный взгляд и могла сказать, что он от неё чего-то ждал. Одобрения и, возможно, слов, которые дадут ему понять, что она в порядке из-за произошедшего. Не зная, с чего начать, она просто обвила руками его шею и прижалась к его губам.

Гэвин притянул её, руками крепко обвивая талию и вдавливая её тело в себя.

– Я должен был сделать это, Эмили, – выдохнул Гэвин, нежно целуя её. – Я не смог бы жить в мире с собой, если бы ни сделал.

Зарываясь пальчиками в его волосы, Эмили грустно вздохнула:

– Я знаю, что не смог бы, и мне жаль, что я ожидала иного.

Гэвин собирался заговорить, но Эмили поцеловала его сильнее, чувство вины заполнило её. Чувства обострились от его прикосновений, кровь Гэвина попала на язык, это был мучительно отравляющий вкус, потому что она знала, откуда это. Она понимала, что он поранился, защищая её. Единственная вещь, которую, как она думала, знала, была ошибкой. На какой-то момент она была уверена: Гэвин не сможет сделать что-то еще, чтобы заставить её любить сильнее, чем она уже любит. Это оказалось ложью, что она доказала сама себе, стоя в переполненном кафе на Манхэттене и целуя мужчину, который навсегда изменил её мир. Её жизнь. Мужчина, которого она любит в миллион раз сильнее, чем пару минут назад. Не желая думать о возможных будущих проблемах и слезах, Эмили тонула, разбивалась и влюблялась в Гэвина сильнее, чем, она думала, было в человеческих силах.

 

Глава 9

Да начнется первобытное сражение

– Я практически уверен: если ты сожмешь мою руку чуть сильнее, то перекроешь кровоток, – Гэвин посмотрел на вспотевшую ладошку Эмили, вцепившуюся в его руку так, словно она, находясь на извилистой прибрежной дороге, цеплялась за свою драгоценную жизнь. Он знал о её страхе летать, но, учитывая, что она была вполовину меньше его, он не мог поверить в силу её хватки. – Чем я смогу быть тебе полезен, если останусь без руки? Я чрезвычайно талантлив, но всего одна рабочая рука может оказаться проблемой в любовных играх.

Эмили сглотнула, пытаясь сфокусироваться на ямочках улыбающегося Гэвина.

– Верно. Одна рука – это нехорошо. – Она вдохнула чистый воздух, слегка ослабила хватку и зажмурила глаза. – Долго еще до того, как мы окажемся на земле?

Подняв правую руку, которая, так уж случилось, оказалось единственной, которую она не пыталась оторвать, он провел костяшками пальцев по линии её скулы.

– Десять минут.

– Десять минут, – повторила она, голос дрожал. – Ладно. Десять минут. Я могу это вынести.

Гэвин усмехнулся:

– Безгранично верю, что можешь. Но серьезно, я предлагал занять тебя там, в салоне, и ты отказалась. Знаешь, я был бы хорош все четыре часа полета и еще немного.

Улыбаясь, Эмили распахнула глаза, брови взлетели:

– Гэвин Блейк.

– Эмили Купер, – поддел Гэвин, улыбка стала еще шире, – я просто пытался успокоить твои нервы, вовлечь тебя в секс в самолете и вступить таким образом в Mile High club. Единственная вещь, которой тебе стоило бы бояться – что я не смогу остановиться, когда мы приземлимся. Самолет многозначительно покачивался бы на посадочной полосе. – Он наклонился и потерся своим носом об её, слова выходили растянутыми и хриплыми: – О-о-о… Да-а-а.

– Сумасшедший, – засмеялась она, прикусывая его губу.

– Сумасшедший от любви, малышка.

Как только самолет начал снижаться, Эмили снова усилила хватку, тело напряглось от страха. Она отклонилась и выдохнула. Приземление – часть, которой она боялась больше всего.

– О-о… Мой… Бог.

– Звучит чертовски горячо, – поддразнил Гэвин, но не всерьез. Она на самом деле звучала горячо, произнося это. – Я говорил это раньше. У тебя есть способность заставлять самую простую фразу звучать сексуально. Я прямо вижу тебя в исповедальной кабинке, говорящей со священником.

