Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Тема 4. Россия в первой половинеXVIII века




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

1. Реформы Петра I.

2. Россия при преемниках Петра I.

Понятия:

Реформа. Абсолютютная монархия. Империя. Традиционализм. Революция сверху. Регулярное государство.

Логические задания:

1. Докажите, что в первой четверти XVIII в. в России сложилсь абсолютная монархия.

2. Сравните реформы Петра Великого с реформами Ивана Грозного.

3. Заполнить хронологическую таблицу «Россия в первой половине XVIII века».

Дата Событие Содержание
1695, 1696.    
1700 – 1721    
   
   
   
   
   
   
   
   
1757 – 1762    
   

 

Литература:

1. Отечественная история: Элементарный курс: Учебное пособие / Под ред. И.М. Узнародова, Я.А. Перехова. – М.:Гардарики, 2002. С.120 – 131.

2.История России: IX – XXI века. От Рюрика до Путина. / Отв. ред. Я.А. Перехов.- М.: МарТ; Ростов - на – Дону: МарТ. – 2003. – С.230 – 249.

Доклады:

1. Реформы в России в начале XVIII века: «модернизация» или «консервативная революция»?

Литература:

Водарский Я.Е. Петр 1 // Вопросы истории. – 1993. - № 6. – С.59 – 78.

Медушевский А.Н. Утверждение абсолютизма в России. Сравнительно – историческое исследование. – М.: Текст. – 1994.



Сущенко В.А. Особенности российской модернизации XVIII века. // История. – Ростов – на – Дону: Феникс – 2000. – С. 352 – 379.

 

2. Реформы Петра Великого и выход России на арену мировой политики.

Литература:

Головатенко А. История России: спорные проблемы. – М.: Школа – Пресс. – 1994. – С.85 – 90.

Ковалевский П. Петр Первый – государь // Диалог. – 1992. - № 11 – 14. – С.88 – 92; № 15 – 18. – С.89 – 94.

Павленко Н.И. Петр Великий. – М.,1992. – С.497 – 499.

Эйдельман Н.Я. «Революция сверху» в России. – М.,1989.

 

 

Методические указания

При подготовке к первому вопросу следует обратить внимание на то, что, пока Московская Русь оправлялась от последствий Смутного времени, войн и народных выступлений, Западная Европа еще дальше обошла ее в экономическом, политическом и культурном развитии. В передовых европейских государствах уже укрепился свободно – рыночный уклад в экономике, значительных высот достигли литература, живопись, театр и другие виды искусств, процветала научная мысль. Утвердилась политическая система абсолютизма - в тех конкретно – исторических условиях наилучшее средство решения внутренних и внешних проблем страны.

Столь очевидные политические, культурные и научно – технические успехи Запада заставили обратить внимание передовых людей Московской Руси. Уже в ближайшем окружении царя Алексея Михайловича можно отметить ряд лиц (И. Языков, А. Ордин – Нащокин, А. Матвеев, С. Полоцкий, В. Голицин), которые своим образовательным уровнем и прозападническими настроениями выделялись на фоне родовитой старомосковской знати. Именно во времена правления этого царя наметились некоторые, пока еще робкие, сдвиги в сторону передовой европейской культуры. В образованной части русского общества усилилась тяга к иностранным языкам и литературе. При царском дворе был открыт театр. Наплыв иностранных специалистов на русскую службу усилился настолько, что для их проживания было отведено целое поселение под названием «Кукуй – город».

Проводились и более серьезные преобразования. По инициативе властей строились первые корабли и мануфактуры. В хозяйственную жизнь страны внедрялись некоторые элементы западной предпринимательской культуры. В организацию и обучение войск европейские военно – технические приемы. Даже проведенную по инициативе патриарха Никона церковную реформу можно отчасти считать одним из элементов подготовки к более основательной ломке прежнего уклада жизни. Однако более решительный сдвиг в этом направлении, круто изменивший быт и нравы русского общества, произошел в годы правления царя Петра I. (См. док. № 5).

