Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Традиционные версии подновления памятников




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Продолжая тему реконструкции памятника и нетождественности его воссозданию рассмотрим традиционные версии подновления на примере отечественных памятников.

Памятники истории и культуры - важнейшая часть духовного наследия народа. Они призваны служить целям развития науки, народного образования и культуры, формирования высокого чувства советского патриотизма, идейно-нравственного, интернационального и эстетического воспитания.

Памятники культуры, как и все живое, подвержены старению. Этот процесс неудержим, однако он может быть замедлен, приостановлен, памятник может быть возвращен к жизни. В этом и состоит задача реставрации. Реставрация - это укрепление и восстановление разрушенных, поврежденных или искаженных памятников истории и культуры с целью сохранения их исторического и художественного значения.

Существует множество видов реставрации, которые делят по разным признакам. Во всех видах основная цель реставрации — восстановить утраты предмета (дефекты, полученные в результате эксплуатации — сколы, удары, разломы и многое другое) и улучшить его внешний вид, а также законсервировать предмет.



Искусство реставрации памятников известно с давних пор. Еще в XVII и XVIII вв. известные мастера наряду с созданием новых реставрировали старые памятники. Во второй половине XIX в. появилось новое понимание задач реставрации: восстановление первоначального вида памятника на основе предварительного изучения произведений искусства соответствующего периода. Утраты стали восполнять путем копирования сохранившихся частей или аналогичных предметов.

На рубеже XIX и XX вв. складываются основы научной реставрации музейных экспонатов, наиболее полно разработанные в отношении памятников архитектуры. Большой вклад в создание теории научной реставрации памятников культуры внесли отечественные архитекторы, художники и искусствоведы. Основные принципы этой теории закреплены Венецианской Хартией II Международного конгресса архитекторов и технических специалистов (1964 г.), а также в ряде решений международных организаций по охране и реставрации памятников (ЮНЕСКО и др.). Главный из этих принципов заключается в том, что реставрируемый памятник культуры рассматривается прежде всего как исторический документ, значение и ценность которого со временем только возрастают, поэтому его искажение или модификация недопустимы. Реставрационные действия должны быть направлены главным образом на укрепление, консервацию памятника.

В последние годы во многих странах отмечается повышенный интерес к истории культуры, проблемам охраны и реставрации произведений искусства. Эта тенденция особенно характерна для нашей страны, где сохранение памятников культуры стало всенародным делом. Повсеместно возрождаются историко-архитектурные памятники, разрушенные войной, восстанавливаются старые и создаются новые мемориальные музеи выдающихся людей нашей Родины - писателей, художников, общественных деятелей, ученых. Интерьеры этих музеев должна заполнить мебель, которая также нуждается в реставрации.

Далее рассмотрим отечественные примеры реставрации (подновления) памятников.

Церковь св. Георгия в Старой Ладоге (приложение 14).

Этот строгий по очертаниям древний белокаменный храм, увенчанный единственным куполом, возвышается рядом с остатками старинной крепостной стены бывшей ладожской крепости — несмотря на простоту своих форм, этот памятник древнерусской архитектуры производит сильнейшее впечатление и навевает атмосферу давно ушедшей старины. Весьма знамениты и уцелевшие фрагменты фресок Георгиевской церкви, относящиеся к числу самых ранних произведений русской живописи, дошедшей до нашего времени.

За многие века своего существования церковь не могла не прийти в аварийное состояние — капитальный ремонт храма был произведен в 1683—1684 годах, когда щипцовое покрытие кровли заменили на четырехскатное, что повлекло за собой повышение барабана, закладку четырех его окон и растеску оконных проемов в северной и южной стенах храма. С течением времени грунт вокруг храма сильно повысился, поэтому в ходе реставрации уровень пола был поднят примерно на 1 м, что привело к повышению порталов. Конструкция здания была укреплена дубовыми связями, заведенными в толщу стен. Кроме того, с западной стороны к церкви пристроили притвор, который также выполнял функцию контфорса, подпирающего стену.

