Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


УЧЕНИЕ О СЦЕНАРИЯХ ЖИЗНИ 2 страница




«Открытый конец»

Этот сценарный паттерн описывается мифом о Филемоне и Бавкиде, благочестивой супружеской паре из Фригии. Однажды селение, где они жили,

посетили Зевс и Гермес под видом странников. Ни один дом в селении не открыл перед ними дверь, кроме бедной четы Филемона и Бавкиды, которые приютили богов и накормили, отдав последнее. Боги покарали всех жителей селения, затопив их дома. Уцелела только хижина Филемона и Бавкиды, став­шая позднее храмом, жрецами которого стали суп­руги. Они жили счастливо и умерли в один день, превратившись в деревья, растущие из одного кор­ня. Раньше мы делали все сами, а теперь только смотрим, как все происходит само собой. Для этого сценарного паттерна характерно наличие «точки переключения», границы раздела. Человеку с откры­тым сценарием время после этого момента представ­ляется пустотой. Например, Анна— мать троих де­тей, которые уже выросли и покинули дом. Она с облегчением вздохнула: «Теперь наступило мое вре­мя!» Спустя месяц Анна чувствует себя заброшенной, ненужной, растерянной. Она ждет внуков, чтобы вновь хлопотать, заботиться и быть нужной. «Откры­тый конец» может проживаться как кратковремен­но, так и длительное время. Например, люди, кото­рые ставят перед собой только кратковременные, тактические цели, достигнув результата, мечутся и не знают, что делать дальше, пока не найдут новую, также тактическую задачу. Девиз: «Достигнув цели, я не знаю, что делать дальше». Яркий пример сце­нария с открытым концом в моей практике наблю­дался у Марины, активной преуспевающей женщи­ны 40 лет. Марина из маленького сибирского городка хотела любыми путями остаться в Москве после окончания вуза. Москва привлекала своими возмож­ностями. Тактическая задача была выйти замуж за москвича и пользоваться возможностями столицы. Сейчас она уже пятый раз замужем. Каждый после­дующий избранник предоставляет все более высокие

возможности. Интерес к семейной жизни пропада­ет через несколько месяцев после очередной свадь­бы. Интервал до нового замужества воспринимает­ся как пустота, амнезия («Это было не со мной»), со временем забывается предыдущая семейная жизнь и все начинается с чистого листа. Интересно то, что, будучи здоровым человеком, она забывает друзей, события, яркие переживания тех лет, с трудом вспо­минает имена своих мужей.

Каждый человек проявляет все шесть паттернов сценарного процесса. Но один из них обычно доми­нирующий. Существует типичные комбинации двух паттернов. Например, «Почти — тип 2» и «Пока не», что было в примере с Виктором. Его девиз: «Я не могу отдохнуть, пока не достигну вершины. Но я никог­да ее не достигну, так как впереди всегда будет сле­дующая, еще более высокая». Обратимся к психоте­рапии.

Психотерапия сценарных паттернов

Существуют следующие этапы терапевтической работы со сценарными паттернами.

1. Выявление.

2. Осознание и разрешение не следовать сценар­ному поведению.

3. Контроль с целью не повторять сценарного поведения.

Остановимся на разрешении не пользоваться сце­нарным паттерном. Для каждого из них существует свое разрешение. И терапевт— на период терапии значимая родительская фигура — дает клиенту раз­решение не следовать старым сценарным паттернам. Одновременно терапевт дает поддержку и заботу Детскому эго-состоянию клиента, так как клиент обычно испытывает неосознаваемый страх быть на-

казанным за новое поведение. И терапевт стимули­рует Взрослое эго-состояние клиента к анализу, осоз­нанию старых деструктивных сценарных паттернов и принятию ответственности за новое решение. Та­ким образом, терапевт учитывает в своей работе все эго-состояния клиента, поощряя и давая поглажи­вания за продвижение к новой цели— жизни без сценария. Здесь уместно вспомнить материал из гла­вы про особенности поглаживаний для каждого эго-состояния. Какие существуют разрешения? Напри­мер, для сценарного поведения «Пока не» разреше­нием будет девиз — «Жить и радоваться сегодня, не ждать окончания работы». Находить радость в каж­дом шаге, мгновении, которые приближают к цели. Для сценарного паттерна «После» разрешением бу­дет— «Жить и радоваться сегодня, разрешив себе также радоваться и завтра». Для «Никогда» разре­шение наступит, когда клиент определит, что он действительно хочет, и последовательно будет идти к цели. Конкретизировать цель и планомерно идти к ней.

