Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


ВЕРСИЯ ЗВЕЗДНОГО МАЛЬЧИКА 7 страница





-Ну что, Сидни, как поживаешь? - спросил Маас Рэй заботливым, почти задушевным голосом, который так испугал Сидни, что он едва смог поднять глаза.

-Тяжелые времена, Миста Рэй, - покачал головой Сидни.

-Но ты, кажется, неплохо выглядишь, а? - ободрил его Маас Рэй.

-О да, сэр. - Сидни энергично закивал головой. - Со мной все в порядке, сэр. Спасибо вам, сэр, - Он продолжал кивать головой, словно само присутствие офицера определяло его благополучие.

-Сидни, сколько раз я сажал тебя под замок?

Ответа не последовало.

-А? Три, четыре, много раз, да?

-Да, Миста Рэй.

-И сколько раз выпускал? Ровно столько же, да?

-Да, сэр. Много раз. Много-много. - Снова подобострастные кивки.

-И когда беда приходила к тебе и ты боялся идти в ближайшее полицейское отделение - где ты оказывался? У меня, разве не так?

Сидни робко кивнул.

-И кто тебе всегда помогал? Сколько раз я тебе помог, Сидни?

-Много раз, сэр. - Сидни снова закивал, глаза его сверкали покорной благодарностью. Он был буквально переполнен ею. - Много- много раз, Маас Рэй. Сэр, вы мне просто как отец родной.

Маас Рэй поднял брови и холодно улыбнулся.

-Отлично, Сидни, отлично. Так какого же черта я уже две недели ищу Ригана, а ты прячешь его на своем болоте и ничего мне не говоришь? А? - Он шлепнул ладонью по столу.

-Господь Бог, Маас Рэй, - застонал Сидни. - Бог мне судья, сэр, я знать не знаю, где он.

- Хватит этого дерьма, Сидни! С каких это пор какой-то грязный криминал стал значить для тебя больше, чем я? С каких пор?

Сидни уставился в пол.

-Ты думаешь, я очень добрый, да?

-Нет, Миста Рэй, - сказал Сидни со всей искренностью.

Рэй Джонс снова ударил ладонью по столу.

- Скажи мне вот что, - повысил он голос, - Неужели ты думаешь, что этот мелкий грязный криминал поможет тебе больше, чем я? Ты так думаешь? Отвечай, черт возьми! - Вены пульсировали у него на шее и на лбу.

Сидни поднял голову. Его маленькие глазки на мгновение широко открылись, чтобы взглянуть на полицейского. Потом он снова сжался и уставился в пол.

-Нет, сэр, - прошептал он.

-Тогда какого черта вы его прячете? А? Вы решили, что он круче меня только потому, что у него есть сто мест, где можно спрятаться, и я его не найду? Вовсе не поэтому, а потому, что вы все дураки. Вы, торговцы, - идиоты. Думаете, что все мои люди заняты Риганом и про вас забыли? Я знаю, что вы на это надеетесь. Свободная торговля и счастливые времена, так?



-Нет, сэр. - Сидни покачал головой в страстном отрицании.

- Не надо мне лапшу на уши вешать! Так вот, я сполна вам за все заплачу. Ты меня слышишь? Выражение страдания на лице Сидни было неподдельным.

-Слушай меня внимательно. Я больше не гоняюсь за Айваном. Кончено. - Маас Рэй посмотрел на мелкого проходимца, в чьих глазах заиграл беспокойный интерес. - Охота на человека закончена. Так торговцам и скажи. С сегодняшнего дня - общий наезд! Все под пресс! - Он с силой ударил кулаком по столу. - Каждый, кто каким-то образом с этим связан, - все под пресс! Ты понял? Так и передай всем своим соучастникам. Никакого милосердия! Все резчики, все торговцы, все распространители, все кафе, все ромовые лавки - все под пресс! Все места, где продается хоть один сплифф, все "страдальцы", все бэдмэны - все под пресс! Не то что за ганджу, а за один плевок на тротуар, за одно бранное слово... За хранение чали-са - в тюрьму! На полную катушку! Исправительные работы. Ты понял? Сидни мрачно кивнул.

