Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Оракул Аполлона Пифийского врачу Орибасию 2 страница




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сгинуло, что недостойной душе доверено было…

Так почему же теперь пуще терзаешься ты?

Что не окрепнешь душой, себе не найдешь утешенья,

Гневом гонимый богов, не перестанешь страдать?

Долгую трудно любовь пресечь внезапным разрывом,

Трудно, поистине так, — все же решись наконец!

В этом спасенье твое, решись, собери свою волю,

Одолевай свою страсть, хватит ли сил или нет.

Боги! Жалость в вас есть, и людям не раз подавали

Помощь последнюю вы даже на смертном одре,

Киньте взор на меня, несчастливца, и ежели чисто

Прожил я жизнь, — из меня вырвите черный недуг!

Оцепенением он проникает мне в члены глубоко,

Лучшие радости прочь гонит из груди моей.

Я уж о том не молю, чтоб она предпочла меня снова

Или чтоб скромной была, — это немыслимо ей,

Лишь исцелиться бы мне, лишь мрачную хворь мою сбросить.

Боги! О том лишь прошу — за благочестье мое.

 

 

«И ненавижу ее и люблю…»

 

Перевод Ф. Петровского

 

И ненавижу ее и люблю. «Почему же?» — ты спросишь.

Сам я не знаю, но так чувствую я — и томлюсь.

 

 

«Квинтию славят красивой…»

 

Перевод Адр. Пиотровского

 

Квинтию славят красивой. А я назову ее стройной,



Белой и станом прямой. Все похвалю по частям.

Не назову лишь красавицей. В Квинтии нет обаянья,

В теле роскошном таком искорки нету огня.

Лесбия — вот кто красива! Она обездолила женщин,

Женские все волшебства соединила в себе.

 

 

«Лесбия вечно ругает меня…»

 

Перевод Адр. Пиотровского

 

Лесбия вечно ругает меня. Не молчит ни мгновенья,

Я поручиться готов — Лесбия любит меня!

Ведь и со мной не иначе. Ее и кляну и браню я,

А поручиться готов — Лесбию очень люблю!

 

 

«Если желанье сбывается свыше надежды и меры…»

 

Перевод Адр. Пиотровского

 

Если желанье сбывается свыше надежды и меры,

Счастья нечайного день благословляет душа.

Благословен же будь, день золотой, драгоценный, чудесный,

Лесбии милой моей мне возвративший любовь.

Лесбия снова со мной! То, на что не надеялся, — сбылось!

О, как сверкает опять великолепная жизнь!

Кто из людей счастливей меня? Чего еще мог бы

Я пожелать на земле? Сердце полно до краев!

 

 

«Жизнь моя! Будет счастливой любовь наша…»

 

Перевод Адр. Пиотровского

 

Жизнь моя! Будет счастливой любовь наша, так ты сказала.

Будем друг другу верны и не узнаем разлук!

Боги великие! Сделайте так, чтоб она не солгала!

Пусть ее слово идет чистым от чистой души!

Пусть проживем мы в веселье спокойные, долгие годы,

Дружбы взаимной союз ненарушимо храня.

 

 

КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК[673]

 

ОДЫ

 

 

«Славный внук, Меценат…»

 

Перевод А. Семенова-Тян-Шанского

 

К Меценату

 

Славный внук, Меценат, праотцев царственных,

О, отрада моя, честь и прибежище!

Есть такие, кому высшее счастие —

Пыль арены взметать в беге увертливом

 

Раскаленных колес: пальма победная

Их возносит к богам, мира властителям.

Есть другие, кому любо избранником

Быть квиритов[674]толпы, пылкой и ветреной.

 

Этот счастлив, когда с поля ливийского

Он собрал урожай в житницы бережно;

А того, кто привык заступом вскапывать

Лишь отцовский надел, — даже богатствами

 

Всех пергамских царей в море не выманишь

Кораблем рассекать волны коварные.