– Гэвин! – выдохнула она, борясь с улыбкой, расплывающейся по лицу.

Гэвин навис над ней, прикусил нижнюю губу, смотря в распахнутые зеленые глаза.

– Косы. Короткая мини-юбка. Ноги слегка раздвинуты. Черные кружевные трусики. М-м-м, счастливый ублюдок. – Эмили старалась дышать, когда он провел рукой вверх по её голой ноге. Мурашки прострелили позвоночник. – Ты исповедуешься во всех неприличных вещах, которые я с тобой делаю, и которыми ты не можешь насытиться. – Он скользнул пальцами под юбку, заставляя её раздвинуть ноги. – В том, как я заставляю тебя стонать, посасывая эти прелестные маленькие соски. В том, как прямо перед тем, как ты кончаешь, я сдерживаю тебя и начинаю снова, лаская языком эту сладкую киску. Твои трусики стали влажными. Дыхание – тяжелым. Твое тело… Закипает для меня, прямо как сейчас.

Эмили не могла думать, когда он наклонился, впиваясь в неё своими мягкими губами. Удерживая её нижнюю губу своими зубами, он обвил пальцами край её трусиков.

– Знаешь, что? – прошептал он, его голос был низкий, а взгляд напряженным.

Она едва могла произнести слово. Черт, она едва могла думать. Дьявол его дери.

– Что? – выдохнула она, сконцентрировавшись в большей степени на второй его руке – которая, высвободившись из ее мертвой хватки, очерчивала линию её груди.

– Мы приземлились, сладкая. – Скользнув языком в ее рот, он чертову миллисекунду страстно её целовал, затем встал, и его ослепительная чертова улыбка растянулась от уха до уха.

Расслабленно сидя на своем месте, с заметно промокшими трусиками, Эмили смотрела, как Гэвин с невозмутимым лицом снимает с верхней багажной полки их багаж.

– Ты зло, – Эмили встала, поджав от разочарования губы. – Истинное зло.

Потянувшись к её руке, Гэвин усмехнулся.

– Я зло?

Эмили кивнула и повесила сумку на плечо.

– Да, – он переплела свои пальцы с его, когда они направились к выходу из самолета. – Даже не пытайся прикинуться простачком, Блейк. Ты зло, и сам знаешь об этом.

– Я? Я был католическим мальчиком, прислуживающим у алтаря, когда рос, а теперь ты заставляешь меня думать о грязных, повергающих меня в ад, порочных вещах. Моя бедная мама была бы шокирована.

Эмили хихикнула, следуя за ним. Они вышли из самолета прямо на чистый, солнечный воздух Сан Диего. Эмили жадно вдохнула, вбирая его тепло.

Гэвин наклонил на бок голову, и его губы расплылись в улыбке.

– Мисс Купер, очевидно, жертва обмана здесь я. Тебе, моя маленькая дьяволица, следует надеть усыпанные бриллиантами рожки на свою головку.

Эмили фыркнула:

– Держу пари, ты бы нашел это сексуальным.

– Неблагоразумно, – ответил Гэвин, передавая багаж их водителю. Толкнул Эмили в свои объятия, улыбка стала шире. – Не отказался бы завтра от такого Рождественского подарка. Ты, обнаженная, в тех самых рожках и при этом перевязана красным бантом.

Эмили подняла бровь, ее голос стал хриплым:

– Ты забыл о красных шестидюймовых шпильках, о заколотых за плечами волосах и о бутылке шампанского. Пупок мог бы служить для тебя бокалом.

Глаза Гэвина мгновенно загорелись первобытным желанием.

– Давай в лимузин. – Он открыл для неё дверь.

– Это угроза? – спросила равнодушно в попытке вывести его из себя, залезая внутрь. Она быстро скользнула по прохладной коже, видя краешком глаза, как Гэвин следует за ней. – Потому что если так, звучит как-то… Слабовато.

