Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Психологического обеспечения деятельности органов внутренних дел по расследованию групповых преступлений несовершеннолетних




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Достижения юридической психологии, возможности использования психолого-криминологических, психолого-криминалистических и психолого-педагогических знаний, инструментария и опыта специалистов данного профиля в следственной практике продолжают привлекать внимание отечественных и зарубежных ученых.

Несмотря на то, что проблема психологического обеспечения расследования групповых преступлений несовершеннолетних представляет значительный научный и практический интерес, до сегодняшнего дня эти вопросы являются малоизученными и весьма актуальными. Эффективность профессиональной деятельности сотрудников органов внутренних дел по расследованию групповых преступлений несовершеннолетних в большой степени зависит от того, насколько грамотно с психологической точки зрения осуществляется эта деятельность.

В этих условиях изучение психологического обеспечения расследования групповых преступлений несовершеннолетних, по нашему мнению, должно, прежде всего, опираться на достижения научной мысли предшествующих эпох, богатый арсенал идей, концепций и подходов, которые мы можем найти в трудах видных отечественных ученых, занимавшихся изучением проблем преступности несовершеннолетних.



Актуальность изучения проблем преступности несовершеннолетних была подмечена передовой научной мыслью еще в дореволюционной России. В работах А.Я. Герда, М.Н. Гернета, Д.А. Дриля, В.А. Сологуба и других имеются интересные наблюдения за несовершеннолетними правонарушителями[14].

Вопросы о специфике предмета социоло­гии отклоняющегося поведения были рассмотрены В.Я. Гилинским, Ф.А.Афанасьевым, Г.И. Забрянским, В.Т. Лисовским и др.[15].

Криминологические аспекты изучения несовершеннолетнего преступника, а также причин и условий преступного поведения подростков проанализированы в работах: Ю.М. Антоняна, Л.И.Беляевой, А.И. Долговой, К.Е. Игошева, В.П. Казимирчука, В.П. Кудрявцева, В.В. Панкратова, В.Ф. Пирожкова, В.А. Плешакова, В.П. Ревина, Н.А. Феофанова и др.[16].

Особенности профилактики преступности несовершеннолетних исследовали Г.А.Аванесов, Ю.М.Антонян, М.М.Бабаев, А.И.Долгова, А.Я.Гришко, А.И.Гуров, К.Е.Игошев, Г.М.Миньковский, И.И.Карпец, В.С. Овчинский, Б.Я.Петелин, Г.Ф.Хохряков, В.В. Шимановский, Н.М.Якушин и др.[17].

Изучение преступных групп несовершеннолетних и профилактики групповой преступности представлено в работах: А. Акбарова, И.П. Башкатова, С.А.Беличевой, Р.М. Булатова, Е.М. Данилина, К.Е. Игошева, Л. И. Карпеца, И.С. Кона, Г.М.Миньковского, Л.П. Николаева, Б.Я. Петелина, И.С.Полонского, Л.М. Прозументова, А.Р. Ратинов, Н.А.Роша, С.Л. Сибирякова, А.Е.Тарас, А. В. Шеслера и др.[18].

Юридико-психологические и психолого-педагогические аспекты подростковой преступности рассматривались в трудах: А.Алемаскина, С.А.Беличевой, Г.Г.Бочкаревой, А.Я.Вилкс, Ю.В.Гербеева, В.Г.Деева, Г.Х.Ефремовой, Л.М. Зюбина, А.И.Островского, А.П.Красовского, И.С.Кона, Г.М. Миньковского, А.И. Папкина, В.Ф.Пирожова, А.Р. Ратинова, А.Е.Тарасова, А.И. Ушатикова, Г.Г. Шиханцова, А.М. Яковлева и иных авторов[19].

Психолого-криминалистические проблемы расследования групповых преступлений несовершеннолетних представлены в работах Р.С.Белкина, В.М. Быкова, В.Л. Васильева, В.Ф. Глазырина, Н.И. Гуковской, Г.Г Доспулова, А.В. Дулова, М.И. Еникеева, А.А. Закатова, Ю.А. Калинкина, Л.Л. Каневского, В.К. Комарова, Д.М. Лосева, Э.Б. Мельниковой, А.Р. Ратинова, И.Н. Сорокотягина, В.В. Шимановского и др.[20].