А купца, если он, бури неистовой

Устрашася, начнет пылко расхваливать

 

Мир родимых полей, — вновь за починкою

Видим мы корабля в страхе пред бедностью.

Есть иные, кому с чашей вина сам-друг

Любо день коротать, лежа под деревом

 

Земляничным, в тени ласковой зелени,

Или у родника вод заповеданных.

Многих лагерь манит, — зык перемешанный

И рогов, и трубы, и ненавистная

 

Матерям всем война. Зимнего холода

Не боясь, о жене нежной не думая,

Всё охотник в лесу, — лань ли почуяла

Свора верных собак, сети ль кабан прорвал.

 

Но меня только плющ, мудрых отличие,

К вышним близит, меня роща прохладная,

Где ведут хоровод нимфы с сатирами,

Ставит выше толпы, — только б Евтерпа[675]мне

 

В руки флейту дала и Полигимния[676]

Мне наладить пришла лиру лесбийскую.

Если ж ты сопричтешь к лирным певцам меня,

Я до звезд вознесу гордую голову.

 

 

«Вдосталь снега слал и зловещим градом….»

 

Перевод Н. Гинцбурга

 

К Августу-Меркурию

 

Вдосталь снега слал и зловещим градом

Землю бил Отец и смутил весь Город,

Ринув в кремль святой[677]грозовые стрелы

Огненной дланью.

 

Всем навел он страх, не настал бы снова

Грозный век чудес и несчастной Пирры,

Век[678], когда Протей[679]гнал стада морские

К горным высотам,

 

Жили стаи рыб на вершинах вязов,

Там, где был приют лишь голубкам ведом,

И спасались вплавь над залитым лесом

Робкие лани.

 

Так и нынче: прочь от брегов этрусских

Желтый Тибр, назад повернувши волны,

Шел дворец царя сокрушить и Весты.[680]

Храм заповедный,

 

Риму мстить грозя за печаль супруги,

Впавшей в скорбь, — хоть сам не велел Юпитер —

Волны мчал он, брег затопляя левый,

Илии[681]верен.

 

Редким сыновьям от отцов порочных

Суждено узнать, как точили предки

Не на персов меч, а себе на гибель

В распре гражданской.

 

Звать каких богов мы должны, чтоб Рима

Гибель отвратить? Как молить богиню

Клиру чистых дев, если мало внемлет

Веста молитвам?

 

Грех с нас жертвой смыть на кого возложит

Бог Юпитер? Ты ль, Аполлон-провидец,

К нам придешь, рамен твоих блеск укрывши

Облаком темным.

 

Ты ль, Венера, к нам снизойдешь с улыбкой —

Смех и Пыл любви вкруг тебя витают;

Ты ль воззришь на нас, твой народ забытый,

Марс-прародитель?

 

Ты устал от игр бесконечно долгих,

Хоть и любишь бой, и сверканье шлемов,

И лицо бойца над залитым кровью

Вражеским трупом.

 

Ты ль, крылатый сын благодатной Майи[682],

Принял на земле человека образ

И согласье дал нам носить прозванье

«Цезаря мститель».

 

О, побудь меж нас, меж сынов Квирина!

Благосклонен будь: хоть злодейства наши

Гнев твой будят, ты не спеши умчаться,

Ветром стремимый,

 

Ввысь. И тешься здесь получать триумфы,

Зваться здесь отцом, гражданином первым.

Будь нам вождь, не дай без отмщенья грабить

Конным парфянам.

 

 

«Пусть Киприда хранит тебя…»

 

Перевод Я. Голосовкера

 

К кораблю Вергилия

 

Пусть Киприда хранит тебя,

Пусть хранят Близнецы, звезды-водители,[683]

И родитель ветров Эол,

Провожая тебя веяньем Япига[684].

 

Я доверил тебе, корабль,

И ветрилам твоим друга Вергилия,

Половину души моей, —

Принеси же его к берегу Аттики.