Эта реставрация была выполнена настолько основательно и своевременно, что необходимость в следующем ремонте возникла только в 1760-е годы. Вместе с тем значительная часть росписей сильно пострадала в ходе перестроек, расширения оконных и дверных проемов. Остальные росписи были сбиты со стен, за исключением тех участков, где грунт фресок имел прочное сцепление с кладкой. Стены изнутри полностью заштукатурили и забелили, а остатки росписей, закрытые этими напластованиями, были преданы забвению, и лишь росписи барабана, благодаря своей цельности и хорошей сохранности красочного слоя, оставались нетронутыми. Сбитые фрески оказались погребенными под новым полом, и лишь недавно, благодаря стараниям сотрудников Староладожского музея, они были собраны и учтены.

В 1890-х годах один из основоположников русской реставрационной школы академик В. В. Суслов поставил вопрос о необходимости научной реставрации церкви св. Георгия, однако ремонтно-реставрационные работы были проведены лишь в 1902 году на выделенную государством субсидию. 14 июля 1904 года храм был вновь освящен. В ходе работ 1903—1904 годов была полностью заменена на цементную штукатурку наружная обмазка, поставлены новые металлические рамы в окна, сделана новая железная кровля, покрытие купола выполнено в виде шлемовидной главы с металлической имитацией лемеха и установлен новый цементный карниз под четырехскатную кровлю. Внутри храма были отремонтированы хоры и настлан новый пол из метлахской плитки на бетонной основе. Что же касается фресок, то их постарались оставить в нетронутом виде. Вместе с тем эта реставрация не решала проблемы конструктивного укрепления памятника.

Между тем эти работы явились одним из первых и печальных опытов широкого применения цемента в архитектурной реставрации — его губительными последствиями, проявившиеся уже в ближайшие годы, стало разрушение цоколей стен, отслоение цементной обмазки, повышенная сырость внутри храма и появления плесени и выступавших кристаллов солей на фресках.

Следующая научная реставрация началась лишь в 1920-е годы. В 1925—1928 годах силами специалистов Ленинградских реставрационных мастерских был проведен огромный комплекс работ по архитектурной реставрации Георгиевской церкви, в результате чего памятник был освобожден от большинства поздних пристроек и напластований В 1927—1928 и 1933 годах силами московских реставраторов из Центральных государственных реставрационных мастерских (ЦГРМ) были обновлены и фрески. Но, к сожалению, всем этим работам не суждено было завершиться, поскольку в 1934 году в ходе антирелигиозной кампании все государственные реставрационные учреждения, специализировавшиеся на реставрации древнерусских памятников, были ликвидированы. Но главное, что строение получило запас прочности, позволивший ему прожить еще несколько десятилетий.

Разрушения, которые коснулись многих храмов северо-западной России во время Великой Отечественной войны, не затронули Георгиевской церкви в старой Ладоге. И уже в период с 1952 по 1962 год ленинградские реставраторы под руководством архитектора А. А. Драги провели значительные ремонтно-восстановительные работы, коснувшиеся главных ладожских древностей, в том числе и Георгиевского храма. В результате церковь максимально приблизилась к своему первоначальному виду: был понижен до первоначального уровня грунт вокруг храма, соответственно понижен его пол, восстановлены формы дверных проемов, раскрыты все заложенные окна стен и барабана, установлены деревянные окончины в древних формах, вычинена кладка стен, заменено покрытие кровли и купола и, наконец, оштукатурен весь храм. Тем не менее, многие архитектурные работы остались незавершенными, а реставрация фресок вообще не проводилась. В конце 1970-х годов специалисты снова приступили на этот раз уже к целому комплексу сложных научно-изыскательских, исследовательских и практических работ, которые продлились почти два десятилетия и были по большей части завершены только в 1996 году. Архитектура храма впервые со времен первых перестроек XV века обрела свой первозданный облик, а сохранившиеся участки стенописи были полностью раскрыты из-под чужеродных напластований и приведены в экспозиционный вид.

