Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Вопрос 31. Экономические критерии: эффективность и справедливость





 

Ответы митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, на вопросы журнала «Международная экономика» (№ 11, 2007 г.).

 

— Ваше Высокопреосвященство! Последнее время нередко в различных СМИ поднимается тема нравственного начала в экономических отношениях. Прокомментируйте, пожалуйста, насколько правильно и в каком контексте возможно говорить о нравственной стороне экономики, и вообще приемлемо ли соединение этих двух категорий?

— Церковная проповедь касается в том числе вопросов общественных, политических, экономических, поскольку все происходящее в обществе неизбежно имеет серьезные последствия для нравственной и духовной жизни людей. Разве социальная сфера или экономика не имеют этих последствий? Разве все несправедливости, перекосы, диспропорции общественного развития затрагивают только материальную сферу жизни? Конечно, нет. В первую очередь они отражаются на духовной сфере, уродуют людей и их существование. Поэтому тема экономики и тема социальной жизни не только могут, но и должны привлекать внимание Церкви. И вовсе не для того, чтобы предложить обществу некую собственную экономическую или политическую программу, но для того, чтобы дать нравственную и духовную экспертизу тем экономическим программам и той политике, которая осуществляется.

Отсутствие нравственных начал — это не что иное, как безнравственность, не так ли? Тогда зададимся вопросом: в чем конечная цель экономической деятельности и каковы ее результаты, если в ее основании лежат безнравственные намерения и поступки? Ответ, на мой взгляд, очевиден: попытка исключить духовно-нравственную мотивацию гибельна для любого дела, включая экономику. Конечно, первым и важнейшим мотивом развития экономики является материальная заинтересованность человека. И Церковь не отрицает этот мотив, поскольку в основе его лежит стремление человека создать достойные условия жизни для себя и своих близких. Если отбросить этот по сути нравственно оправданный мотив, то вы тут же разрушаете экономическую этику, что у нас имело место в недавнем прошлом. Если у человека нет личного побудительного мотива к развитию экономической системы в целом, то его экономическая деятельность также никогда не будет эффективной.



Но стремление преумножить личное благосостояние — это не единственный мотив, который двигает экономические отношения. С точки зрения православной этики, другим таким мотивом является стремление помочь ближнему, желание видеть, что результаты труда приносят пользу не только конкретному человеку, но и стране, обществу, в котором этот человек живет. Именно в этом втором стремлении наиболее полно реализуется Божественный промысел о человеке как созидателе, творце, заботящемся об окружающем мире. Неслучайно сам термин «экономика» с греческого переводится как «домостроительство». В своей хозяйственной деятельности человек призван уподобиться своему Создателю и следовать Его святой воле. Итак, можно сказать, что экономика — это изначально благословленный Творцом род деятельности. Хотел бы подчеркнуть: экономика не является сферой исключительно материальных интересов, а безнравственная экономика — это уже не экономика в изначальном смысле слова, так как служит она не созиданию, а разрушению.

— Как с точки зрения Православной Церкви должны строиться современные экономические (внутригосударственные и международные) отношения с учетом их нравственного измерения?

— В официальных документах Русской Православной Церкви, а также в трудах многих христианских ученых содержится мысль о том, что только через установление справедливого порядка распределения плодов труда, через воспитание гражданского общества в духе социальной ответственности возможно возвращение человечества к основным христианским ценностям любви и жертвенности. В свое время Николай Бердяев сказал замечательные слова: «Вопрос о хлебе для меня есть вопрос материальный, но вопрос о хлебе для моих ближних, для всех людей, есть духовный, религиозный вопрос». С одной стороны, экономика призвана поднимать благосостояние людей. Хозяйствование должно быть эффективным, иначе оно перестает достигать своих целей. Но другим его параметром, на важности которого настаивает Церковь, является справедливость. Итак, эффективность и справедливость. Именно этим двум принципам должна отвечать российская экономика и мировая экономическая система в целом.

Экономика — это изначально благословленный Творцом род деятельности

В исторической перспективе олигархическо-монополистический капитализм современного типа обречен. Ему не справиться с тем колоссальным объемом внутренних противоречий и волнами социального протеста, которые он способен породить и уже порождает в мировом масштабе. Пока же глобализация, как показывает практика, приносит плоды обратные тем, что предполагались изначально. Только за последние двадцать лет разрыв в доходах между богатыми и бедными увеличился на порядок, международная экономика постоянно балансирует на грани финансового кризиса, миллионам людей по-прежнему отказано в доступе к благам цивилизации. Одним словом, нравственной подобную экономическую политику не назовешь.