Благодаря проведенным реформам Россия вышла на арену мировой политики, а действия преемников Петра I способствовали еще большему упрочению ее положения в качестве величайшей европейской державы.

Эпоха петровских реформ охватывает всю первую четверть XVIII века - от утверждения полного единовластия царя Петра I в 1689 г. до его смерти в 1725 г. Основными ее вехами стали: 1. Поездка в Архангельск (1693 – 1694 гг.); 2. Азовские походы (1695 – 1696 гг.); 3. «Великое посольство» (1696 – 1697 гг.); 4. Северная война (1700 – 1721 гг.); 5. Основание г. Санкт - Петербурга (1703 г.); 6. Победа под Полтавой (1709 г.); 7. Ништадский мирный договор (1721 г.); 8. Провозглашение России империей (1721 г.)

Поскольку все успехи и проблемы России в XVIII веке явились следствием реформ Петра Великого, то к ним, как и к личности царя – реформатора, приковано особое внимание историков. Одни ставят ему в заслугу бурный рост российской промышленности, создание регулярной армии и флота, установление торгово - экономических и культурных связей с Европой, строительство новой столицы, основание школ, Академии наук, издание газет, принятие нового календаря и вообще изменение жизни и быта почти всех слоев русского общества. Перемены в столь краткие сроки нигде в мире невиданные, дающие право считать Петра I «революционером на троне». (См. док. № 5, док. № 7, док. № 10).

Другие, напротив, ставят ему в вину подрыв прежних духовных основ русского общества, некритическое восприятие европейских норм поведения и элементов западной культуры, чуждых русскому национальному характеру. Сетуют на то, что даже позитивные сдвиги в жизни русского общества были достигнуты слишком большой ценой: разорением страны и физическим изнурением ее жителей. Более оригинальными в последнее время стали обвинения Петра Великого в насаждении военно- казарменного режима и установлении собственного культа «отца отечества». То есть никакой он не великий реформатор, а просто «блистательный тиран», и «честолюбец», благодаря которому, как в свое время горестно заметил русский историк Н.М. Карамзин, « ...мы стали гражданами мира, но перестали быть в некоторых случаях гражданами России». (См. док. № 8, док. № 9, ).

Но почти все авторы сходятся в одном в том, что реформаторский процесс в России, несмотря на его значительные результаты, сделавшие ее сильнейшей державой Европы, был очень противоречив, стоил больших жертв и сопровождался рядом негативных последствий для дальнейшего развития страны. (См. док. № 12).

Принимая во внимание противоречивые оценки реформаторской деятельности Петра Великого и, избегая крайних суждений, можно согласиться с точкой зрения Е. Анисимова, что вся революционность царя Петра Алексеевича носила отчетливо выраженный консервативный характер. Ведь преобразование всех государственных институтов и структур власти не затронуло самых традиционных основ русского общества – самодержавного образа правления и крепостного права, которые по – существу и явились главными рычагами в проведении реформ. Кроме того, в результате этих реформ власть правителя приобрела поистине необъятный характер, вплоть до права императора самому назначать себе преемника. А крепостничество распространилась и на дворянское сословие, которое обязано нести пожизненную службу государству.

Налицо, таким образом, феномен «консервативной революции», когда новейшие научные и культурные достижения эпохи используются для увековечивания архаичных социально – политических структур. Точно также и в России петровские реформы, дав первоначальный толчок экономическому и культурному развитию страны, обусловили затем в последующее столетие ее значительное отставание от передовых европейских государств. Исходя из этого положения, и надо рассматривать причины, основное содержание и результаты петровских реформ.

Большинство историков едины во мнении, что преобразовательная деятельность Петра I была задана всем предшествующим этапом в развитии страны. Изолированное положение страны, ее усиливающаяся технико – экономическая и культурная отсталость, требовали принятия немедленных и решительных действий, чтобы Россия не превратилась в колонию более передовых европейских государств. Материальные ресурсы, главные направления и, даже общие контуры, будующих реформ были уже обозначены в конце XVII века. (См. док. № 5 и док. № 6).

