Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Да начнется первобытное сражение 10 страница




– Нет, Фил. Самолет принадлежит Гэвину. И, Лиза, ты права. Это лучше, чем летать на борту 747. Но, в любом случае, ты всё же в воздухе – стихии, к которой человечество не принадлежит. Ненавижу это.

Гэвин с Майклом усмехнулись.

– Вот дерьмо, – крикнула Лиза, вскакивая. – Что вы двое пьете? – спросила она, глядя на Гэвина и Эмили.

– Красное вино, – ответила Эмили.

– Спасибо, – сказал Гэвин, – я бы не отказался от пива, если есть.

Лиза кивнула и умчалась на кухню.

Прислонившись к спинке стула, Фил скрестил на груди руки.

– Мужик, которому принадлежит самолет, пьет простое пиво? Я думал, тот, кто может позволить себе подобную роскошь, предпочитает что-то более благородное. Первое впечатление может быть обманчиво.

Взгляд Эмили метнулся от Гэвина, сжимавшему теперь челюсть, к Майклу: его рука с вилкой замерла в дюйме ото рта. Она нервно сглотнула, накрыла своей руку Гэвина, лежавшую на её ноге.

Веселье, вызванное утверждением этого козла, плескалось в глазах Гэвина, когда он облокотился на спинку стула, скрестив на груди руки.

– Я и не знал, что есть правила кому что пить, будь он богат, беден или где-то посередине, Фил. Хотя мне интересно слышать то, как ты сформулировал свою точку зрения.



Лиза вернулась из кухни и протянула Эмили и Гэвину их напитки.

Гэвин откупорил крышку бутылки, наклонился и оставил на губах Эмили потрясающий поцелуй, вложив крышку в её ладошку. У Эмили перехватило дыхание, а он оставил её и снова обратил свое внимание к Филу. Самодовольная улыбка озарила лицо Гэвина, когда он продолжил.

– Откуда у тебя такая информация? «Reader’s Digest» (американский журнал)? «Newsday» (американская газета)? Может, женский журнал? – прежде чем позволить Филу ответить на шквал вопросов, Гэвин наклонился и прошептал Эмили: – Я задолжал тебе крышку от бутылки по поводу последней своей пьянки, забыл отдать тебе одну. Прости.

Положив ладошку на его щеку, Эмили взглянула ему в глаза:

– Я люблю тебя. И я люблю твои крышки от бутылок больше, чем ты когда-нибудь узнаешь.

Бровь Гэвина взметнулась вверх:

– Да? Даже несмотря на то, что у меня хренова туча денег, ты любишь мои бутылочные крышки? Должны ли мои крышки быть более... Благородными?

– Нет, – сказала она, затаив дыхание. – Они идеальны.

– Уверена? – прошептал он, изучая её лицо. – Фил и его лысеющая башка могут не согласиться.

– Фил придурок, а ты идеален, – прошептала она в ответ, кладя руки ему на шею и притягивая к себе для очередного поцелуя. Совершенно не заботясь о том, что все присутствующие за столом наблюдают за ними, Эмили впилась в его губы на несколько секунд, прежде чем отстраниться.

Глядя прямо в её глаза, Гэвин произнес беззвучно «вдыхаю», прежде чем снова прострелить глазами Фила.

– Извини за это. Мне сложно себя контролировать в том, что касается Эмили. Уверен, ты понимаешь. Ой, подожди. Ты не можешь. Она же та самая, что улизнула. – Гэвин подмигнул ему и взял свою вилку. – Возвращаясь к тому, о чем я говорил. Твой источник информации, приведший к таким нелепым домыслам, стало быть... Какой?

Фил заерзал, прочищая горло.

– Никаких источников. Полагаю, это были просто домыслы.

Лиза выпучила глаза, совершенно смутившись от разговора, проходящего за их аперитивом.

Улыбнувшись своей сестре, Эмили покачала головой, стараясь сдержать приступ рвущегося наружу смеха.

– Так я и думал, – сказал Гэвин, поднося бутылку своего неблагородного Будвайзера ко рту. – Ну так чем ты занимаешься в жизни, Фил?