Не так давно, в сентябре 2007 года, делегация Русской Православной Церкви приняла участие в работе III Европейской межхристианской ассамблеи. В ее итоговом послании особо отмечается, что «по всему миру, даже в Европе, современный процесс радикальной рыночной глобализации углубляет в человеческом обществе разделения между успешными и неудачниками, умаляет ценность многих людей, имеет катастрофические экологические последствия и, особенно ввиду изменения климата, становится несовместимым с устойчивым будущем планеты».

И эту позицию разделяют не только христиане различных конфессий. С нами солидарны также лидеры других наиболее влиятельных религиозных общин. От того, сможет ли политическая и экономическая элита развитых стран прислушаться к совету духовных лидеров планеты и выработать более справедливые формы глобального экономического развития, во многом зависит путь, по которому пойдет человечество в третьем тысячелетии.

— Вот уже четверть века, с началом так называемой «перестройки», а затем социально-экономических реформ в России, то ли с легкой руки СМИ, то ли из-за политики, проводимой экономистами в те годы, в обществе укореняется мнение, что главный критерий правильно поставленного дела — это прибыль, обеспечивающая успешное ведение рыночного хозяйства. Насколько это правильно, по Вашему мнению, и как это должно соотноситься с нравственными основами бытия?

— Прибыль не может быть единственной целью экономической деятельности и уж тем более верным критерием ее эффективности. Слепая погоня за наживой способна привести душу человека и его дело на край гибели. Обществу и Церкви совсем не безразлично, каким способом и какой ценой достигнуто то или иное состояние и какие цели преследовал предприниматель, создавая свой капитал. Человеку, стяжавшему значительные материальные блага, а потому находящемуся в зоне духовного риска, необходимо всегда помнить евангельские слова: «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мк 8:36).

Отсутствие культа денег раскрепощает человека, делает его внутренне свободным

Естественное желание предпринимателя приумножить материальные блага, находящиеся в его распоряжении, должно уравновешиваться нравственным императивом в его душе. Иначе происходит «война всех против всех» и крах экономики, устойчивость которой напрямую зависит от порядочности и честности всех ее участников. Конкуренция конкуренцией, но «правила игры» должны соблюдаться неукоснительно.

В Своде нравственных принципов и правил в хозяйствовании — основополагающем документе Всемирного Русского Народного Собора, посвященном хозяйственной этике, — справедливо отмечается, что «деньги — лишь средство для достижения поставленной цели. Они должны находиться в постоянном движении, в обороте. Дело — настоящее, захватывающее целиком, — вот богатство предпринимателя. Отсутствие культа денег раскрепощает человека, делает его внутренне свободным». Поэтому по-настоящему деловой человек всегда помнит, что прибыль — это всего лишь средство для продолжения и развития своего дела. Более того, главным смыслом своих трудов мы должны видеть служение ближним, обществу и Отечеству через созидание необходимых для жизни материальных благ. В этом, на мой взгляд, главное отличие православной этики хозяйствования от пресловутой «этики капитализма».

— В силу ряда причин проводимые в России реформы не привели к ожидаемому чуду — изобилию. Наоборот, резко возросли коррупция, преступность, распространилась наркомания. Растет обнищание значительной части населения. Это происходит от неумения чиновников вести дело не по старой командной системе, а в новых рыночных отношениях или же здесь причины более глубокие? Насколько важен нравственный аспект для тех негативных последствий реформ, с которыми столкнулось общество?

— Думаю, дело здесь совсем не в чиновниках, которые как раз очень успешно «перестроились» на новый лад, а в том, что, несмотря на очевидные позитивные сдвиги последнего времени, мы все еще находимся у опасной черты кризиса идентичности. Наша Церковь неоднократно называла развал СССР геополитической катастрофой. Плоды этой катастрофы мы будем пожинать на протяжении еще многих лет.

Кое-кто привык думать в вульгарно понятых марксистских категориях, считая, что ход истории определяется исключительно производительными силами и производственными отношениями. Исторический опыт решительно опроверг эти отвлеченные схемы. На заре нынешних реформ некоторым казалось, что можно легко втиснуть жизнь народа в прокрустово ложе определенной экономической модели за несколько лет. Результат оказался обратным ожидаемому. Причины же названных вами общественных пороков, на мой взгляд, не столько экономические, сколько нравственные и политические. Ведь для успешной реализации любой реформы, экономической в том числе, необходимо «мобилизовать» общество, поставить перед людьми благую цель созидать, а не обогащаться любой ценой. Сделать это можно, только оперевшись на многовековые нравственные традиции, на единство народа, Церкви, власти и делового сообщества, основанного на общей системе ценностей и духовных императивов.

