Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Архитектура Римской империи





Время существования Римской империи. Новый строительный материал. Формирование римской арочной ячейки. Формирование новых типов перекрытий (сводов). Новые конструкции. Роль ордера в архитектуре. Новые типы зданий и сооружений, оказавшие влияние на дальнейшее развитие архитектуры.

ОТВЕТ:

Время существования 27 до н.э. – 476 н.э.

Архитектуру эпохи империи характеризуют монументальность и большой пространственный размах сооружений и их комплексов, соответствующий возросшему значению государства. Развитие сводчатых конструкций и применение бетона в качестве основного строительного материала обусловили грандиозный масштаб зданий сравнительно с постройками республики.

Период империи явился временем полного развития сформировавшихся при республике типов сооружений (лагеря, форума, базилики, терм, театра, амфитеатра, цирка, моста и акведука) и широчайшего распространения их по огромному римскому миру. Этому способствовало полное соответствие конструкции и архитектурной формы главных типов сооружений их функции, которое было достигнуто к концу I — началу II в. н.э. Стандартизация элементов и декора и в совершенстве отработанные приемы строительной техники позволяли возводить постройки в кратчайшие сроки. Отсюда проистекала необычайная быстрота распространения римской культуры. Едва укрепившись в завоеванной стране, римляне тотчас проводили туда отличные дороги и строили в опорных пунктах все свойственные римскому образу жизни сооружения: от форума до терм и амфитеатра. Эти сооружения были активными проводниками римской культуры, обычаев и идеологии, особенно в западной части империи, где не было иной культурной традиции. Римская архитектура гибко приспосабливалась к местным особенностям. В свою очередь отдельные черты зодчества провинций были восприняты римской архитектурой. Процесс взаимопроникновения культур происходил в течение всего периода империи. Сначала местные элементы в постройках провинций почти не проявляются, (поэтому трудно провести грань между римской архитектурой в Италии и в провинциях. Постепенно они усиливаются, оказывая к концу эпохи значительное влияние на архитектуру метрополии.



Последние столетия империи характеризуются развитием сложных архитектурных комплексов (термы, виллы) и дальнейшей разработкой разнообразных сводчатых и купольных конструкций. В то же время архитектурные формы и слишком обильный декор сооружений не всегда соответствовали особенностям их конструкции, а противоречие между тщательностью оформления интерьера и невыразительностью внешнего объема многих зданий поздней империи так и не было преодолено.

Римское зодчество довело чисто инженерные сооружения до уровня архитектурных произведений, игравших немаловажную роль в ансамбле города (мосты и акведуки Рима и других городов империи).

Римская архитектура решила проблему создания большого внутреннего пространства с центральной частью, перекрытой крестовыми сводами, распор которых воспринимался системой главных и второстепенных ячеек. Подготовленная конструктивными решениями центральной части ряда терм и биржи Траяна, эта проблема была разрешена в базилике Максенция. Конструкция этой базилики легла в основу культовых сооружений раннехристианской, византийской и последующих архитектурных эпох. Важнейшее значение для дальнейшего развития зодчества имела также разработка центрально-купольной системы, осуществленная в зданиях терм, нимфеях, храмах, мавзолеях и гробницах.

Введенное римскими зодчими сочетание ордера с аркой и сводом расширило сферу применения ордера и создало новые возможности архитектурной композиции. В лучших произведениях римской архитектуры с классической ясностью и простотой нашли выражение соответствие функции здания его конструкции и архитектурному образу, монументальность и подлинное величие.

Роль римского наследия в мировой архитектуре чрезвычайно велика. В течение столетий памятники римского зодчества, являющиеся живым воплощением античной традиции, воздействовали на зодчих самых различных исторических эпох.

Храм Юлия Цезаря, первый из построенных Августом храмов, был посвящен обожествленному Юлию Цезарю и воздвигнут в 29 г. до н.э. на Римском форуме, ограничив его с востока. Это был еще скромный простиль ионического ордера. Передняя часть подия отступала в центре, огибая круглый алтарь, отмечавший место кремации Цезаря. Выступы подия по сторонам алтаря, украшенные рострами вражеских судов, служили трибунами для ораторов. Они заменили ранее существовавший здесь трибунал, находившийся напротив ростр в западной части форума и снесенный при сооружении храма.