Для сценарного паттерна «Всегда» разрешение будет в осознании, что не следует повторять одни и те же ошибки и пора измениться. Для «Почти — тип 1»— Доводите дела до конца! При этом очень важно учить клиента вознаграждать себя за получен­ный результат, не игнорировать свой успех. Разре­шением для сценарного паттерна «Почти — тип 2» будет разрешение радоваться любому достигнутому успеху, каждому шагу, усилию. Не стремитесь к но­вой цели, не добившись предыдущей. Ощутить ра­дость победы, насладиться ею без обесценивания ре­зультата. Если клиент имеет сценарный паттерн, который называется «Сценарий с открытый концом», то это подарок для клиента и терапевта. Можете со­здавать конец, так как его пока нет.

При индивидуальной и групповой работе мы часто используем трансовые техники, которые позво­ляют визуализировать желаемое состояние, поведе­ние и «пожить в новой облике». Обычно мы пред­лагаем клиенту выбрать паттерны, которые подходят для него. Предлагаем использовать фантазию, твор­чество, интуицию и найти от трех до пяти новых типов поведения, отличных от сценарного. Подроб­но обсуждаем их. Просим запомнить. В трансе мы воссоздаем знакомую для клиента ситуацию, где он вел себя согласно старым моделям, под влиянием сценарных паттернов. Затем в тексте речи терапев­та появляются слова, которые характеризуют новые стили поведения, предложенные ранее клиентом. Клиенту предлагается понаблюдать со стороны, что происходит, когда он начинает вести себя по-ино­му, по-новому. Терапевт говорит: «Пофантазируйте, покрутите картинку знакомой ситуации. Посмотри­те, что нового происходит, послушайте, что говори­те Вы, Ваши партнеры, почувствуйте свои новые ощущения, эмоции, настроение, посмакуйте новый вкус измененной ситуации. Делайте это, пока Вас полностью не устроит новое поведение. Когда резуль­тат Вам понравится и устроит, вберите эти чувства, ощущения и глубоко вдохните. Задержите дыхание, теперь медленно выдохните».

Мы говорили о том, что, согласно классических представлений анализа, сценарии пишутся нами в детстве. Откуда ребенок, не имеющий опыта, берет столь сложные способы проживания жизни? До 12 лет ребенок проходит сложный путь воспитания и социализации с помощью родителей, учителей, зна­чимых взрослых. Ребенку взрослые декларируют прописные истины, библейские заповеди или ко­декс строителя коммунизма. Детские грехи оцени­ваются взрослыми мерками. И для ребенка суще-

ствуют те же запреты — не завидуй, не хитри, не об­манывай, не ленись, не будь жадным, невоздержан­ным, подави гордыню, смирись. В основе каждого сценарного паттерна лежит как раз метафорическое описание наказания за грех, за детский грех. Напри­мер, в сценарии «Всегда» пряха Арахна возгорди­лась, что она лучше богини и за хвастовство была наказана превращением в паука. В сценарии «Никог­да» Тантал за невоздержанность был наказан вечными муками голода и жажды. В сценарии «После» Дамокл поплатился за зависть. В сценарии «Почти» Сизиф наказан за греховную жизнь. Геракл в сценарии «Пока не», родившись полубогом и имеющий все по праву рождения, должен был не лениться, а дока­зывать свое право на наследство, а, возможно, заво­евывал любовь отца, доказывая свое божественное родство с ним.