Не случайно слово «кризис» переводится с греческого как «суд». Считаю, что мы должны с честью пройти сегодняшние испытания и вновь обрести себя и свое место в истории, чтобы уверенно смотреть в будущее.

Вопрос 32. ЭФФЕКТИВНОСТЬ

 

  В течение многих лет экономисты старались разработать критерии для оценки экономической эффективности. Наиболее простой критерий был разработан В. Парето, который утверждал, что любое перемещение ресурсов, вызывающее изменение структуры производимых товаров или их распределение среди потребителей, может рассматриваться как “улучшение”, если оно приносит некоторым людям выгоду (по их собственной оценке), не причиняя никому ущерба. Эффективным по Парето является такое состояние экономики, при котором нельзя улучшить положение хотя бы одного субъекта, не ухудшая положения других. Парето-предпочтительное состояние экономики — состояние, при котором благосостояние хотя бы одного индивидуума выше, а у всех остальных не ниже, чем в исходном состоянии. Это отношение применимо только к такой паре состояний экономики, когда данную пару точек в пространстве благосостоянии двух индивидуумов можно соединить отрезком прямой с неотрицательным наклоном. Диаграмма (“ящик”) Эджуорта — инструмент микроэкономического анализа в виде четырехугольника, образованного двумя картами безразличия или изоквант в результате поворота Необходимыми условиями Парето-оптимального состояния являются: эффективность в производстве, эффективность в распределении, эффективность структуры выпуска продукции. 1. Эффективность в производстве Состояние экономики называют эффективным в производстве, если невозможно увеличить производство хотя бы одного продукта, не сокращая производство других. Условие эффективности в производстве: Кривая производственных возможностей — график, показывающий те сочетания благ, которые могут быть произведены экономической системой исходя из наличных факторов производства и характера используемой технологии. 2. Эффективность в распределении. Состояние экономики называют эффективным в обмене, если невозможно перераспределить блага таким образом, чтобы благосостояние хотя бы одного из потребителей увеличилось без уменьшения благосостояния других. Условие эффективности в обмене Кривая потребительских возможностей — совокупность точек, представляющих оптимальные по Парето варианты распределения заданного количества благ между двумя потребителями. 3. Эффективность структуры выпуска. Состояние экономики называют эффективным в структуре выпуска, если невозможно увеличить благосостояние хотя бы одного индивидуума, не уменьшая благосостояние других путем изменения структуры выпускаемой продукции. Признаком такого состояния является равенство Предельная норма продуктовой трансформации (MRPTXY) показывает, каким количеством Y следует пожертвовать ради производства одной дополнительной единицы Х при полном и эффективном использовании всех ресурсов. Отказы рынка — неспособность рыночного механизма в определенных условиях обеспечить достижение эффективности по Парето. Общая теория лучшей из худших альтернатив (теория квазиоптимума) утверждает, что предпочтительнее отойти от эффективности (наиболее эффективного распределения ресурсов) в одном секторе экономики, чтобы сбалансировать диспропорции в других ее секторах, когда эти диспропорции иначе не могут быть устранены. Первая фундаментальная теорема экономики благосостояния. При определенных условиях наличие общего конкурентного равновесия ведет к эффективному по Парето размещению ресурсов (то есть экономика достигнет некоторой точки на кривой возможной полезности). Вторая фундаментальная теорема экономики благосостояния. Любая точка на кривой возможной полезности достижима путем перераспределения ресурсов. Следствие: любое Парето-эффективное размещение ресурсов может быть достигнуто в рамках децентрализованного рыночного механизма (при отсутствии “несовершенств рынка”).

