Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Краниологические материалы золотоордынского времени




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Из воронежской области

MEDIEVAL CRANIA FROM THE VORONEZH REGION А.А. Казарницкий

Отдел антропологии Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН,

Санкт-Петербург, Россия, kazarnitski@mail.ru

A.A. Kazarnitsky

Department of Physical Anthropology, Peter the Great Museum of Anthropology and Ethnography (Kunstkamera),

Russian Academy of Sciences, Saint Petersburg, Russia


 

 


Новые краниологические материалы золото- ордынского времени из Воронежской области, сохранность которых достаточна для кранио­метрического исследования, пока крайне не­многочисленны. Из средневековых погребений Таганского грунтового могильника (Павловский район), изученного воронежскими археологами в 1995-2002 гг. (Матвеев, Цыбин 2004), целыми сохранились лишь один мужской и два женских черепа. Такое же количество черепов было полу­чено в результате археологических работ 2002 г. под руководством М.В. Цыбина из золотоордын- ского мавзолея у поселка Красный Бобровского района. Черепа были измерены автором статьи весной 2013 г. в археологической лаборатории Воронежского государственного университета с любезного разрешения авторов раскопок.

Антропологическому составу золотоордынско- го населения Восточной Европы посвящено мно­жество публикаций (Залкинд, 1972; Яблонский, 1979, 1980, 1986; Шевченко, 1980; Герасимова и др., 1987; Балабанова, 1999, 2000; Балабанова и др., 2011 и др.). Опубликованные краниологи­ческие выборки многочисленны и морфологиче­ски разнообразны, что позволило исследователям выявить несколько популяционных компонентов: южносибирский и центральноазиатский мон­голоидные, восточноевропейский и средизем­номорский европеоидные. Некоторые антропо­логи типологически выделяли даже единичные черепа экваториального облика (Залкинд, 1972; Шевченко, 1980; Балабанова, 1999, 2000). При столь подробном изучении кочевого и оседлого городского населения Золотой Орды посвящать отдельную работу всего лишь нескольким новым черепам, казалось бы, нет смысла. Однако чере­па из средневековых погребений с территории Воронежской области в печати почти неизвестны. Единственным ярким исключением является подробное исследование палеоантропологиче- ской коллекции из Новохарьковского грунтово­го могильника (Ольховатский район), которая оказалась морфологически наиболее сходной с краниологическими сериями аланской части населения салтово-маяцкой культуры (Алексеева и др., 2002).



Настоящее сообщение посвящено описанию морфологии шести новых черепов (табл. 1) из двух разных погребальных памятников XIV века - из грунтового могильника и из мавзолея. Черепа были измерены по стандартной кранио­метрической программе (Алексеев, Дебец, 1964). Для межгруппового анализа были использованы средние краниометрические данные о 69 мужских и 60 женских выборках черепов из погребений VIII-XV вв. с территории Восточной Европы, Северного Кавказа, Южной Сибири и Средней Азии общей численностью около 1600 мужских и 1200 женских черепов. Межгрупповое сопо­ставление проводилось с целью определения ста­тистических закономерностей территориальной изменчивости краниологических признаков, для чего был применен дискриминантный канониче­ский анализ с усредненной матрицей корреляций между признаками. Степень сходства единич­ных черепов с краниологическими выборками оценивалась посредством подсчета расстояний Махаланобиса, шкалированных по алгоритму Гуттмана. Все статистические процедуры осу­ществлены при помощи пакета Microsoft Office Excel и оригинальной программы Б.А. Козинцева (1991).

Общими чертами одного мужского и двух женских черепов из мавзолея у поселка Красный являются очень высокое уплощенное лицо, ме- зоконхные орбиты и слабо выступающий нос. Женский череп из центра мавзолейного скле­па мезокранный со среднешироким лицевым скелетом, в то время как мужской и женский черепа из погребений № 2 и № 3, сооружен­ных непосредственно возле мавзолея, но за его пределами, имеют очень широкие брахикранные черепные коробки и очень большие поперечные размеры лица.

