Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Отчет пациента о заболевании № 2019 1 страница




Томас Сюгру - Река Жизни. История великого ясновидящего Эдгара Кейси

Www.e-puzzle.ru


Предисловие автора

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 22

Философия

История болезней

Послесловие


Предисловие автора

История Эдгара Кейси должным образом принадлежит истории гипноза, как глава подтверждающая теории маркиза де Пуизегюр [1]. Это он, а не Месмер [2], в 1784 обнаружил явление гипнотизма. Виктор, один из самых известных пациентов де Пюизегюр, засыпал под воздействием гипноза и в этом состоянии проявлял чрезвычайные способности и очевидные признаки ясновидения. Дальнейшие эксперименты давали аналогичные результаты. Другие пациенты, погруженные в сон, проявляли такие же способности. Уолтер Бромберг (Walter Bromberg) в своей книге “Разум Человека” (The Mind of Man) говорит: “Невежественные крестьяне проявляли живость ума и даже могли предсказывать события или понимать явления, которые в обычном состоянии были им неясны. Сомнабулы [3] ставили медицинские диагнозы другим пациентам и предсказывали будущее. Гипнотизер 1820-х просто представлял своего пациента перед компетентной сомнабулой и ждал диагноза … Если бы только современная наука имела такую помощь! Ясновидение сомнабул стало очаровательной игрой.”

Но очаровательная игра не получила поощрения ни Французской Академии, ни французских врачей, и ее ждала судьба очередной причуды. Поколением позднее Эндрю Джексон Дэвис [4] практиковал в Америке медицинскую диагностику через ясновидение, но он остался неизвестным и даже не упомянут в учебниках и истории гипноза. Гипноз, фактически, не хочет иметь ничего общего с ясновидением; он отрекся от собственной матери.

Эдгар Кейси практиковал медицинскую диагностику через ясновидение в течение сорока трех лет. Он оставил стенографические записи 30 000 таких диагнозов Ассоциации Исследования и Просвещения [5], наряду с сотнями полных отчетов, содержащих показания пациентов и сообщения врачей. В Соединенных Штатах живет сотни людей, готовых свидетельствовать о точности его диагнозов и эффективности его предложений.

Он не использовал свои способности ни для чего, кроме как для формирования рецептов для больных и духовных или профессиональных советов для тех, кто в них нуждался. Он никогда не устраивал публичных демонстраций своих возможностей; он не выступал на сцене; он не искал известности; он не занимался пророчествами; он не искал богатства. Часто его экономическое положение было весьма ненадежно; в лучшем случае оно было скромным. В течение периода своей работы в госпитале Кейси получал только семьдесят пять долларов в неделю за свои услуги.

Его неподвергающаяся сомнению личная целостность, плюс превосходные и полные отчеты о его работе и длительный период времени, который они покрывают, сделало его идеальным объектом для научного исследования. Но ученые избегали его. Он и его друзья сожалели об этом; возможно, было бы более достоверным, если бы они, а не я, проделали эту работу.

Я впервые встретил Эдгара Кейси в 1927. В тот раз я сделал большинство предварительных заметок и набросков для этой книги. С тех пор я постепенно добавлял материал, наслаждаясь сотрудничеством с членами семьи Кейси и получив доступ ко всем необходимым материалам.

С июня 1939 до октября 1941 я был гостем в доме на Арктик Кресченд, каждый день встречая и интервьюируя мистера Кейси и исследуя предоставленный материал. Я и раньше часто бывал в Виржинии Бич [6] летом, особенно можно отметить 1929, 1930 и 1931 годы.

В дополнение к знакомству с членами семьи Кейси мне посчастливилось хорошо узнать лично большинство персонажей этой истории.

Одним из первых и самых важных помощников для пополнения моего досье был отец мистера Кейси - покойный Лесли Б. Кейси. Другим была Кэрри Солтер Хауз, которая со своим мужем, покойным доктором Хаузом, и ее сыном Томми, оказали неоценимую помощь и ставшие моими друзьями на многие годы. У меня не было возможности познакомиться с матерью мистера Кейси, она умерла в 1926, но ее дети и внуки описывали мне ее так часто и так хорошо, что я чувствую, что нарисованный мною ее портрет, является точным.