 

Трижды медная грудь была

У того удальца, у дерзновенного,

Кто впервые свой хрупкий струг

Предал ярости волн, штормы и смерч презрев —

 

Аквилона и Африка,[685]

И дождливых Гиад[686], нота[687]неистовства,

Нота властного буйства вод

Возмущать и смирять в логове Адрия.

 

Что угрозы и смерть тому,

Кто воочию зрел чудищ невиданных

И взбешенного моря зев

Между скал роковых Акрокеравнии[688]!

 

О, напрасно провидец-бог

Отделил океан и оградил им твердь,

Раз суда святотатственно

Разрезают кормой даль заповедных вод.

 

С дерзким вызовом, все презрев,

Род мятется людской, руша святой запрет,

Дерзкий отпрыск Япета[689]нам

Не к добру дар огня хитростью выманил.

 

Только с высей эфира был

Им похищен огонь, тотчас нахлынула

Хворь ордой лихорадок; смерть

Свой ускорила шаг, прежде медлительный.

 

Дал созданью бескрылому

Крылья мудрый Дедал — средь пустоты парить.

Переплыл Ахерон Геракл[690]—

Возвратился, как был, из безвозвратной мглы.

 

Нет для смертных преград земных!

Безрассудная ж дурь на небо просится,

Но не терпит, чтоб всех за грех

Громовержец поверг гневною молнией.

 

 

«Что за щеголь…»

 

Перевод Л. Голосовкера

Пирре

 

Что за щеголь — омыт весь ароматами,

Весь в гирляндах из роз — в гроте так яростно

Стан сжимает твой, Пирра?

Для кого эти локоны

 

Скромно вяжешь узлом? Ох, и оплачет он,

Будет клясть, и не раз, клятвы неверные,

Будет на море бурном,

Черным тучам в свой черный час

 

Удивляясь, глотать соль накипевших слез,

Он теперь — золотой, нежною, верною —

Не на миг, а навеки —

Он тобой упоен. Увы,

 

Ослепительна ты. Горе слепым! А я,

Из пучины едва выплыв, спасителю —

Богу моря одежды,

Еще влажные, в дар принес.[691]

 

 

«Пусть тебя, храбреца многопобедного…»

 

Перевод Г. Церетели

К Агриппе

 

Пусть тебя, храбреца многопобедного,

Варий славит — орел в песнях Меонии —

За дружины лихой подвиги на море

И на суше с тобой, вождем.

 

Я ль, Агриппа, дерзну петь твои подвиги,

Гнев Ахилла, к врагам неумолимого,

Путь Улисса морской, хитролукавого,

И Пелоповы ужасы?

 

Стыд и Музы запрет, лировладычицы

Мирной, мне не велят, чуждому подвигов,

В скромном даре своем, Цезаря славного

И тебя унижать хвалой.

 

Как достойно воспеть Марса в броне стальной,

Мериона, что крыт пылью троянскою,

И Тидида вождя, мощной Палладою

До богов вознесенного?

 

Я пою о пирах и о прелестницах,

Острый чей ноготок страшен для юношей,

Будь я страстью объят или не мучим ей,

Я — поэт легкомысленный.

 

 

« Ради богов бессмертных…»

 

Перевод А. Семенова-Тян-Шанского

К Лидии

 

Ради богов бессмертных,

Лидия, скажи: для чего ты Сибариса губишь

Страстью своей? Зачем он

Стал чуждаться игр, не терпя пыли арены знойной,

 

И не гарцует больше

Он среди других молодцов, галльских коней смиряя

Прочной уздой зубчатой?

Иль зачем он стал желтых вод Тибра бояться, — точно

 

Яда змеи, елея

Избегать, и рук, к синякам прежде привычных, ныне

Не упражняет боем

Тот, кто ловко диск и копье раньше метал за знаки?

 

Что ж, он укрыться хочет,

Как Фетиды сын[692], говорят, скрыт был под женским платьем,

Чтобы не пасть, с ликийцев

Ратями сойдясь, средь борьбы у обреченной Трои?