Так что остается согласиться с великим историком С.М. Соловьевым, что «… народ поднялся, собрался в дорогу, но кого-то ждали, ждали вождя». И такой вождь явился. Им стал самый знаменитый правитель России из династии Романовых - Петр I Великий. Даже суровый критик всех его деяний, консервативный публицист второй половины XVIII века князь М. Щербатов, и тот отметил, что России без Петра I понадобилось бы еще два столетия, чтобы выйти на достигнутый к концу его правления уровень развития.

Это заставляет считать, что даже наличие вполне зримых предпосылок не дает полной гарантии необратимости реформ. Нужна еще железная политическая воля, чтобы провести их в жизнь. Эта политическая воля воплотилась в личности Петра Великого, а его самодержавная власть, наряду с закрепощенным положением всех сословий общества и подчиненным положением церкви, давали ему в руки мощные рычаги для преобразования страны. В тех реальных условиях России начала XVIII века изменить взятый Петром I курс на реформирование страны могла только смерть царя – реформатора, но он заранее устранил эту возможность, пожертвовав своим сыном, который не разделял его реформаторских замыслов и, утвердив право императора самому назначать себе преемника.

Итак, харизматический характер царской власти и закрепощенное положение всего народа, помноженные на несгибаемую волю и твердость Петра I в реализации своих замыслов, сделали его реформы обреченнымы на успех.

Поскольку петровские реформы ломали вековые нормы и обычаи русс-

кого народа, им было оказано довольно сильное как активное, так и пассивное сопротивление, особенно в низших слоях общества, на которые падала основная тяжесть проводимых реформ. Неприятие петровских нововведений проявлялось в массовом движении раскольников, в стрелецких и казацких выступлениях, в дворцовых заговорах. В борьбе с противниками реформ Петр I не стеснял себя в средствах, «устраняя варварство варварскими методами». Были усилены исполнительные органы власти, применялись массовые казни и другие средства устрашения. В результате почти полностью было уничтожено целое сословие стрельцов, к которому Петр I питал особую ненависть, памятуя о пережитом им страхе во время стрелецкого восстания в 1682 году. Серьезный урон понесли также донское и запорожское казачество - очаги народной вольности в самодержавно- крепостническом государстве.

Что же касается дворянского сословия, то оно в целом приняло петровские нововведения, поскольку полностью зависело от верховной власти. Впрочем, основными помощниками Петра I стали по - преимуществу представители неродовитого дворянства, которые получили редкую возможность повысить свой социальный статус и сделать быструю карьеру. Многие представители аристократических родов оказались втянутыми в реформаторский процесс зачастую помимо своей воли. Просто они традиционно привыкли повиноваться царю. Некоторые из них, преследуя личные цели, оказались на стороне Петра I во время его борьбы с царевной Софьей и по инерции продолжали служить ему дальше, не разделяя в душе его реформаторских замыслов. Особое их недовольство вызвал петровский Табель о рангах, позволявший любому худородному человеку достичь высоких государственных постов. А также новый порядок наследования дворянских имений, устранявший последние остатки различий между вотчинной и поместной системой землевладения, между родовой аристократией и рядовым дворянством. Все дворяне отныне должны были нести пожизненную государственную службу, получать почести и награды только благодаря личному усердию, а не знатности рода.

Во многих странах центром духовной оппозиции власти становилась церковь, но на «святой Руси» такая возможность исключалась. Русская православная церковь всегда находилась в подчинении светской власти. Пользуясь этим обстоятельством, Петр I фактически превратив в её особое ведомство по духовно- религиозным вопросам. Для этого было устранено патриаршество, а руководство русской православной церковью вверено специально созданному органу «Священному синоду» c государственным чиновником во главе, в чине генерал- прокурора. Петр I покусился даже на такой незыблемый постулат христианского вероучения как тайна исповеди. По его секретному циркуляру священники были обязаны докладывать обо всех антиправительственных замыслах, о которых они узнали во время исповеди.