Я знал мать миссис Кейси, миссис Эванс; Грея Солтера, детей Кейси и Томми Хауза, долгое время бывшими друзьями. Я много лет знал сестер мистера Кейси, Энни и Сару. С другими членами семьи Кейси и Солтер я встречался и разговаривал время от времени. Все они помогали мне, а сравнение их рассказов позволило сформировать объективную точку зрения на события, что является целью биографа. С другой стороны, я постепенно хорошо узнал и полюбил всех этих людей, что сравнимо с чувствами романиста по отношению к персонажам, которые он создал.

Именно поэтому биография часто читается как семейная хроника.

Исследовательские группы Ассоциации Исследования и Просвещения чрезвычайно помогли мне, так же как и другие члены ассоциации, особенно мисс Глэдис Дэвис, секретарши Кейси в течение двадцати двух лет. Кроме того, конечно, нужно отметить Хью Линн Кейси [7], который, образно говоря, не только привел лошадь к водопою, но и заставил ее пить; и мою жену, выступившую в качестве машинистки, корректора, редактора, и сиделки для моих капризов и плохого настроения.

Всем этим людям я выражаю свою благодарность. Если я и сделал хорошую работу, то это только благодаря ним.

Последний раз я видел Эдгара Кейси в августе 1944, когда он посетил меня во Флориде. Он выглядел чрезвычайно утомленным. Он страстно говорил о будущем ассоциации; он задумчиво говорил о времени, когда он мог бы отойти от дел. Ему нравилась теплота и яркость Флориды; он любил австралийские сосны, растущие возле воды. “Найдите здесь место для меня” - сказал он, - “и я приеду и останусь.” На следующий день он поехал домой. Его последнее письмо ко мне, написанное от руки на бумаге гостиницы Патрик Генри (Hotel Patrick Henry) в Роанок [8], датировано 11 сентября 1944. В нем, в частности, говорилось: “Мои руки не позволяют мне использовать печатную машинку. Сомневаюсь, сможете ли Вы прочитать это, но я надеюсь, что Вы можете разобрать хотя бы часть этого. Я чувствую себя не очень хорошо; полагаю это какой-то вид удара. Я надеюсь вернуться к работе еще на какое-то время, и хочу продержаться, пока мальчики не вернутся домой. Сейчас я способен не более чем на то, чтобы одеть и снять свою одежду. Я не могу завязать шнурки на ботинках или завязать галстук. Но я надеюсь, что скоро почувствую себя лучше. Еще так много нужно сделать и столько людей нуждается в помощи.”

11 мая 1945

—–

1. Маркиз де Пуизегюр (Armand Marc Jacques de Chastenet, Marquis de Puysegur; 1751–1825) – французский аристократ, один из первооткрывателей гипнотизма (в то время получившего название «животный магнетизм» или месмеризм»)

2. Франц Месмер (1734 - 1815), немецкий врач и астролог, известный своими экспериментами в области гипноза

3. Сомнабулизм – состояние, выражающееся в действиях (это могут быть разговоры или какие-то поступки), совершаемых во сне

4. Эндрю Джексон Дэвис (Andrew Jackson Davis) – американский медиум и ясновидящий, известный продиктованными в состоянии транса книгами

5. Association for Research and Enlightenment (A.R.E.) - организация, основанная в 1931 году, в основном для исследования тем, поднимаемых Эдгаром Кейси

6. Virginia Beach - город в США, где жил Эдгар Кейси, расположенный на юго-востоке штата Виржиния

7. Сын Эдгара Кейси

8. Roanoke - город в Виржинии (США)

 

Глава 1

Дядя Билли Эванс суетился на заднем сиденье своего кэба и тут заметил прибытие поезда на станцию городка Хопкинсвилл 1, штат Кентукки. Это было холодный тихий январский день 1912 года.

Из спального вагона вышел незнакомец. Дядя Билли слез с нагретого сиденья и пошел ему навстречу.

Это был крупный высокий человек, одетый в тяжелое пальто с поднятым воротником, закрывающим уши. Он отдал Дядюшке Билли два своих чемодана и пошел вслед за ним в кэб.

- Я ищу человека по имени Эдгар Кейси, - произнес он, пока его чемоданы укладывались в повозку, - Можете отвезти меня к нему? - Он говорил быстро, с заметным немецким акцентом.

Дядюшка Билли выпрямился и поколебавшись сказал: Мистер Эдгар уехал домой на один день. Отсюда примерно полторы мили. Мисс Гертруда болеет и мистер Эдгар большую часть времени проводит с ней.