В публикациях, появившихся за последние годы, исследуются отдельные причины, мотивы отклоняющегося поведения (И.А. Горьковая, Г.А. Гурко, И.А. Двойменный, А.Н., Елизаров, В.В. Солодовников, В.А. Лелеков, В.Д. Моска­ленко, и др.); школьная дезадаптация, связанная с затруднениями в учебной деятельности, различными факторами учебно-воспитательного характера, на­рушающими процесс социализации, негативным стимулированием личности (Б.Н. Алмазов, Г.Ф. Кумарина, И.А. Невский и др.); правовая безграмотность (Ю.М. Бытко, А.С.Ландо и др.); проблемы проведения свободного времени и роль неформальной подростковой группы в социализации (С.А. Беличева, В.Г. Бочарова и др.); физические и психогенные факторы отклонений, а также крайние проявления психической нормы - акцентуация личностных особенно­стей подростка (Ю.М.Антонян, В.Е. Каган, В.В. Королев, А.Е. Личко, В.В. Юстицкий и др.); потребление алкоголя и наркоти­ков (С.Б. Думов, А.С. Злотников, Т.В. Иванова, А.А. Табиани и др.). Проблемы предупреждения девиантного, в том числе и преступного по­ведения несовершеннолетних получили освещение в работах Ю.Н. Гречишкина, О.В. Старкова и др. Интегративный подход к исследованию девиантного поведения молоде­жи предложен в работах И.А. Андреевой, Н.В. Башировой, С.А. Беличевой, B.C. Прохорова и др. [21].

Отметим, что в представленной работе мы будем исходить из следующих задач. Во-первых, необходимо рассмотреть исследования, в рамках которых изучались психолого-криминологические и психолого-криминалистические особенности и закономерности преступных групп несовершеннолетних, возрастные и социально-психологические свойства членов этих групп.

Во-вторых, следует выделить работы авторов, чей вклад позволяет сотрудникам органов внутренних дел иметь представление о причинах, мотивах групповых преступлений несовершеннолетних.

В-третьих, лишь только рассмотрев все это, можно будет остановиться на анализе тех работ, которые непосредственно касаются психолого-криминалистических аспектов, имеющих непосредственное отношение к расследованию групповых преступлений несовершеннолетних, а также актуальной для настоящего времени профилактической работы с несовершеннолетними.

Изложенный в этой последовательности анализ научного материала, по нашему мнению, является особо значимым на этапе предварительного следствия при определении предмета доказывания, в процессе планирования расследования групповых преступлений несовершеннолетних, при разработке тактики отдельных следственных действий.

Поскольку перечисленные этапы последовательного изложения имеют непосредственное отношение к различным областям научного знания – криминологии, социологии, психологии, педагогике, криминалистике, отметим, что именно интеграция таких знаний позволит сотрудникам органов внутренних дел иметь систематизированные представления о том, как эти знания использовать при расследовании групповых преступлений несовершеннолетних.

Сначала необходимо определить понятие «преступная группа несовершеннолетних» через характеристики, традиционно изучаемые в социальной психологии. Под преступной группой несовершеннолетних будем понимать общность, для которой характерны следующие признаки:

1) в определенной степени организованная малая социальная группа, объединяющая несовершеннолетних лиц разного возраста;

2) члены группы объединены совместной преступной деятельностью;

3) антисоциальная направленность группы;

4) между членами группы существуют определенные взаимоотношения и общение.

Первый указанный признак – родовой, т.к. преступные группы несовершеннолетних относятся к малым группам различной степени организации.

Уровень организации преступной группы несовершеннолетних может быть различным, поэтому выделяют случайные, устойчивые, организованные группы.

Следует подчеркнуть, что, по мнению К.Е. Игошева[22], основная черта преступной группы несовершеннолетних является сознательное или бессознательное подчинение ее членов общей (в том или иной конкретной ситуации) преступной цели. Эта цель может быть главной, определяющей, и тогда речь идет о группе с ярко выраженной антиобщественной направленностью.

