Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


По расследованию групповых преступлений несовершеннолетних




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

 

Прежде чем говорить о современном опыте использования психологических знаний в деятельности сотрудников органов внутренних дел по расследованию групповых преступлений несовершеннолетних, на наш взгляд, следует обратиться к истории. Анализ становления уголовного судопроизводства и предварительного расследования в России показывает, что в законодательстве последовательно и постепенно происходили перемены, связанные как с учетом возраста несовершеннолетних обвиняемых, особенностями их психического развития, так и с использованием следователями по делам несовершеннолетних психологических знаний.

В России в начале проведения реформы уголовного производства в законодательстве 1876 года, в той группе норм, которые касались несовершеннолетних, проведение предварительного следствия в отношении данной возрастной категории не отличалось спецификой. Прогрессивные юристы того времени высказывали мнение в защиту детей и подростков, критикуя законодателя за отсутствие учета возраста несовершеннолетнего обвиняемого в уголовном судопроизводстве. При этом они отмечали, что необходимо учитывать не только возраст несовершеннолетних обвиняемых, но и соответствие возрасту его нравственного и умственного развития. Более того, для этого судья или следователь должен обладать специальными познаниями, а в случае необходимости прибегать к эксперту, чтобы не ошибиться. «Законодатель не должен пускаться в излишнюю регламентацию, связывать судью, отнимать у него возможность применяться в каждом отдельном случае к особенностям развития субъекта, но в то же самое время он не может оставить вопрос о возрасте в совершенной неопределенности»[86].



По исследованиям известного русского юриста конца XIX столетия профессора Санкт-Петербургского университета И.Я. Фойницкого, Устав уголовного судопроизводства (УУС) от 2 июня 1897 года ввел значительные особенности в производстве дел о несовершеннолетних[87]. Особенности стадии предварительного следствия помещались в 9 статьях II раздела УУС «О предварительном следствии», составляя менее чем одну треть норм, касающихся несовершеннолетних[88].

В главе 4 Устава уголовного судопроизводства «Об исследовании события преступления» появился новый раздел «Производство по делам несовершеннолетних от 10 до 17 лет для разрешения вопроса о том, действовал ли обвиняемый во время совершения преступного деяния с разумением». Этот раздел включал 6 статей, две из них затрагивали стадию предварительного следствия.

Статья 356¹ (в ред. 1906 года): «Если судебный следователь признает необходимым привлечь в качестве обвиняемого несовершеннолетнего от 10 до 17 лет, то он производит расследование о всех обстоятельствах, могущих служить основанием для суждения о том, действовал ли обвиняемый во время совершения преступного деяния с разумением, обращая особое внимание на степень его умственного и нравственного развития и сознания преступником учиненного им деяния, а также причины, приведшие его к совершению преступления».

Статья 356²: «Собрав указанные сведения, судебный следователь передает все производство по окончании следствия на дальнейшее распоряжение прокурора, который вносит его со своим заключением на рассмотрение Окружного суда».

По господствовавшему тогда взгляду вопрос о «разумении» предполагал выяснение не только «состояния умственных сил» обвиняемого, но и «свойств его воли». Таким образом, учитывались два психологических критерия вменяемости, как это принято в современном уголовно-процессуальном праве.

Судебный следователь был обязан собрать необходимые сведения, могущие содействовать выяснению умственного и нравственного развития и сознания преступности учиненного обвиняемым деяния, а также причины, приведшие его к совершению преступления. Для исполнения этой задачи судебный следователь вызывал родителей или лиц, на попечении которых находился исследуемый субъект, а также самого обвиняемого[89].

Ст. 355 Устава уголовного судопроизводства регламентировала так называемое производство о душевном расстройстве несовершеннолетних: «Если при производстве о разумении возникает вопрос о душевном расстройстве несовершеннолетних или об учинении им преступления в припадке болезненного умоисступления или беспамятства, то в распорядительном заседании Окружного Суда производится освидетельствование обвиняемого». Для этого в качестве «сведущих людей» могут быть вызваны врачи, воспитатели, учителя и иные лица, занимающиеся воспитанием юношества»[90].