Мужской череп из Таганского могильника (раскоп 3, погребение 7) брахикранный, с не­большим мезопрозопным лицевым отделом, низкими орбитами, средневыступающим носом


© О

tl е

Рис. 1. Расположение мужских (А) и женских (В) краниологических выборок в пространстве первых двух канонических векторов и положение мужских черепов среди мужских краниологических серий по

результатам многомерного шкалирования расстояний Махаланобиса (Б). a - серии восточных славян; b - серии из средневековых могильников Северного Кавказа, из салтово- маяцких катакомб и некрополей Саркела; c - серии из средневековых могильников с территории Узбекистана; d - серии из булгарских могильников; е - серии из некрополей золотоордынских городищ, из могильников тюркских кочевников Подонья (окрестности Саркела), Нижнего Поволжья и Казахстана и серии зливкинского типа салтово-маяцкой культуры; f - Березовский могильник; g - Новохарьковский могильник; h - черепа из Таганского могильника; i - черепа из мавзолея у поселка Красный


средней ширины, средневысоким переносьем, горизонтальная профилированность лица сред­няя на верхнем уровне и очень резкая на уровне зигомаксиллярных точек. Женский череп из погребения 2 (раскоп 3) небольшой, брахикран- ный, мезопрозопный, мезоринный, мезоконхный, с клиногнатным лицом и сильно выступающим носом. Второй женский череп (раскоп 3, погре­бение 8) тоже брахикранный, но более крупный, по верхнему лицевому указателю эуриен, имеет хамеконхные орбиты, хамеринный нос, сред­нюю горизонтальную профилированность лица и очень малый угол выступания носа.

Прежде чем сравнивать новые черепа с уже известными материалами, был проведен меж­групповой анализ большинства доступных по публикациям мужских краниологических серий VIII-XV веков. В результате первые два кано­нических вектора (КВ) отразили 64 % общей изменчивости, причем только на КВ I пришлось более 50 %. Первый вектор продемонстрировал вариабельность продольного, поперечного и ску­лового диаметров, верхней высоты лица, высоты носа, высоты орбиты и горизонтальных лицевых углов. Во втором наибольшие нагрузки легли на угол выступания и ширину носа, на ширину лба и высотный диаметр черепа. В пространстве первых двух канонических векторов диффе­ренциация мужских выборок разных культур и территорий оказалась довольно отчетливой (рис. 1, А).

Наименьшие значения по обоим векторам по­лучили серии из восточнославянских курганов и кладбищ IX-XIII вв. (Алексеева, 1973) - это европеоиды Восточной Европы с небольшим клиногнатным лицом, средним углом высту- пания носа, долихо- и мезокранной черепной коробкой.

Таблица1 Индивидуальные измерения черепов из погребений XIV века Воронежской области
Полевой шифр Погр. 2 возле мав­золея у п. Красный Таганский мог., р. 3, п. 7 Погр. в центре мавзолея у п. Красный Погр. 3 возле мавзолея у п. Красный Таганский мог., р. 3, п. 2 Таганский мог., р. 3, п. 8
Пол мужской женский
Возраст (лет) 25-35 20-25 25-35 35-45 18-20 30-40
1. Продольный диаметр 177,0 171,0 172,0 172,0 164,0 177,0
8. Поперечный диаметр 152,0 136,0 135,0 154,0 133,0 147,0
17. Высотный диаметр 132,0 125,5 - 133,0 128,0 126,5
9. Наименьшая ширина лба 91,0 91,5 91,0 98,0 92,0 94,0
45. Скуловой диаметр 142,0 119,0 124? 136,0 118,0 131,0
48. Верхняя высота лица 82,2 62? 74,0 74? 61,7 62,4
55. Высота носа 58,3 47,6 53,8 54,5? 46,0 47,0
54. Ширина носа 23,7 24,4 25,5 27,5? 22,5 27,0
51. Ширина орбиты 41,7 39,5 41,5 40,5 38,5 37,8
52. Высота орбиты 34,3 29,5 34,5 34,0 30,0 27,8
77. Назомалярный угол 148,1 142,0 139,8 149,5 136,9 141,8
zm. Зигомаксиллярный угол 134,9 124,1 135,1? 145,8?? 125,8 134,2
SC. Симотическая ширина 6,3 7,7 10,3 9,8 10,2 5,7
SS. Симотическая высота 2,8 3,6 3,4 2,5 5,5 2,2
75(1). Угол выступания носа 21,0 26,0 20,0 15,0 30,0 9,0
8:1 Черепной указатель 85,9 79,5 78,5 89,5 81,1 83,1
17:1 Высотно-продольный указатель 74,6 73,4 - 77,3 78,0 71,5
48:45 Верхний лицевой указатель 57,9 52,1 59,7 54,4 52,3 47,6
54:55 Носовой указатель 40,7 51,3 47,4 50,5 48,9 57,4
52:51 Орбитный указатель 82,3 74,7 83,1 84,0 77,9 73,5
SS:SC Симотический указатель 44,4 46,8 33,0 25,5 53,9 38,6