Такая цель может быть для группы и не главной, а лишь ситуативно возникшей. В подобных случаях группа, хотя не имеет четко определенной основной цели, но психологический «климат» в ней таков, что обусловливает возможность при соответствующих обстоятельствах возникновение преступной цели. Поэтому К.Е. Игошев по степени устойчивости выделил постоянные и случайные группы. При этом он отмечает, что, анализируя преступления, совершенные несовершеннолетними в составе групп применительно к видам преступлений, большая часть всех преступлений совершается постоянными группами (за исключением хулиганства в сочетании с другими преступлениями, тяжкими повреждениями и убийствами)[23].

Г.М. Миньковский[24] выделяют два вида преступных групп подростков в зависимости от продолжительности межличностных связей и наличия организующего ядра, позволяющего группе функционировать длительное время: нестойкие и устойчивые.

Организация группы предполагает наличие в ней психологической и функциональной структур. Высшая степень организации достигается в организованных группах. В группах низкого развития (случайных и типа компании) эти структуры не всегда образуются полностью, однако определенные элементы организации существуют в них обязательно. Согласно ч.1.ст. 35 УК РФ группа лиц (случайная группа) – состоит из двух и более лиц, объединившихся стихийно, без предварительного сговора, на основе спонтанно возникшей ситуации, под воздействием эмоций, настроений и чувств соисполнителей. Стихийные группы обычно совершают преступление внезапно, импульсивно. Длится такое преступление короткое время, как вспышка эмоций. Чаще всего подростки или молодые люди с признаками психопатий, не обладающих криминальным опытом, но склонных к хулиганским действиям, совершают в такой группе хулиганские действия (драку). Из-за спонтанности объединения в такой группе низкий уровень психологической сплоченности, нет выраженного лидера (организатора). В случае разоблачения взаимная поддержка и защита проявляются слабо.

В исследовании Е.Г. Бааль[25] представлена классификация преступных групп несовершеннолетних, среди которых наиболее общественно опасной являются организованные формирования. Автор определил эти группы как форму сложного соучастия, где вместе с непосредственными исполнителями преступления фигурируют организаторы, подстрекатели и пособники. Подобные группы отличает устойчивость, сплоченность, повышенная согласованность действий их участников и предварительная подготовка к совершению преступлений, совместная разработка планов посягательств, единое руководство преступной деятельностью, распределение ролей.

Как утверждается в работах исследователей 80-90-х годов, устойчивые преступные группы среди несовершеннолетних встречаются крайне редко. Так, проведенные в этот период в различных регионах страны исследования показали, что около 40-50% выявленных преступных групп несовершеннолетних, совершавших грабежи и разбойные нападения, просуществовали не более месяца. А каждая третья выявленная преступная группа просуществовала только один день[26].

По статистическим данным в период с 2000 по 2004 годы количество организованных преступных групп несовершеннолетних колеблется в пределах от 0,4 % до 0,7 % от общего количества преступных групп несовершеннолетних[27].

Второй признак раскрывает суть этой малой группы, ее объективный показатель. Группы характеризуются особого рода действиями – групповыми. Последнее есть то, что создается усилиями людей, имеющих в определенной ситуации общие цели, распределяющих роли и координирующих совместные действия. Именно совместная преступная деятельностьявляется признаком объединения несовершеннолетних в преступную группу.

Для несовершеннолетних характерно предварительное по месту жительства образование неформальных объединений для совместного проведения свободного времени, а спустя некоторое время под влиянием лидера или других факторов эта группа подростков приобретает антисоциальную направленность. Подростков начинает объединять криминальное ремесло, совместное совершение преступления. Поэтому для выяснения этих особенностей групп несовершеннолетних правонарушителей сотрудники органов внутренних дел должны обращаться не столько к анализу их общения, а к самому глубокому источнику – к анализу деятельности подростков в группе и тех отношений, которые складываются в процессе ее существования. Общение при этом будет представлять лишь одну из сторон этих отношений.

Принцип деятельности, сформулированный Л.С.Выготским, разработанный А.Н.Леонтьевым и развитый Г.М.Андреевой, Б.Ф.Ломовым, А.В.Петровским, Д.Б.Элькониным и др. позволяет подчеркнуть ведущую роль деятельности, отношений и общения в становлении и развитии преступной группы несовершеннолетних. С другой стороны данный принцип является основополагающим при изучении социально-психологических особенностей групп несовершеннолетних.