Незнакомец уселся в кэб и дядюшка Билли укрыл его ноги одеялом.

- Они сейчас не принимают много посетителей из-за состояния мисс Гертруды, - продолжал он. - Господи, я надеюсь с ней ничего не случится.

- Она его дочь? - спросил незнакомец.

- Нет, сэр, мисс Гертруда его жена. Сейчас я могу доставить вас в отель и завтра утром …

- Мы поедем к нему домой - сказал незнакомец - И скажите мне, почему здесь на юге так холодно?

- О Господи, сэр! - воскликнул дядюшка Билли - Это еще не юг! Дорога на юг вон там.

Он указал направление. Затем сделал паузу и закрыл дверь кэба.

- Вы считаете, что не замерзнете, проехав туда и обратно.

- Со мной ничего не случится - ответил незнакомец, - Поехали как можно быстрее.

Дядюшка Билли закрыл дверь и забрался на свое место, что-то бормоча. Две лошади, застоявшись без движения, резво поскакали по Восточной Девятой улице, повернули налево, проехали мимо парка и выехали на Восточную Седьмую улицу. Город остался позади, они ехали по Рузельвильской дороге. На коричневых склонах вокруг располагались дома и редкие поля. В сумерках было видно единственное яркое пятно света. На холме, более высоком, чем остальные, покрытом деревьями и травой, стоял серый дом, обращенный на север, с четырьмя белыми, сверкающими на зимнем солнце, колоннами на крыльце. Перед ним дорога сворачивала вправо. Кэб подъехал к въезду, ведущему на холм к дому, и остановился. Небольшой дом, ярко окрашенный в зеленые и белые цвета, был неподалеку, почти невидимый за огромным дубом и кленовыми деревьями. Дядюшка Билли слез со своего места и открыл дверь кэба.

- Это здесь, - сказал он.

Незнакомец вышел, потянулся и посмотрел вокруг.

- Он живет не в этом большом доме? - произнес он разочарованно.

Дядюшка Билли указал на блестящие колонны.

- Это старое место Солтеров, дом семьи мисс Гертруды. “Здесь” - он указал на дом: “Живет мисс Лизи. Мисс Лизи это мать мисс Гертруды. Она живет вместе с мисс Кейт.”

Незнакомец усмехнулся.

- Неужели южные женщины не выходят замуж?

- Они были замужем. Но сейчас за исключением мисс Гертруды, у них нет мужей. Они умерли.

Незнакомец сменил тему разговора.

- Что производят на этой земле? - спросил он, указывая рукой по направлению к Хопкинсвиллу.

- Темный табак - ответил дядюшка Билли.

- Темный? - незнакомец посмотрел вопросительно.

- Темный табак - повторил дядюшка Билли - Хопкинсвилл известен своим темным табаком на рынках во всем мире.

- Кроме табака он известен еще одной вещью - сказал незнакомец. Затем добавил, как бы говоря сам с собой: “Занятное место”.

Он пошел к дому, а дядюшка Билли побрел к своему кэбу ждать его возвращения.

Дверь дома открыл худощавый молодой человек, почти такой же высокий, как незнакомец. Не говоря ни слова незнакомец вошел в дом.

- Вы Эдгар Кейси? - спросил он.

- Да - ответил молодой человек.

- Я доктор Хьюго Мюнстерберг из Гарварда - сказал незнакомец. - Я приехал исследовать вас. В газетах последнее время о вас много писали.

Он быстро взглянул на коридор, затем заглянул в гостиную, которая примыкала к коридору справа.

- В чем заключается ваш метод? - спросил он - Где ваш кабинет?

Молодой человек не двигался. Он смотрел удивленно.

- Не понимаю, что вы имеете ввиду, - наконец сказал он.

Доктор Мюнстерберг нетерпеливо разрезал руками воздух.

- Кабинет, кабинет - повторил он отрывисто.

Молодой человек пришел в себя. Он улыбнулся и указал на гостиную.

- Проходите и садитесь. Я возьму ваше пальто. В камине есть огонь. У меня нет кабинета. Я не пользуюсь никакими приспособлениями, если вас это интересует. Если нужно я могу лечь здесь на пол и уснуть.