-Ты еще не знаешь жуткой жути, - пообещал ему Маас Рэй. - С сегодняшнего дня, пока вы не приведете мне этого чертова бвая, ни грамма ганджи в городе не будет. Ни одного листика, ни одной шишечки, ни одного "пыха"... Мы еще посмотрим, как вы любите своего Ригана, когда в животе у вас станет пусто... - Он замолчал, переводя дыхание и не сводя глаз с Сидни, который изучал свою помятую кепку и выглядел, если это было возможно, еще более жалким и задавленным, чем когда вошел сюда. - Сержант, забери отсюда это дерьмо и запри его, - приказал Маас Рэй.

-Пошли, - грубо сказал сержант, ухватил Сидни за штаны и толкнул его так, что Сидни полетел вперед, касаясь пола одними кончиками пальцев.

-Нет, - передумал Маас Рэй, - отпусти его! Сидни, ты передашь им послание! Скажи торговцам, что мне теперь наплевать, кого я возьму. Или они, или Риган, пусть сами выбирают. Когда у кошки нет сыра, она ест горох.

Сидни, один из них, Сидни? Бедный, пресмыкающийся, хныкающий засранец? Сидни, который мать свою продаст, только бы остаться на хорошем счету? Который поздно ночью крадется к себе домой после того, как у него находится что-то продать полиции за малую похвалу. Нет, но, возможно, эта крыса и впрямь не знала, что Риган был в той хижине на болоте. В любом случае, сейчас Сидни все знает. Он передаст торговцам послание. И в течение дня или двух Риган будет у него. Пускай Служба безопасности проводит свои рейды, "страдальцы" эти еще драться будут за то, кто первый сдаст Ригана. Давно уже пора было так сделать.

Новой политике не исполнилось и трех часов от роду, а в офис уже пришло доказательство ее эффективности. Однако оно оказалось вовсе не тем, что предполагал Маас Рэй.

-Мистер Хилтон звонит все утро, господин капитан, - сказал сержант.

-Что ему нужно?

- Говорит, хочет с вами встретиться.

-Передай ему, что я здесь.

Чего хочет Хилтон? Скорее всего, будет ругаться по поводу запрещения пластинки. Но ведь это ни в какие ворота не лезет! Еще неделю назад он просил его о сотрудничестве, но ничего не вышло. Хилтон наводнил Кингстон этой чертовой записью и заставил нас выглядеть совсем глупо. А сейчас явится сюда в образе добропорядочного гражданина и начнет жаловаться? Пусть приходит, ман. Возможно, кое-чему он и научился.

-Смотрите, Хилтон, - говорил он ему. - Чертов мальчишка застрелил четырех моих людей. Вам не следует продвигать его пластинку.

-Чо, с этим я не имею дела, - смеялся тогда Хилтон. - Но, когда вы поймаете бвая, я одолжу его у вас на пару деньков перед виселицей и быстренько запишу еще несколько синглов, ха-ха.

-Мистер Хилтон передал, что будет здесь прямо сейчас, сэр, - сказал сержант.

Очень интересно. Мистер Бойси Хилтон, бизнесмен, светский лев, плейбой, является в Центральное полицейское управление в пять часов вечера? Должно быть, что-то важное отрывает его от туристок из бара "Шератон"?

Но когда явился Хилтон, выражение циничного веселья было, как всегда, при нем.

-Вы не из тех людей, с которыми легко выйти на связь.

Маас Рэй пожал плечами, изучая лицо Хилтона.

-Когда я не мог вас найти, - сказал Хилтон с хитрецой, - я подумал, что вы, наверное, принимаете ванну.

Комиссар смотрел на него с недоумением.

-Да, ман, я решил, что кто-то из колдунов смазывает ваше тело маслом я-должен-поймать- Ригана.

-Уверен, что вы пришли сюда не ради дурацких шуток, достойных школьника, не так ли? - Голос Джонса выдал его раздражение и недовольство. Он собрался и насмешливо протянул: - Сам великий Бойси Хилтон - в полицейском управлении? Никак "Шератон" сгорел - или, быть может, он ищет у полиции защиты? В чем дело? Вы опасаетесь, что Риган явится к вам получить гонорар за запись?

-Если бы я был уверен, что вы сами себя можете защитить! - съязвил Хилтон. - Что за дела с запрещением пластинки?

-Только после того, как мы попытались наладить с вами сотрудничество и потерпели в этом неудачу,сэр.