Важно отметить, что преступная группа несовершеннолетних всегда выступает как система деятельности. В рамках этой системы осуществляется сложная сеть межличностных отношений и взаимодействий как между членами группы, так и с другими группами, коллективами, обществом в целом. Каждый член группы одновременно является членом других групп, занимает в них определенное место и выполняет определенные роли. Поэтому очень важно знать, какое место занимает каждый подозреваемый не только в «иерархии деятельности» своей группы, но и в деятельности других групп и коллективов и какие при этом выполняет роли. И.Башкатов подчеркивает, что при внешней организованности в асоциальных группах всегда существует функциональная соподчиненность, выполнение каждым подростком ролей «организатора», «подстрекателя», «подчиненного», «исполнителя», а также «определенного статуса в конкретном виде деятельности: «вожак-лидер», «предпочитаемый», «отвергаемый», «изгой» и т.д.[28].

Взаимодействие несовершеннолетних правонарушителей является основным проявлением общественной связи и осуществляется как сознательная психологическая деятельность, а характер взаимоотношений в группах тесно связан с характером их группового взаимодействия. За реальными связями правонарушителей, которые формируются в процессе их взаимоотношений, мы можем обнаружить сложную систему ожиданий, взаимного интереса подростков друг к другу, личной неприязни или вражды, различных ролевых и статусных позиций в которых отражаются межличностные установки[29].

Третий признак – антисоциальная направленность группы – те антисоциальные и асоциальные ценности, интересы, убеждения, влечения, желания, которые в своей совокупности побуждают членов группы действовать как единое целое в совершении преступления. К.Е. Игошев утверждает, что психология членов преступной группы – «… это психология людей, связанных либо ложно понятыми интересами, либо уродливо сформировавшимися потребностями; это отношения людей, основанные либо на страхе, либо на материальной и духовной зависимости, либо на круговой поруке. Поэтому поведение каждого члена группы, как правило, коррелируется с общей групповой направленностью[30]. Важно отметить, что усвоение подростками ценностей и норм группы происходит сравнительно быстро, поскольку они легко увлекаются ее внешними атрибутами, имеющими эмоциональную окраску, налет ложной романтики, таинственности, необычности и т.п.

И.П.Башкатов, продолжая эту мысль, отмечает: важно помнить, что групповое мнение, асоциальные нормы и ценности, круговая порука и другие социально-психологические феномены, характеризующие преступные группы несовершеннолетних, являются не просто отражением бытия подростков, они формируются только в асоциальных группах и являются продуктом совместной деятельности, отношений и общения правонарушителей и обладают качественным своеобразием по сравнению с индивидуально-психологическими особенностями подростков[31].

Согласно исследованиям, проведенным А.И.Донцовым[32], качества, которые несовершеннолетние преступники считали у себя наиболее ярко выраженными по сравнению с другими (верность долгу, физическая сила, смелость), имеют в их глазах смысл лишь при проявлении и оценке их в группе. Нередко именно криминогенная группа предоставляет подросткам желаемые возможности для такой демонстрации. Для одних подростков сближение с группой становится решающим фактором в формировании их криминогенных ориентаций, установок, взглядов; у других – негативное отношение к общепринятым нормам и ценностям, искаженные потребности бывают сформированы уже ранее, в семье, в результате иного жизненного опыта и под влиянием группы лишь стимулируются и укрепляются. Кроме того, вторая категория несовершеннолетних дополняет и усиливает антисоциальную направленность групповых норм и взглядов отдельных членов группы.

Четвертый признак – наличие определенных взаимоотношений и общения. Данный признак является для преступных групп несовершеннолетних одним из основополагающих. Речь идет о том, что общение подростков с себе подобными в свободное (досуговое) время может стать отправной точкой для установления определенных взаимоотношений, приводящих группу к преступлению. Специфичность взаимоотношений и общения в преступной группе несовершеннолетних определяется спецификой совместной преступной деятельности. Непосредственный личный контакт членов группы основан на наличии общей преступной цели (главной или ситуативной), а также единстве циничных отношений к социальным норам, неуважении норм и правил поведения, установленных в обществе, либо безразличном отношении к ним.