В Риме из построенных при империи театров сохранились лишь остатки театра Марцелла (II в. до н.э.) — 16 арок фасада на высоту двух этажей (рис. 116). Это был второй по величине театр города. Он имел диаметр 130 м, сцену длиной около 90 м и вмещал 11 тыс. зрителей. Расположенный на ровном участке Марсова поля театр был целиком построен на субструкциях, опиравшихся на бетонные фундаменты толщиной 6,35 м, почва под которыми была укреплена сваями. Несохранившаяся сцена с полукруглыми боковыми пристройками выходила на Тибр. Внутри театра, напротив орхестры, имелось отделанное стуком помещение, считающееся часовней богини Карменты. Свободные пространства между субструкциями использовались как склады и магазины.

В течение I в. н.э. в Италии и провинциях было вновь построено и реконструировано множество амфитеатров. Самым значительным из них был амфитеатр Флавиев в Риме — Колизей (рис. 128—130). Он был заложен в 75 г. н. э. Веспасианом, а торжественное открытие его произошло в 80 г. н.э. при Тите, хотя работы по окончательному завершению здания продолжались и позже.

Видимо, при Веспасиане существовал проект четырехэтажного здания, но поскольку работы затянулись, престарелый император дал указание о сокращении числа этажей; первоначально здание было выполнено как трехэтажное, в таком виде торжественно открыто, и только после этого началась достройка намеченного ранее четвертого этажа.

Самый совершенный по конструкции и форме в ряду римских амфитеатров, Колизей в наиболее законченном виде воплотил основные черты этого типа сооружений. Амфитеатр Флавиев также самый большой по размерам — его продольная ось 187,77 м *, поперечная — 155,64 м, вместимость — от 45 до 50 тыс. зрителей. Арена имела очертания эллипса, величину 85x53 м и была ограничена очень высоким подием (4 м). Первые несколько лет, до постройки под ареной густой сети ипогеев, она на время представлений затоплялась водой и там устраивались морские сражения — навмахии. Среди мраморных кресел для знати, находившихся на подии, особо выделялись две ложи, расположенные друг против друга по концам короткой оси арены: императорская ложа, сообщавшаяся подземным переходом с дворцом на Палатине, и ложа городских властей.

Согласно наиболее признанной реконструкции, за подием поднимались три открытых яруса мест для зрителей и четвертый ярус под крытой колоннадой. Чашу амфитеатра окаймлял карниз со стойками для укрепления огромного велария.

Опорой мест для зрителей и переходов является жесткий конструктивный каркас. Его основу составляли 560 мощных пилонов из травертина, несущих цилиндрические и крестовые бетонные своды и в радиальном направлении связанные бетонными стенами, облицованными туфом. Бетонное ядро Колизея содержит много кирпичных арок, которые работают как разгрузочные в стенах и образуют каркас сводов. Радиальные стены образовали 80 пространственных ячеек, объединенных внутренними кольцевыми коридорами и наружными галереями и имевших каждая свой вход и систему лестниц и переходов. Благодаря этому масса зрителей сразу разбивалась на отдельные потоки (на каждый вход приходилось около 600 человек), которые не пересекались и легко ориентировались внутри.

Конструкция Колизея предельно рациональна и экономична: она потребовала минимального расхода строительных материалов и обеспечила наибольшие удобства для использования амфитеатра как зрителями, так и участниками представлений.

Огромные размеры Колизея и его высота (48,5 м) усложняли и без того трудную задачу решения фасада криволинейного здания. Зодчие Колизея не пошли по пути расчленения громады здания введением выступов башенного типа, примененных ранее в амфитеатрах Луцерии и Полы. Напротив, они акцентировали его овальный объем, повторяющий очертания арены, многократным повторением ордерных аркад, которые рядами обходят сооружение.

Фасад амфитеатра Флавиев членится тремя ярусами аркад и вышележащим ярусом, прорезанным небольшими прямоугольными окнами, которые чередовались с бронзовыми декоративными щитами. По традиции, идущей от театра Марцелла, тосканскому ордеру полуколонн первого яруса соответствует ионический ордер второго и коринфский — третьего яруса. В четвертом ярусе место полуколонн заняли коринфские пилястры. В арочных пролетах двух средних ярусов на низких парапетах стояли статуи, придавая аркам вид оконных проемов в отличие от простых входов внизу и создавая праздничное ощущение. Тем самым возникало различное смысловое и эмоциональное восприятие ярусов амфитеатра, которое сразу лишало однообразия его огромную массу. В последнем ярусе, опираясь на кронштейны над уровнем окон, проходил ряд стройных мачт велария, концы которых рисовались на фоне неба. Этот легкий узор поверх почти глухой стены смягчал впечатление давящей тяжести, которое должен был производить самый высокий из ярусов, и создавал естественный переход от венчающих горизонталей Колизея к воздушной среде.