Итак, сценарные паттерны — это ответ на жест­кое родительское приказание— «НЕ ГРЕШИ, А ТО БУДЕШЬ НАКАЗАН. ВОТ ТАК...».

Родительские приказания, или предписания

Мэри и Роберт Гулдинги исследовали родительс­кие приказания (иногда их еще называют предписа­ниями). Напомним, что они посланы ребенку из эго-состояния фрустрированного Дитя реальных родителей. Родитель может посылать иррациональ­ные послания своему ребенку, исходя из внутреннего чувства растерянности, гнева, беспомощности, несо­стоятельности. Когда родитель не в состоянии спра­виться со своим деструктивным состоянием и решить свои проблемы, он передает их ребенку. Например, молодая мать не справляется со своими функциями. Она устала и раздражена. Внутренний монолог ее заброшенного внутреннего Ребенка звучит в ее голо­ве: «Все радуются малышу. А обо мне забыли. Я не

высыпаюсь. У меня все болит. Подарки все были для малыша, а я...». И тогда транзакции этой матери будут внешне на социальном, поведенческом уров­не исходить от Родителя. А на скрытом, истинном, психологическом уровне они будут посланиями раз­гневанного или обиженного Ребенка. Часто предпи­сания звучат как приказания, требующие подчине­ния и неукоснительного выполнения. Например, «Сглаз долой!», «Чтоб я тебя не видела!». Ребенок на своем марсианском языке понимает как «Сгинь! Умри!».

Предписания могут быть и из позитивного Ребен­ка — «Живи, радуйся, наслаждайся! Давай делать это вместе». Итак, предписания— это скрытые транзак­ции, они имеют два уровня— внешний, видимый, исходящий как будто бы от Родителя, и скрытый, истинный, он исходит от фрустрированого Ребенка матери или отца.

Супруги Гулдинги определили 12 приказаний. Уильям Корнэл считает, что приказаний бесконеч­ное множество и их можно распределить по 12 груп­пам. Психотерапевт поощряет клиента к самостоя­тельному описанию родительских предписаний, работа осуществляется через озвучивание клиентом своих чувств, так как многие послания довербаль-ные. Но если в детстве клиент не мог воспроизвес-

Рис. И. Сценарная матрица

* О драйверах см. со стр. 290.

ти и проанализировать свои чувства и ощущения, то, пользуясь своими взрослыми ресурсами, он в состо­янии это сделать «здесь и сейчас». Клиент может описать свои ощущения, чувства вербально, анали­зируя воспоминания, вспоминая реальные события или свои чувства, после психотерапевтических рег­рессивных сеансов и трансов.

«Не будь» (Сгинь, Умри)

Варианты посланий: «Не будь», то есть не будь там, где есть я. «Не живи»— либо как послание «Лучше бы ты умер» либо не проявляй себя как живой, активный— «Не живи сейчас». «Не суще­ствуй» — «Лучше бы ты вообще не родился».

Это группа смертельных предписаний. Если че­ловек имеет такое предписание, то терапевт находит­ся в трудной ситуации. С одной стороны, выполне­ние приказания — смертельно, с другой стороны, его невыполнение требует значительных физических и психических сил, энергии. Например, Полина роди­лась слабой, и ее выхаживали. Мать испытывала чувство вины за то, что ребенок болен. Впервые же месяцы жизни Полины мать бросает работу и зани­мается ребенком. Муж уходит из семьи. На уроки в первый класс мать носит Полину в одеяле. К подро­стковому возрасту девочка окрепла, занялась спор­том. Успешно окончила институт. Мать не вернулась к прежней работе, не смогла адаптироваться, зани­малась неквалифицированным трудом, хотя имела высшее образование. Со временем мать все чаще озвучивала свои чувства: «Если бы не ты, то я бы сделала карьеру, муж не ушел бы. Ну, умерла бы, я здоровая женщина, родила бы других, здоровых де­тей». Скрытое послание матери— «лучше бы ты умерла». И Полина активно отрабатывает грех свое­го существования — она занимается только матерью.