-И это значит... что отныне полиция вправе указывать людям, что им слушать по радио? Отлично!

-Если пластинки прославляют преступления, то да.

-Бросьте, Джонс... В конце концов вам просто надо поймать одного мелкого грязного проходимца. Большое дело! Ну немного возбудят ся "страдальцы", слушая эту пластинку, что с того?

-Послушайте, Хилтон, у меня правда нет времени...

-Вам лучше бы сделать все как есть. Двое мужчин смотрели друг на друга.

-Послушайте меня, приятель, - продолжал Хилтон. - Глупейшая ошибка - запрещать пластинку. Вот что показало народу, что вы в отчаянии. Вот когда маленький бвай стал великим человеком - когда Вавилон стал вмешиваться в хит-парад.

Джонс рассмеялся:

-Хит-парад... вы это серьезно, Хилтон?

-Можете мне поверить. Ваш глупый запрет сделал из него героя. И еще одна глупость: я слышал, вы собираетесь прикрыть торговлю ганджой?

-К этому вы тоже проявляете интерес? - спросил Джонс.

-Не такой, как вы, - сказал Хилтон много значительно, - но все, что приносит деньги в Тренчтаун, меня интересует. Ганджа, между прочим, приносит деньги в городок лачуг. И не только это, она охлаждает людей. Вы понимаете, что делаете? Нет денег - нет ганджи - нет музыки. Гораздо проще было бы побыстрее его схватить.

-Что вы реально хотите мне сказать, Хилтон? - Джонс выглядел заинтересованным.

-Только то, что говорю. Я уже многие годы веду бизнес среди куаши. У меня шесть магазинов и студия. За все это время никто из них не украл у меня даже вкладыш в пластинку. А за один сегодняшний день уже в четырех магазинах выбиты окна. Вы меня слышите: выбиты окна! А на стенах - эта чертова надпись: РИГАН БЫЛ ТУТ. Ничего подобного раньше и быть не могло.

-Вы думаете, это он? - спросил Джонс с растущим интересом.

-Это, черт побери, неважно. Даже если и он, меня это мало волнует. Должно быть, обиделся на меня. Ну а что, если не он? Тогда это только начало. Самое начало. Я провожу с ними каждый день и изучаю их. Они меняются. Они стали дерзкими. А почему бы и нет? У них появился Звездный Мальчик, их герой. Мелкий чертов "страдалец", как они сами, которого полиция не может ни убить, ни поймать. Вот в чем беда.

Джонс перелистывал какие-то бумаги.

-Да ладно вам, Хилтон. Если вам нужна защита, приходите и просите ее.

Бизнесмен вскочил со стула, и ярость переполнила его:

-Сынок, не разговаривай со мной в таком тоне! - грозно сказал он. - Твоя чертова полиция себя не может защитить. Сперва вы позволили бваю сделать из вас дураков. Потом так испугались его, что запретили пластинку. А сейчас хотите прикрыть торговлю ганджой. Теперь скажи мне, когда они станут голодными и у них не будет даже сплиффа, чтобы сделать одну затяжку, что, по-твоему, они начнут делать, а? Когда белый ром ударит им по мозгам, а ветер засвистит в животе, когда с реггей будет покончено, а полиция будет пердеть на них выхлопными газами? Ты ввязываешься в войну, сынок, в гражданскую войну. Ты уж мне поверь. Так что хватать его надо как можно быстрее... Потому что, если куаши дойдут до ручки и решат торговать без тебя, закона и порядка в Тренчтауне больше не будет. Что такое? Ты не веришь, что так все и случится?

Джонс улыбнулся.

-Хорошо, мистер Хилтон, мы благодарим вас. Полиция всегда рада принять разумные соображения от каждого цивилизованного гражданина...

-Олухи! - сказал Хилтон и стремительно вышел.