 

 

«Смотри: глубоким снегом засыпанный…»

 

Перевод А. Семенова-Тян-Шанского

К виночерпию Талиарху

 

Смотри: глубоким снегом засыпанный,

Соракт[693]белеет, и отягченные

Леса с трудом стоят, а реки

Скованы прочно морозом лютым.

 

Чтоб нам не зябнуть, нового топлива

В очаг подбрось и полною чашею

Черпни из амфоры сабинской,

О Талиарх, нам вина постарше!

 

Богам оставь на волю все прочее:

Лишь захотят — и ветер бушующий

В морях спадет, и не качнутся

Ни кипарисы, ни старый ясень.

 

О том, что ждет нас, брось размышления,

Прими, как прибыль, день, нам дарованный

Судьбой, и не чуждайся, друг мой,

Ни хороводов, ни ласк любовных.

 

Пока далеко старость угрюмая,

И ты цветешь. Пусть ныне влекут тебя

И состязанья, и в урочный

Вечера час нежный лепет страсти.

 

И пусть порою слышится девичий

Предатель-смех, где милая спряталась,

И будет у тебя запястье

Или колечко любви залогом.

 

 

«Вещий внук Атланта…»

 

Перевод Н. Гинцбурга

Меркурию

 

Вещий внук Атланта[694], Меркурий! Мудро

Ты смягчил людей первобытных нравы

Тем, что дал им речь и назначил меру

Грубой их силе.

 

Вестник всех богов, я тебя прославлю

В песне. Ты творец криворогой лиры,

Мастер в шутку все своровать и спрятать,

Что бы ни вздумал.

 

Ты угнал и скрыл Аполлона стадо,

И сердитый Феб, с малышом ругаясь,

Вдруг среди угроз рассмеялся: видит,

Нет и колчана.

 

Ты Приама вел[695]незаметно ночью:

Выкуп ценный нес он за тело сына,

В стан врагов идя меж огней дозорных

Мимо Атридов.[696]

 

В край блаженный ты беспорочных души

Вводишь; ты жезлом золотым смиряешь

Сонм бесплотный — мил и богам небесным,

Мил и подземным.

 

 

«Ты гадать перестань…»

 

Перевод С. Шервинского

К гадающей Левконое

 

Ты гадать перестань: нам наперед знать не дозволено,

Левконоя, какой ждет нас конец. Брось исчисления

Вавилонских таблиц[697]. Лучше терпеть, что бы ни ждало нас, —

Много ль зим небеса нам подарят, наша ль последняя,

Об утесы биясь, ныне томит море Тирренское

Бурей. Будь же мудра, вина цеди, долгой надежды нить

Кратким сроком урежь. Мы говорим, время ж завистное

Мчится. Пользуйся днем, меньше всего веря грядущему.

 

 

«Как похвалишь ты, Лидия…»

 

Перевод А. Семенова-Тян-Шанского

К Лидии

 

Как похвалишь ты, Лидия,

Розоватый ли цвет шеи у Телефа,

Руки ль белые Телефа, —

Желчью печень моя переполняется.

 

И тогда не владею я

Ни умом, ни лицом: слезы украдкою

По щекам моим катятся,

Выдавая огонь, сердце сжигающий.

 

Я сгораю, когда тебе

Буйный хмель запятнал плечи прекрасные

Или пламенный юноша

Зубом запечатлел след на губе твоей.

 

Не надейся любезною

Быть надолго тому, кто так неистово

Милый ротик уродует,

У Венеры самой нектар отведавший.

 

Те лишь много крат счастливы,

Кто связался навек прочными узами:

Им, не слушая жалобы,

Не изменит любовь раньше, чем смерть придет.

 

 

«О корабль, вот опять в море несет тебя…»

 

Перевод А. Семенова-Тян-Шанского

К республике

 

О корабль, вот опять в море несет тебя

Бурный вал. Удержись! Якорь брось в гавани!