Малые значения координат в КВ I и средние в КВ II наблюдаются у европеоидных серий из средневековых могильников Северного Кавказа (Алексеев, 1974; Березина и др., 2012), из некро­полей Саркела возле крепостных стен (Гинзбург 1951; Вуич и др., 1963; Фирштейн, 1963) и из катакомбных погребений салтово-маяцкой куль­туры, которые принято соотносить с аланским компонентом населения Хазарского каганата (салтовский краниологический тип) (Алексеев, 1962; Кондукторова, Сегеда, 1987, 1990; Березина и др., 2012). От восточных славян они отличают­
ся более резкой профилированностью лица на среднем уровне и сильно выступающим носом.

В поле максимальных значений по второму вектору и средних - по первому расположились выборки черепов из могильников IX-XIV вв. с территории современного Узбекистана (Ягодин, Ходжайов, 1970; Гинзбург, Трофимова, 1972). Это среднеазиатский вариант южных европеоидов, которым свойственно сочетание среднего на- зомалярного, малого зигомаксиллярного углов и очень большого угла выступания носа.

Наибольшие значения по первому вектору по­лучило большинство серий из некрополей золо- тоордынских городищ (Залкинд, 1972; Гинзбург, Трофимова, 1972; Шевченко, 1980; Яблонский, 1980, 1986; Герасимова и др., 1987; Балабанова 1999, 2000; Перерва и др., 2010; Балабанова и др., 2011), из могильников тюркских кочев­ников Нижнего Поволжья, Подонья и с тер­ритории современного Казахстана (Гинзбург, 1951; Вуич, 1963; Гинзбург, Трофимова, 1972; Шевченко, неопубл.). Здесь же оказались кра­ниологические серии из Зливкинского мо­гильника (Наджимов, 1955) и ямных могиль­ников салтово-маяцкой культуры Ржевский, Мандровский и Лысогоровский, оставленных представителями так называемого зливкинско- го (или булгарского) краниологического типа в составе хазарского населения (Березина и др., 2012). Все эти группы, как правило, характе­ризуются брахикранией, крупным широким и уплощенным лицом со слабо выступающим носом, то есть комплексом признаков южноси­бирской группы популяций.

Однако две серии - из некрополя Красноярс­кого городища Маячный бугор (Астраханская обл.) и из города Азак (Азов, Ростовская обл.) - отличаются от остальных золотоордынских групп. В выборке из Маячного Бугра присутствует большое число черепов, происхождение кото­рых, по мнению М.А. Балабановой (Балабанова и др., 2011), связано со среднеазиатскими по­пуляциями, что подтверждается и результатами канонического анализа, так как эта выборка смещена как раз в направлении максимальных значений координат в КВ II, свойственных сери­ям из Узбекистана. В выборке из средневекового Азака тем же автором выделен лептоморфный южноевропеоидный компонент (Балабанова, 2000) - большой процент черепов подобного облика в составе азакской выборки, вероятно, и обусловил ее положение в векторном простран­стве поблизости от европеоидных серий.