В преступной группе в результате постоянного взаимодействия и общения неизбежно возникают оценки и ожидания, требования, носящие характер норм. Предполагается, что все члены группы примут их, и будут соблюдать. В преступной группе могут встречаться следующие виды отношений:

- член группы отрицательно относится к группе и не чувствует связанным с ней. Он либо не согласен с нормами группы и тогда последние носят скрытый характер. Либо под жестким контролем или наблюдением, страхом за свою жизнь он внешне приспосабливается, показывая, что следует тем или иным нормам. Такой вид отношения характерен для «слабого звена».

- член группы полностью идентифицирует себя со всей группой, одобряет ее и чувствует себя ее участником. В таком случае групповые нормы направляют его поведение, а санкции стабилизируют и изменяют мотивацию.

Учитывая возрастные особенности несовершеннолетних, заметим, что в силу своей восприимчивости, внушаемости и податливости, они как «пластилин» гибко могут идентифицировать себя с группой.

Как и в любой малой группе взаимоотношения и общение между ее членами динамично, развивается по своим групповым законам. В процессах объединения, обособления преступных групп несовершеннолетних действуют особые социально-психологические механизмы, среди которых профессор А.М. Столяренко выделяет: подражания, внушения, убеждения, заражения, конформизма, группового давления, массовой силы (фацилитации)[33].

Исходя из указанных признаков, можно дать следующее определение: «преступная группа несовершеннолетних» - определенным образом организованная малая антисоциальная неформальная группа несовершеннолетних лиц, созданная для совместной преступной деятельности, где между ее членами возникают специфические взаимоотношения. В дальнейшем, используя термин «преступная группа несовершеннолетних», мы будем исходить из этого определения.

А.Р. Ратинов, В.Г. Лукашевич, В.А. Ратинов одними из первых указали, что при изучении преступной группы применим методологический подход, связанный с использованием стратометрической концепции группы[34].

Автор этой концепции А.В. Петровский, рассматривая отношения в группе с позиций деятельностного подхода, сделал важный вывод: межличностные отношения в группе опосредствуются содержанием реальной деятельности группы, что позволяет увидеть ее объемную структуру[35].

Практический интерес для органов предварительного следствия представляют исследования преступных групп, ее групповой активности, внутренней структуры преступных групп. Подобные исследования были проведены в НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры РФ (70-е годы). Учеными института были выведены коэффициенты, характеризующие групповую преступную деятельность, внутригрупповые, межличностные отношения членов группы, их сплоченность, а также индивидуально-психологические особенности последних[36]. Учитывая сложность данной методики, ее можно использовать при проведении судебно-психологической экспертизы в ходе расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами и преступными сообществами.

Как отмечал И.П. Башкатов, изучение преступных групп способствует лучшему познанию тайн нравственной деформации личности, расследованию совершаемых ими преступлений. Для их изучения он использовал «самореализационную концепцию» неформальных групп. Суть этого подхода заключается в том, что для подростков 14-17 лет явно преобладает ориентация на внутренние интересы и потребности участников группового процесса. … «Подростки никому не нужны, они отчуждаются и выталкиваются на улицу из семьи, школы и других формальных объединений, и им ничего не остается делать, как самим объединяться в какие угодно группы. Главное, для них быть вместе, принадлежать к чему-то, а как оно будет называться, для них все равно[37].

В публикациях 70-90-х гг. проблемы преступности несовершеннолетних и молодежи освещались и в криминологии, они были посвящены большей частью изучению личностных и типологических особенностей подростка (работы Ю.М.Антоняна, А.И. Долговой, К.Е. Игошева, Г.М. Миньковского, В.В.Юстицкого, Р.М.Абызова и др.[38]), но они сохранили свою актуальность и до настоя­щего времени. Личностный принцип (подход), используемый учеными-криминологами, исходит из теоретических положений о биосоциальной природе личности, детерминированности деформаций личности взаимодействием комплекса факторов, связанных с противоречиями общества, внешними условиями социальной сферы и внутренними субъективными свойствами самой личности. Ю.М. Антонян отмечает: «Изучая отдельного преступника, мы изучаем его индивидуальность, включающую в себя и общие, присущие другим преступникам черты, и единичные, неповторимые. Те и другие дают целостное представление о личности. То, что в каждом преступнике есть какие-то черты, которые можно обнаружить и у других правонарушителей, является непременным условием изучения. Однако даже индивидуальные, неповторимые черты все же отражают в себе социально-типическое».