Фил ослабил галстук, его чувство дискомфорта становилось почти ощутимым.

– Я владею действительно развивающейся компанией по недвижимости.

Сидя по правую руку от Эмили, во главе стола, Майкл повернулся к ней и тихо сказал:

– Фил кретин. Всегда был и будет. Я связываюсь с ним только потому что люблю твою сестру. – Эмили кивнула, восхищаясь тем, как он всегда ставил чувства Лизы превыше собственных. – Гэвин офигенный мерзавец. Мне он нравится.

С легкой улыбой Эмили посмотрела на Гэвина, его внимание было сосредоточено на Филе, в подробностях рассказывающем о зарождении своей компании, но ей было видно – этот разговор ему наскучил. Она снова посмотрела на Майкла.

– Да, он такой. Спасибо тебе. Я рада, что ты одобряешь.

– Как может быть иначе? – слегка подтолкнул её локтем. – Кроме того, Лиза рассказала мне, что он отделал Диллана за тебя; ты вся сияешь, и я уважаю его за то, что он делает тебя счастливой. Я желаю вам всего наилучшего.

– Спасибо тебе, Майкл, – она наклонилась и коснулась губами его щеки. – Я ценю это.

– Нет проблем.

Пока все ели, то ли из-за того, что Гэвин держался спокойно, то ли из-за того, что он больше не пытался, Эмили радовалась тому, что можно не прислушиваться к тому, что Фил вел себя, как задница. Напряжение, с которого начался вечер, исчезло, переливаясь в смех. С Рождественской музыкой, пропитавшей воздух и домашней едой, наполнившей их животики, они непринужденно болтали. Убрав со стола и нетерпеливо попрощавшись с Филом, Эмили помогала Лизе приводить в порядок кухню, пока Гэвин обсуждал с Майклом, кто выиграет завтрашнюю игру в баскетбол. Оставаясь верным своим Нью-Йоркским корням и демонстрируя свою самоуверенность, Гэвин подначивал его, утверждая, что Нью-Йорк Никс утрут нос Лос-Анджелес Лейкерс.

Не видя смысла спорить, оба парня согласились не соглашаться.

Чувствуя накатывающую усталость, Эмили решила принять горячий душ, прежде чем провалиться в ночь. Поцеловав Гэвина в макушку, она предоставила парней самим себе, и улыбнулась сама себе, когда услышала, как Гэвин упомянул что-то о своих любимых Янки, надравших задницу её Пташкам. Она схватила чемодан, отнесла его в гостевую спальню, закрыла дверь и покачала головой, уверенная, что он никогда не позволит ей забыть о том случае. Кинув чемодан на кровать, ей стало любопытно, сколько еще он будет её изводить на протяжении предстоящего бейсбольного сезона. Она склонялась к тому, что это слишком много, чтобы считать. И она только надеялась, что её Пташки красиво вернутся, делая её муки еще слаще.

После долгого горячего душа, она подсушила полотенцем волосы и скользнула в мягкие хлопковые шорты и в свободную майку. Выйдя, наконец, из ванной, она не только нашла одежду Гэвина разбросанной по кровати, но и обнаружила настежь распахнутую дверь балкона. Ветер с моря гулял по комнате, покалывая дрожью позвоночник Эмили. И хотя это Южная Калифорния, вечера здесь обычно приносили прохладу. Сняв фланелевое одеяло с кровати королевских размеров, Эмили закуталась в него и направилась на балкон.

Сидя в кресле-лежаке, упираясь босыми ногами в железные перила, одетый в шорты и футболку, Гэвин потягивал свое пиво, глядя, как вдалеке бьются волны. Снова дрожь, та, что вызвана совсем не холодным воздухом, прошла по телу Эмили, когда Гэвин обернулся. Он поймал её взглядом, голубые глаза жадно манили её. Желание пылало в сильных чертах его лица.

Странно. Она больше не дрожала.