У Полины нет семьи, детей, интересной работы, друзей, любимого мужчины. У нее есть только пре­старелая мать, которая давно не только не работа­ет, но и ничего не делает по дому. Она «болеет». Врачи в поликлинике не находят у 50-летней жен­щины никаких болезней и ставят какие-то пустяко­вые диагнозы... «Ты к психотерапевту? Лучше бы на эти деньги купила бы маме новое лекарство»,— го­ворит мать дочери, которая решила начать психоте­рапию. Полина теперь худая, изможденная женщи­на, безразличная, не живая.

К этой группе можно отнести послания, передан­ные родителями, которые не хотели иметь детей, или беременность была нежелательной, или мать умер­ла в родах. «Все из-за тебя, лучше бы умер ты». В ана­лизе существует сценарий «Порванная мать». Пред­писания ребенку звучат так: «Ты меня всю порвал, когда рождался», «После родов я так и не смогла восстановиться, стать прежней». Если родители по­вторяют это послание часто, то появляется семей­ный миф рождения, в который ребенок начинает верить и принимает детские решения— например, «Я всем приношу беду!», «Если бы я не родился, всем было бы лучше».

Люди с такими предписаниями очень страдают в связи с тем, что самые близкие люди — мать, отец, родственники, говорят о бесполезности, бессмыслен­ности или вреде его существования и демонстриру­ют отчужденность, холодность. Такой человек име­ет разрешение от самых близких на свою смерть. Если же он живет, то старается всеми силами оправдать свое существование. И, в первую очередь, перед ро­дителями, родственниками.

По-видимому, это группа самая разнообразная, в том числе и по силе воздействия, поэтому необходимо здесь различать подгруппы и уточнять их с клиентами.

«Не делай»

Различают подгруппы: «не делай чего-то конкрет­ного» и запрет на способность делать что-либо во­обще — «Не будь самостоятельным».

Чаще всего это послание передается родителя­ми, которые сами боятся что-либо делать, прояв­лять активность. Такие родители могут быть соци­ально пассивными, безвольными, неуверенными. Или сверхопекающими, демонстрирующими ги­перпротекцию, гиперопеку— «не ходи туда, не катайся, не лазай, не плавай» и т. д. «Я буду вол­новаться» или «Мир ужасен, в нем так много дур­ного». Это предписание характерно для родителей, которые имеют опыт потери ребенка. Взрослея, такой ребенок будет иметь трудности в принятии решений. Он будет осторожен. Его стратегиями будут — «лучше подождать», «все само собой об­разуется», «береженого бог бережет», «семь раз отмерь, один отрежь».

Для современного постсоветского человека это по-прежнему очень распространенное предписа­ние— «Все авось, само решится!».

«Не расти»

Контекст послания— оставайся маленьким, не будь взрослым.

Обычно такое предписание невербально переда­ется матерью младшему ребенку. Распространено в семьях, где ценность женщины определяется толь­ко ролью матери. У матери существует страх, что дети будут расти, и ее значимость в семье будет умень­шаться. Если у женщины неудача в личной жизни, и все эмоции, чувства она получает только от ребенка. Если материнство — единственная социально значи­мая роль женщины, и она не умеет заниматься собой или своей карьерой. Нерешенные личные проблемы

мать передает своему ребенку в виде скрытого посла­ния не взрослеть, чтобы не менять ничего.

Также это предписание может передаваться от отца к дочери. «Не взрослей, а то я не буду любить тебя». Очень часто в практике можно услышать: «У нас с отцом были теплые отношения только до подросткового возраста, потом его как подменили». Когда дочь становится девушкой, такие отцы очень болезненно реагируют на просыпающуюся в дочери сексуальность, женственность. Жесткие ограниче­ния— не пользоваться косметикой, не носить сек­суальную одежду, не задерживаться, не ходить на свидания. Отец может даже прекратить любые фи­зические поглаживания. Он боится собственных чувств по отношению к взрослеющей дочери, и это его пугает настолько, что он становится еще боль­ше критичен, требователен и жесток по отношению к ней.