Неужель ты не видишь,

Что твой борт потерял уже

 

Весла, — бурей твоя мачта надломлена, —

Снасти жутко трещат, — скрепы все сорваны,

И едва уже днище

Может выдержать грозную

 

Силу волн? Паруса — в клочья растерзаны;

Нет богов на корме, в бедах прибежища;

И борта расписные

Из соснового дерева,

 

Что в понтийских лесах, славное, срублено,

Не помогут пловцу, как ни гордишься ты.

Берегись! Ведь ты будешь

Только ветра игралищем.

 

О недавний предмет помысла горького,

Пробудивший теперь чувства сыновние,

Не пускайся ты в море,

Что шумит меж Цикладами!

 

 

«Вез Елену Парис по морю в отчий дом…»

 

Перевод Я. Голосовкера

Парис-Похититель

 

Вез Елену Парис по морю в отчий дом,

Опозорил пастух гостеприимный кров.

Вдруг Нерей[698]спеленал ветры гульливые,

Судьбы грозные провещал:

 

— Не к добру ты добыл в жены красавицу,

Будет день — соберет Греция воинство:

Поклянется оно грешный расторгнуть брак

И обрушить Приамов град[699].

 

Сколько поту прольют кони и воины!

Горе! Сколько могил роду Дарданову[700]!

Наготове эгид, и четверня гремит

Пред Палладой неистовой.

 

О, напрасно, Парис, будешь расчесывать

Гордо кудри свои, будешь кифарою —

Негой песен пленять женщин забывчивых,

Тщетно будешь в альковной мгле

 

Укрываться от стрел кносского лучника,

И от гула борьбы, и от погони злой:

Неотступен Аянт[701]— поздно, увы! Лишь пыль

Умастит волоса твои.

 

Оглянись, уж летит гибель троянская —

Лаэртид[702], а за ним видишь ли Нестора[703]?

Настигает тебя Тевкр[704]Саламинянин

И Сфенел[705]— он и в битве смел,

 

И конями рукой правит искусною.

В бой вступил Мерион[706]. Фурией взмыл, летит:

Вот он, бешеный, вот — ищет в бою тебя

Сам Тидит[707], что страшней отца.

 

Как в ложбине, вдали волка завидя, мчит,

Вкус травы позабыв, серна стремительно,

Так, дрожа, побежишь, еле дыша, и ты, —

Это ли обещал любви?

 

Долгий гнев кораблей, силы Ахилловой, —

Илиону продлит срок перед гибелью:

За зимою зима… Испепелит дотла

Огнь ахеян златой Пергам.

 

 

«Мать страстная страстей людских…»

 

Перевод Я. Голосовкера

К богине любви

 

Мать страстная страстей людских,

Мне Семелы дитя[708]— бог опьянения,

И разгула веселый час

Позабытой любви сердце вернуть велят.

 

Жжет мне душу Гликеры[709]блеск, —

Ослепительней он мрамора Пароса,

Жжет дразнящая дерзость, — глаз

Отвести не могу от обольстительной.

 

Обуян я Венерой: вмиг

С Кипра вихрем ко мне[710]— и не опомниться…

Где там скифы! Какой там парф

Скакуна горячит в бегстве обманчивом!

 

Дерна, мальчики, листьев мне,

Мирта, лавров сюда! Мирры, двухлетнего

В чаше жертвенной дать вина!

Жертва склонит любовь быть милосерднее.

 

 

«Будешь у меня ты вино простое…»

 

Перевод А. Семенова-Тян-Шанского

К Меценату

 

Будешь у меня ты вино простое

Пить из скромных чаш. Но его недаром

Я своей рукой засмолил в кувшине

В день незабвенный,

 

В день, когда народ пред тобой в театре

Встал, о Меценат, и над отчим Тибром

С ватиканских круч разносило эхо

Рукоплесканья.

 

Це́кубским вином наслаждайся дома

И каленских лоз дорогою влагой, —

У меня же, друг, ни Фалерн, ни Формий

Чаш не наполнят.