Логика петровских реформ просматривается довольно четко. Уже во время первого посещения Европы в составе «Великого посольства» Петр I уяснил, что, во - первых, без преодоления образовавшегося разрыва в уровне социально- экономического развития Россия не сможет поддерживать равноправные отношения с передовыми государствами Европы. Во - вторых, развитие промышленности и торговли повлечет за собой ряд изменений в сфере образования, науки и культуры, а также потребует изменения сложившихся стереотипов поведения русского человека, насаждения западного рационализма и деловитости в практической жизни.

Конечно, конкретного плана реформ и готовых методов его проведения, у Петра Великого не было и не могло быть. Однако единая линия во всех его действиях прослеживается. Для ускорения темпов своего экономического развития стране требовались прочные торговые и культурные связи с более передовыми европейскими государствами. Для этого надо было обеспечить России выход к Балтийскому побережью, но добиться этого можно было только победив сильнейшую тогда в Европе военно - морскую державу- Швецию. Для успешного решения этой задачи надо было создать регулярную армию и флот, позаботиться о создании промышленной базы и совершенствовании системы управления страной. Все это, в свою очередь, требовало развития образования, распространения технических и гуманитарных знаний, изменений в духовной жизни русского общества и в народном быту.

Отсюда одна из уникальнейших черт опыта российских реформ заключалась в том, что они проводились в экстремальной ситуации Северной войны. Общеизвестно, что для успешного осуществления реформ требуется политическая стабильность внутри страны и отказ от активной внешней политики. В России все обстояло совсем иначе. Поэтому обстановка военного времени наложила свой отпечаток на содержание и на ход реформационных процессов. Трудно назвать другую страну в мире, которая сумела бы осуществить столь крутую ломку своих социально- политических и экономических структур в подобной ситуации.

Налицо, таким образом, пример мобилизационного типа исторического развития страны, когда именно государство выступает демиургом новой системы общественных отношений, решая свои задачи за счет нещадной эксплуатации материальных и людских ресурсов страны.

Ради изыскания средств на строительство промышленных предприятий,

обеспечения потребностей армии и флота, в России был значительно урезан

внутренний рынок и ограничено занятие внешней торговлей как для частных

лиц, так и для компаний. Все виды частного предпринимательства были пос-

тавлены под строгий контроль государства, в руках которого был сосредоточен весь процесс производства и распределения продукта - от определения места строительства новых предприятий до разработки правил реализации произведенной продукции. Столь глубокого проникновения государства в хозяйственную жизнь страны остальной цивилизованный мир пока ещё не знал. Напротив, трансформация европейского феодализма в раннекапиталистическое общество проходила по пути все большего упрочения и развития свободно- рыночных отношений, расширения гарантий собственности и сокращения сферы внеэкономического принуждения.

России же был уготован иной путь. Рост промышленного производства

шел рука об руку с ограничением свободного предпринимательства, что под-

рывало ростки новых капиталистических отношений в стране и вливало но-

вые жизненные силы в крепостническую систему хозяйствования, чему так-

же немало способствовали некоторые указы Петра I. Указ 1721 г. о праве владельцев промышленных предприятий прикупать к своим заводам крепостных работников под корень подрубил возможность становления промышленного производства на вольнонаемном труде, а Указ 1723 г. о паспортизации всего населения страны надолго покончил с рынком свободной рабочей силы. В итоге экономика России была прочно поставлена на крепостную основу.

Это, в свою очередь, не могло не деформировать сознание предпринимателей. Прочно вмонтированные в государственно - крепостническую систему, они не могли ощутить своего социального своеобразия и у них не могло возникнуть корпоративное сознание, т.е. осознание собственных политических интересов и собственного места в обществе. Если в европейских государствах буржуазия не только отлично сознавала свои классовые интересы, но и открыто заявляло о них дворянству и королевской власти, то в среде русского купечества преобладали традиционные представления о себе как о верных слугах государства. Даже во главу своей предпринимательской деятельности они ставили, чаще, конечно, на словах, не личную выгоду, а «пользу государству». Такие настроения в деловом мире России вытекали из их деловой практики, ориентирующей на то, что путь к успеху и богатству в России лежит не через борьбу с властью, а через сотрудничество с ней.