Он поставил бутылку на пол, и стекло звякнуло о бетон. Гэвин опустил с перил ноги. Расставив колени, он невероятно сексуально улыбнулся. Эмили встала между его ногами и села ему на колени. Прислонилась спиной к его твердой груди, она закутала их обоих в одеяло, и её ощущения тут же накрыло животным желанием, исходившем от него.

Гэвин убрал с плеча её волосы и коснулся ртом изгиба шеи, его дыхание было горячим, когда он едва слышно выдохнул:

– Я ждал тебя, – прошептал он, хриплые слова говорили о том, что Эмили и так знала. Он собирался вдохнуть её. Запустив руки под её майку, он провел ими по животу вверх, пока не заключил в них её грудь. – Любишь заставлять меня терзаться, верно?

Бабочки порхали в животе Эмили, тело трепетало от его прикосновений.

– Это единственное, что я могу контролировать в тебе, – выдохнула она дрожащим голосом. И почти слышала его улыбку на лице. И совершенно точно чувствовала, как его возбужденный член упирался ей в задницу.

Подушечками больших пальцев Гэвин водил по выпуклостям её груди.

– Хочешь, чтобы я продолжал тебя касаться? – с сосками, твердыми, как жемчужины, Эмили выгнулась, прижимаясь спиной к его груди. Она закусила губу, когда он укусил её плечо.

– Мы останемся прямо здесь? – спросила она. Ее внимание привлек пляж прямо перед ними, где группа шумных, очевидно надравшихся подростков сидела у костра. – Они же могут нас увидеть, Гэвин.

– Здесь наверху слишком темно. Они ничего не увидят, – прошептал он. Его низкий, первобытный голос вибрировал по её коже, в то время как он играл с её сосками. Слегка сжав их, лизнул за её ушком и стянул через голову её топик, бросив куда-то позади них.

Прохладный ночной воздух танцевал на обнаженной груди Эмили. Она старалась дышать, пыталась думать. Слова полностью покинули её голову.

– Теперь ответь на мой вопрос, – прошептал он, языком проводя вверх по шее. – Хочешь, чтобы я и дальше прикасался к тебе?

Она хотела его. Хотела отчаянно. От прикосновений, легких как перышко, все её естество напрягалось, пульсировало, умоляя получить хоть какую-то его часть в себя. Гэвин снова сжал её соски, отчего Эмили тихо застонала. Желание выиграло борьбу со смущением от возможности быть пойманными, с мыслями не позволить этому случиться. Пришло неожиданное осознание желаний своего тела, и щеки тут же вспыхнули.

– Да, – прошептала она. – Я хочу, чтобы ты продолжал касаться меня.

– Скажи, Эмили, где ты хочешь, чтобы я касался тебя, – приказал Гэвин, голосом лаская её имя.

– Моя киска, – ухитрилась произнести она.

– Прости. Я не расслышал. Можешь повторить? – тихо прорычал он, и его руки замерли на её ребрах.

Боже милостивый. Кончики его пальцев опаляли кожу, разжигая пламя глубоко внутри живота.

– Моя киска, – повторила она, силясь скрыть мольбу в голосе.

– Хочешь, чтобы я коснулся этой прелестной киски? – он вцепился большими пальцами в пояс её шорт, грубые нотки в голосе сталкивались с физической потребностью. – Это то, чего ты хочешь?

– Да, – простонала она, слегка приподнимая попу, когда он стягивал с бедер её шорты вместе с трусиками. Пальцами ног она отбросила их, одеяло полетело следом за ними прямо на пол. Сдерживать мольбы – к черту! Это было выше её. Она сделает все, о чем он попросит. – Господи, Гэвин, пожалуйста. Пожалуйста, коснись меня. – Ее слова были на вкус, как клубника в шоколаде, изумительно сладкие.

Одна его рука по-прежнему лежала на животе, другая раздвинула её ноги, и Гэвин не смог сдержать стон, услышав хныканье Эмили даже прежде, чем он прикоснулся к ней. Блять. Она сводила его с ума. Разрывала его на куски. Он хотел её широко раскрытой.