Не колеблясь ни минуты, Гэвин бесцеремонно усадил Эмили на себя, заставив ногами обхватить свою талию, и ударил по кнопке подъема перегородки, скрывая их от взгляда водителя. У Эмили внутри потеплело от удовольствия, когда он, зарывшись руками в её волосах, потянул её к своим губам. Он страстно целовал её, с жадностью сплетая их языки. Господи, его вкус... Так хорош. Смесь виски, которое он пил во время полета, и мятной жвачки. Это заставляло её летать. Он заставлял её летать. Его запах, прикосновения, вкус делали с ней такое, что она никогда прежде не испытывала. Она не могла удержаться от стона ему в рот, когда рукой провел дорожку от её шеи вниз по изгибам позвоночника, остановившись на талии. Его хватка в волосах усилилась, поцелуй стал отчаянным. Сердце ухнуло в желудке

– Гэвин, – выдохнула она. – Дом моей сестры меньше чем в пяти минутах отсюда.

Не разрывая поцелуй, Гэвин забрался руками ей под рубашку, его голос был приглушен желанием:

– Скажу водителю не останавливаться, пока мы не закончим.

Оттолкнувшись назад, Эмили поджала губы. Взглянула на свои часы.

– Мы не можем. Уже четыре. Обед начинается через пятнадцать минут. Моя сестра на грани обсессивно-компульсивного состояния. Серьезно, у неё будет паника, если мы заставим её ждать.

Вздохнув, Гэвин потер руками лицо. Взглянув на Эмили, он покачал головой, а его губы растянулись в ленивой улыбке.

– Ты ведь знаешь, я буду вдыхать каждый дюйм твоего тела, когда все отправятся спать, верно?

Эмили улыбнулась:

– Буду надеяться.

– У меня твердое намерение именно так и поступить. – Не убирая рук с её бедер, он изучал её лицо. – Ладно. Давай сыграем в двадцать вопросов.

Эмили посмотрела на него в замешательстве:

– Эм-м, ладно.

– Эмили, прямо сейчас у меня существенный такой стояк, который, я чертовски уверен, в ближайшее время никуда не денется. Я также практически уверен, перед твоими сестрой и зятем это будет выглядеть не совсем хорошо. Мне нужно отвлечься от мыслей о тех вещах, которые я собирался делать с тобой по дороге. Понимаешь, куда я клоню?

Прикрыв рот, Эмили сдержала смешок:

– Понимаю. Ладно. Двадцать вопросов. Ты начинаешь.

Гэвин поерзал под Эмили, стараясь игнорировать острую потребность прямо сейчас сорвать с неё одежду.

– Мой водитель знает, куда мы направляемся, но я забыл название города, в котором они живут.

– Ла Хойя.

– Пляжное сообщество? – спросил Гэвин, торопливо проводя рукой по волосам.

Эмили кивнула, отчетливо подмечая, что он всё ещё страдает.

– Прямо на пляже, – быстро ответила она.

Гэвин прочистил горло:

– Мило. Чем твой зять зарабатывает на жизнь?

– Он специалист по вычислительной технике.

– А-а, компьютерный фанат. Круто.

Эмили улыбнулась:

– Да. Компьютерный фанат, подтвержденный документально.

– А твоя сестра? Чем занимается она?

– Она тоже специалист по вычислительной технике.

Брови Гэвина взлетели вверх, уголок рта дернулся в ухмылке.

– Два компьютерных чудика. Их секс, должно быть, довольно скучный.

Эмили нахмурила лоб:

– Как это должно быть связано? Я учительница. Это тоже своего рода чудаковатость.

– М-м-м, нет, это сексуально. Даже Дэвид Ли Рот согласен, он балдеет от учительниц.

Эмили издала смешок. Понимая, что не сможет сдержаться, она наклонилась и запечатлела на его губах нежный поцелуй.

– Я всерьез начинаю подумывать, что тебе надо лечиться.

Обвив руками талию Эмили, он пригвоздил свой взгляд к её рту:

– Мне понадобится ледяной душ, если сделаешь так снова. Или же я мог бы попросить водителя покататься, пока я буду преподносить тебе ранний рождественский подарок на заднем сиденье этого лимузина. Не говори, что я тебя не предупреждал.

– Договорились. – Эмили улыбнулась, и черты лица быстро смягчились. – Спасибо тебе, – прошептала она.