Промежуточное положение между южными и восточными европеоидными, с одной стороны, и южносибирскими монголоидными - с другой, заняли морфологически разнообразные серии из

Волжской Булгарии и соседних с ней регионов Поволжья (Трофимова, 1956; Герасимова, 1956; Акимова, 1964, 1973; Постникова, 1970, 1973; Алексеев, 1974; Герасимова и др., 1987; Ефимова, 1991). Наряду с большинством групп смешанного европеоидно-монголоидного облика (при доми­нировании европеоидного компонента) здесь при­сутствуют и почти исключительно европеоидные по составу серии, как, например, две выборки из могильника Бабий Бугор. Изучившая эти матери­алы Т.А. Трофимова (Трофимова, 1956) пришла к выводу, что Рядовой могильник Бабьего Бугра был оставлен пришедшими в среднее Поволжье из Приазовья верхнесалтовскими коллектива­ми, при этом среди погребенных в т.н. Братской могиле на том же некрополе преобладают пред­ставители древнего европеоидного субстратного населения Восточной Европы (Трофимова, 1956). Полное подтверждение этим выводам наблюда­ется в положении двух серий из Бабьего Бугра в пространстве канонических векторов: первой - среди серий салтовского типа салтово-маяцкой культуры, второй - в непосредственной близости от восточнославянских групп. Преимущественно южносибирский краниологический комплекс представлен в выборках из столицы Волжской Булгарии - из мавзолея «Ханская усыпальни­ца» и из культурного слоя Булгара (Гресимова и др., 1987). В составе других выборок из город­ских могильников Булгара - Малый Минарет и Четырехугольник - европеоидный компонент, по всей видимости, существенно больше, что и обусловило их расположение в поле средних значений координат в КВ I.

Сходство серий Новохарьковского грун­тового могильника из Воронежской области и Березовского могильника Самарской области (Алексеева, 1958) по результатам проведенного факторного анализа не столь велико, как это от­мечали Т.И. Алексеева и М.В. Добровольская (Алексеева и др., 2002). Морфологические осо­бенности выборки из Березовского, если из нее искусственно не исключать череп с ослабленной горизонтальной профилировкой, больше на­поминают черты, распространенные среди по­волжских популяций. Однако установленное авторами сходство новохарьковской серии с че­репами салтовского типа салтово-маяцкой куль­туры полностью подтверждается. Действительно, Новохарьковский могильник оставлен, по всей видимости, потомками той части населения Хазарского каганата, происхождение которой связано с предгорьями Северного Кавказа.

Следующим этапом исследования стало опре­деление степени сходства между использованны­ми в дискриминантном каноническом анализе сериями и двумя мужскими черепами из по­гребений XIV века Воронежской области - из мавзолея у поселка Красный и из Таганского грунтового могильника. На основе шкалирован­ных расстояний Махаланобиса был построен график, расположение серий в котором почти полностью совпало с результатами канониче­ского анализа (рис. 1, Б). Исключениями здесь стали серии из ямных могильников салтово- маяцкой культуры, продемонстрировавшие здесь большее морфологическое разнообразие, чем в предыдущем варианте анализа (подробнее см.: Березина и др., 2012), но оставаясь по-прежнему в пределах южносибирского поля, а также серия из Азака, проявившая в этот раз наибольшее сходство со среднеазиатскими европеоидными выборками. Ближайшие аналогии мужскому брахикранному черепу с уплощенным лицом и слабо выступающим носом из мавзолея у по­селка Красный обнаружились среди городского населения Золотой Орды, тюркских кочевников доно-волжских и казахстанских степей и по­гребенных в Ханской усыпальнице и культур­ном слое Булгара. Морфология же мужского черепа из Таганского могильника скорее типич­на для субстратного европеоидного населения Восточной Европы.