Наблюдалось и другое нетипичное для европейских стран явление, когда

разбогатевшие купцы и промышленники всеми силами стремились выбиться в «благородное » дворянское сословие, купить деревеньку с крепостными крестьянами и зажить мирной помещичьей жизнью. Наглядный тому пример- судьба видных предпринимательских династий Строгановых и Демидовых, представители которых впоследствии стали графами и баронами российской империи. Подобное явление, которое публицист XVIII века князь М.М. Щербатов довольно едко назвал «чинобесием», тормозило консолидацию так необходимого для России «третьего сословия», призванного содействовать процессу становления гражданского общества и утверждению свободно- рыночных отношений в стране.

Итак, слабость русского общества, его полное растворение в государстве, сделали страну и ее народ удобным местом для реализации державных задач. Ведь, оценивая многие меры Петра Великого в области государственного управления, направленные к утверждению военно - бюрократического режима в стране, трудно отрешиться от мысли, что они были навеяны рассуждениями философа и математика Лейбница о «регулярном государстве», работа всех институтов которого напоминала бы хорошо отлаженный часовой механизм.

Вместе с тем, Петр I напроч отвергал уже проверенные жизнью идеи европейского парламентаризма и сословного самоуправления как неприемлемые для России.

Насаждая военно- бюрократический режим в стране, Петр Великий од-

новременно «щедрою рукою сеял просвещение», соединяя в своей неорди-

нарной личности черты восточного деспота и просветителя, благодаря которому в России спустя почти 600 лет после Европы было введено светское образование. Появились первые специальные и общеобразовательные школы, положено начало высшему образованию, большое развитие получили наука и техника. Это был большой культурный прорыв. Особо следует отметить переход от церковнославянского письма к гражданскому шрифту, что позволило гораздо больше печатать книг по различным отраслям знаний и просто художественные произведения. Светская живопись, театр, библиотеки прочно вошли в повседневную жизнь верхних эшелонов российского общества.

Однако обратной стороной просветительской деятельности Петра Вели-

кого стал глубокий культурный раскол прежде единого русского общества. Европейское образование и западная культура стали уделом узкого слоя привилегированных сословий, прежде всего дворянства. Остальной народ: крестьянство, городские разночинские слои и значительная часть купечества остались приверженцами старорусских культурных ценностей и нравственных норм. По внешнему виду и даже по языку (дворяне предпочитали общаться между собой на французском или немецком языке) верхние образованные слои российского общества стали резко отличаться от «простонародья», которое осталось хранителем национальных ценностей, что еще более усугубляло взаимное неприятие и отчуждение, влекло за собой далеко идущие негативные последствия. Таковы позитивные и не вполне позитивные итоги петровских реформ. (№ 7, № 8, № 9, № 10).

Обобщая все оценочные суждения о «времени петровских реформ»,

трудно не согласиться с мнением историка Е.В. Анисимова, что вся «револю-

ционность» Петра Великого носила ярко выраженый консервативный характер.Прямым следствием его реформ стало еще большее упрочение таких традиционных основ русского общества, как самодержавная власть и закрепощение всех сословий, установление государственно – регулируемого экономического режима, что поставило мощную преграду на пути развития свободно- рыночных отношений в стране.

Налицо, таким образом, феномен «консервативной революции», когда

новейшие культурно- технические достижения передовых европейских госу-

дарств были утилитарно использованы для продления жизни архаичных со-

циально - экономических и политических структур.