Вежливая улыбка исчезла с лица Маас Рэя, как только дверь захлопнулась. Визит Хилтона впечатлил его в гораздо большей степени, чем он сам того желал. Какова бы ни была подоплека этого визита, Хилтон отнюдь не маменькин сынок и привели его сюда не несколько выбитых окон, к тому же наверняка застрахованных. В том, что он сказал, есть смысл - и ему совсем не улыбается, если в городке лачуг разразится настоящий бунт. Господи Иисусе, это будет ад кромешный. А ведь все к тому и идет, когда эти чертовы солдаты разъезжают в своих "лендро-верах" и врываются в лачуги голодных, злых "страдальцев", сидящих без ганджи. Нет, ему стоит хорошенько призадуматься и принять какие-то меры. Если грянет бунт, майор Маршер запляшет от счастья, как насильник, попавший в женский монастырь. Надо принимать меры... Но, с другой стороны, совершенно необходимо преподать им урок, а заодно поднять моральный дух своих людей. Чтобы рты у них лишний раз не раскрывались. А этим нужен хороший кнут, но и пряник тоже. Сладенький пряник. И кажется, я знаю, что может сработать. Хмурое выражение исчезло с лица Маас Рэя, и вместо него на губах заиграла довольная мальчишеская улыбка. Он позвонил сержанту:

-Где мы содержим Смита?

-На Саттон-стрит, сэр. Вы хотите, чтобы я съездил за ним?

-Да, привезите его сюда. А впрочем, нет - я сам нанесу визит нашему другу.

-Да, сэр.

У Жозе недоставало несколько зубов и лицо было опухшим. Услышав приближающиеся к его камере-одиночке шаги, он устало поднял глаза и встал с угрюмым озабоченным видом.

-Можешь расслабиться, Жозе, это всего лишь я. Но что-то ты не выглядишь счастливым, а? Кто ты, думал, сюда придет, Риган? Но ведь ему сюда не добраться...

-Миста Рэй, вы же знаете, это не моя вина...

-Замолчи. Что с тобой, ты хочешь, чтобы тебя представили к медали? - Он сделал небрежный жест в сторону Жозе. - Все уже решено. Тебя выпускают - прямо сейчас. Моим людям ты не нравишься, твои торговцы тоже, кажется, от тебя не в восторге. Ты знаешь, что они теперь торгуют без твоей лицензии?

-От отчаяния, сэр, да и неблагодарные к тому же. Как мне их контролировать, когда я здесь?..

-Прекрати скулить! Когда ты был на свободе, ты занимался тем, что бегал от Ригана, - где уж тебе контролировать торговлю? - Он увидел, как Жозе поморщился и краска стыда залила ему лицо. - Но ты, оказывается, счастливчик. С такими дурнями, как ты, я все-таки обращаюсь прилично. У меня есть для тебя работенка - ничего опасного, даже такой осел, как ты, не сумеет ее провалить. Пожалуй, даже вернешь себе престиж. Сообщишь завтра торговцам мое послание. Очень простое послание, ничего запутанного. Так вот, я хочу, чтобы ты им сказал следующее...

Пока он говорил, Жозе слушал с возрастающим интересом. Удрученное выражение сошло с его побитого лица. К тому времени, когда Маас Рэй закончил, Жозе даже улыбался, немного болезненно, но все-таки улыбался.

- Это должно сработать, Маас Рэй, это не может провалиться, сэр.

 

 

ВЕРСИЯ РИГАНА

 

Медленно, с великим усилием он дополз до входа в пещеру и выглянул из-за кучи сухих веток ежевики, которые закрывали вход со стороны моря. Все, что он мог увидеть, - это видневшиеся в зарослях ржавые крыши и море вдалеке. Он подумал, что убирать эту кучу не стоит. Шел третий день его пребывания здесь, и одиночество вместе с невозможностью передвижения стали его угнетать. Короткие приливы полного просветления сменялись периодами параноидальной подозрительности. Плечо уже не болело, он вообще его не чувствовал. Этот чертов Педро оставил меня здесь умирать, капризно подумал он. Нет! Педро на такое не способен,

кто угодно, только не Педро. Но где же он? Почти неделя прошла, а его все нет. Что если его схватил Вавилон? Тогда мне конец.

Порыв ветра из долины донес запах костра и звуки барабанов и песнопений из лагеря Раста-фари. Когда ветер дул в его сторону, он слышал обрывки песен:

И как мы плакали,

Когда мы вспоминали Зайон.