Доктор Мюнстерберг прошел в комнату, но не сел и даже не снял пальто. Из внутреннего кармана он достал пачку газетных вырезок.

- Вы получили широкую известность - сказал он, положив пачку на чайный столик.

Молодой человек как бы нехотя пролистал газетные вырезки. Очевидно, он видел их и раньше. Одна из них была статья из Нью Йорк Таймс за 9 октября 1910 года. Заголовок гласил: “Необразованный человек становится доктором под гипнозом - возможности, демонстрируемые Эдгаром Кейси, ставят докторов в тупик.” Первый параграф был такой:

Медицинское сообщество страны проявило живой интерес к странным способностям, которыми обладает Эдгар Кейси из Хопкинсвилла, диагностике трудных болезней в полусознательном состоянии, в то время как он не обладает ни малейшими представлениями об этом в обычном состоянии.

Здесь же были фотографии молодого человека и его отца, усатого джентльмена по имени Лесли Б. Кейси, который был представлен как “кондуктор” в гипнотическом сне. На третьей фотографии был доктор Уисли Кетчам, подготовивший отчет для Американского общества клинических исследований города Бостон. Здесь же был рисунок спящего молодого человека, лежащего на столе и странного демона, парящего над ним.

- Все это сделано без моего участия и разрешения, - объяснил молодой человек доктору Мюнстербергу - Я был в Алабаме в это время.

Доктор Мюнстерберг повернулся спиной к камину, стараясь согреться.

- Говорите, у вас нет кабинета, - сказал он - Вы разрешите посмотреть на вас? Насколько будет светло?

- О, здесь всегда очень светло - ответил молодой человек - Я делаю чтения утром и в обед, два в день. Если естественного освещения недостаточно, мы включаем лампы для того, чтобы стенографистка могла записывать все, что я говорю.

- А пациенты? Где находятся пациенты?

- Большинство из них находятся у себя дома. Они просто присылают мне письма.

- Вы принимали пациентов раньше?

- О, нет. Я ничего не понимаю в медицине, когда просыпаюсь. Я предпочитаю даже не знать имен пациента до того, как засну. Большинство имен мало что мне говорит. В основном они из других штатов.

- Они описывают в письмах свои симптомы?

- О, нет. Мы только хотим быть уверены, что они действительно нуждаются в помощи. Это все.

Доктор Мюнстерберг смотрел на лицо молодого человека. Оно выражало искренность и открытость. У молодого человека были округлые щеки, прямой нос и серо-голубые дружелюбные глаза. Волосы были темные и прямые. Он говорил слегка растягивая слова. На вид ему было 25.

- Сколько вам лет? - спросил доктор.

- Тридцать четыре. В марте будет тридцать пять.

- Вы выглядите моложе. Откуда ваша фамилия. Вы ирландец?

- Нет. Первоначально она была Куаси. Нормано - французская, я полагаю. Наши документы не позволяют определить страну, из которой мы переселились. Наш прямой предок - Шадрах Кейси. Он жил в графстве Паухатан, штат Вирджиния. Его сын участвовал в революционных событиях. Они получили в дар от правительства земли в Тенесси и Кентукки и поэтому мы здесь.

Уверенной и быстрой походкой он подошел к столу из орехового дерева, стоящего в углу комнаты.

- Этот стол привезен из Вирджинии более ста лет тому назад, - сказал он.

- Вы родились на ферме? - спросил доктор Мюнстерберг.

Молодой человек прошел за чайный столик и сел.

- Да сэр. Я родился в графстве Кристиан. Семья Кейси владела чуть ли не всей землей на границе между Хопкинсвиллем и Тенесси. Это примерно пятнадцать миль. Но у моего прапрадедушки было четыре сына, а у прадедушки семь сыновей, поэтому земля была разделена и на мое поколение ее осталось немного. А вообще я фотограф.

- Но вы, конечно, не работаете по этой профессии?

- Работаю. Это по договоренности с моими родителями. Они обеспечили меня студией и оборудованием. Там я зарабатываю себе на жизнь. Здесь я могу делать всего по два чтения в день и некоторые из них для людей, у которых нет денег.

Доктор Мюнстерберг рассмеялся и покачал головой.

- Вы или очень простой, - сказал он - Или очень умный. Я не могу вас распознать.

Молодой человек грустно покачал головой.

- Я самый глупый человек в графстве Кристиан, когда просыпаюсь.