Средние краниометрические характеристики двух женских черепов из мавзолея у поселка Красный и двух - из Таганского грунтового могильника были включены в канонический анализ женских краниологических серий, со­став которых почти полностью аналогичен ма­териалам для анализа мужских групп[5]. Первые два канонических вектора отразили 54 % и 9,5 % дисперсии соответственно, максимальные на­грузки получили те же признаки, что и у мужчин. Такими же оказались и общие закономерно­сти краниологической изменчивости, хотя жен­ские славянские, салтово-маяцкие, булгарские, среднеазиатские и золотоордынские скопления серий дифференцированы не так отчетливо, как мужские (рис. 1, В). Женские черепа из мавзолея у поселка Красный расположились среди серий южносибирского облика, тогда как черепа из Таганского могильника - среди европеоидных групп с небольшой монголоидной примесью.

Таким образом, в результате проведенного анализа подтвердилось северокавказское проис­хождение европеоидного населения, оставивше­го Новохарьковский могильник. Морфология мужского и двух женских черепов из Таганского могильника находит аналогии среди субстратных европеоидных популяций Восточной Европы, тогда как погребенные в мавзолее у поселка Красный характеризуются чертами, свойственны­ми южносибирским популяциям, составившим основу кочевого и значительную часть городского населения Золотой Орды. Для подтверждения заключения о доминировании европеоидного на­селения в грунтовых могильниках и монголоид­ного - в элитных золотоордынских погребениях Воронежской области требуется, разумеется, дальнейшее накопление антропологических ма­териалов. До формирования репрезентативной базы данных сделанные выводы могут быть толь­ко предварительными.


 

 


Список литературы

Акимова М.С. Материалы к антропологии ранних болгар // Геннинг В.Ф., Халиков А.Х. Ранние болгары на Волге. М.: Наука, 1964. С. 177-196.

Акимова М.С. Антропологические материалы из Танкеевского могильника // Вопросы антропологии. 1973, № 45. C. 15-29.

Алексеев В.П. Антрополопя Салпвського могильника // Матер1али з антропологи Украши. 1962. № 2. С. 44-87.

Алексеев В.П. Происхождение народов Кавказа. М.: Наука, 1974.

Алексеев В.П., Дебец Г.Ф. Краниометрия. Методика антропологических исследований. М., 1964. Алексеева Т.М. Черепа из Березовского могильника (по материалам Куйбышевской экспедиции) // Советская антропология. 1958. № 3. С. 85-89.

Алексеева Т.И. Этногенез восточных славян по данным антропологии. М.: Изд-во МГУ, 1973. Алексеева Т.И., Бужилова А.П., Винников А.З., Волков И.В., Козловская М.В., Лебединская Г.В., Медникова М.Б., Цыбин М.В. Новохарьковский могильник эпохи Золотой Орды. Воронеж: Изд-во Воронежского гос. ун-та, 2002.

Балабанова М.А. Антропологический состав и происхождение населения Царевского городища // Историко-археологические исследования в Нижнем Поволжье. Вып. 3. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 1999. С. 199-228.

Балабанова М.А. Краниологическая характеристика населения золотоордынского Азака // Донская археология. 2000. № 3-4. С. 99-109.

Балабанова М.А., Перерва Е.В., Зубарева Е.Г. Антропология Красноярского городища золотоордынского времени. Волгоград: Изд-во ФГОУ ВПО ВАГС, 2011.

Березина Н.Я., Бужилова А.П., Решетова И.К. Новые краниологические материалы к вопросу об антро­пологическом субстрате средневековых алан // Вестник МГУ. Серия XIII. Антропология. 2012. № 4. С. 18-36.

Вуич Л.Г., Гинзбург В.В., Фирштейн Б.В. Черепа из погребений у оборонительных стен Саркела-Белой Вежи // Материалы и исследования по археологии СССР. 1963. № 109. С. 354-410. Вуич Л.Г. Черепа из кочевнического могильника возле Саркела-Белой Вежи // Материалы и исследо­вания по археологии СССР. 1963. № 109. С. 420-449.