Порой эти песни вселяли в него покой и силу, наполняли его живот мужеством. Иногда от них становилось грустно и одиноко, и ему казалось, что очень скоро он умрет в этой пещере один. Барабаны играли мощно, замысловато, с великой страстью. Педро сказал, что великий мастер барабанов Каунт Осей и его сын "Время" проводят здесь церемонии для своих людей. Иногда он засыпал под барабанные ритмы и поднимался вместе с ними на бабушкину гору. Несомненно, этот барабанщик, которого называют Графом, - Великий Мастер. Как будто заново и с новыми силами вернулся Бамчиколачи.. Жаль, что их почти не слышно.

Но где же Педро? Допустим, с ним что-то случилось, но неужели он не мог никого послать? Как бы то ни было, если он не явится до завтра, придется двигаться дальше... Если бы не плечо, все было бы проще. Но оно распухло и из него сочится гной с мерзким запахом. Как хочется пить! А вот есть не хочется - его одолевает тошнота, и даже мысли о еде вызывают спазмы.

И как нам спеть песню Короля Альфа На этой странной земле.

Стопка газет уже пожелтела. Он с удовольствием пробежал заголовки. Читать было темновато, но он и без того знал их наизусть. Фотография немного разочаровала. Лицо получилось слишком темным, зато поза - что надо: он стоит рядом с "хондой", низко согнувшись, на носках, и револьверы смотрят в разные стороны. Вот он я, настоящий я. Риган, черт побери! Плечо скоро заживет, и я снова явлюсь к ним. Возможно, оно уже прошло, давно уже не чувствую боли. Но с виду все было только хуже. Когда он проснулся в последний раз, по его плечу ползали мухи. Испугавшись, он выругался и шлепнул ладонью. Тогда-то он и понял, что перестал чувствовать плечо. Под рукой распухшая плоть напоминала мясо - мертвое, теплое, лишенное нервов...

Протри глаза свои, Протри же глаза свои, Скажу я - протри глаза свои И иди встречай Растафари.

Скорбные каденции, приглушенные расстоянием, погрузили его в дрему. Он лежал в кровати в доме мисс Аманды, и негромкая мелодия доносилась со двора Матери Андерсон. Он присутствовал на обряде очищения во дворе Маас Натти. Старый Джо Бек рассказывал какую-то историю, слов которой было не разобрать, и потому он тихонько заплакал. В середине рассказа три белых дредлока голышом ходили среди собравшихся. Никто, кроме него, их не видел. Он мчится по потемневшим ступенькам старой гостиницы, пригибается, что-то кричит и стреляет по желтым вспышкам в темноте. Потом стали проплывать сцены из вестернов - они были ему знакомы, но какой-то таинственный ковбой в черном въезжал в фильмы верхом на "хонде" и изменял концовки. Всякий раз, когда он появлялся, раздавались выстрелы, ревели мотоциклы и толпа в кинотеатре гремела аплодисментами. Новая сцена промелькнула в его сознании: Джанго собирается на дело. Возбужденная толпа ждет черного ковбоя, но холодный высокомерный голос объявляет: "Сеанс окончен. Вы не берите, что сеанс окончен?" Черного ковбоя больше нет.

Айван поднялся на ноги опустошенным, чувствуя, что мечты его обокрали, и снова полез в жаркую пещеру, испытывая жажду и дрожа всем телом. Из лагеря внизу ветер донес чуть слышные знакомые слова:

И злодеи вокруг тебя

Готовы пожрать тебя,

Но давно Растафари зовет тебя,

Давным-давно...

У него был с собой транзисторный приемник, который дал ему Богарт. Время от времени он прикладывал его к уху и потихоньку включал. Его песню больше не исполняли. Вот уже три дня ее не слышно. В новостях о нем тоже перестали упоминать. Он обязательно спросит Педро, что случилось, - ведь песня была в хитпараде первой. И в передачах по заявкам она звучала ежедневно. Все молодые девушки заказывали его песню. Он даже помнил некоторых по именам и узнавал голоса. Перл, Перл с Милк Лэйн. Он вспомнил ее голос - мягкий, таивший немало обещаний.

-Алло, сэр. Меня зовут Перл, я живу на Милк Лэйн. Да, это снова я. Я хочу еще раз услышать песню, которую написал Риган, самый быстрый револьвер в Западном Кингстоне. Передайте ему, что я его люблю, и скажите, ха-ха, что каждую ночь он может прятать свой револьвер у меня под подушкой, ха-ха.