Замешательство отразилось на его лице:

– За что?

– За то, что выбрался сюда со мной на Рождество. Даже учитывая то, что мы отпраздновали с ними заранее, знаю, это трудно для тебя – провести его вдали от твоей семьи. Особенно от племянников.

Эмили была права. Впервые он не проводил Рождество в окружении своей семьи, но это было её первое Рождество без мамы. Он понимал, она должна быть вместе со своей сестрой. Он бережно провел по её рукам. И надеялся, что проведенное вместе Рождество облегчит то горе, которое они испытали.

– Не благодари меня. Все, чего я желаю – это любить и заботиться о тебе, Эмили. Знаю, что прямо сейчас тебе нужна твоя семья. Ничто не остановило бы меня от того, чтобы удостовериться, что ты будешь здесь с Лизой.

Его слова сжались вокруг сердца Эмили, отзываясь глубоко в душе, там, куда никто другой прежде не пытался проникнуть. Никто. Глядя на это совершенство – как внутри, так и снаружи – Эмили наклонилась и поцеловала его, желая вложить в этот поцелуй каждую каплю своей любви. В то время как Гэвин шептал что-то ей в рот, Эмили знала: она никогда не чувствовала себя более живой и более цельной, чем прямо здесь и сейчас. В то же время появилась грусть. Она почти потеряла этого мужчину. Судьба целенаправленно снова свела две дорожки, что должны были пересечься. Это было как раз то, во что Эмили всегда верила, и она знала – именно это и случилось с ней и Гэвином. Теперь не было ничего, на что она не была бы готова пойти, чтобы удостовериться, что их дорожки никогда больше не разойдутся.

– Мне понравился этот поцелуй, – прошептал Гэвин, когда Эмили отстранилась. – Но ты ведь знаешь, что он сделал, да?

Эмили засмеялась:

– Да, я сижу на тебе. Так что я чувствую, что он сделал.

– Хорошо, до тех пор, пока ты помнишь, что я с тобой сделаю позже, все в порядке. – Гэвин заерзал, пытаясь устроиться поудобнее, в то время как его собственное тело спорило с ним. – И мне плевать, если твои сестра и зять услышат нас.

Улыбаясь, она покачала головой. Взгляд остановился на песчаных пляжах и скалистых береговых линиях, появившихся в поле зрения, по мере того как лимузин проезжал по скалистому прибрежному городку сестры. Ла Хойа – ни много, ни мало чистый оазис, блаженное пристанище от сладкого сумасшествия Нью-Йорка. Едва солнце начало садиться, пейзаж вспыхнул и зажегся перемигивающимися Рождественскими огоньками, которые освещали каждый дом, что видела Эмили. Она любила это время года.

Как и ожидалось, Лиза с нетерпением ждала их, когда они остановились перед домом. Её улыбка говорила: она также возбуждена, как и Эмили. Эмили услышала её визг, и это заставило её улыбнуться. Запечатлев на щеке Гэвина быстрый поцелуй, она слезла с его колен, распахнула дверь и кинулась в объятия сестры. Она сильно стиснула Лизу, чувствуя уют от её присутствия. И хотя они виделись чуть меньше месяца назад, было такое чувство, как будто прошла вечность, учитывая, сколько всего произошло.

– О-о-о, лимузин, – простонала Лиза, взгляд её остановился на Гэвине, выходившем из машины. – Миленькие манеры.

Эмили посмотрела на Гэвина и улыбнулась.

– Да. У него определенно есть свой стиль. – Отвлекаясь от мужчины, который и подумать не мог, насколько сносным уже сделал это Рождество, Эмили положила руки на плечи Лизы. – Я умираю с голода. Обед уже готов? О, и прошу, скажи, что ты приготовила мамино жаркое.

– Да и да. Но прежде чем мы зайдем внутрь, я должна кое-что тебе сказать.

Эмили смотрела на свою сестру, лицо которой вдруг стало печальным.

– Что случилось?

– Фил здесь, – прошептала Лиза.

– Что? – спросила Эмили, рассердившись. Продолжив уже тихим голосом, она подошла ближе. – Лиза, почему ты не сказала, что он собирался приехать?