Пропорции ярусов Колизея создают у зрителя двойственное впечатление. Нарастание ярусов снизу вверх вызывает представление о колоссальной высоте амфитеатра и усиливает ощущение его грандиозности. Однако это впечатление умеряется, когда зритель замечает убывание по высоте в отношениях «золотого сечения» ряда членений: арочных пролетов средних ярусов относительно нижнего и высоты трех верхних членений четвертого яруса. Ордер играет значительную роль в композиции фасада. Выступы полуколонн и пилястр, их пьедесталов и антаблементов выгодно изменили фактуру огромной поверхности Колизея, придали ей рельефность, вызвали игру светотени, оживившую статичную массу стены. Стройные ордерные членения, зрительно облегчая фасад, в то же время приводят его к соизмеримому с человеческой фигурой масштабу. Ордерные рамки вокруг каждой арки, слагающиеся в сетку из близких по размеру ячеек, позволяют стоящему у подножия Колизея зрителю сразу «отсчитать» и высоту, и ширину здания, оценить их величину в сопоставлении с его собственной фигурой и проникнуться ощущением гигантского масштаба этого величественного сооружения. В то же время плавное удаление аркад фасада в глубину, лишь слегка тормозящееся выступами входных порталов по малой оси амфитеатра, непрерывный мерный ритм ярусов аркад, протяженность поясов стены средних ярусов и четкие линии их карнизов сильнее выявляют округлость формы здания. Она еще более подчеркивается широким, объединяющим все элементы здания кольцом стены завершающего яруса, увенчанного сильно вынесенным карнизом. Архитектурная выразительность овального объема Колизея достигнута преобладанием его горизонтальных членений над вертикальными, которые не вступают с ними в противоречия, но придают сооружению необходимую стройность. Осознание этой выразительности замкнутой круговой аркады привело к тому, что: в строительстве более поздних, чем Колизей, амфитеатров уже не встречается попыток усилить вертикальные членения фасада здания, как это было в Луцерии, Вероне и Поле.

В этом крупнейшем амфитеатре столицы Римской империи с особой ясностью проявился своеобразный характер восприятия римлянами их излюбленного вида зрелищ. Каждый из десятков тысяч зрителей, приходивших в амфитеатр, видел со своего места всю массу римлян, заполнявшую здание. Он растворялся в этой толпе, охваченной одним настроением и наслаждавшейся кровавым представлением, которое давалось императором или одним из высших магистратов Рима. Лозунг «Хлеба и зрелищ» воплощался здесь в жизнь с истинно римским размахом, зрелище обрамлялось великолепной архитектурной рамкой, вызывавшей именно те чувства и настроения у зрителей, которые были нужны императорскому правительству: сознание праздничности происходящего, доступности его для огромного числа свободных граждан Рима, их слияния в единую массу, противостоящую людям на арене — рабам-гладиаторам, умирающим им на потеху. Наконец, огромная спокойная незыблемая масса Колизея служила как бы символом незыблемости того строя, который давал этот праздник римской толпе.

Рядом с Колизеем (как зачастую и при других амфитеатрах) находилась гладиаторская школа. Ядром школы являлся прямоугольный двор, окруженный портиками, в которые выходили комнаты гладиаторов и разного рода специальные помещения. В центре двора была арена, в миниатюре воспроизводившая арену Колизея, где гладиаторы тренировались перед играми.

 

 

Архитектура Византии.

Начало средневековья. Христианский характер культуры. Время существования Византийской империи Византийская архитектура – наследница римской архитектуры. Развитие купольной и крестово-купольной систем сводов. Структура храмов. Главный храм всех христиан.

ОТВЕТ:

Византийская империя (395—1453)

Византийская империя — государство, оформившееся в 395 г. вследствие окончательного раздела Римской империи после смерти императора Феодосия I на западную и восточную части.

Уже с первых дней своего существования Византия, стараясь превзойти Рим в отношении изящества и роскоши, начала украшаться величественными сооружениями и всяческими произведениями искусства, для исполнения которых в этот город отовсюду стекались лучшие художники. Возникшее здесь искусство вследствие религиозных, политических и бытовых условий приняло особый склад, в котором к греко-римским элементам примешивались в сильной степени восточные веяния. Достигнув полного своего расцвета в первой половине VI века, приЮстиниане, Византийское искусство испытывало подъём до начала XIII века и только по занятии Константинополя латинянами стало приходить в упадок. В этот долгий период времени оно создало много замечательных памятников, как в столице, так и в областях Восточной империи, оказало существенное влияние на развитие искусства Армении, России, самой Италии и далёкой Франции; и в арабском, и в турецком искусстве слышны византийские отголоски и мотивы. Византия сберегла в темную пору Средних веков античные предания и отличительные технические приемы, облегчившие потом первые шаги к изучению искусства эпохи Возрождения.