Но больше нет ни песни, ни Перл. Никаких заявок. Возможно, Педро объяснит, что происходит. В один день - сотни заявок, в другой день - ничего. Но... я ведь говорил Хилтону, что это будет хит. Сейчас-то он мне наконец поверил. Интересно, Хилтон тоже спрятался в кусты, как Жозе? А пастор Рамсай с Длиньшей? Могу поспорить, что они плохо спят по ночам. Они еще ничего не видели. Скорее бы зажило плечо - тогда будет вторая серия. Называется "Возвращение Ригана", в главной роли - Айван-хо Мартин. Он задремал с улыбкой на лице.

Кто-то позвал его по имени. Он мгновенно проснулся и потянулся к револьверам.

-Не стреляй, Джа, это я, Педро.

Он узнал голос, но ничего не ответил, стоя в боевой позе с револьверами наизготовку.

-Я один, ман. Ты внутри?

-Заходи, ман. - Но все равно не сводил прицел с веток ежевики, пока Педро их раздвигал.

-Ты, как всегда, наготове. - Педро улыбнулся при виде револьверов. - Можешь их опустить. - Войдя в пещеру, он внезапно поперхнулся, и улыбка сошла с его лица,

-Что случилось? - спросил Риган.

-Ничего, - соврал Педро, стараясь успокоиться и задержать дыхание. - Бвай, что-то я палец на ноге ушиб. Да, я принес тебе все, что нужно. А вот пиво - еще холодное.

-Черт, - сказал Айван. - Я умираю от жажды.

-Как плечо?

-Лучше - совсем не болит. Педро поднял брови.

-Дай-ка посмотрю. Я принес кое-какие лекарства, чтобы не гноилось.

Он нагнулся и стал осматривать рану. Потом легонько нажал на нее, и из раны потек гной.

Ригану показалось, что на лице Педро мелькнуло выражение ужаса.

-Как оно там? - спросил он.

-Идет на поправку - но нужен доктор, - сказал Педро.

-Я слышал по радио, что меня уже поймали?

-Ты этому веришь? - спросил Педро и был рад увидеть, как Айван улыбается.

-А почему я не слышу больше пластинку?

-Министр запретил. Кажется, они здорово ее испугались.

-Правда? Так это не люди...

-Конечно не люди, ман. Сам Маркус Гарви не собирал таких поклонников, как ты. Чем больше запрещают пластинку, тем больше о ней говорят.

-Справедливо, брат. - Глаза Ригана засияли. Он сделал долгий глоток. - Как наши торговцы поживают?

Педро повернулся спиной и стал вытаскивать из мешка вещи. Казалось, он не расслышал вопроса.

-Галлон питьевой воды. Несколько лимонов. Немного хлеба и жареная рыба. Отличные бобы и мешок айрэй-айрэй колли.

-Я спросил тебя - что с торговцами?

-Ну... - Педро медлил с ответом и, казалось, тщательно подбирал слова. - Некоторые из них на твоей стороне.

-Некоторые? - переспросил Риган.

-Да, но то, что я слышал, мне не очень нравится.

-Что такое? Говори, ман.

-Хорошо, я сам его не видел - но все говорят, что Жозе вернулся. Он предложил кое-кому из братии процент в экспортном бизнесе.

-Но ведь я за это и бился!

-Знаю. Так вот, кое-кто из них на это согласился - но условие таково, что им надо выдать тебя.

-А кто знает, где я нахожусь?

-Только я. Так что все в порядке. Но сейчас я уже не знаю, кто из них стоит за тебя. Иногда кажется, что один я и остался.

-А как же Ночной Ковбой и Даффус?

-Да, посылка тебе от Ковбоя. Говорят, Вавилон их взял сегодня утром. Я говорю, брат, Вавилон рассвирепел не на шутку. Как будто осиное гнездо разворошили. Выламывают двери, дубинками пробивают головы. Всех, кого хватают, везут в тюрьму. Маас Рэй передал сообщение, что полиция тебя больше не ищет. Удар направили по торговцам, чтобы они тебя выдали. Пресс опустился.

-Теперь они все готовы выдать меня - или вообще обо мне позабыть.

-Нет, ман, - Педро говорил быстро и громко, - некоторые из нас поддерживают тебя, чтобы навсегда избавиться от Жозе. Но... тебе лучше найти убежище, для собственного же блага.