Например, Вероника— симпатичная женщина 40 лет. Она хороший специалист, ее ценят на рабо­те коллеги. Она живет одна, никогда не была заму­жем, детей нет. Ее мать певица. Отец патологичес­ки ревновал мать. На сцене ее роль— роковая женщина. После спектакля из служебной проходной выскакивала серая мышка, обязательно в платке, которую ждал муж. Поклонникам в голову не при­ходило, что это одна и та же женщина. Вероникой с детских лет занимался больше отец. «Лучше бы ты оставалась маленькой куколкой»,— говорил он. Ког­да у нее пошли первые месячные, отец-трезвенник напился с горя. Из института отец встречал дочь все годы. Модные вещи запрещал одевать, украшения выбрасывал, за косметику бил. Отца уже давно нет. После смерти мужа мать ожила, быстро вышла за­муж — и счастлива. Дочь же верна отцу. Эмоциональ­ную пищу находит в литературе, живописи. Она бур-

но переживает чужие страсти, трагедии и романы. Ее одежда не соответствует возрасту 40-летней жен­щины, она больше похожа на детскую— плиссеро-ваные юбочки, комбинезоны, прически с косами и бантами. Иногда она начинает говорить, как малень­кая девочка, картавя, с придыханием.

«Не будь ребенком»

Такое предписание дают родители своим старшим детям, чтобы те были ответственны перед младшими или были няньками для них. «Ты же старший, нечего плакать». «Помоги по дому, ты же уже большой».

Или когда родители поощряют в своих детях взрослое поведение и поступки «Будь воспитанным, не балуйся». Например, мать Ирины была эмоцио­нально холодна с дочерью, она много работала и мало занималась домом. Ирина рано поняла, что маме надо помогать по дому, и тогда та становится добрее и внимательнее. Ирина стала маленькой хо­зяйкой. К приходу мамы с работы она по четыре раза перемывала пол, чтобы не запачкалась раковина, Ирина накрывала ее белой тряпочкой и запрещала брату мыть в ней руки. Сейчас она жена богатого человека. Иного способа проявить свои чувства к мужу, как отдраить квартиру после домработницы, она не знает. И не может найти себя в новой жиз­ни! А ведь как много возможностей!

Есть еще подгруппа предписаний «Не будь ребен­ком». Мы уже обсуждали, что у реальных родителей есть свое эго-состояние Ребенок. Когда появляется дочь или сын, то внутренней Ребенок отодвигается на задний план, так как на первом месте реальные дети и активизировавшийся внутренний Родитель. Внутренний Ребенок может бунтовать, особенно если детские внутренние потребности родителя не были удовлетворены в детстве. Они могут неосознанно

завидовать своим детям, другим условиям их жизни, возможностям. И тогда их послание звучит так: «Я буду терпеть тебя, если ты не будешь мешать мне!» или «Я здесь главный Ребенок, а не ты!» или «Мои потребности важнее твоих!».

Следующая подгруппа предписаний — от нарцис-сических родителей. Неудовлетворенные нарцисси-ческие потребности родителей заставляют детей совершать подвиги. Дети должны дать известность родителям. Дети должны быть вундеркиндами. Но родители выставляют детям слишком высокий счет, делая их маленькими взрослыми. В эмоциональной сфере они наверняка будут неудачниками, будучи победителями в карьере.

«Не будь самим собой»

Эта группа часто встречается в практике психо­терапии.

Существует ряд подгрупп. Вот одна из них: «Не будь своего пола». Обычно это предписание полу­чают дети, которые родились не того пола, которого ожидали родители. Родители одевают детей, выби­рают им цветовую гамму пеленок, распашонок, коф­точек не своего пола. Или дают универсальные име­на. Например, Сергей всегда хотел сына, а у него три дочери— Евгения, Валерия и Александра.