Заимствовав формы от античной архитектуры, византийское зодчество постепенно их видоизменяло и в течение V века выработало, преимущественно для храмоздательства, тип сооружений, по плану и всей конструктивной системе существенно отличающийся от типа древнехристианских базилик. Главную его особенность составляет употребление купола для покрытия средней части здания (центрально-купольная система). Купол был уже известен в языческом Риме, равно как и на Востоке (напр. в Сирии), но в большинстве случаев помещался на круглом основании; если же основание было квадратное или многогранное, то между ним и куполом не существовало надлежащей органической связи. Византийцы первые удачным образом разрешили задачу помещения купола над основанием квадратного и вообще четырёхугольного плана при помощи так называемых парусов.

Решением византийских зодчих стало срезание углов параллелепипеда таким образом, что верхние части его стен приняли дугообразную форму; купол стал покоиться на вершинах этих четырёх дуг и связываться с нижней частью сооружения сферическими треугольными поверхностями, лежащими между этими дугами и похожими на надутые снизу треугольные паруса (отсюда — название этого архитектурного элемента). Не довольствуясь этим, для придания куполу характера ещё большей лёгкости вместо прямых отвесных стен нижнего сооружения начали строить полукруглые в плане ниши, оканчивающиеся вверху, у купола, полусферическими поверхностями таким образом, что купол держался на вершинах арок этих ниш и на четырёх массивных столбах, подпирающих паруса. Эта средняя часть регулировала прочие части сооружения.

Подобная система постройки применялась преимущественно в храмах, представлявших в общем плане соединение пяти квадратов в виде равноконечного (так называемого греческого) креста: над средним квадратом находился купол, в боковых квадратах — открывающиеся в это среднее пространство ниши; квадраты же, занимающие собой промежутки между оконечностями креста, представляли придаточные части, обыкновенно более низкие, чем сам крест. Наконец, к восточной стороне храма пристраивалась полукруглая апсида для алтаря, а к западной — притвор (нартекс).

В первое время византийский купол имел довольно плоскую форму, потом — более возвышенную, но стоял непосредственно на арках и парусах; впоследствии между ними и куполом появился цилиндрический барабан(тамбур), так что здание увенчивалось уже не сегментом сферы, а возвышенной главой. Нередко здание имело, кроме купола или главы над средним пространством, ещё два, четыре и даже больше куполов или глав над побочными пространствами.

Внутри византийских храмов вокруг среднего подкупольного пространства, за исключением алтарной стороны, шла галерея наподобие хоров. Она предназначалась для женщин, присутствующих при богослужении, и потому называлась гинекеем. Снизу эту галерею поддерживали колонны, антаблемент которых был не горизонтальный, а состоял из полуциркульных арок, перекинутых с колонны на колонну. Капители колонн в византийской архитектуре в большинстве случаев лишились абаки и приняли оригинальную форму усеченной четырёхгранной пирамиды, обращённой меньшим основанием вниз и покрытой не особенно выпуклой орнаментацией, мотивы которой составляют акантовые листья и другие офантазированные формы растительного царства; нередко этот орнамент был обведён по рёбрам пирамиды узорным бордюром. Ступни арок опирались не непосредственно на капители колонн, а на уложенные на них промежуточные элементы — подушки, так называемые пульваны, похожие на куб со скошенными книзу боковыми гранями, также украшенные орнаментом.

Вообще внутренность здания не отличалась богатством и сложностью архитектурных деталей, но зато его стены облицовывались снизу дорогими сортами мрамора, а вверху, точно так же, как и своды, обильно украшались позолотой, мозаичными изображениями на золотом фоне или фресковой живописью.

Снаружи здание представляло два яруса продолговатых окон с округленным верхом. Эти окна иногда группировались попарно или по три, причём части каждой группы отделялись одна от другой небольшой колонкой, а сама группа была обрамлена фальшивой аркой. Кроме окон в стенах, для освещения здания служили окна в куполе, у самого его основания, или в тамбуре главы.

 

Купол на парусах




Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...

©2015 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.008 сек.)