Вопрос 33. Парето-предпочтитель- ность, Парето-несравнимость, Парето-эффективность. В современной экономической теории, как мы знаем из раздела 1.4, различают позитивный и нормативный аспекты. И вплоть до предыдущей главы мы рассматривали функционирование экономики, оставаясь исключительно в рамках позитивной экономической теории. В этой главе мы рассмотрим экономические проблемы нормативного характера, общим или родовым наименованием которых является теория общественного благосостояния, благоденствия или благополучия (англ. welfare, well-being). Основная проблема, решаемая теорией общественного благосостояния, состоит в выработке критерия оценки желатель-ности или нежелательности того или иного состояния экономики или ее организации, или, если воспользоваться словами поэта, поиск ответа на вопрос, «что такое хорошо и что такое плохо». При этом речь идет о благосостоянии или благоденст-вии не отдельного субъекта, а всего общества, всех его членов, т. е. об общественном благосостоянии. Главное отличие теории общественного благосостояния от позитивной экономики заключается в том, что последняя яв- ляется наукой или по крайней мере претендует на то, чтобы быть ею. Используемые позитивной экономикой предположения и получаемые выводы могут быть так или иначе проверены, подтверждены или опровергнуты. Иначе говоря, позитивная экономическая теория отвечает критерию фалъсифицируе- мости. Другое дело теория благосостояния, имеющая нормативный характер. Ее основные предпосылки являются скорее ценностными суждениями, которые любой экономист, да и любой субъект вообще, волен принять или отвергнуть, и нет способа подтвердить или опровергнуть их. Теория благосостояния научна лишь в той мере, в какой ее выводы опираются на положения позитивной экономической теории. Последняя, например, может быть использована для оценки возможности достижения некоторого состояния экономики, признанного желательным на основе ценностных суждений. Результат этой оценки может быть затем подвергнут проверке на фальсифици- руемость, как и любой другой вывод позитивной экономической теории. Ценностные суждения людей весьма разнообразны, и потому желательное одними состояние экономики или ее организация может оказаться нежелательным в представлении других. Чьими же суждениями может тогда руководствоваться теория общественного благосостояния? Выбор широк. Это могут быть суждения «благожелательного диктатора», «царя-батюшки», «вождя народа (или народов)», духовного лидера, наделенного политической властью. Это могут быть суждения «просвещенного меньшинства» или «подавляющего большинства», «горстки эксплуататоров» или «массы угнетенных» и т. п. Практически современная теория общественного благосостояния базируется на фундаментальном принципе, следующем, по словам П. Самуэльсона, «из индивидуалистической философии современной западной цивилизации» и утверждающем, что «следует исходить из индивидуальных предпочтений». Это значит, что состояние экономики (или ее организация) оценивается как «плохое» или «хорошее» в соответствии с тем, как его оценива- ют члены общества, а не в абстрактных категориях добра и зла, не зависящих от индивидуальных предпочтений. В связи с этим возникает вопрос о взвешивании предпочтений отдельных лиц и их последующем агрегировании. Понятно, что такой вопрос не возникает в обществе, где декларируется и декретируется ¦монолитное единство» индивидуальных ценностных суждений и предпочтений с волей правителя. Современная теория общественного благосостояния возникла из двух источников, что и по сей день сказывается на ее би- центристском характере. Одним из них является нормативный анализ персонального благосостояния, или полезности, извлекаемой индивидом из окружающей его среды. Он восходит к концепции утилитаризма, основоположником которой был Иеремия Бентам (1748-1832), оставивший экономистам в наследие и сам термин «полезность». Другим ее источником была математическая теория выборов и коллективных решений, восходящая к работам французских математиков Жана-Шарля Борда (1733-1799) и Мари-Жана-Антуана Кондорсе (1743-1794). В русле этой теории лежали работы специалиста по математической логике Чарлза Доджсона (1832-1898), более известного как Льюис Кэролл, автора сказочных повестей «Алиса в Стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье», и Дункана Блэка, чья книга о теории выборов (вместе со знаменитой работой американского экономиста К.