Так, по мнению указанных авторов, для части подростков-правонарушителей характерна главным образом неустойчивость перед особо интенсивным «соблазном» или давлением извне. В возрастной психологии (работы Л.И.Божович, Н.Д. Левитова, В.А. Крутецкого, Н.С. Лукина и др.[39]) отмечается, что подростки не любят тратить время на раздумья и колебания, а быстро переходят к делу; несовершеннолетние готовы на совершение самых невероятных поступков, лишь бы доказать свою взрослость, зрелость.

Речь идет о конформности, подверженности подростков влиянию группе или более старшего, физически или психологически сильного человека. Эти качества характера нередко приводят самих подростков к противоправному поведению или используются более старшими по возрасту лицами или взрослыми, порой антиобщественными элементами, которые, зная возможность необдуманных поступков со стороны несовершеннолетних, выбирают подходящий момент и вовлекают их в совершение преступлений. Поэтому согласно п.3. ч.1. ст. 421 УПК РФ по делам несовершеннолетних, «следователь обязательно проверяет влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц. Иными словами, наряду и во взаимосвязи с исследованием вопроса о наличии взрослых соучастников и иных подстрекателей, аналогичный вопрос выясняется и в отношении несовершеннолетних, но старших по возрасту»[40].

Кроме того, криминологи и психологи изучают личностные дефекты и криминологические типологии применительно к подросткам-преступникам. По мнению Ю.М.Антоняна, М.И. Еникеева, В.Е.Эминова, криминологическая типология личности преступника помогает выявить причины преступного поведения, а значит, с большей эффективностью предупреждать преступления. Следовательно, в конечном счете, она должна подчиняться общим задачам борьбы с преступностью[41]. По мнению Р.М. Абызова[42], одним из основных показателей низкого уровня социализации личности несовершеннолетнего преступника является ее моральная, правовая и профессиональная неподготовленность к различным видам общественно-полезной деятельности. Согласно указанному признаку личность преступника может дифференцироваться по типологическим группам в зависимости от степени неподготовленности к осуществлению познавательной, трудовой, общественной деятельности. В результате проведенного исследования этим автором были выделены типологические особенности несовершеннолетних преступников, совершивших корытные, насильственные и корыстно-насильственные преступления.

Изучению личностных особенностей членов подростковых преступных групп посвящены как психологические, так и криминологические исследования. В первую очередь, в таких исследованиях отмечаются социально-психологические особенности лидеров (организаторов) преступных групп.

По данным Ю.М. Антоняна, В.В.Юстицкого в качестве организаторов преступных групп несовершеннолетних чаще всего выступают гипертимные (сверхактивные) подростки: активные в деятельности, движениях, обладающие импульсивностью, которые действуют не раздумывая, всегда веселы, разговорчивы, очень энергичны, самостоятельны, не реагирует на замечания, игнорируют наказания, теряет грань дозволен­ного, у которого отсутствует самокритичность.

М.И.Еникеев отмечает, что «лидерство в подростковых группах обычно принадлежит типам стеническим (сильным), возбудимым, контактным и постоянно готовым к агрессивным действиям. Иногда лидерство захватывается истероидным типом, демонстративно выражающим общее настроение группы и использующим для поддержания своей «власти» физически сильного, но конформного, нередко отстающего в психическом развитии сверстника»[43].

О подобных качествах идет речь и в исследованиях Г.Ш.Глонти: лидер в группе подростков:

- в 40% случаев – обладает физическим превосходством;

- в 20% - преступным опытом;

- в 17% - способным на жестокую расправу;

- в 13% - интеллектуальными способностями разрабатывать преступления[44].