- Но когда вы спите, вы знаете все. Не так ли?

- Только то, что мне говорят. Люди говорят, что я описываю их состояние лучше, чем они сами могут рассказать о себе. Они принимают лекарства и процедуры, которые я им описываю, и им становится лучше. Стенографистка все записывает и отдает пациентам копию. Это все, что я знаю.

- И у вас нет этому объяснения? В вашей семье не было экстрасенсов?

- Говорят, мой дедушка был таким. Он мог ходить с раздвоенной ореховой лозой в руках и говорить фермерам, где копать колодцы. Они всегда находили воду там, где он показывал. Вероятно, он мог делать и другие вещи, но это только разговоры. В моем отце нет ничего необычного, за исключением того, что змеи любят его, а он их ненавидит.

- Змеи любят вашего отца?

- Они ползут за ним домой с поля. Они обвиваются вокруг его шляпы, если он оставляет ее на поле. Это так нервировало отца, что он бросил фермерскую работу. Семья живет в городе уже около пятнадцати лет.

- Как долго вы занимаетесь этим?

- Чтениями? Регулярно начал заниматься этим год назад. Раньше я не уделял этому особого внимания. Делал это для друзей и близких, если они просили об этом.

- Чему вы учились? Вы сказали, не медицине?

- Я закончил только среднюю школу.

- Но вы много читали?

- Мне нравится читать. Я даже работал в книжном магазине, но полагаю, у меня не очень хороший вкус. Если хотите, можете посмотреть на книжную полку в коридоре.

Доктор Мюнстерберг вышел в коридор.

- Посмотрим, что вы читаете. Это должно быть интересно, - сказал он.

Он начал доставать книги с полки, складывая их на пол.

- Ничего особенного, - сказал он. - Жнец, Розарий, Девушка из Лимберлост … Дайте посмотреть, что это за толстые тома … Джадж мэгэзин [2] и Рэд бук мэгэзин [3].

- Я связываю подшивку за год - объяснил молодой человек - Так их лучше хранить.

Осмотрев книги, доктор выпрямился и вернулся в гостиную.

- Да, здесь ничего особенного, - сказал он - Нужно искать дальше.

- Может вы хотите посмотреть чтения? - спросил молодой человек. - Копии хранятся в офисе, в городе. Но чтения моей жены здесь. Мы иногда проверяем их. Все доктора сказали, что она должна умереть. У нее туберкулез. Но ей становится лучше, когда она следует чтениям.

Он оживился. Его лицо засияло.

- Я принесу!

Он прошел в другую комнату и почти сразу вернулся с двумя листками напечатанного текста. В верхней части каждого листа была фотография Эдгара с подписью: “Эдгар Кейси, младший, Экстрасенсорный диагностик”.

- Печатник ошибся, - сказал он, подавая листы доктору и указывая на эту надпись. - Он перепутал меня с дядей Эдгаром и назвал младшим. Это не так.

Доктор Мюнстерберг начал читать листы. Молодой человек сел за чайный столик.

- Я ничего в этом не понимаю. Я не врач. - сказал доктор Мюнстерберг и посмотрел на молодого человека.

- Вы можете повстречаться с людьми, на которых эти чтения оказали влияние. Они расскажут, работает это или нет. Вы можете поговорить с миссис Дитрих другими … миссис Дэбни, мисс Пэрри … может миссис Баулис.

- Хорошо - сказал доктор. - Можете написать их имена и адреса?

Молодой человек прошел к столу напротив и начал писать. Доктор Мюнстерберг наблюдал за ним, периодически возвращаясь к чтению листков. Наконец молодой человек закончил писать.

- Вот имена и адреса. Дядя Билли может вас отвезти. Они живут довольно далеко, чтобы идти пешком. Вы планируете остаться до завтра? Утром будет чтение. Может вы хотите посмотреть?

- Я планирую остаться, - сказал доктор, откладывая листки на чайный столик. - Я остановлюсь в гостинице. Вечером я посещу этих людей и поспрашиваю их.

- Владелец гостиницы мистер Ное один из моих партнеров. Вы, вероятно, встретите там доктора Кетчама и моего отца.

- Хорошо, я постараюсь встретиться с ними.

Он засунул листок с именами и адресами во внутренний карман.

- Встретимся завтра?

- Да, сэр.

- Еще вопрос. Какие силы вы связываете с этим феноменом?