Исаакиевский собор (приложение 15).

Исаакиевский собор был освящен и открыт в 1858 году, но уже в 1870-е годы ему потребовалась реставрация. Большая масса этого здания, разновременность постройки восточной (ринальдиевской) и западной частей храма, а также то, что портики воздвигались раньше стен, привели к неравномерной осадке и деформации отдельных частей сооружения. Кроме того, начался естественный процесс выветривания мраморной облицовки. Все это потребовало проведения длительных и трудоемких ремонтных и реставрационных работ, которые начались, по существу, еще на завершающем этапе строительства собора в 1840-х годах. Тогда Монферрану пришлось дополнительно укреплять основания колонн портиков и частично заменить мраморную облицовку фасадов. В дальнейшем подобные работы не прерывались, та или иная часть здания постоянно находилась в лесах.

В 1867 году обнаружили трещины в местах соединений медных листов кровли, в которые просачивалась влага, повреждая кладку стен. В течение двух лет ремонтировали кровлю, была выполнена реставрация медной обшивки стилобата главного купола, а также отремонтированы водосточные трубы. В начале 1870-х годов выяснилось, что из-за неравномерной осадки портиков их перекрытия стали опираться только на один край колонны. Колонны, в свою очередь, отклонились у основания от вертикали, в них стали появляться трещины. Под руководством академика Е.А.Сабанеева в 1873 году начинаются работы по выравниванию колонн портиков, определившие начало первой комплексной реставрации храма. Она продолжалась в течение 25 лет. Были устранены основные дефекты конструкции здания, мраморной облицовки и проведена реставрация живописи. Во время ремонта наружный рускеальский мрамор был частично заменен флорентийским мрамором бардиллио - более устойчивым, но отличающимся от рускеальского более темным цветом.

В начале XX века в соборе провели частичную реставрацию живописи.

Следующий этап работ в храме - конец 1920-х годов. После проведения нивелировки, показавшей, что западная часть здания осела на 47 см больше восточной, частично восстановили мраморную облицовку. Тяжелым испытанием стала для собора Великая Отечественная война. Несмотря на принятые меры (позолоту куполов покрыли маскировочной краской), он сильно пострадал от бомбежек, артобстрелов, сырости и холода.

Уже в октябре 1941 года рядом с собором разорвался снаряд, осколки которого частично разрушили мраморную облицовку северной стены и повредили гранитные колонны портика на глубину 10 - 15 см. Взрывной волной были выбиты стекла. Год спустя другой снаряд пробил медную кровлю и разорвался на своде малого купола. Еще больший ущерб был нанесен храму в результате нарушения температурно-влажностного режима. С начала войны здесь не работала отопительная система, снег и дождь проникали внутрь, через пробоины в кровле. Живопись на стенах и сводах была сильно загрязнена, ее лак потемнел и разлагался, осыпался красочный слой, местами штукатурка отставала от кирпичной кладки. Так, были утрачены некоторые фрагменты "Страшного суда" работы Ф.А. Бруни. Пострадала наружная мраморная облицовка, утрачена большая часть золоченой лепнины на сводах и карнизах. Послевоенная реставрация Исаакиевского собора началась в 1945 году с ремонта инженерных сетей, водопровода и канализации. Заново остеклили окна, отремонтировали кровлю и промыли от защитной краски позолоту куполов.

С 1947 по 1950 год реставраторы занялись консервацией настенной живописи.

Красочный слой укрепляли составом из пчелиного воска, канифоли, скипидара и спирта. Места его отставания от штукатурки после нанесения укрепляющего состава в горячем состоянии проглаживали через кальку утюгами. Такой способ позволял надежно скрепить красочный слой со штукатуркой и предохранить его от влажности. Поверхностные загрязнения удаляли составом из спирта-ректификата и скипидара. Эти работы позволили предотвратить дальнейшее разрушение росписей, но консервации подвергалась не вся живопись, а лишь наиболее пострадавшие картины в аттике, алтарях и нишах пилонов.