В 1906 году в Уставе появилась норма о том, что все предварительное производство по делам о несовершеннолетнем в случае соучастия с ним взрослых лиц должно по возможности быть выделено в отдельное производство, и получить самостоятельное движение (ст. 207¹ УУС). В этом проявилась специфика предварительного производства по делам о групповых преступления с участием несовершеннолетних.

Итак, с учетом сказанного следует заметить, что предварительное следствие по делам несовершеннолетних в законопроекте Российской империи в конце XIX – начале XX веков обладала гуманистическим содержанием. Отметим, что для объективного расследования уголовных дел судебный следователь должен был обладать соответствующими психологическими познаниями, чтобы выяснить умственное и нравственное развитие и сознание, свойства воли несовершеннолетнего. Следователь самостоятельно на этапе предварительного следствия изучал личность каждого несовершеннолетнего, не страдающего «безумием» или «сумасшествием», а также выяснял причины преступления, основываясь на свои психологические знания и информацию, получаемую от обвиняемого, родителей и иных лиц. А в случае душевных расстройств несовершеннолетнего приглашались эксперты – «сведущие люди», занимающиеся воспитанием юношества. Многое из этого, что было создано в дореволюционный период, нашло отражение в современном уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации.

Первые специализированные суды по делам несовершеннолетних были созданы в Российской империи в 1910-1917 годах. Так, первый детский суд начал действовать в Санкт-Петербурге в 1910 году. При этом в суде существовали органы попечительского надзора для сбора характеризующего материала в отношении обвиняемых и осуществлении социальной помощи. Институт предварительного следствия в ювенальном судопроизводстве этого периода стал отличаться пристальным вниманием к изучению личности несовершеннолетнего, предоставлением ему дополнительных процессуальных гарантий, а также выяснением причин, способствовавших совершению преступления.

Подобные тенденции наблюдались и в законодательстве континентальной и англосаксонской систем права, однако в этих странах процесс совершенствования предварительного следствия оказался более последовательным, чем в России. Здесь сформировалась специализация должностных лиц по указанной категории дел.

На путь специализации всех дел о несовершеннолетних в руках особого следователя вступила Франция. Это было утверждено Законом 1912 года, по которому ведение такого производства возлагалось на одного следователя при суде исправительной полиции. При этом он был обязан изучить сведения о материальном и моральном положении семьи; предшествующей жизни обвиняемого; его характере, условиях, в которых он рос и воспитывался; о мерах, которые бы могли способствовать его исправлению. В своей деятельности следователь мог пользоваться помощью особых «докладчиков», приглашаемых и состава адвокатуры, обществ патроната и комитетов по защите несовершеннолетних.

Как указывал П.И. Люблинский, эта система проводилась и в некоторых других странах, где делами о несовершеннолетних ведал коллегиальный суд[91]. Но преобладающей явились другие системы, при которых важнейшие следственные действия проводил сам судья по делам несовершеннолетних, который мог поручать производство некоторых «актов»: «делегатам» (в Италии), «уполномоченным по охране малолетних» (в Бельгии), особым попечителям или представителям обществ (в Венгрии, Англии). Во всех случаях судья избегал обращения к общей полиции (за исключением, когда необходимо было применить силу принуждения). По мнению П.И. Люблинского, последняя система наиболее удачна, поскольку производство предварительного следствия было тесно связано с окончанием производства по делу, в связи с чем с самого начала желательно было «поставить несовершеннолетнего в связь с судьей, который будет решать дело»[92].

Советский период в истории предварительного расследования по делам несовершеннолетних отличался тем, что акцент был перенесен на охрану прав несовершеннолетних в уголовном процессе, на приемлемое разрешение конфликта между обвиняемым и государством. В ст. 2 Декрета «О комиссиях для несовершеннолетних» от 14/17 января 1918 года определялось, что дела несовершеннолетних обоего пола до 17 лет, замеченных в деяниях общественно опасных, подлежат ведению комиссий по делам несовершеннолетних», в составе которых были представлены 3 ведомства: общественного призрения, просвещения и юстиции, обязательное участие в их работе принимал врач (ст. 3)[93].