- Мы не знаем, сэр, эти силы сами говорят.

- Вы имеете ввиду, что вы говорите во время сна.

- Да. Это описано здесь, в Нью Йорк Таймс.

Он нашел подходящую газетную вырезку и зачитал:

- Вот что я сказал, когда они попросили меня объяснить это: “Ум Эдгара Кейси подвержен внушению как и любое другое подсознание, но вдобавок к этому у него есть возможность интерпретировать для других то, что от него требуется. Подсознательный ум не забывает ничего. Сознательный ум получает впечатления и передает их в подсознание, где они все остаются, даже если сознание их уничтожило.”

Он свернул вырезку и поместил ее вместе с другими доктору Мюнстербергу. Доктор посмотрел ему в глаза.

- Все эти разговоры о подсознании ничего не значат, - сказал он. - Что ж, я продолжу свои исследования.

И он вышел, даже не попрощавшись.

Молодой человек смотрел через окно гостиной, пока кэб не скрылся из глаз. Затем он прошел в другую комнату, унося с собой листки с чтениями.

Там, в дальней стороне комнаты, на массивной дубовой кровати, лежала хрупкая, темноволосая девушка, почти невидимая под одеялом. В сумерках были видны только ее очертания; она была тенью на кровати. Молодой человек зажег одну из ламп на туалетном столике и перенес ее на стол. Ее лицо осветилось светом. У девушки были темные пронзительные глаза. Лицо было овальным, и на щеках горел яркий румянец. Она выглядела обеспокоенной.

- Кто этот человек, Эдгар? Что ему нужно? Ты ведь никуда не собираешься с ним ехать?

Молодой человек наклонился и поцеловал ее в лоб.

- Это просто профессор из Гарварда, - ответил он - Он приехал исследовать меня.

Она, казалось, успокоилась.

- Его голос казался таким официальным. Что он сказал?

- Ничего особенного. Он свалил все книги на пол и назвал меня простофилей.

Девушка вздохнула.

- Даже не знаю, где люди получают такие плохие манеры, - сказала она. - Сколько время? Мама скоро должна привести Хью Линна.

- Они уже пришли. Я слышу, как Хью Линн стучит в ворота. Сейчас 5 часов.

Он пошел к входной двери и открыл ее. Маленький мальчик с толстыми щеками хватал себя за ноги.

- Папа, за мной снова гонятся медведи! - закричал он.

Молодой человек улыбнулся женщине, которая пришла с мальчиком.

- Входи быстрее! - сказал он.

Маленький мальчик отпустил свои ноги и вошел в прихожую.

- В этот раз они меня почти поймали, - сказал он.

- А как насчет твоей бабушки? - спросил молодой человек. - Ты не боишься, что медведи схватят ее?

- Нет - ответил мальчик. - Они не едят женщин. Только маленьких мальчиков.

Он высвободился из своего пальто и вбежал в спальню, крича: “Мама, медведи меня снова не поймали”.

Женщина, которая пришла с ним сняла с себя черное пальто и черную шляпу, открыв черное платье и черные волосы, собранные гребнем.

- Как Гертруда? - спросила она у молодого человека.

- Примерно так же, - ответил он.

Они прошли вместе в спальню. Девушка повернула голову и улыбнулась своей матери.

- Хью Линн сказал, что тетя Кейт приготовила для него имбирное печенье.

- Кейт такая глупая - сказала ее мать. - Хью Линн и так уже похож на колобок масла, а она продолжает кормить его сладостями. Как ты себя чувствуешь?

- Нормально, кажется.

- Я помогу тебе собраться к ужину. Эдгар, кто это сейчас уехал? Я его знаю?

- Нет. Это какой-то профессор из Гарварда. Приехал, чтобы исследовать меня и объявить обманщиком, как они уже пытались сделать.

- Он свалил все книги на пол и назвал Эдгара простофилей - сказала девушка. В ее голосе слышалось возмущение.

- Я заметила беспорядок, когда вошла. Чего еще ожидать от Янки. Несчастные люди, они не знают ничего лучшего.

- Думаю, они понимают, что правильно, а что нет так же, как и все остальные, - сказала девушка. - Просто они думают, что они лучше, чем мы, только и всего.