С 1956 по 1963 год восстанавливали внутреннюю мраморную облицовку стен, удаляли "переродившийся" слой мрамора и восполняли утраты вставками. Мрамор был в очень плохом состоянии, почернел и закоптился. От сырости и перепадов температур его поверхность утратила полировку, некоторые блоки выкрошились.

Мрамор обрабатывали карборундовыми наждачными кругами, снимая верхний слой на 1,5 - 2 мм. Трещины заделывались, первоначально - цементом с мраморной крошкой, эпоксидной смолой. Мрамор промывали и полировали. Всего обработано было 11600 кв. м камня, сделано более 10 000 вставок.

Во время послевоенной реставрации реконструировано освещение Исаакиевского собора. Раньше скульптуру и живопись в верхней части храма скрывал полумрак. В 1957 году на галереях, карнизе главного алтаря, вокруг плафона главного купола были установлены люминесцентные лампы, по углам здания - мощные софиты, и детали убранства стали доступны для обозрения.

Новая система отопления собора позволила поднять среднюю температуру воздуха до 17 - 20 градусов Цельсия вместо прежней 7 градусов Цельсия и снизить влажность до 50 - 60 %, что стало важнейшим условием сохранения мрамора, живописи, лепки и позолоты.

Первый этап комплексной реставрации был завершен в 1963 году. Во время этих работ было сделано геодезическое обследование состояния Исаакиевского собора. Его результаты показали, что обнаруженная в 1929 году неравномерная осадка собора прекратилась.

В конце 1960-х годов обследовали наружную мраморную облицовку и установили, что она нуждается в реставрации. Проводились работы в северо-западной части фасада и колокольни, состояние которых вызывало наибольшие опасения, был заменен ряд мраморных модульонов медными копиями, окрашенными под мрамор. Общее состояние Исаакиевского собора проверялось в 1987 году. Была зафиксирована равномерная осадка здания на величину до 5 мм.

В настоящее время продолжается комплексная реставрация Исаакиевского собора.

Благовещенский собор Московского кремля.

Последняя научная реставрация Благовещенского собора, которая затрагивала практически весь его организм, происходила полтора века назад, при академике архитектуры Федоре Федоровиче Рихтере. С тех пор в храме проводились какие-то исследования, но они не имели целью глобальное изучение памятника. Поэтому главной задачей стало выявление разновременных пластов в архитектуре собора, его связи с утраченным древним окружением. Особое внимание уделялось Казенному двору.Абсиды Благовещенского собора не были открыты в 15-ом веке на всю высоту, большей частью они были утоплены в кладку Казенной палаты. Поэтому, стараясь не разрушать целое, то есть не превращать памятник в лоскутное одеяло, понятное только узким специалистам, были выявлены на его фасаде элементы и границы лестниц, следы сводов сеней Казенной палаты и другие элементы, которые свидетельствуют о важном этапе в истории Благовещенского собора. При этой реставрации удалось раскрыть очень многие его тайны, которые на протяжении десятков лет оставались предметом гипотетических споров.

В основном завершены работы в подклете собора, ликвидированы загромождавшие его инженерные приспособления, проведена реставрация кладки стен и сводов 14-го века. Это остатки небольшого одноапсидного храма времени Дмитрия Донского, старейшей сохранившейся постройки Кремля, полностью перестроенной сыном Донского, князем Василием Дмитриевичем в 1416 году. От этого, второго по счёту строительного периода также сохранилось немногое, поэтому крайне важным открытием оказалось обнаружение элементов архитектуры начала 15 века.

Заканчивается реставрация Благовещенского собора Московского кремля, одного из важнейших памятников русской архитектуры. И – как это часто случается с важнейшими памятниками – одного из наиболее загадочных и малоисследованных.