– Поставь ноги на подлокотники кресла.

С бешено стучавшим пульсом и наслаждаясь уже от предвкушения, Эмили сделала, как он просил. Он осторожно ввел в нее два пальца, и её голова откинулась назад, прижимаясь к его плечу, а руками Эмили инстинктивно прикрыла свое тело. Она напряглась, борясь со страхом быть обнаруженной. Тихо застонав, она впилась пальцами в его волосы, кошачья хватка усилилась, когда она задвигалась в ритм с его рукой. В унисон звуку набегающих волн в прохладном ночном воздухе и их набирающем темп дыхании Эмили безо всякого стыда все сильнее насаживалась на его пальцы. Её мышцы сжимались, затягивая всё глубже. Прижимаясь губами к её плечу, Гэвин убрал руку с её живота, проведя ею вверх по изгибам её груди, и остановился на шее. Он толкался глубже в её тепло. Дыхание Эмили оборвалось, когда он большим пальцем закружил по её влажному клитору, его тихие стоны и жадный поглощающий рот уносили её все дальше.

Потянул её за шею, пока пальцы медленно входили и выходили из неё, Гэвин повернул её лицо, впиваясь в её рот.

– Убери ручки от моих волос и сожми для меня эту прелестную грудь, – простонал он, посасывая её губы.

Его голос, такой животный, такой похотливый, заставил её дрожать. Слова потрясающе кружили голову. Эмили отпустила его волосы и снова сделала, как он сказал. Взяв свои груди, Эмили на секунду сжала их, после чего потянула соски. Напряжение нарастало, нарастала и боль между ног. Она ловила каждую волну желания, приходящую с каждым толчком его пальцев. Тело содрогалось снова и снова, унося её выше и выше. Несмотря на то, что была близко, так близко, он был нужен ей внутри, и нужен прямо сейчас. Она не могла ждать.

Словно почувствовав, чего она хочет, Гэвин убрал пальцы, оставив её киску горячей и влажной от их игр. Она чувствовала протест, готовый вырваться из горла, но он утих, когда Гэвин, приподнимая её, подхватил под попу, второй рукой спуская шорты достаточно низко. И спустя долю секунды насадил её на себя. Эмили с шумом выдохнула, чувствуя, как головка его члена растягивает её влажную плоть, а приятное жжение практически довело её до оргазма. Её глаза расширились. Несмотря на шок от того, где они были, и его стоны и тяжелое дыхание, создавшие риск быть пойманными, она знала – это того стоит. Жаркий и сильный, он был никем иным, как настоящим, первобытным, сильным и всепоглощающим альфа-самцом. Он наполнял её. Предъявлял на неё свои права. Ломал и овладевал ею. Провел её по пути от женщины, которой она когда-то была, до той, кем она стала. Женщиной, созданной, чтобы быть с ним.

– Блять, – прохрипел Гэвин, его голос был натянут, как струна. Он вцепился пальцами в её бедра. Давление и потребность, что нарастали в течение всего дня, практически взорвались, когда Эмили опустилась на его пульсирующий член. Его мышцы напряглись и сжались. Он протянул пальцы, что прежде были в ней, к её рту:

– Попробуй себя для меня. Хочу, чтобы ты слизала свою сладость с моих пальцев.

И она сделала это. Она вылизывала каждый палец с такой отдачей, какой прежде не показывала. Восхищаясь ею, Гэвин ощутил головокружение, когда Эмили, сжав рукой его запястье, посасывала и вылизывала язычком его пальцы.

– Скажи, насколько хорошо ощущается моя киска, Гэвин. – просьба сорвалась с губ Эмили, когда она, выпустив изо рта его пальцы, уперлась руками в его колени. Она поднималась и опускалась, ускоряя темп. – Скажи мне.

Твою ж мать. Гэвин мог бы поклясться, что готов был потерять контроль прямо сейчас. Запустив одну руку в её волосы, другой он обхватил её талию, контролируя её яростные движения на своем члене.