- Не мучай себя, - сказала мать. - Это не стоит того. Эдгар, почему бы тебе не пригласить какой-нибудь приличный университет изучить тебя, например, “Вашингтон и Ли” [4]? Гарвард это рассадник республиканцев. Ты знаешь это.

- Этот человек иностранец, - ответил молодой человек. - Судя по акценту немец.

- О, тогда это все объясняет. Забери-ка отсюда Хью Линна, мы с Гертрудой немного посплетничаем.

Молодой человек и мальчик вышли в гостиную.

- Папа, кто этот плохой человек, который был здесь? - спросил мальчик.

Молодой человек поднял его высоко вверх и опустил возле камина.

- Нет, он не плохой. Никто в действительности не плохой. Просто люди делают ошибки. Они не знают о Боге.

- Ты знаешь о Боге, папа?

- Никто по-настоящему не знает. Но я стараюсь помнить, что Бог единственный, кто все знает и что Он говорит мне, что мне нужно делать то, что написано в Библии. Я так и стараюсь поступать.

Мальчик кивнул.

- Давай поиграем в медведей - сказал он. - Ты будешь большим медведем, который гоняется за мной.

***

Дядюшка Билли сидел в своем кэбе рядом с большим домом на Южной Ореховой улице. В гостиной дома сидел его пассажир, слушая мягкий голос женщины, чье лицо сияло, когда она рассказывала эту историю.

- Когда нашей дочери Эйме было два года, - начала миссис Дитрих - Она заболела гриппом. После выздоровления у нее начались припадки. Она могла неожиданно упасть, ее тело становилось твердым. Ее ум перестал развиваться.

Мы были у докторов всех видов. Но ей не становилось лучше, и через два года тщетных попыток мы повезли ее в Эвансиль, штат Индиана, показать доктору Линфикуму и доктору Уокеру. Они сказали, что это нервное заболевание и лечили ее несколько месяцев, но без улучшения.

Мы привезли ее домой. Мы ухаживали за ней, но дела становились все хуже. Иногда у нее было до двенадцати конвульсий в день. Ее разум стал пустым.

Мы повезли ее к доктору Хоппу в Цинцинати. Он сказал у нее редкое заболевание мозга, которое неизлечимо.

Мы повезли ее домой умирать. Один из наших местных друзей сказал, мистер Вилгус, рассказал нам о мистере Эдгаре.

Доктор Мюнстерберг прервал ее: “Этот мистер Вилгус … был каким-нибудь образом связан с мистером Кейси?”

- О, нет, за исключением того, что он всегда интересовался им. Он охотился во владениях Кейси. Когда Эдгар был еще мальчиком, мистер Вилгус нанимал его как гида. Однажды дробинка отскочила и попала мальчику в щеку. Это произвело большое впечатление на мистера Вилгуса. Впоследствии он постоянно наблюдал за мальчиком и помогал ему.

Кроме того, для мистера Вилгуса было проведены чтения и по совету одного из них он поехал в Цинцинати и сделал там небольшую операцию, что, по его словам, чрезвычайно улучшило его жизнь.

Он настоял на том, чтобы мы испытали возможности молодого человека - в то время он еще не занимался регулярными чтениями. Это было летом 1902, десять лет назад. Эдгар тогда работал в книжном магазине.

Доктор Мюнстерберг кивнул: “Я понимаю. Давайте продолжим.”

- Мой муж попросил его придти сюда, и он пришел. Он не взял никакого вознаграждения, кроме платы за железнодорожный билет. Он сказал, что поездка дала ему возможность увидеть его девушку. Они поженились на следующий год.

- Он пришел вместе с мистером Эл Лейни, который помогал ему в чтениях.

Доктор Мюнстерберг снова прервал ее: “Он был доктор, этот Лейни?”

- В то время он изучал остеопатию [5]. Позднее он получил степень по этой специальности. Его жена владела магазином в Хопкинсвилле и сестра Эдгара Кейси работала там. Мистер Лэйни ввел Кейси в транс.

- Обследовали ли они ребенка? - спросил доктор Мюнстерберг.

- Нет. Они видели ее, но я помню, Эдгар сказал, что для него это не важно. Я помню, как молодо он выглядел. Я еще подумала: “Как этот мальчик может помочь нам, когда лучшие доктора в стране потерпели неудачу?” Видите ли, мы знали его семью и знали Эдгара. Он получил совсем мало образования.




Читайте также:
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (333)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.008 сек.)