Айван нахмурился, и его голос возрос до опасной громкости.

-Но я не убегаю, Педро. Я ни от кого не убегаю!

-Тесс, не так громко, ман, - прошептал Педро. - Ты знаешь бвая по имени Сидни Зеленая Улица?

-Это мой старый приятель с ранчо.

-Ты веришь ему?

-Да, ман, - по крайней мере раньше он был правильным братцем.

-Мне тоже так кажется. Так вот, Сидни устроился на корабль, который плывет на Кубу. Он подошел ко мне и сказал, что капитан - пропойца, а помощник - сознательный белый человек. По словам помощника, в среду они будут проплывать мимо Лайм Кей и могут взять тебя на борт и добросить до Кубы. Он говорит, тебя там уже ждут. - Педро внимательно посмотрел на Айвана: его кожа приобрела нездоровый зеленоватый оттенок, а в глазах мерцалболезненный огонек, придававший ему вид безумца. Даже сейчас, когда Педро немного свыкся с гнилостным запахом из его раны, он едва дышал. Он видел, что Риган пытается обдумать это предложение - лучший шанс, который мог ему выпасть, и с облегчением заметил, что слабая улыбка озарила лицо его Друга.

-Да, да, - заволновался он, когда осознал все свои возможности, - там революционеры, черт возьми! Да, Педро, давай так и сделаем. Там я и плечо себе вылечу!

Беспокойство оставило Педро. Двое мужчин улыбнулись друг другу и громко рассмеялись долгим счастливым смехом, с чувством глубокого облегчения, которое трудно выразить словами.

 

 

ВЕРСИЯ ДРЕДЛОКОВ

 

Рас Петр молча сидел в углу комнаты, сложив руки, и его большая дредлатая голова была опущена на грудь. Казалось, он спит, если не считать того, что его глубоко посаженные глаза, словно тлеющий огонь под пеплом, пристально следили за каждым говорящим.

С наступлением темноты он отвез на лодке находящегося в полубреду Ригана через бухту на Лайм Кей и вернулся обратно. Дома он обнаружил, что у Ман-Ая приступ повторился. Плачущая, растерянная Эльза встретила его у дверей. Мальчик был в лихорадке и стонал от боли. Как раз в этот момент в дверях появился взволнованный Башка и вызвал его на важную встречу. Он знал, что после Сидни Башка - самый полезный осведомитель Жозе и его приспешник, и потому догадался, что его послал Жозе.

Рас Петр понимал, что ему необходимо идти. Трудно было сказать, что хуже: стоны сына или же гневный молчаливый приговор на лице Эльзы.

- Я зайду по пути в больницу и вызову "скорую помощь", - пообещал он. - Я скоро вернусь. Встреча вряд ли затянется.

Эльза молча отвернулась.

На встречу пришло меньше половины торговцев. Вавилон вышибал двери прикладами и расстреливал замки. Была объявлена, как сказал Тренер, "открытая кровавая война". Поначалу Жозе нервничал и явно утратил былую самоуверенность. Он вел встречу, молча слушая Сидни, который слово в слово пересказывал свою беседу с Маас Рэем.

-Он велел передать вам, - верноподанно повторил он, сделав ударение на этой фразе, - что ни один листик, ни один сплифф, ни один "пых " не поступит в город до тех пор, пока мы не сдадим ему Ригана. - Сидни замолчал, но печальное выражение на его лице не добавило новых красок в общую картину.

-Но, - сказал Тренер, - я не знаю, где Риган. Кто знает?

Рас Петру показалось, что все головы повернулись в его сторону. Он молчал, глядя в никуда. Жозе явно смотрел на него.

-Послушайте, - начал Жозе, - если вы не знаете, тогда пойдите и найдите. Вы видите среди нас Ночного Ковбоя? Видите Даффуса? Все, кого вы не видите, уже сидят в тюрьме. И это только начало. По-моему, Маас Рэй обезумел. Он как сумасшедший, чистый сумасшедший. Говорю вам, ярость его не пройдет. Он - жуткий человек. Если он не получит Айвана, торговле конец. Поцелуйте своих детей на прощанье - потому что всем вам гнить в тюрьме. - Жозе сделал паузу, чтобы его слова дошли до собравшихся.