– Я не знала, что он появится. Он здесь по своим делам: увидеться с родителями в Лагуна Бич. Позвонил буквально за пять минут до своего прихода.

Эмили вздохнула, покачав головой.

– Понимаю. Это неудобно. – Лиза нахмурилась. – Но он не останется на ночь.

– Боже, спасибо за это.

– Спасибо, Боже, за что? – вмешался Гэвин, подойдя к девушкам с вещами в руках.

Закусив губу, Эмили раздумывала, рассказать ему о Филе или нет. Не то чтобы она в состоянии скрыть это от него, вопрос в другом: стоит ли говорить, кем именно он является на самом деле. Эмили прочистила горло, решив вывалить всю правду.

– М-м-м, здесь кое-кто, с кем я встречалась раньше.

– О-о, – просто произнес Гэвин. Переводя взгляд с одной сестры на другую, Гэвин приподнял в улыбке уголок рта. – Нам стоит подождать еще и Диллана на обед?

У Эмили отвисла челюсть, в то время как Лиза издала гортанный смех.

– Нет, Гэвин, – сказала Лиза, притягивая его в крепкие объятия. – Рада снова видеть тебя, и абсолютно точно – нет. Диллана сегодня здесь не будет.

– Тоже очень рад тебя видеть, классно слышать, что не придется делить хлеб с, извини за выражение, самым большим хреновым мудаком, с которым, к сожалению, имею несчастье быть знаком. – Лиза кивала в знак согласия, когда рука Гэвина обвила талию Эмили. Наклонившись к ней, он прошептал: – Так, и насколько серьезно у вас было с безымянным джентльменом в доме твоей сестры? Ты спала с ним?

Эмили выдохнула, выпучив глаза:

– Нет, пещерный человек, я не спала с ним. Он стал немного... Зацикленным на том, чтобы встречаться со мной.

– Зацикленным? – спросил, нахмурившись, Гэвин.

– Фил – хороший парень, Гэвин, – вмешалась Лиза. – Немного чудаковатый, но, тем не менее, порядочный парень. Я училась с ним в колледже, и мы стали лучшими друзьями. Он водил мою сестру на пару свиданий. Вот и все. Скажем только, после того как её интерес к нему пропал, он так просто не сдавался.

Гэвин улыбнулся одной из тех убийственных сексуальных улыбок, от которых намокают трусики. Глаза искрились черным юмором.

– Ну что ж, кто я такой, чтобы винить за это мужчину? Твоя сестра пробуждает животную страсть в любом теплокровном существе. Пока у него не развились наклонности сталкера, я – единственный пещерный человек, которому позволено проделывать такое с Эмили, и я предвижу увлекательный вечер в нашем ближайшем будущем.

И снова Лиза засмеялась, а Эмили выдохнула.

Гэвин подмигнул Эмили, губами коснулся ушка, когда они следовали за Лизой по дороге в дом:

– Ты ведь понимаешь, я повеселюсь с этим парнем, если он надавит не на те кнопки, верно?

– Ты? – игриво спросила Эмили, когда они вошли в холл. Она закрыла дверь и коснулась щек Гэвина. – Ты известен не только своими сталкерскими наклонностями. Я знаю тебя как одного из самых больших засранцев, которых мне когда-либо посчастливилось любить. Только не напирай на него слишком сильно, хорошо?

Поставив на пол их сумки, Гэвин наклонился и поцеловал Эмили в губы.

– Я постараюсь. Но ничего не обещаю.

Эмили закатила глаза, вложила свою руку в его, и повела в кухню, где стоял Фил, облокотившись на кухонную стойку, в то время как её зять помогал Лизе сервировать стол. Когда Фил увидел её, его лицо вспыхнуло, а улыбка более чем ясно говорила: он рад снова увидеть её. Эмили перевела взгляд на Гэвина, и в свою очередь его улыбка более чем ясно говорила: он определенно собирается поиздеваться над этим парнем.

Фил направился прямо к ней, улыбаясь еще шире:

– А вот и ты, мелкая. Я понятия не имел, что ты появишься здесь, пока Лиза мне не сказала.