Таким образом, можно говорить о выраженной медико-психологической и педагогической направленности этой деятельности, что отражало общую в то время неправовую ориентацию уголовной политики в отношении несовершеннолетних.

В Декрете Совета Народных Комиссаров от 4 марта 1920 г. «О делах несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных деяниях» допускал передачу дел о несовершеннолетних в возрасте от 14 до 17 лет в народный суд, если комиссия установила невозможность применения к ним медико-психологических мер.

В предварительном расследовании по делам несовершеннолетних периода середины 1930 – середины 1950-х годов была ярко выражена карательная позиция уголовно-процессуального законодательства и практика его применения, отсутствие определенных гарантий в отношении обвиняемых. Постановлением ВЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 года «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» были отменены комиссии по делам несовершеннолетних. Формулировка такой отмены была следующей: для повышения ответственности самих несовершеннолетних и их родителей.

Реформа 1958-1961 гг. способствовала закреплению в уголовно-процессуальном законодательстве гуманистических черт, была изменена структура предварительного расследования, расширены процессуальные особенности в отношении несовершеннолетних, в частности было регламентировано участие педагога в допросе несовершеннолетнего.

С октября 1978 года предварительное следствие по всем преступлениям, совершенных несовершеннолетними, стало проводиться следователями органов внутренних дел. Поводом этому послужил рост преступности несовершеннолетних. Так, в 1978 году дела о несовершеннолетних составляли 10 % всех направленных в суд, а сами несовершеннолетние – 12 % всех подсудимых; подростки составляли 32 % всех переданных суду за изнасилования, 27% - за грабежи и разбои[94].

1 октября 1978 года Коллегия МВД СССР приняла приказ «О мерах по обеспечению расследования следственным аппаратом МВД СССР преступлений, совершенных несовершеннолетними». В этом приказе подчеркивалась необходимость тесного взаимодействия следователей с работниками других служб органов внутренних дел в решении задач раскрытия и расследования этого рода преступлений, уделения особого внимания на устранение причин рецидивной и групповой преступности, на выявление взрослых соучастников и лиц, вовлекающих подростков в преступную и иную антиобщественную деятельность. Много надежд в решении указанных вопросов возлагалось этим приказом и на повсеместную специализацию следователей МВД.

Затем из законодательства постепенно исчезло упоминание о специализированном составе суда для разбирательства дел несовершеннолетних[95].

Итак, можно отметить, что и в советский период законодатель, учитывая особенности несовершеннолетних, совершивших преступления, стремился в максимальной степени специализировать деятельность предварительного расследования. При этом подчеркивалась важная особенность работы следователя: она должна строиться на тесном взаимодействии с сотрудниками других служб. Тем самым определялась особая роль получения в ходе предварительного следствия полной, объективной информации о подследственных несовершеннолетних и причинах совершенных ими преступлений. Благодаря получаемой в ходе предварительного расследования информации от сотрудников других служб (и не только) о психологических особенностях несовершеннолетнего, обстоятельствах преступления следователь мог более эффективно решать задачи раскрытия и расследования преступлений. Более того, уделялось внимание возрастной особенности несовершеннолетних – вовлеченности их взрослыми людьми в преступную деятельность.