-Подобно льву рыкающему, злодеи царствуют над бедными, - сказал Рас Петр. - Но угнетение длится всего один сезон.

-Так или иначе, - продолжал Жозе более оптимистичным голосом, - все могло быть гораздо хуже. Но я разговаривал с высокопоставленными людьми в торговле и сказал им, что торговцам нужна передышка. Я сказал, что должны прийти лучшие времена. Они согласились. Они сказали, что, как только мы уладим дело с Риганом и охладим страсти, - тогда мы сможем заняться экспортом. Они сказали, что назначат нам более выгодные ставки.

Когда Жозе медленно изложил суть нового дела, собравшиеся раскрыли от изумления рты. Даже Рас Петр был, наперекор себе, впечатлен.

-Кроме того, - продолжил Жозе, и лицо его загорелось алчностью, а пот градом закапал, - возможно, кто-то из вас об этом забыл, но речь еще идет о пятнадцати тысячах долларов...

Но даже он не сумел взять себя в руки и четко выговорить, а не пробормотать последнее слово: "вознаграждения".

-Иуда тоже получил деньги, - сказал Рас Петр, - и повесился.

-Это кровавые деньги, - сказал Тренер, - Мы не может продать Ригана так.

-Торговли не будет, пока они не получат Ригана, - повторил Жозе, уставившись на Рас Петра, который молча смотрел на него.

-Бизнес есть бизнес, старик. У меня в животе пусто. У детей моих в животе тоже пусто, -сказал Башка.

-Педро ничего не скажет? - спросил Сидни.

-Он, наверное, не попал под пресс, - сказал Башка. - А мои дети голодные.

-Теперь слушайте меня. - Тихий голос донесся из самого неожиданного места. Маленький Сидни никогда и ни с кем не делился своим мнением. Его крысиные глазки не пропускали ничего, но когда он говорил, это касалось только денег или престижа. Безгласный, забитый Сидни, уличный попрошайка, жил доносами, стукачеством и всем, что попадало ему в руки и могло принести какой-то барыш. Человек, лишенный мужества и уважения, он боялся всех и каждого и был защищен в этом мире только грубой лестью и хитростью. Сначала Сидни молча смотрел в пол, потом поднял глаза и оглядел каждого из присутствующих. Педро мог поклясться, что его взгляд был спокойным. - Вы все знаете, я не в курсе, где находится Айван, - сказал он медленно, - но сейчас я благодарен Богу, что не знаю, где Айван. Честно говоря, я должен это знать, потому что я информатор. Тем я выживаю в убогости своей. Но если бы я и знал, где Айван, - добавил он, - пусть Вавилон убивает меня, но я не буду говорить.

Хвала Джа, молча возрадовался Педро. Сидни отыскал в себе сердце. Но Сидни еще не закончил.

- Все вы нюхом чуете большие деньги. Я по лицам вашим это вижу. Этого не спрячешь, когда бедный человек чует большие деньги. Нет ничего хуже, ибо бедный человек на все способен, чтобы получить их. Я это знаю... ибо бедный я всю свою жизнь. Большие люди тоже это знают, ибо они богатые всю свою жизнь. Вчера один человек бил-бил меня по лицу... Другой назвал грязным мелким криминалом. И Риган называл. И это правда... Но не такой я грязный... не такой мелкий... не такой я криминал, чтобы не знать, кто унижает меня всю жизнь, кто издевается надо мной, кто угнетает меня... Старые добрые люди говорят: "Всякая рыбка кушает человека, а обвиняют акулу". Жозе говорит, что Риган нам чужак - всем нам, - пусть так, но есть еще поговорка: "Когда тигр хочет сожрать своих детей, он говорит, что ему нравятся кошечки..." Все мы для них мелкие грязные кри-миналы - все как один. Вот что я вам скажу... Если большой человек платит такие большие деньги за жизнь одного мелкого грязного криминала, значит, он покупает что-то большее. Вы когда-нибудь видели, чтобы они давали деньги за просто так?.. Они хотят купить что-то большее, ман, и вот это самое Сидни, который все продает, вот это Сидни не продаст. Делайте, что хотите, но мелкий грязный криминал это не продаст. Сидни не продаст Рига на... Не продается он так...





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (461)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.032 сек.)