О.Г.Ковалев, А.И.Ушатиков, В.Г.Деев представляют эталонный ряд идентификационных качеств лидеров криминогенных групп несовершеннолетних[45]:

- независимость в суждениях и поведении;

- умение организовывать, подчинять себе других;

- твердость характера, решительность, требование беспрекословного послушания;

- наличие опыта асоциальной деятельности, знание субкультуры;

- внешнее дружелюбие, общительность, умение расположить к себе человека (войти в доверие, «пустить пыль в глаза»);

- уверенность в себе, стремление к власти, превосходству над другими;

- внешняя привлекательность (умение модно одеваться, хорошие манеры);

- физическая сила, ловкость, выносливость;

- наглость и цинизм в суждениях и поведении.

В целом, в представленных особенностях лидеров преступных групп несовершеннолетних речь идет о «сильных» сторонах личности (развитых интеллектуальных способностях, физической силе, волевых качествах и пр.), благодаря которым удается не только продумать и организовать преступление, повести за собой участников группы, но и быть объектом для подражания в группе.

Исследование И.П.Башкатова показывает, что в случае появления у лидера трудностей другие члены группы сопереживают ему и в то же время радуются, что неприятность не касается их (пассивно-созерцательное сопереживание). Освобождаясь от страха наказания, они стараются «подорвать» авторитет лидеров, понизить их статус и улучшить свое положение.

Важно отметить, что при исследовании особенностей преступной группы сотрудникам органов внутренних дел нельзя ограничиваться изучением индивидуальных характеристик членов группы, их интересов, склонностей, фабулы группового преступления, хотя на первоначальном этапе предварительного следствия изучения группы это просто необходимо.

Полученные данные о личности каждого преступника должны быть преобразованы в своеобразную систему историй индивидуального общения подозреваемого в семье, школе, на работе, на улице, с друзьями, взрослыми. Как считает И.П. Башкатов: «Знание истории общения дает возможность определить истоки возникновения отклонений в поведении подростка, его участие, роль и место в становлении преступной группы. Путем ранжирования основных видов занятий, интересов и склонностей можно раскрыть и отношения между различными видами деятельности, которые сформированы в индивидуальных историях общения. Эти отношения тоже представляют собой сложную систему, куда входят притяжение или отталкивание, дополнение или замещение, обусловливание или вытеснение»[46]. Аналогично этому можно выстроить систему отношений внутри группы лиц, подозреваемых в совершении преступления.

Итак, в исследованиях отечественных ученых, которые опирались на разнообразные научные подходы, представлена информация, позволяющие охарактеризовать как сами преступные группы несовершеннолетних, так и социально-психологические свойства членов этих групп.

Для науки и практики предварительного расследования органами внутренних дел групповых преступлений несовершеннолетних очень важно изучение причин, закономерностей возникновения, развития и функционирования преступных групп, принятие ими решения на совершение преступлений.

Проблема причин преступности – самая острая и дискуссионная в криминологии. Научные исследования причин преступности в отечественной криминологии ведутся уже более 100 лет. В отечественной криминологии и криминальной психологии обозначен системный подход к изучению и объяснению преступного поведения. Данный подход нашел отражение в теории «множественных факторов», авторами которой были английские криминологи Ш. и Э. Глюк. Ими выделяется около 200 различных факторов: от психофизиологических до национальных, расовых и даже климатических.

В методологических целях следует различать причины существования преступности вообще и причины преступности в данной стране. Немаловажными являются ответы на вопрос о причинах групповых преступлений несовершеннолетних.

Профессор Ю.М. Антонян[47] считает, что в современной России причины преступности могут быть сведены к следующим главным факторам: резкое расслоение общества; недостаточное развитие экономики России; низкое качество жизни; утеря прежнего государственного патронажа; безынициативность людей; низкий уровень нравственности населения; депрессия и тревожность, традиционная агрессивность людей в России. Безусловно, все эти факторы можно отнести и к причинам групповых преступлений несовершеннолетних.

Учитывая специфику совершения подростками преступления в группе, отметим, что, по крайней мере, три из выше указанных факторов имеют особое значение в групповых преступлениях несовершеннолетних.