Таким образом, и в законодательстве и нормативной базе министерства внутренних дел подчеркивалась необходимость использования следователем психологических знаний возрастных и социально-психологических особенностей несовершеннолетних в решении задач раскрытия и расследования преступлений, совершаемых этой категорий лиц. Для эффективного расследования этих преступлений были введены следователи, специализирующиеся по делам несовершеннолетних. Тем самым подчеркивалось, что для обеспечения расследования преступлений несовершеннолетних следователю и сотрудникам необходимы особые юридико-психологические знания. С другой стороны, в ходе предварительного следствия по делам несовершеннолетних у сотрудников должен накапливается специальный профессионально-психологический опыт, который не только помогает им в работе, но и может быть востребован молодыми сотрудниками. Отметим, что идея такой специализации следователей имеет особые гуманистические, психолого-педагогические и юридические аспекты, связанные с защитой и обеспечением прав несовершеннолетних. Актуальность рассмотренных особенностей предварительного следствия по делам несовершеннолетних очевидна и для современной России.

Принимая во внимание тот факт, что специализация следователей остается в настоящее время в правоохранительных органах, все же следует выделить некоторые проблемы. К сожалению, на практике это соблюдается не всегда по ряду причин. Как показывают наши данные, специализация не соблюдается в идеальном виде практически во всех подразделениях, где проводились исследования. Причиной тому является большое количество уголовных дел и недостаточное количество следователей для их расследования. Важно отметить и тот факт, что расследованием преступлений несовершеннолетних занимаются следователи и дознаватели, имеющие самый различный опыт работы: более 5 лет (по нашим данным 41,8 %), от 3-х до 5 лет (15,4 %), до 3-х лет (42,8 %). На наш взгляд, последняя категория следователей в силу своего небольшого опыта работы не могут на должном уровне заниматься расследованием преступлений несовершеннолетних. Психологических познаний явно не хватает и более опытным следователям в силу разного рода причин (об этом более подробно будет рассмотрено во второй главе). Поэтому для установления различных обстоятельств предмета доказывания по делам групповых преступлений несовершеннолетних требуется квалифицированная помощь психолога с несколькими видами специализаций: социальной, возрастной, криминальной, следственной.

Рассмотрев особенности организации предварительного следствия по делам несовершеннолетних и роль психологических знаний в расследовании преступлений, совершенных несовершеннолетними, обратимся к анализу опыта использования специальных психологических знаний, которые востребуются практикой раскрытия и расследования преступлений за рубежом и в нашей стране.

Потребность в психологических знаниях и помощи практических психологов и психиатров возникла в 50-60-е годы прошлого столетия в США, когда указанные специалисты стали привлекаться для оказания помощи правоохранительным органам в расследовании дел о серийных убийствах.

В настоящее время психологи активно работают в правоохранительной системе США, Германии, Франции и других государствах. Одним из примеров такой работы является обучение полицейских отдельным психотехнологиям с выдачей соответствующих сертификатов.

В англоязычных странах (Америка, Англия, Австралия, Новая Зеландия) психологическое обеспечение осуществляют как штатные психологи, так и нанятые частным способом специалисты-практики. Психологическое обеспечение профессиональной деятельности в указанных странах осуществляется по многим направлениям:

1. Профессиональный обор в спецподразделения и оценка деятельности работающих полицейских (по подобию работы наших психологов в службах психологического обеспечения).

2. Психологическое обеспечение оперативно-служебной деятельности (консультирование и помощь по вопросам профессиональной деятельности; портретирование, использование гипноза, полиграфа при раскрытии и расследовании отдельных видов преступлений, в том числе преступлений несовершеннолетних и пр.).

3. Психологическая подготовка полицейских к различным видам деятельности (в частности к экстремальным условиям несения службы).

4. Психолого-управленческая подготовка и психологическое консультирование полицейских (самое дорогостоящее направление).

5. Психологическое сопровождение (консультирование и помощь полицейским, членам их семей и т.п.).

Для работы по этим направлениям принимается на службу психолог, имеющий соответствующую специализацию. Именно не универсальность психологических знаний, а их узкая специализация востребована в различных подразделениях полиции англоязычных стран.

В Канадской полицииуказанные выше направления осуществляются таким же образом за счет психологов. Кроме того, в канадской конной полиции представлены два направления работы психолога. Первый - штатный психолог (вольнонаемный), который занимается профотбором, изучением мотивации полицейских, вопросами оказания помощи в расстановке кадров. Второй - специалист для оказания психологических услуг: консультирование, психотерапия и пр.