Эрроу) стала ядром формирования обособляющейся от теории благосостояния теории общественного выбора. Теория общественного благосостояния изучает оптимальное распределение благ между людьми и производственных ресурсов между отраслями, производящими эти блага. Поэтому она тесно связана с теорией общего равновесия. Оптимальность распределения какого-либо ресурса или потребительского блага не может быть определена исходя лишь из частичного равновесия на рынке данного ресурса или блага. Она в решающей степени зависит от ситуации на смежных рынках, от их взаимосвязи и взаимозависимости. И в предыдущей главе мы уже исподволь начали изучение теории общественного благосостояния на примере простой двухсубъектной, двухпродуктовой, двухфактор- ной экономики. Эту главу мы начнем с констатации взаимосвязи модели общего конкурентного равновесия и критерия оптимальности, или эффективности, предложенного Вильфредо Парето (1848-1923). Прежде чем дать определение Парето-эффективности, целесообразно ввести связанные с ним понятия Парето-предпочтитель- ности и Парето-несравнимости. Рассмотрим рис. 16.1, на котором представлено благосостояние двух субъектов, А и В, UA и UB. Область, ограниченная кривой Г/Г/, представляет все множество возможных благосостоянии двух субъектов, а сама кривая Г/Г/ на-зывается границей возможных благосостоянии. Ее конфигурация определяется конечными ресурсами этой двухсубъектной экономики, знаниями и применяемой технологией. Понятно, что, как и при рассмотрении границы производственных возможностей, увеличение производственных ресурсов и применяемой технологии сдвигает границу возможных благо- состояний вправо вверх. Каждая точка на плоскости UBOUА представляет определенную комбинацию благосостоянии двух субъектов. Очевидно, что комбинация F на рис. 16.1 является недостижимой, так как лежит вне области возможных благо- состояний. Состояние экономики называется Парето-предпочтителъ- ным по отношению к другому ее состоянию, если в первом случае благосостояние хотя бы одного субъекта выше, а всех остальных не ниже, чем во втором. Так, на рис. 16.1 точки К, Е, М Парето-предпочтительны в отношении точки L. Действитель- но, в точке К благосостояние субъекта В выше, а субъекта А не ниже, чем в точке L. Напротив, в точке М благосостояние А выше, а Б не ниже, чем в точке L. Наконец, в точке Е благосостояние обоих субъектов выше, чем в точке L. С другой стороны, точка К не является Парето-предпочтительной в отношении точки М, поскольку в точке К благосостояние В выше, а благосостояние А ниже, чем в точке М. Соответственно и точка М не является Парето-предпочтительной в отношении точки К, поскольку в ней благосостояние А выше, а В ниже, чем в точке К. Такие состояния экономики называют Парето-несрав- нимыми. Следовательно, не ко всякой паре точек, характеризующих разные состояния экономики, применимо понятие Парето-предпочтительности. Оно применимо лишь в том случае, если определенную пару точек в пространстве благосостояний можно соединить отрезком прямой, имеющим неотрицательный наклон (например, KL или LM на рис. 16.1). Теперь мы можем дать определение Парето-оптимальному, или Парето-эффективному, состоянию экономики. Парето- оптимальным называется такое состояние экономики, при котором невозможно изменить производство и распределение таким образом, чтобы благосостояние одного или нескольких субъектов увеличилось без уменьшения благосостояния других. Как очевидно из рис. 16.1, Парето-оптимальные состояния в нашей двухсубъектной модели представлены точками К, Е и всеми другими точками, лежащими на границе благосостояний. Переход из одной такой точки в другую обязательно сопряжен с повышением благосостояния одного субъекта и снижением благосостояния другого. Понятия Парето-оптимальности и Парето-предпочтительности связаны друг с другом. Парето-оптимальное состояние экономики можно определить как такое, по отношению к которому не существует ни одного Парето-предпочтительного. В то же время любая точка, лежащая на границе возможных благосостояний, например точка К или Е, является Парето- несравнимой в отношении любой другой точки на этой границе. Поэтому можно сказать, что множество Парето-оптималь- ных состояний есть набор всех Парето-несравнимых состояний, остающийся после исключения из рассмотрения всех не-желательных состояний экономики на основе критерия Паре- то-предпочтительности.