Прежде чем он приблизился к ним, Гэвин наклонился к Эмили и шепнул на ухо:

– Мелкая? Тебе что, двенадцать? Я уже чувствую, как приложу его затылком. Пожалуйста, скажи, что даешь согласие. Я быстренько. Богом клянусь, я быстро.

– Он на девять лет старше меня, – быстро шепнула Эмили, ткнув его под ребра… Сильно. Улыбка её стала шире, когда она услышала его громкое «уф-ф». Посмотрев на него, на этот раз она подмигнула: – Будь милым.

Потерев ребра, Гэвин спустя секунду справился с болью и усмехнулся:

– Как скажешь… Мелкая.

– Привет, Фил, – сказала Эмили, когда тот подошел. – Да, это было что-то вроде спонтанной поездки.

Фил улыбнулся:

– Та самая, что улизнула от меня. Так было долгое время. Выглядишь исключительно красиво. На самом деле, выглядишь сногсшибательно. – Оторвавшись от Эмили, его взгляд остановился на Гэвине. – И кто это у нас здесь?

– У нас здесь парень этой сногсшибательной женщины. – Гэвин протянул руку. Фил пожал её, и Гэвин нашел его пожатие хиленьким. Да. Он бы мог спокойно его поколотить. – Я Гэвин. Рад встрече с тобой, Фил. Эмили столько всего о тебе рассказывала. Всегда приятно встретиться лицом к лицу с мужчинами, от которых она удрала.

Сделав шаг назад, Фил потер подбородок, тщательно изучая Гэвина.

– Странно. Она ни разу не упомянула твое имя, когда я в последний раз разговаривал с ней.

– Что было больше, чем полтора года назад, – выпалила Эмили, глядя теперь на Гэвина, который смотрел на Фила, сузив глаза. – Я ни с кем не встречалась в то время.

– Верно, верно, – согласился Фил, глядя Гэвину прямо в глаза. – Так было разумно, я полагаю.

Гэвин далеко не дурак. Понимал, что Фил пытается задеть его. Самое время общипать перышки у этого напыщенного индюка.

– Так и знал, что ты умный парень, Фил, – холодно сказал Гэвин, обнимая Эмили за талию. – Я могу разглядеть таких за версту.

– Твой особый дар? – спросил Фил.

Гэвин поднял брови, губы дернулись в улыбке.

– Один из многих. Спроси Эмили. Она кажется счастливой от моих… Талантов. Чертовски уверен, что смогу удержать её от побега.

О, Боже. Если бы у Эмили был нож, она смогла бы резать повисшее в воздухе напряжение между этими самцами.

– Эй, эй, эй! – Майкл подошел к компании, его жизнерадостный голос музыкой звучал в ушах Эмили.

И напряжение сдулось, словно воздушный шарик. Эмили нырнула в объятия своего зятя, надеясь, что он сможет внести равновесие в эту уже наполовину распаленную ситуацию. Она тяжело вздохнула:

– Привет, большой брат.

– Привет, сестренка, – сказал Майкл, выпустив её из своей медвежьей хватки. – Хорошо выглядишь.

– Ты и сам неплохо выглядишь, – сказала Эмили, улыбка на секунду превратилась в оскал.

Майкл похлопал себя по животу:

– Нравится дополнительная подушечка?

Эмили хихикнула:

– Обожаю её.

Нацепив горделивую улыбку, Майкл повернулся к Гэвину:

– Привет, приятель. Классно снова тебя увидеть.

Гэвин принял предложенную для рукопожатия руку Майкла:

– Мне тоже, старик. Как поживаешь?

– Ты знаешь. Все по-старому. Просто будь осторожен с этой, – сказал, указывая подбородком в сторону Эмили, улыбка озарила его лицо. – Если будешь с ней достаточно долго, и она когда-нибудь научится готовить, то сможет превратить тебя в толстого разгильдяя, такого же, каким сделала меня её сестренка.

Гэвин усмехнулся:

– Я приму все, что она сможет мне дать. Даже забитые артерии.

– Хороший парень, – похлопал Гэвина по плечу. – Мы скоро начинаем шоу. Кто готов к забивающей задницу еде?