Но при всем при этом следует отметить, что в реальных условиях начала XVIII века это был единственный путь. Малейшее промедление в проведении реформ могло иметь своим следствием превращение страны в колонию более развитых европейских государств. Именно такую судьбу России предрекал философ Лейбниц. Так что честь и слава Петру Великому, спасшему страну от столь незавидной участи. Результат его преобразовательной деятельности наглядно виден по тому, чем была Россия до него и чем она стала впоследствии. В конце XVII века она представляла собой европейское захолустье, которой даже отказывали в праве называться Европой. На географических картах того времени она именовалась «Татарией» и была такой же «terra incognito» для европейского человека, как Китай или Тибет.

При Петре I в стране произошли колоссальные изменения. В десять раз увеличилось количество промышленных предприятий (с 30 до 200) при еще более впечатляющем росте масштабов производства. По выпуску металла Россия вышла на первое место в мире. На основе промышленного роста были созданы крупнейшая в Европе регулярная армия и сильный военноморской флот, что позволило пробиться к морю», расширить государственные границы и распространить свое влияние на ряд сопредельных стран. Возросший международный авторитет России способствовал установлению дипломатических и торговых связей с европейскими государствами. Не Россия теперь искала друзей и союзников, а далеко не второразрядные государства Европы добивались дружеского расположения могучей Российской империи.

Кроме военных и внешнеполитических успехов воображение современников поразили гигантские стройки в России начала XVIII века, которые не имели аналогов в истории других государств того времени. Был построен целый город - новая северная столица (Санкт- Петербург), заложены другие города, прорыты гигантские каналы.

Конечно, такие крупные успехи потребовали от России колосальных материальных жертв и людских потерь. Однако благодаря петровским реформам Россия в первой четверти XVIII века по уровню своего экономического развития, военной мощи и культуре привилегированных слоев российского общества сравнялась с передовыми государствами Европы и в течение целого столетия удерживала этот паритет. (№ 11, № 12).

При подготовке ко второму вопросу следует обратить внимание на то, что после смерти Петра Великого эпоха реформ сменилась временем политической нестабильности с 1725 по 1762 г. Основным содержанием этого периода стала корректировка петровских реформ, т.е. устранение некоторых ее последствий, нарушавших политическую стабильность в стране. Главными вехами на этом пути стали: 1. Правление Екатерины I (1721 – 1727 гг.); 2. Правление Петра II (1727 – 1729 гг.); 3. Правление Анны Иоанновны (1730 – 1740 гг.); 4. Отмена Петровского указа о неделимости помещичьих имений (1731 г.); 5. Сокращение государственной службы дворян до 25 лет (1736 г.); 6. Правление Елизаветы Петровны (1741 – 1761 г.г.); 7. Отмена смертной казни (1754 г.) 8. Семилетняя война (1757 – 1763 гг.); 9. Правление Петра III (1761- 1762 гг.); 10. Манифест «О вольности дворянской» (1762 г.)

Петр I оставил после себя не только сильную в военно- экономическом отношении державу, но и ряд сложных проблем в социально- политическом устройстве страны, мешавших России стать вполне «цивилизованным» евро-

пейским государством. Главная из них, как это не покажется парадоксаль-ным, заключалась в дальнейшем укреплении существующего политического

режима. Неограниченный произвол самодержавной власти, крайняя центра-лизация государственного управления и отсутствие представительных учреждений на деле ослабляли политический режим, так как лишали власть и об-щество обратной связи и, тем самым, сужали социальную опору режима. В условиях почти полной самоизоляции самодержавия от общества небольшой

кучке заговорщиков не составляло особого труда свергнуть неугодного императора, несмотря на всю мощь репрессивного аппарата, ибо заговор часто созревал у самого подножья трона. Поэтому вся вторая четверть XVIII века прошла под знаком дворцовых переворотов.

Такому пути решения проблемы взаимоотношения власти и общества в немалой степени способствовала большая роль армии в жизни страны и неу-

порядоченность Петровского закона о престолонаследии, значительно расширявшего круг претендентов на трон, включая в него самых дальних пред-ставителей правящей династии, что позволяло заговорщикам быстро найти замену неугодному императору (или императрице).