– Ты ощущаешься так, словно меня окутали небеса. Гребаные небеса. – Так на самом деле и было. Мягкий бархат вокруг твердой стали. Её скользящее тепло, такое тесное, заставило яйца Гэвина подскочить практически в желудок. Он хотел излить в неё каждую каплю себя. Но он подождет.

Отчаянно желая, чтобы она всегда кончала первой, он скользнул рукой от волос к её клитору, лаская яростно и быстро. Блять. Эмили выдохнула, мышцы напряглись, сжимая и окутывая его так сильно, что он не был уверен, что сможет сдерживаться. Она спасла их обоих, когда, всем телом прижавшись к его груди, задвигалась в сексуальном, чувственном ритме. Только для и без того пылающих чувств Гэвина это было еще более разрушительно, так как теперь он ощущал её плоть во всей её полноте, чувствовал каждый ее внутренний изгиб, охвативших его член.

– Господи Боже, – простонал он, переместив руку с её талии на её грудь. Он взял её, сжимая. Другой он продолжал уверенно сжимать клитор, терзая и мучая её бутон. – Все правильно, малышка. Трахай меня медленно. Нежно и медленно. Позволь мне почувствовать каждую твою клеточку.

Заведясь, Эмили выдохнула, ошеломленная ощущениями.

– Пожалуйста, не переставай прикасаться ко мне, – прошептала она просьбу и подняла руки, перебирая пальчиками его волосы. Боже. С его губами, прижатыми к её плечу, рукой, играющей с её грудью и другой, ласкающей клитор, Эмили готова была сдаться. Облизнув губы, она захныкала. – Пожалуйста, Гэвин.

Неумолимо, безжалостно, не останавливаясь, Гэвин рванул бедра, полностью заполняя Эмили. Она больше не дышала, не думала, не беспокоилась о том, увидит ли их кто-нибудь – ее накрыло почти болезненное удовольствие. Все взорвалось, раскрылось так сильно, так глубоко по своей силе, что она думала – потеряет рассудок. Она выкрикнула его имя, голос прозвучал громче, чем следовало, но она ничего не смогла с собой поделать. Истинное блаженство. Он был истинным блаженством.

Тело забилось в конвульсиях, когда Гэвин накрыл рукой её рот. Он сделал это в момент, когда его накрыл оргазм, и шелковистая сперма излилась в неё. Его тело напряглось, бурно содрогаясь под ней, дыхание стало рваным и быстрым. Волны удовольствия всё ещё проходили по телу, волосы походили на мокрые лохмотья, дыхание стало успокаиваться. Она повернула голову, сливаясь с Гэвином в поцелуе. Долгое время он целовал её глубоко и жадно, стонал, сжимая её грудь.

Полностью успокоившись и взяв себя в руки, Гэвин взял одеяло и накрыл им обнаженную Эмили. Убрав её длинные, влажные волосы с её голых плеч, Гэвин коснулся губами её шеи:

– Я люблю тебя, Эмили, и мне нужно, чтобы ты знала: нигде на свете я не хотел бы оказаться сильнее, чем здесь, с тобой.

Развернувшись, Эмили посмотрела ему в глаза. В них отражалась такая страсть и преданность, что её сердце переполнилось. С силой, граничившей с одержимостью, Эмили поцеловала его, благодаря за то, что их пути все же снова пересеклись. Она получила от него такую силу, на которую, казалось, была просто не способна. Рядом с ним она расцветала. Держа в руках её жизнь, он просто становился угольком в ожидании, когда можно разжечь пламя. Медленно разорвав поцелуй, Эмили развернулась, оставаясь в сильных руках Гэвина. Взгляд метнулся от чистого неба, усыпанного звездами, к темным волнам, блестевшим серебром в отражении луны. Она удовлетворенно вздохнула, душа теплилась от любви, которую, она была уверена, не смогла бы найти ни с кем другим. Понимала, что завтра будет тяжело, но каким-то образом это будет один из самых прекрасных Рождественских дней, которые у неё были. Как только Гэвин притянул её ближе, пришла уверенность: она права.

 

Глава 10




Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (288)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.019 сек.)