В 1830-е наружная часть крыльца была разобрана, но при восстановлении было предписано по возможности воспроизвести древнюю архитектуру. У них уже были начальные представления о реставрации, то есть делать примерно так, как было. А в их представлении «как было» – это чтоб с 200 метров не испугаться, чтобы в целом узнаваемо. В результате получилась глухая аркада вместо открытой, вот эти странные кнопки вместо резных розеток капителей. Но в основания новых арок они вставили довольно много старых пригодных блоков. Они были найдены в закладке, раскрыты, и теперь с улицы можно видеть, что роспись 19 века пытается повторить рисунок именно этой резьбы. В нижнем ярусе, лицевая поверхность которого полностью переложена в 19 веке, найдены также фрагменты очень необычной придворной архитектуры 1550-х – два ромбовидных окна лежачих, между ними одно круглое. В дальнейшем это тоже может быть раскрыто на фасаде собора.

Самым главным экспонатом музея является сам собор, его многослойная, уникальная архитектура.

В музей-заповедник «Кижи», реставрация церкви Воскрешения Лазаря – древнейшей деревянной церкви на Русском Севере (приложение 16).

Церковь Воскрешения Лазаря (вторая половина XIV века) – один из древнейших памятников деревянного зодчества на территории России, сохранившихся до наших дней. Предание говорит, что церковь была построена преподобным иноком Лазарем, который прожил 105 лет и скончался в 1391 году. Церковь стала первой постройкой будущего Муромского монастыря, расположенного на восточном берегу Онежского озера. Монастырь был основан Лазарем «по особому чудному явлению Новгородского епископа Василия Преподобного». В 1886 году над церковью появился деревянный футляр – реликварий. В него были заключены только две бревенчатые клети (алтарь и собственно церковь) как первоначальные строения. Третья каркасно-дощатая клеть (притвор), как более поздняя пристройка (в XVI веке церковь была реконструирована), перед включением в реликварий была разобрана. В 1959 году церковь была разобрана и вывезена на остров Кижи. В 1960-1961 годах была проведена ее реставрация по проекту А.В. Ополовникова. Был воссоздан притвор, зафиксированный Л.В. Далем в 80-е годы XIX века. В 1975 году музеем «Кижи» была проведена химическая защита церкви.

Потребность в реставрации церкви возникла из-за сильного перекоса ее сруба. Церковь необходимо было выровнять. У нее нет фундамента (как и у Преображенской церкви), сруб стоит на огромных валунах. По этой причине деформация сруба притвора достигла 14 сантиметров. Для выравнивания сруба церкви ее поднимали домкратами и под просевшие части сооружения были подложены дополнительные валуны. Кроме того, была проведена частичная замена элементов памятника. В срубе притвора церкви поменяли два сгнивших бревна.

Хотя реставрация в 1960-1961 годах была проведена достаточно качественно, срок жизни любой деревянной кровли 25-30 лет. Поэтому и возникла необходимость ее полной замены, а также замены главки церкви. Специалисты Плотницкого центра провели в течение 4 месяцев целый комплекс работ: сменили кровлю, материал для которой был заготовлен два года назад. Была сделана новая главка, для покрытия которой Плотницким центром музея было изготовлено 270 лемешин. Старая главка была передана на хранение в фонды музея-заповедника «Кижи». Кровлю теперь украшает и новый шалом – конек, вырубленный из цельного бревна. Крыша церкви была закреплена гвоздями, выкованными в музейной кузнице Виктором Назарьевым. Им же были выкованы по старинным образцам ключ и замок для церкви.

Реставрацию планировали начать еще летом 2005 года, но отложили до начала октября. Связано это было с большим количеством посетителей музея, закрывать от них уникальное творение было бы неразумно. Реставрационные работы были проведены в достаточно короткие сроки (с октября 2005 по январь 2006 г.). Это благодаря, если можно так сказать, матушке природе, которая, видимо, решила помочь мастерам-реставраторам, и оттянула приход настоящей зимы практически до декабря. Поэтому консервацию церкви делать не стали.