В Англии, Новой Зеландии и Австралии активно проводятся исследования в области криминальной психологии. В Ливерпуле образован Центр по изучению психологии как правонарушителей и преступников, так и жертв преступлений. Актуальность изучаемых проблем очевидна, а получаемые результаты этих научных исследований используются практическими психологами в полиции в рамках как минимум четырех из указанных ранее пяти направлений психологического обеспечения деятельности полиции.

Анализ состояния психологического обеспечения деятельности полиции США, Великобритании, Франции, Германии и др. европейских государств показывает, что, с одной стороны, уделяется серьезное внимание профессионально-психологической подготовке личного состава полицейских подразделений, а с другой стороны, в работе полиции активно используется практические психологи.

Важно отметить, что практические психологи оказывают необходимую помощь сотрудникам полиции в решении проблем, связанных с раскрытием и расследованием преступлений, в том числе групповых преступлений несовершеннолетних.

Значительное внимание вопросам психологического обеспечения правоохранительных органов в последнее время стало уделяться в Украине и Белоруссии, где проводятся исследования, посвященные проблемам совершенствования профессиональной подготовки оперативных сотрудников. К этой работе привлекаются ученые и сотрудники, имеющий большой опыт практической работы. Так, в Украине были проведены интересные исследования по вопросам психологического обеспечения оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел. Эти вопросы рассматривались в трудах Андросюка, Л.И. Казмиренко, Я.Ю.Кондратьева, М.В. Костицкого, С.Г. Лаптева, В.С. Медведева, Г.А. Юхновеца и др. Как отмечает П.Я. Прыгунов, «их научные исследования и методические рекомендации в области психологического обеспечения оперативно-служебной деятельности сотрудников ОВД имеют большое значение не только в теоретической части, но и в практической работе сотрудников оперативных служб и милицейских психологов»[96].

Анализ зарубежного опыта психологического обеспечения профессиональной деятельности правоохранительных органов позволяет сделать вывод о том, что он характеризуется масштабностью, активным привлечением специалистов-психологов, их дифференцированным использованием, налаженной системой информации и внедрением новейших достижений прикладной психологии, высокой технической оснащенностью и разнообразными организационными формами взаимодействия психологической науки, образования и практики[97].

Необходимо отметить, что вопросам психологического обеспечения деятельности правоохранительных органов уделялось должное внимание и в нашей стране. Так, в середине 70-х годов в Министерстве внутренних дел СССР стали формироваться психологические службы. С 1993 года начинается новый этап формирования, когда в штаты горрайлинорганов были введены должности психологов (приказ МВД РФ № 420, 1993 года), а позже (приказ МВД РФ № 180, 1996 года). В соответствии с названными документами в оперативные, специализированные, строевые подразделения Министерства внутренних дел Российской Федерации, ГУВД, УВД, УВДТ субъектов РФ были ведены штатные должности психологов, разработаны их должностные инструкции, определены задачи и сфера деятельности.

В существующих подразделениях психологического обеспечения органов внутренних дел практические психологи ориентированы, прежде всего, на следующие задачи: профессионально-психологическое обследование; социально-психологическая работа; психологическое сопровождение; профессионально-психологическая подготовка, в ходе которых также осуществляется выработка и принятие психологически обоснованных правовых и организационных мер, управленческих и кадровых решений.

Отметим, что на настоящий момент отсутствуют штатные специалисты-психологи, непосредственно включенные в процесс раскрытия и расследования преступлений. Лишь в отдельных управлениях внутренних дел за некоторыми психологами в рамках должностных инструкций закреплена функция «сопровождение допросов» (например, в УВД г. Москвы). В частности, такой психолог УВД САО г. Москвы участвует по приглашению следователей на допросе с целью: оказания помощи в установлении с подозреваемым несовершеннолетним психологического контакта, помощи в формулировке вопросов на этапе подготовки и проведении допроса, предоставления дополнительной информации о личности допрашиваемого несовершеннолетнего, исходя из данных наблюдения психологом за его поведением на допросе.