Низкий уровень нравственности – одна из причин, имеющая особый смысл в групповых преступлениях несовершеннолетних. Исследования социологов и психологов показывает, что в большинстве случаев подростки, совершающие групповые преступления, связаны с отрицательной микросредой. Это может быть не только неблагополучная семья (кстати, заметим, что по данным МВД России более 6 млн. детей воспитывается в неблагополучных условиях), где ребенок получает искаженное представление о нормах морали и права, где нет должного контроля за его свободным временем и поведением вне дома. Естественное стремление объединиться в условиях «заброшенности» и недружелюбия мира взрослых, и поисками столь значимых для молодежи дружеских и сексуальных контактов и привязанностей, и пониманием ровесников при непонимании взрослыми и т.п.[48]. Одни подростки ищут себе обожателей, а другие – наставников. Дворовая компания, группа сверстников с асоциальной направленностью, членом которой может стать подросток, становится для него своеобразной «школой» получения сначала аморального, а затем и криминального опыта. Подростки быстро усваивают бытующие в этих компаниях нормы поведения и традиции.

Тот факт, что большинство преступлений и правонарушений подростками совершается в составе небольших по численности групп, можно объяснить с психологической точки зрения. У подростков гораздо сильнее, чем у взрослых, развита потребность в общении. Некоторые ученые даже считают эту потребность врожденной. Профессор В.Н.Мясищев писал, что: «Человек как общественное существо характеризуется тем, что он не может жить без другого человека. В результате взаимодействия с другим человеком он приобретает потребность общения с ним»[49]. Как отмечала Л.И. Божович, развитие ребенка решающим образом определяется реализацией потребности общения, которая составляет основу и движущую силу этого развития[50]. Удовлетворяя эту потребность, подростки легче устанавливают межличностные контакты, чаще образуют неформальные группы. Это является основой для возникновения эмоциональных отношений между членами групп, особых групповых ценностей и норм поведения. Как отмечает Т.В.Драгунова, «общение с близким товарищем выделяется в совершенно особую деятельность, которая может быть названа деятельностью общения. Предметом этой деятельности является другой человек – товарищ-сверстник. Эта деятельность существует, с одной стороны, в виде поступков подростков по отношению друг к другу, с другой – в форме размышлений о поступках товарища и взаимоотношениях с ним»[51]. Эта потребность в общении с себе подобными определяет все дальнейшее поведение подростка, его переживания, мотивы и направленность деятельности. Для подросткового возраста характерен «групповой инстинкт», возрастная склонность выделять лидера в кругу себе подобных и следовать за ним. Реакция группирования в значительной мере объясняет то, что подавляющее большинство преступлений совершается подростками в составе группы.

Изучение процесса возникновения преступных групп несовершеннолетних свидетельствует, что в основном они формируются по месту жительства, значительная часть из них образуется весной и летом (64,5%)[52].

О.Г.Ковалев, А.И.Ушатиков, В.Г.Деев[53] выделяют три социально-психологических компонента образования и функционирования преступных группировок несовершеннолетних:

1) целостность группы (наличие взаимопонимания, симпатий, общности целей, взглядов, жизненных планов и т.д.);

2) наличие в ней субъектов, которые могут принять на себя роль лидеров (т.е. наличие консолидирующих механизмов);

3) возрастная склонность несовершеннолетних выделять лидера и следовать за ним (безоговорочное содействие носителю групповых криминальных ценностей, традиций, обычаев).

На наш взгляд, уровень тревожности у подростков значительно выше, чем у граждан, достигших совершеннолетия. Несовершеннолетие как одна из самых незащищенных общностей России, испытывают самые разнообразные страхи о своем будущем, их волнуют проблемы, как не быть униженным, страдающим, уничтоженным и пр. Незавершенность формирования нервной системы, когда окружающие взрослые его воспринимают как ребенка, а он претендует на роль взрослого, неготовность выполнять функции и роли взрослых людей – все это и другое – веские причины для повышенной тревожности подростков и детей. Чувствуя себя незащищенными во взаимодействии со взрослыми, они объединяются вместе, обсуждая эти волнения, страхи и тревоги и чувствуют себя сильнее.




Читайте также:
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (632)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.035 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7