Разные правители послепетровской эпохи пытались решить эту очень важную для себя проблему, связанную с прочностью их власти. Один из про-стейших путей ее решения виделся в увеличении числа гвардейских полков,

чтобы нелояльность одних воинских частей парализовать преданностью дру-

гих. Так, царствующие особы немецкого происхождения, чувствуя неприяз-

ненное к себе отношение со стороны патриотически настроенных офицеров Семеновского и Преображенского гвардейских полков, в противовес им соз-

дали Измайловский и Кавалергардский лейб- гвардейские полки, где команд-

ные должности занимали почти исключительно офицеры - иностранцы.

Другой путь решения этой проблемы заключался в том, что ныне здрав-ствующий император заранее назначал себе преемника, отсекая других воз-можных кандидатов. Но как показывала российская политическая практика, все подобные меры по упрочению власти оказывались неэффективными.Гвардия по - прежнему оставалась главной ударной силой дворцовых переворотов, а высшие правительственные сановники мало считались с волей покойного императора (императрицы). Анна Иоанновна предельно ясно дала понять, что не желает видеть на троне Елизавету Петровну. Однако именно Бирон и другие близкие ей люди фактически расчистили дорогу дочери Пет-

ра Великого на императорский престол.

Следовательно, оставался более сложный, но зато более действенный

способ укрепления существующего политического режима - скорректировать петровские реформы в удобном для власти духе, взяв из них лишь то, что способствует стабилизации власти в стране. В зависимости от конкретной политической ситуации можно было имитировать возвращение к суровым петровским временам «регулярного государства», требуя порядка и дисциплины во всех звеньях государственного управления, а на деле утверждать военно - казарменный режим и всевластие полиции, чтобы зажать всех в железный кулак. Или можно было идти навстречу духу времени - эпохе разума и просвещения, изображая в деятельности правительства элементы «просве-щенного абсолютизма», расширяя права и привилегии дворянства, чтобы сделать его верной опорой трона. Такая политика « просвещенного абсолю-тизма» проводилась в ряде других государств Европы и предусматривала осуществление под эгидой верховной власти некоторых прогрессивных реформ, не затрагивающих, однако, основ абсолютистского строя.

Эти два направления в правительственной политике: тенденция к уста-

новлению военно - бюрократического режима и тенденция к «просвещенному абсолютизму», определяли собой всю политическую жизнь России в послепетровский период, хотя иногда возникали вполне реальные перспективы законодательного ограничения самодержавной власти и создания представи-

тельного учреждения.

Первая и наиболее решительна попытка ограничения самодержавной власти относится к 1730 г., когда претендентке на российский престол кур-ляндской герцогине Анне Иоанновне членами Верховного Тайного совета были предъявлены предварительные условия «кондиции». Согласно этомудокументу вся полнота власти в государстве переходила в руки членов Вер-ховного Тайного совета, а будущая императрица теряла реальные властные

полномочия и превращалась в чисто декоративную фигуру.

Отказ Анны Иоанновны от уже подписанных соглашений и последую-щую расправу над авторами этого документа известный русский историк и политический деятель П.Н. Милюков расценил как роковой поворот, очеред-

ную трагедию в истории российского государства, когда окончательно утвердилось самовластие в России и была предана поруганию первая официальная российская конституция - «кондиции». Тогда же, по его мнению, потерпела крушение самая реальная в XVIII веке попытка ограничить самодержавную власть царя.

Современные авторы В.Б. Кобрин и Н.Я. Эйдельман тоже считали, что в случае принятия Анной Иоанновной «кондиций» хотя бы узкий слой российской аристократии выводился из-под необузданного произвола самодержавной власти, что могло открыть путь к гражданскому освобождению других сословий российского общества. С этим трудно согласиться, поскольку освобожденные впоследствии от обязательной государственной службы дворяне усилили эксплуатацию своих крестьян, что еще дальше отодвинуло перспективу освобождения их от крепостной зависимости. Кроме того, установление в таких странах, как Речь Посполитая и Швеция , полного господства феодальной аристократии отнюдь не привело эти государства к величию и процветанию.