Следующая подгруппа «не живи для себя, живи для меня». Контекст предписания— родители все сделали для тебя, теперь возвращай долги, осуществ­ляй их планы и мечты. Или: «У нас династия вра­чей, ты тоже должен быть врачом!».

Еще подгруппа «Я никогда не буду такой, как ...моя мама (отец, дядя Ваня)». Можно часто в тера­пии услышать от клиента'— «я сделаю все, чтобы не стать такой, как моя мать», но чаще всего все уси­лия тратятся на того, чтобы не стать самой собой.

И тогда получается негатив с материнского фото, а не личность дочери.

«Не будь значимым»

Первая подгруппа имеет девиз «Нужды других людей важнее, чем мои». Такое предписание полу­чает ребенок от родителей, которые поглощены сво­ими делами, работой, здоровьем.

Вторая группа предписаний от родителей, кото­рые явно, открыто, дают ребенку обесценивающую оценку, игнорируют его существование и значимость в семье. «Ты здесь не главный», «Твое имя никто», «Дети должны быть видны, но не слышны».

Такие люди обращают на себя внимание тем, что стараются всячески себя сами принизить и обесце­нить, однако они болезненно чутки, когда их игно­рируют другие, например, психотерапевт. Поэтому для терапевта важно не игнорировать само присут­ствие клиента, его работу и эмоции. Но не менее важно и конфроптировать самоуничижение, само­обесценивание клиента.

«Не принадлежи»

Здесь можно выделить несколько подгрупп. Первая: «Не принадлежи к своему полу (нации, семье, стране)». Например, если родители ведут себя так, что ребенок не понимает, какой он национальности. Дома они евреи, которые следуют всем своим национальным традициям и отмечают все религиозные праздники, тогда как вне дома — то ярые антисемиты, то космо­политы. Ребенок лишен своих корней, культуры. Он не ощущает устойчивости и опоры в жизни. Он и во взрослой жизни легко отказывается от своих слов, обещаний. Его мнение, взгляды быстро меняются.

Другая подгруппа: «не принадлежи к миру взрос­лых». Такие постановления часто дают родители,

которые отмахиваются от ребенка, который хочет в чем-то разобраться и чем-то интересуется. «Ты не пой­мешь. Вот вырастишь, тогда узнаешь», «Это не для тебя, для взрослых». У таких клиентов трудности со Взрослым эго-состоянием. Они обычно или веселят­ся, как дети, или читают нравоучения, как родители. Активизация взрослого поведения, выбор своего пути, своих опор в жизни, ценностей и приоритетов — важ­ная стратегия работы с такими клиентами.

«Не будь близким»

Имеется в виду физическая и эмоциональная бли­зость. Клиенты с такими предписаниями испытыва­ли дефицит эмоциональной и физической близости в детстве. Ранние госпитализации, разлука с роди­телями, холодные, сдержанные родители, которые мало ласкали детей. Дети, оставленные в родильных домах, позже усыновленные. «Близость не нужна, глупость, телячьи нежности».

Смерть родителя, развод родителей, с которыми ребенок был близок, приводит к предписанию, кото­рое ребенок может дать сам себе: «Какой смысл сбли­жаться, если все равно все умрут». Или: «Разлука так тяжела, лучше не сближаться, не любить, не доверять».

Терапевт учит клиента просить, получать, давать поглаживания как физические, так и психологичес­кие. Учит не бояться и доверять себе и другим.

«Не достигай успеха»

Если родитель играет с ребенком, пока выигры­вает сам, и прекращает игру, когда проигрывает, то ребенок может сделать вывод «Не выигрывай, а то тебя не будут любить». «Не превзойди меня, твоего родителя», «Не показывай мне, что я чего-то не умею делать». «Не показывай мне, что моя жизнь прошла зря».

Постоянная критика со стороны родителя дает сообщение «Ты всегда все делаешь неправильно» — переводится ребенком «Не добивайся успеха». Суп­руги Гулдинги приводят пример с доброй бабушкой, которая, хваля здоровый румянец девочки после спортивной победы, сказала: «Лишь бы это не был туберкулез».