 

 

«Пой Диане хвалу, нежный хор девичий…»

 

Перевод А. Семенова-Тян-Шанского

К хору юношей и девушек

 

Пой Диане хвалу, нежный хор девичий,

Вы же пойте хвалу Кинфию, юноши,

И Латоне любезной!

Всеблагому Юпитеру!

 

Славьте, девы, ее, в реки влюбленную,

Как и в сени лесов хладного Алгида,

В Эриманфские дебри,

В кудри Крага зеленого.

 

Вы же, юноши, в лад славьте Темпейский дол,

Аполлону родной Делос и светлого

Бога, рамо чье лирой

И колчаном украшено.

 

Пусть он, жаркой мольбой вашею тронутый,

Горе войн отвратит с мором и голодом

От народа, направив

Их на персов с британцами!

 

 

«Кто душою чист и незлобен в жизни…»

 

Перевод А. Семенова-Тян-Шанского

К Аристию Фуску[711]

 

Кто душою чист и незлобен в жизни,

Не нужны тому ни копье злых мавров,

Ни упругий лук, ни колчан с запасом

Стрел ядовитых.

 

Будет ли лежать его путь по знойным

Африки пескам, иль в глуши Кавказа,

Иль в стране чудес, где прибрежье лижут

Волны Гидаспа[712].

 

Так, когда брожу я в лесу Сабинском[713]

Без забот, с одной только песней к милой

Лалаге моей, — с безоружным встречи

Волк избегает.

 

Равного ж ему не кормили зверя

Давние леса, не рождала даже

И пустыня та, что всех львов питает

Грудью сухою.

 

Брось меня в страну, где весны дыханье

Не живит лесов и полей увялых,

В тот бесплодный край, что Юпитер гневно

Кроет туманом;

 

Брось меня туда, где бег солнца близкий

Знойностью лучей обезлюдил землю, —

Лалаги моей разлюблю ль я голос

Или улыбку?

 

 

«Что бежишь от меня…»

 

Перевод Я. Голосовкера

Хлое

 

Что бежишь от меня, Хлоя, испуганно,

Словно в горной глуши лань малолетняя!

Ищет мать она: в страхе

К шуму леса прислушалась.

 

Шевельнет ли весна листьями взлетными,

Промелькнет ли, шурша, прозелень ящерки

В ежевике душистой, —

Дрожью робкая изойдет.

 

Оглянись, я не тигр и не гетульский[714]лев,

Чтобы хищной стопой жертву выслеживать.

Полно, зову покорствуй,

Мать на мужа сменить пора.

 

 

«Можно ль меру иль стыд в чувстве знать горестном…»

 

Перевод А. Семенова-Тян-Шанского

К Вергилию на смерть Квинтилия Вара

 

Можно ль меру иль стыд в чувстве знать горестном

При утрате такой? Скорбный напев в меня,

Мельпомена, вдохни, — ты, кому дал Отец

Звонкий голос с кифарою!

 

Так! Ужели ж навек обнял Квинтилия

Сон? Найдут ли ему в доблестях равного

Правосудия сестра — Честь неподкупная,

Совесть, Правда открытая?

 

Многим добрым сердцам смерть его горестна,

Но, Вергилий, тебе всех она горестней.

У богов ты, увы, с верой не вымолишь

Друга, что ты доверил им!

 

И хотя бы умел лучше Орфея ты

Сладкозвучной струной лес привораживать,

Оживишь ли черты лика бескровного,

Раз Меркурий, не знающий

 

Снисхожденья к мольбам, страшным жезлом своим

Уж коснулся его, чтоб приобщить к теням?

Тяжко! Но перенесть легче с покорностью

То, что нам изменить нельзя.

 

 

«Реже по ночам в запертые ставни…»

 

Перевод А. Семенова-Тян-Шанского

К Лидии

 

Реже по ночам в запертые ставни

Раздается стук молодежи дерзкой,

Чтоб прервать твой сон, и покой свой любит

Дверь на пороге,

 

Что она легко покидала прежде.