В конкретных условиях России того времени установление полного гос-подства над страной представителей 10-12 самых родовитых семей могло стать реакционным шагом, перечеркивающим все достижения петровской эпохи. Заговор «верховников» явился прямым отголоском звучавших во времена Екатерины I и Петра II предложений о восстановлении местничества, расширявшего права родовитых российских семей, и об отмене Петровского табеля о рангах, дающего возможность проникновения в дворянское сословие выходцев из простого народа. Все - таки для Россию в ту историческую эпоху, исходя из социально- политических и иных факторов, наиболее предпочтительной формой политической власти был «просвещенный абсолютизм» при условии, чтобы императорский трон России занимали люди, искренне пекущиеся о благе отечества, как Петр I.

Анна Иоанновна к таковым вроде - бы не относилась. Время ее правле-

ния отмечено засильем иностранцев (прежде всего немцев ) при императорс-

ком дворе и в органах государственного управления, а также установлением

репрессивного режима в стране. Следует отметить, что такое явление, как за-

нятие лицами иностранного происхождения руководящих государственных постов, встречается в истории других европейских государств. Подобное становилось возможным тогда, когда мощь феодальной аристократии была основательно подорвана, но не сломлена окончательно, и абсолютизм нуждался в преданных слугах, не связанных родственными узами с местной знатью. Это и создавало почву для проникновения в высшие правительственные сферы лиц иностранного происхождения. Только в России по причине ее особых условий (большого наплыва иностранных специалистов на русскую службу) это явление приобрело слишком гипертрофированный характер. Но это не дает никаких оснований говорить о полном подчинении российской политики чуждым ей австрийским или прусским интересам, как считал писатель В.С. Пикуль.

Более беспристрастный взгляд на это явление российской истории позволяет заявить, что выходцы из захудалых германских княжеств, заполонив-

шие двор Анны Иоанновны, не питали особых ностальгических чувств по ут-

раченному фатерланду, так как всем в своей жизни были обязаны России, где

обрели знатность и богатство. Действительно, Бирон, Остерман, Шемберг и другие были взяточники и казнокрады, как, впрочем, и их русские коллеги князья Черкасские, Салтыковы, Бестужевы и прочие, но врагам России они не служили. Более того, они участвовали в проведении политики, направлен-

ной на закрепление позиций России в Польше и Прибалтике, сделали попыт-

ку продвижения к теплому Черному морю.

Точно также сама Анна Иоанновна в области внутренней политики про-должила линию своих предшественников на некоторое облегчение положе-ния дворян и освободила их от пожизненной службы государству. Были установлен определенный срок обязательной военной и гражданской службы. Для дворянских недорослей был открыт Шляхетский корпус, окончив который они сразу становились офицерами, а не тянули, как в прежние времена, по несколько лет солдатскую лямку. Был изменен петровский закон о наследовании помещичьих имений. Если раньше все доставалось старшему сыну, а остальные должны были искать себе пропитание на военной или гражданской службе, то теперь хозяин имения получил право распределять свое имущество между всеми членами семьи.

Разные императоры и императрицы сменяли друг друга на российском престоле, но неизменной оставалась их общая линия на расширение дворянс-

ких привилегий и постепенное освобождение их из- под опеки государства. Захватив власть с помощью дворянских гвардейских полков, Елизавета Пет-ровна отблагодарила дворян специальным указом, предоставлявшим только лицам благородного дворянского сословия право «...иметь над людьми и крестьянами полную власть без изъяна, кроме отнятия жизни и наказания кнутом и проведения над оными пыток ». Прочие сословия ( купцы и духовенство) таких прав были лишены. Еще резче, таким образом, стала черта, отделявшая дворян от остальной части российского общества.




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (761)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.038 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7