Необходимо подчеркнуть, что в современных условиях оперативные работники и следователи органов внутренних дел все чаще сталкиваются с психологическими проблемами при выполнении служебных обязанностей, связанных с раскрытием и расследованием преступлений. Это побудило научные учреждения включить данный предмет исследования в круг своих интересов. Министерством внутренних дел России была принята программа проведения научно-практической разработки методов создания психологических портретов по делам о серийных преступлениях против личности[98]. Совместным решением МВД и Генеральной прокуратуры России в 1992 г. были созданы и функционируют постоянно действующие рабочие группы по разработке методов психологического портрета. Ведущими специалистами в этой сфере являются: Е.Г.Самовичев (Академия управления МВД России); Ю.М.Антонян (ВНИИ МВД России), Б.В.Шостакович (ГНЦ ССП им. В.П.Сербского); А.О.Бухановский (ЛРНЦ «Феникс» Ростов - на Дону) и некоторые другие[99].

В настоящее время важнейшей задачей является совершенствование психологического обеспечения органов внутренних дел по всем направлениям деятельности правоохранительных органов. В этой связи в МВД России в последние годы принят ряд узловых документов и, в частности, «Наставление по профессиональной подготовке» (в октябре 2002 года) и «Концепция совершенствования профессиональной подготовки кадров на 2004-2010 годы» (в октябре 2003 года).

Концепция кадровой политики МВД России в числе приоритетных направлений наметила: качественное улучшение системы подготовки и воспитания кадров, создание оптимальной системы научно-методического обеспечения психологической службы путем систематического проведения научных исследований, анализа, разработки и внедрения в практику специфических для системы МВД России психологических технологий работы с кадрами, психологического мониторинга и прогнозирования морально-психологического состояния, повышения эффективности системы служебной, боевой, физической и профессионально-психологической подготовки личного состава.

В последние годы все большее внимание уделяется проведению специальных психологических и криминалистических исследований, направленных на совершенствование деятельности органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью, расследованию серийных убийств, изучению личности преступника, внедрению в правоохранительную деятельность достижений психологической науки. В Российской Федерации проблемами психологического обеспечения деятельности органов внутренних дел занимаются известные в этой области специалисты: А.М. Столяренко, Е.Г. Самовичев, А.В. Буданов, Ю.М. Антонян, В.М. Поздняков, В.И. Черненилов, В.Н. Смирнов, И.О. Котенев, Е.В. Петухов, В.П. Трубочкин, В.В. Аврамцев, В.А. Варламов, А.А. Закатов, В.П. Илларионов, О.Г. Ковалев, В.А. Носков, Е.А. Пономарева, Ю.В. Чуфаровский и др.

Особое внимание ведомственная психологическая наука уделяет проблемам психологического обеспечения оперативно-розыскной деятельности. Так, за период 1988-1997 гг. российскими учеными было выпущено более 40 открытых научных работ по вопросам применения психологических знаний в оперативно-розыскной деятельности сотрудниками ОВД[100].

Более 10 лет тому назад в Академии Управления МВД России, учеными кафедры психологии, педагогики и организации работы кадрами отмечалась необходимость привлечения психологической науки к решению ряда первоочередных проблем борьбы с преступностью, укреплению правопорядка и приступить к построению системы психологического обеспечения деятельности правоохранительных органов[101].

Важно отметить, что в последние годы в Академии Управления МВД России были защищены около десяти диссертационных исследований по проблемам психологического обеспечения деятельности органов внутренних дел[102].

Таким образом, за рубежом и в Российской Федерации накоплен определенный опыт работы психологических служб правоохранительных органов, есть теоретические обоснования содержания и направлений психологического обеспечения органов внутренних дел. Вместе с тем еще остаются не решенными многие вопросы разработки основ специального научно-методического обеспечения работы практических психологов органов внутренних дел, так и юридические вопросы использования психологических знаний в решении конкретных задач, которые направлены на повышение эффективности деятельности сотрудников органов внутренних дел. Малоизученной остается проблема психологического обеспечения расследования групповых преступлений несовершеннолетних на этапе предварительного следствия, которая является актуальной в настоящее время.