Герасимова М.М. Скелеты древних болгар из раскопок у с. Кайбелы // Труды Ин-та этнографии, Новая серия. Т. 33. Антропологический сборник I. М.: Изд-во АН СССР, 1956. С. 146-165. Герасимова М.М., Рудь Н.М., Яблонский Л.Т. Антропология античного и средневекового населения Восточной Европы. М.: Наука, 1987.

Гинзбург В.В. Антропологические материалы к проблеме происхождения населения Хазарского кага­ната // Сборник МАЭ. 1951. № 13. С. 309-416.

Гинзбург В.В., Трофимова Т.А. Палеоантропология Средней Азии. М.: Наука, 1972.

Ефимова С.Г. Палеоантропология Поволжья и Приуралья. М.: Изд-во МГУ, 1991.

Залкинд Н.Г. Краниологические материалы XIV в. н.э. из Нового Сарая (Сарай Берке) // Человек

(эволюция и внутривидовая дифференциация). Труды Московского общества испытателей природы.

М.: Наука, 1972. Т. XLIII. С. 162-166.

Кондукторова Т.С., Сегеда С.П. Краниологическая и одонтологическая характеристика людей из Маяцкого VIII-IX вв. // Вопросы антропологии. 1987. № 78. С. 69-81.

Кондукторова Т.С., Сегеда С.П. Краниологическая и одонтологическая характеристика людей салтово- маяцкой культуры из села Дмитровское // Вопросы антропологии. 1990. № 84. С. 94-105. Матвеев Ю.П., Цыбин М.В. Таганский грунтовый могильник // Археологические памятники Донского бассейна. Воронеж: Воронежский гос. ун-т, 2004. Вып. 6.

Наджимов К.Н. О черепах Зливкинского могильника // Краткие сообщения Ин-та этнографии АН ССР. 1955. № 24. С 66-74.

Перерва Е.В., Кутуков Д.В., Балабанова М.А., Зубарева Е.Г. Вакуровский могильник Красноярского горо­дища эпохи Золотой Орды (археология и антропология). Волгоград: Изд-во ФГОУ ВПО ВАГС, 2010. Постникова Н.М. К антропологии средневекового могильника Четырехугольник // Поволжье в средние века. М.: Наука, 1970. С. 24-38.

Постникова Н.М. К антропологии населения Волжской Булгарии: антропологические материалы из могильника Минарет XIV-XV вв. // Советская археология. 1973. № 3. С. 203-211. Трофимова Т.А. Антропологический состав населения г. Болгары в X-XV веках // Труды Ин-та этно­графии. Новая серия. Т. 33. Антропологический сборник I. М.: Изд-во АН СССР, 1956. С. 73-145. Фирштейн Б.В. Черепа из насыпей возле Белой Вежи // Материалы и исследования по археологии СССР. 1963. № 109. С. 308-353.

Шевченко А.В. Антропологическая характеристика средневекового населения низовьев Волги (по краниологическим материалам из могильника Хан-Тюбе) // Сборник МАЭ. № 36. Исследования по палеоантропологии и краниологии СССР. Л.: Наука, 1980. С. 139-168.

Яблонский Л.Т. Некоторые результаты исследования средневекового мусульманского некрополя Селитренного городища // Полевые исследования Института этнографии 1977. М.: Наука, 1979. С. 196-204.

Яблонский Л.Т. Мусульманский некрополь Водянского городища // Советская археология. 1980. № 1. С. 90-105.

Яблонский Л.Т. Монголы в городах Золотой Орды (по материалам мусульманских некрополей) // Проблемы антропологии древнего и современного населения Советской Азии. Новосибирск: Наука, 1986. С. 6-27.

Ягодин В.Н., Ходжайов Т.К. Некрополь древнего Миздахкана. Ташкент: Изд-во «ФАН» Узбекской ССР, 1970.




Читайте также:
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (712)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.034 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7