Терапевт выступает в роли Заботливого Родителя, который поощряет клиента делать поступки, не подвергая их оценке и критике, анализируя их, кор­ректируя поведение, поощряя спонтанность клиен­та, смелость; учит клиента награждать себя за дос­тижения и наслаждаться победами.

«Не думай»

«Не думай» — запрет на мышление. Родитель дает оценку— «Ты глупый», «Ты ничего не понимаешь» «Ты безграмотный». Ребенок получает предписание не думать, и родители поощряют мыслительную пассивность. Ребенок смирился, согласился и при­нял оценку родителей. «Зачем думать, родители го­ворят правду, я такой».

Или родители запрещают думать на конкретные темы, например, о сексе, смерти, деньгах.

Если в терапии клиенту задать вопрос на эти темы, то клиент не хочет думать, а приглашает те­рапевта сделать это за него. «А как вы считаете?» Здесь может быть вариант предписания «Не думай сам». Клиент ищет другого, кто бы думал за него. И предлагает терапевту симбиотические отношения.

«Не чувствуй»

Терапевт спрашивает клиента: «Что Вы чувствуете?» Клиент отвечает: «Мне надо подумать пару дней».

Это предписание получают дети от холодных, рав­нодушных родителей, которые сами не умеют чув-

ствовать и формально выполняют свои родительские функции. Это предписание можно получить и от ро­дителя, который раздражен, занят или гневается. Он может шлепнуть, оттолкнуть ребенка от себя. Физи­ческая и душевная боль могут быть настолько силь­ными, что ребенок дает сам себе предписание: «Не чувствовать больше».

Это предписание часто дают мальчикам: «Ты ма­ленький солдат, солдаты не плачут». В детстве ребе­нок учится не чувствовать и не переживать свою боль, во взрослой жизни и чужую тоже не чувствует.

Часто во взрослой жизни клиенты используют наркотические вещества, чтобы испытать суррогаты чувств— яркие переживания, галлюцинации. Тера­певт учит клиента проявлять чувства, осознавать, узнавать их. Прислушиваться к ощущениям в теле. Он поощряет, награждает клиента за проявления чувств и конфронтирует, когда клиент следует пред­писанию «Не чувствуй».

«Не будь здоровым»

Если родители были заботливы и внимательны, когда ребенок болел, и равнодушны и формальны, когда здо­ров, то, вероятно, их предписанием было «Не будь здо­ровым». Часто близкое общение у матери с ребенком скла­дывается, когда ребенок болен, а мама имеет больничный лист и не спешит на работу. Вариантом может быть по­слание: «Не будь нормальным» — если родителями поощ­ряется неадекватное, ненормальное поведение ребенка. Они умиляются его истерикам, говоря об эмоционально­сти и детской реакции. Если безумное поведение поощ­ряется и не корректируется, то ребенок может принять предписание: «Не будь нормальным, здоровым».

Помимо этих двенадцати разрушительных пред­писаний, идущих из фрустрированного, несчастно-

10 Макаров В. В.

го и озлобленного Ребенка родителей, предписания могут исходить и из доброго, свободного Ребенка. «Давай, живи, чувствуй и наслаждайся жизнью, она прекрасна», «Будь близким, люби. Доверяй».

Драйверы и сценарные паттерны

Понятие о драйверах

В начале семидесятых годов психолог Т. Кейлер обнаружил, что люди могут проигрывать свой сце­нарий за очень малый отрезок времени, порой все­го за несколько секунд. Он стал отмечать их жесты, тон и тембр голоса, построение фраз, темп речи, мимику.

Драйвер — один из пяти четко определенных спо­собов поведения, который проигрывается в период от полусекунды до нескольких секунд. Драйверы — поведенческие проявления сценарных посланий от реальных родителей к ребенку (см. рис. 11, стр. 279). Например, от матери к сыну. Эти послания исходят из эго-состояния Родитель отца или матери. Драй­веры представляют собой параллельную транзакцию Родитель — Родитель, они хранятся у ребенка вего Родительском эго-состоянии.