Стала слышать ты реже все и реже:

«Сна лишен тобой я, — ужель спокоен,

Лидия, сон твой?»

 

Увядая, ты по лихим повесам

В свой черед всплакнешь в уголке безлюдном

Под напев ветров, что ярятся пуще

В ночь новолунья;

 

И в тот час, когда любострастья пламень,

Что в обычный срок кобылицу бесит,

Распалит тебя, ты возропщешь, плача,

В горьком сознанье,

 

Что и плющ и мирт лишь в красе зеленой

Ценит молодежь, предавая воле!

Спутника зимы — ледяного ветрц

Листья сухие.

 

 

«Во славу музам горесть и груз тревог…»

 

Перевод Я. Голосовкера

Квинту Элию Ламию[715]

 

Во славу музам горесть и груз тревог

Ветрам отдам я. По морю Критскому

Пусть горечь дум моих развеют.

Буду беспечен и глух. Не слышу,

 

Какой властитель Арктики громы шлет,

Пред кем трепещет царь Тиридат[716]. О ты,

Пимплея, муза ликованья

Чистых ключей, увенчай, сплетая

 

Цветы в гирлянду, милого Ламия.

Коль слово косно, так славословь со мной,

Под хор сестер[717]лесбосским плектром[718]—

Песнею Ламия обессмерти!

 

 

Силен на осле. Мозаика из дома П. Прокула в Помпеях. Неаполь, музей

 

«Не для сражений чаши назначены…»[719]

 

Перевод Я. Голосовкера

К пирующим

 

Не для сражений чаши назначены,

А для веселья скромного в добрый час.

Ну что за варварский обычай

Распрей кровавой кончать пирушку!

 

Вино и свечи, право, не вяжутся

С мечом мидийским[720]. Други, уймите крик!

Долой бесчинство! Крепче левой

Облокотись и пируй пристойно.

 

И мне налили щедро фалернского[721],

Не разбавляя. Пусть же признается

Мегиллы брат[722], с какого неба

Ранен он насмерть и чьей стрелою.

 

Ах, он уперся! Только за выкуп пью!

Плати признанием! Кто б ни была она,

Огонь стыда не жжет Венеры,

Ты благородной любовью грешен.

 

Так начистую! Смело выкладывай!

Надежны уши. Ну же! О, мученик!

Увы, какой Харибде гиблой

Ты отдаешь свой чистейший пламень!

 

Какая ведьма иль фессалийский маг[723],

Какое зелье может спасти тебя?

Иль бог? От этакой химеры[724]

Даже Пегас не упас бы чудом.

 

 

«О царица Книда…»

 

Перевод А. Семенова-Тян-Шанского

К Венере

 

О царица Книда, царица Пафа,

Снизойди, Венера, в волнах курений

С Кипра в светлый дом молодой Гликеры,

Вняв ее зову.

 

Пусть с тобой спешат и твой мальчик пылкий,

Грации в своих вольных тканях, нимфы.

Без тебя тоской повитая Геба,

С ней и Меркурий.

 

 

«Что просит в новом храме поэт себе…»

 

Перевод А. Семенова-Тян-Шанского

К Аполлону

 

Что просит в новом храме поэт себе

У Аполлона? И с возлиянием

О чем он молит? Не богатых

Просит он нив средь полей Сардинских,

 

Не стад обильных в жаркой Калабрии,

Не злата с костью белой из Индии,

Не тех угодий, что спокойным

Током живит молчаливый Лирис.

 

Пускай снимают гроздья каленские,

Кому Фортуна их предоставила;

Пусть пьет купец хоть золотыми

Чашами вина — свою наживу, —

 

Богов любимец, ибо не раз в году

Простор он видит вод Атлантических

Без наказанья. Мне ж оливки,

Мне лишь цикорий да мальвы — пища.

 

Так дай прожить мне тем, что имею я,




Читайте также:
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (283)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.199 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7