Еще в 60-х годах российские ученые и практики дискутировали вопрос о расширении возможностей психолога-специалиста для решения задач, связанных с расследованием преступлений. В 70-е годы были высказаны предложения о вынесении деятельности специалиста-психолога за рамки следственных действий или, как альтернативный вариант, введение в процесс, наряду с экспертом и специалистом, фигуры консультанта, работающего, как специалист, под руководством следователя[103].

Однако, несмотря на большую значимость и актуальность названной проблемы до сегодняшнего дня остаются не отрегулированными процессуальные требования к характеру и результату деятельности специалиста. Психологические знания и технологии пока не внедряются в практику расследования преступлений, хотя уровень сложности некоторых уголовных дел таков, что для обеспечения полноты и всесторонности расследования требуется применение специальных психологических познаний[104].

Закономерной, на наш взгляд, является тенденция, наметившаяся в научных публикациях – появление интегративных исследований, направленных на решение проблем расследования преступлений.

Подтвердим данную мысль тем, что запросы и проблемы практики раскрытия и расследования преступлений определяли направление научных исследований с использованием междисциплинарных связей юридической психологии, криминалистики, криминологии. Такой интеграционный подход представлен в следующих работах: психологические основы тактики производства следственных действий (Р.С. Белкин, Ф.В. Глазырин, А. В. Дулов, А. А. Закатов, Б. П. Смагоринский и др.); психологическая характеристика предварительного расследования (В.М. Быков, А.В. Дулов, А.Р. Ратинов, Ю.М. Антонян и др.); психология следователя (Д.П. Котов, Г.Г. Шиханцов и др.); психологические особенности личности преступника и преступных групп (Ф.В. Глазырин, В.Л. Васильев, Ю.М. Антонян, А.И. Долгова и др.); проблема противодействия расследованию (Р.С. Белкин, В.П. Лавров и др.).

Анализ научных публикаций свидетельствует, что в конце 1990 – начале 2000-х годов было защищено ряд диссертаций, в которых, в которых рассматривались правовые, криминологические, социологические, криминалистические, психологические, педагогические аспекты, связанные с раскрытием, расследованием и профилактикой преступлений несовершеннолетних[105].

Вместе с тем до настоящего времени не проводилось фундаментальных исследований проблем, посвященных исследованию психологического обеспечения деятельности органов внутренних дел по расследованию групповых преступлений несовершеннолетних с использованием междисциплинарного, интегративного подхода. На наш взгляд, такой интегративный подход и внедрение результатов научных исследований в практику правоохранительной деятельности позволит сотрудникам органов предварительного следствия и дознания более эффективно решать вопросы расследования групповых преступлений несовершеннолетних.

Таким образом, проблемам психологического обеспечения деятельности органов внутренних дел в отечественной науке уделялось и уделяется большое внимание. Российские ученые внесли значительный вклад в изучение проблем преступности несовершеннолетних, а также повышения эффективности деятельности органов внутренних дел по расследованию преступлений несовершеннолетних и в решение задач профилактики подростковой преступности.

Отечественный и зарубежный опыт организации правоохранительной деятельности свидетельствует, что особая роль в повышении эффективности расследования групповых преступлений несовершеннолетних отводится профессионализму сотрудников органов внутренних дел, организации взаимодействия следователя с органами дознания и практическими психологами, обладающими специальными психологическими знаниями.

В современных условиях эффективность расследования групповых преступлений несовершеннолетних во многом зависит от уровня психологического потенциала следователей, специализирующихся по делам несовершеннолетних, от того, насколько успешно они могут применить юридико-психологические знания и психотехнологии в практике расследования этой категории преступлений.

Глава 2.




Читайте также:
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (593)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.023 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7