Драйвер (driver) в переводе с английского — кучер. Драйвер «сидит на козлах и следит» за соблюдением сценария, включаясь в определенных ситуациях и направляя человека в сторону заданного поведения. Драйвер, толкая человека на сценарное поведение, дает ему за это чувство благополучия. «Ты благопо­лучен тогда, когда ты следуешь сценарию», если ты не выполняешь условия— «Ты не благополучен».

Каждому драйверу Т. Кейлер дал название в виде позитивного родительского приказания (контрпред­писания): «Будь совершенным»; «Радуй других»; «Старайся»; «Будь сильным».

Таблица 6 Соотношение драйверови сценарных паттернов

Главный драйвер Сценарный паттерн Сценарное убеждение
"Будь совершенным" Пока не (Геракл) Я не могу иметь то, что хочу, пока не заплачу за это очень высокую цену
"Радуй других" После (Дамокл) Я могу радоваться сегодня, но завтра я должен буду дорого заплатить за это
"Будь сильным" Никогда (Тантал) Я никогда не получаю того, чего больше всего хочу
"Пытайся" Вссгда(Арахна) Я должен всегда оставаться в этой ситуации
"Радуй других+Пытайся" Почти (Сизиф) -тип 1 Я чуть было не достиг успеха
"Радуй других+Будь совершенным1" Почти (Сизиф) - тип 2 Я все еще не достиг успеха
"Радуй других+Будь совершенным + Спеши" Открытый конец (Филемон и Бавкида) Моя роль окончена, и я не знаю, что теперь делать

Пять драйверов тесно связаны с типами сценар­ных паттернов (см. табл. 6).

Драйвер «Спеши» напрямую со сценарием не свя­зан, это второстепенный драйвер, чаще всего исполь­зующийся для подкрепления основного.

Наблюдая за драйверами, можно обнаружить сце­нарный паттерн. Следовательно, умение обнаруживать драйверное поведение позволяет за короткое время узнать много информации о сценарии человека.

Рассмотрим наборы поведенческих реакций, ха­рактерных для различных драйверов.

Драйвер «Будь совершенным» и сценарный паттерн «Пока не»

Когда проигрывается драйвер «Будь совершенным («Будь лучшим»), то человек подчиняется голосу внут­реннего Родителя: «Ты будешь чувствовать себя бла­гополучным (ОК) лишь тогда, когда все будешь делать правильно». На Родительский голос реагирует Адап­тивный Ребенок: «Пока я не сделаю все, что в моих силах, я не закончу работу» и совершает подвиги Ге­ракла, делая героические усилия. Доминирует пове-ю*

дение Адаптивного Ребенка, отличника, пионера, который всем ребятам пример. Мимика и жесты у такого клиента будут похожи на взрослое поведение, но во всем будет чувствоваться напряжение. Речь очень подробная, он разжевывает и раскладывает все по полочкам, не упуская никакие мелочи. Однако слова при этом будут дополняющими, не несущими новой информации. Жесты и мимика мыслителя: считает пальцы, подпирает подбородок или лоб ру­кой. Взгляд направлен прямо или вверх, в одну точ­ку, он как будто читает написанный перед ним текст. Как разрушить драйверное поведение? Терапевт дает поддержку клиенту, когда поведение клиента вне драйвера и конфронтирует драйверное. Предлагает оценить реальную ситуацию, актуальное эго-состояние, осознать чувства, эмоции. Подключить Взрослое эго-состояние к реальной ситуации «здесь и сейчас». Ис­пользовать голос, мимику, жесты, позу взрослого че­ловека. Осознать себя взрослым, зрелым. Отчетливо и твердо проговаривая и понимая, что: «Я и сейчас дос­таточно хорош!», «Свою работу я выполняю отлично. Я получаю удовольствие от работы на всех ее этапах».




Читайте также:
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (454)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.01 сек.)