Чувствуя урчание в желудке, Эмили схватила Гэвина за руку и направилась к столу, таща его за собой.

– Я. – Она взяла с кухонной стойки корзинку с булочками и задрала голову, чтобы посмотреть на Гэвина. – Ты ведь готов поесть, верно?

– Зависит от того, что я ем, – прошептал ей на ушко соблазнительным голосом. Обхватив свободной рукой её талию, прижался тазом к её заднице. – Так как я самонадеянно удерживаю тебя от побега, я бы хотел получить свой десерт где-нибудь на твоем теле после обеда.

Сделав глубокий вдох и почувствовав, как каждый дюйм тела прошили мурашки, Эмили остановилась, глядя, как Майкл с Филом вплывают в столовую. Взгляд Фила был прикован к ней до тех пор, пока он не скрылся за углом.

Эмили развернулась, поймав взглядом самые сексуальные и милые голубые глаза, которые вообще могут быть у мужчины.

– Гэвин Блейк, послушай меня прямо сейчас. – Ее взгляд опустился к его потрясающим губам, которые теперь сложились в лукавую улыбку. Она прикусила свою собственную губу в попытке причинить себе боль, которая, возможно, могла бы отвлечь её. Не сработало. Гэвин подошел ближе, и аромат его одеколона окончательно разбил её планы. Господи, она хотела его. Безнадежно. Сердце подскочило к горлу, когда он уткнулся носом в её волосы. Она старалась дышать. – Ты меня не слушаешь.

– Я весь внимание, сладкая, – сказал он тихо. – Скажи мне.

– Из-за тебя это сложно, – выдохнула она.

И правда, его рука едва ощутимо массировала её шею, а взгляд сверлили её.

– Из-за меня тебе сложно говорить?

– Да, ты негодяй. Так и есть, – прошептала она.

Гэвин усмехнулся:

– Господи, как же я люблю, когда ты становишься злючкой. Ты и понятия не имеешь, как это меня заводит.

Желая раствориться в нем прямо там, Эмили заглянула в столовую. Все уже сидели и ждали их. Она обернулась к нему, голос стал сердитым:

– Ты хочешь заставить меня умолять тебя остановиться?

Гэвин моргнул:

– Ты хочешь вынудить меня взять тебя прямо здесь, на кухне?

Покачав головой, почти готовая позволить ему сделать именно это, Эмили улыбнулась и потянулась к его руке, снова подталкивая. Появление в гостиной было быстрым, но комичным, поскольку Эмили услышала рык Гэвина. Она чувствовала себя паршиво, но, учитывая тот факт, что едва войдя в комнату, он взял под контроль всех присутствующих, ей нравилось осознавать, что она имеет над ним силу.

– Ну и как она вела себя в полете, Гэвин? – спросил Майкл. – Пришлось накачать её алкоголем?

Эмили закатила глаза, пока Гэвин отодвигал для неё стул.

– Нет, ему не пришлось.

Расположившись на стуле рядом с ней, Гэвин усмехнулся и, опустив руку под стол, сжал ногу Эмили. Выводя крошечные круги по краю её шелковой юбки, Гэвин улыбнулся, ощутив, как Эмили поерзала.

– Я смог успокоить её словами. К тому же, это оказалось легче, чем я думал.

– Хорошо, – сказал Майкл, выкладывая немного зеленого горошка себе на тарелку.

– Уверена, перелет на частном самолете немного помог, – сказала Лиза, потянувшись за миской с картофельным пюре. Зачерпнув немного, протянула его Эмили. – Эти 747 переворачивают все мои внутренности.

– Частный самолет? – переспросил Фил, пребывая в шоке. – Ты выиграла в лото?

Гэвин повернулся к Эмили с ленивой улыбкой на лице.

Она наклонилась и поцеловала его в щеку.

– Больше, чем один раз, – прошептала она. Гэвин сжал её ногу, улыбка стала шире. Эмили положила немного картофельного пюре себе на тарелку. Посмотрела на Гэвина, спрашивая глазами, не хочет ли он немного. Гэвин кивнул, и она положила ему ложку.




Читайте также:
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (280)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.064 сек.)