Действительно, после исключения из рассмотрения всех точек, лежащих внутри области возможных благосостояний на рис. 16.1, у нас останется лишь сама эта граница, UU, все точки которой окажутся Парето-оптимальны- ми относительно точек, лежащих внутри области возможных благосостояний, но Парето-несравнимыми друг с другом. Плодотворность использования в экономическом анализе рассмотренных понятий определяется прежде всего тем, что они в явной форме учитывают несовпадение интересов различных субъектов экономики. То, что представляется желательным (хорошим) для одного, может оказаться нежелательным (плохим) для другого. Очевидно, что субъект А сочтет состояние, характеризуемое точкой М на рис. 16.1, более предпочтительным для себя, чем Парето-оптимальные состояния, представленные точками К или Е. В то же время эти понятия позволяют хотя бы частично упорядочить по предпочтительности все достижимые состояния экономики. И если одна хозяйственная система приводит экономику в состояние, представленное точкой Е, а другая — в состояние, характеризуемое точкой L, то бесспорно, что первая система функционирует более эффективно. Поэтому естественным является требование к такой организации экономики, которая приводила бы ее в Парето-оптимальное или, во всяком случае, близкое к нему состояние. С другой стороны, Парето-оптимальных состояний экономики бесконечно много, на рис. 16.1 это все точки, лежащие на границе возможных благосостояний UU. Какое из них наилучшее (optimum optimorum)? На этот вопрос экономическая теория не дает однозначного ответа, он относится к сфере общественного выбора (англ. social choice). Тем не менее экономическая теория исследует методы перевода экономики из Паре- то-оптимального, но «социально несправедливого» состояния, такого, например, как то, которое на рис. 16.1 отображено точкой К, где UB много выше, чем UA , в более «справедливое», представленное, например, точкой Е, где различия в благосостоянии субъектов А и В не столь разительны, и то, как осуществить такой переход с минимальными потерями в эффективности. Упорядоченность состояний экономики по Парето можно проиллюстрировать и используя знакомую нам коробку Эджу- X У У Рис. 16.2. Парето-улорядоченность в коробке Эджуорта. X Ов орта. Рассмотрим рис. 16.2. Точки F и Р для субъектов А к В предпочтительнее точки S0, характеризующей изначальное распределение благ X и У. Однако точка Н предпочтительнее точек F и Р, следовательно, распределения благ, представленные точками F и Р, не являются Парето-оптимальными. В свою очередь распределение благ, представленное точкой Н, очевидно, предпочтительнее распределений, представленных точками F, Р и S0. Но и оно не является Парето-оптимальным, поскольку распределение Е предпочтительнее распределения Н. А вот распределение Е является Парето-оптимальным, поскольку в коробке Эджуорта нет точки, Парето-предпочтителънее Е, являющейся точкой касания кривых безразличия двух индивидов (кривых Ау и В2). Таким образом, в коробке Эджуорта все возможные Паре- то-оптимальные состояния простой, двухсубъектной, двухпро- дуктовой экономики представлены точками касания кривых безразличия обоих субъектов. Все множество таких Парето-опти- мальных состояний, как очевидно, и образует контрактную кривую ОАЕЕ1ОВ . Как было показано в предыдущей главе, субъекты А и В не могут улучшить своего благосостояния, не ухудшая благосостояния другого субъекта (В или А), а это и есть сущностный признак Парето-оптимальности. Однако не все точки контрактной кривой одинаково желательны. Отсутствие Парето-предпочтительного в отношении Парето-оптимальных состояний экономики означает лишь, что мы не можем, остава- ясь в рамках позитивной экономической теории, судить об относительной желательности состояний, образующих Парето- оптимальное их множество, не опираясь на какие-либо ценностные, нормативные суждения.

Вопрос 34. Государство призвано прежде всего обеспечивать экономически эффективное удовлетворение потребностей своих граждан в общественных благах. Оптимизировать структуру общественных благ, ресурсное обеспечение их производства и распределение бремени финансирования нелегко. На практике удается лишь в той или иной степени приблизиться к решению данной задачи. Однако ее смысл во всяком случае вполне объективен и поддается исчерпывающему определению на языке экономической науки.

Вместе с тем требования граждан по отношению к государству обычно предполагают, что его полномочия должны использоваться не только для организации коллективных действий по созданию общественных благ. От государства ожидают также справедливого распределения доходов, а иногда и имущества.

Политика распределения — важное направление деятельности любого государства, и экономика общественного сектора, разумеется, не вправе от него абстрагироваться. Проблема, однако, в том, что не только крупным сообществам, не схожим по своей культуре, традициям, верованиям, но и многим индивидам внутри каждого из таких сообществ свойственны неодинаковые представления о желательности и справедливости различных вариантов распределения. Налицо конфликты ценностей и интересов, которые экономическая наука оставаясь на почве объективных знаний, вряд ли способна полностью устранить. Она не может подменить историческое развитие и политическую борьбу, в ходе которых проявляются, сталкиваются и эволюционируют миро­воззрения и интересы, одерживая, как правило, лишь временные победы.

Не претендуя на обладание всеобщей и окончательной истиной в вопросе о справедливости, экономика общественного сектора должна внимательно анализировать характер, предпосылки и следствия перераспределительных процессов, поскольку это необходимо для понимания реальной логики экономического поведения государства и обоснования практических рекоменда­ций. Существенное значение имеют, в частности, пределы, в ко­торых конфликтующие интересы могут в некоторой степени при­миряться. Требуется также прослеживать влияние, которое поли­тика распределения, отвечающая тому или иному пониманию справедливости, оказывает на экономическую эффективность производства общественных и частных благ.





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...

©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (727)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.008 сек.)