Самым сложным во время реставрационных работ было сохранение оптимально точного облика древнего памятника, такого, каким он был до проведения реставрации.

В дальнейшем планируется восстановить внутренний интерьер церкви и иконостас из 17 икон XVI-XVIII веков.

Таким образом, реставрационная деятельность призвана сохранять существующие исторические ценности. Это относится не только к памятникам, обнаруженным при археологических раскопках, но и к зданиям, прошедшим много этапов переделок и перестроек за весь период своего существования. Нет и не может быть никаких единых рецептов по реставрации памятников, но существует строгая система: подбора материалов, исследования памятников в натуре, обоснования принятых проектных решений и контроля в процессе восстановительных работ. Знание основ научной методики реставрации памятников архитектуры сегодня является обязательным для всех соприкасающихся с созидательной деятельностью. Без этих знаний не может быть успешно решен комплекс вопросов охраны природы, исторических ценностей, создания условий для преемственности развития культуры, эстетического и патриотического воспитания.

На памятниках архитектуры могут производиться такие виды работ как реставрация, консервация и ремонт. В последние годы к ним добавилось воссоздание разрушенных объектов с максимальным приближением к оригиналу, называемое реституцией. Реставрация, наряду с элементами консервации и ремонта, предусматривает изменение существующего вида памятника для более полного раскрытия его художественных качеств, а также исключение более поздних, малоценных архитектурно-планировочных наслоений, пристроек и надстроек. Реставрация может быть фрагментарной и целостной. При этом последняя отличается от фрагментарной реставрации не масштабом производимых работ, а целью — восстановлением памятника в его изначальном состоянии. В таком случае проблема ценности и сохранности более поздних наслоений решается иначе, чем при фрагментарной реставрации, и определяется, прежде всего, датировкой этих наслоений по отношению ко времени, на которое воссоздается памятник. Здесь можно усматривать некоторое сходство между целостной реставрацией, которая не всегда обладает исчерпывающей документацией, и в отдельных случаях предусматривает привлечение архитектурных аналогов, и реституцией, хотя реституция должна применяться в исключительных случаях, когда с утратой отдельного здания или комплекса нарушилась общая градостроительная ситуация.

Все производимые на сегодняшний день реставрационные и консервационные работы могут быть разделены по видам на 37 основных разделов — от предпроектной стадии до реставрации монументальной живописи, которая состоит из 12 специальных разделов по конкретным видам работ. Стадии проведения реставрационных работ предшествует стадия археологических, научно-технических, инженерно-биологических и архитектурных исследований, с тем, чтобы на момент начала реставрационных работ существовала исчерпывающая информация о памятнике, обследовано состояние памятника, выявлены разрушающие факторы и разработаны методы их устранения, а также необходимая проектная документация.

Сходя из выше сказанного, отметим, что немало проблем при реставрации памятников связано с утратой основаниями и фундаментами полностью или частично своих несущих способностей. Подобные проблемы возникали и при проведении ремонтных работ в минувших веках. Сегодня, чаще всего стены подвалов зданий дополняют новой кирпичной кладкой, в наружных стенах подвалов устраивается вентиляция для улучшения влажностно-теплового режима, также старые фундаменты зданий усиляют вдавливаемыми сваями большой длины, обеспечивая тем самым совместную работу и старых фундаментов, и свай. Дефектные участки кирпичной кладки стен подвала и наземных этажей заменяют новой кладкой, трещины в кладке инвестируют раствором. В каждом конкретном случае после детального обследования состояния всех элементов и конструкций зданий разрабатывается ряд ремонтно-реставрационных мероприятий.

Памятники и случаи реставрации обладают бесконечным многообразием, не допускающим догматического подхода. Поэтому нет и не может существовать набора жестких требований, которые реставратору надлежит механически соблюдать. Реставрацию следует рассматривать, как специфический творческий процесс. При этом вынесение решения о судьбе памятника не может быть доверено суждению одного человека, какой бы высокой квалификацией он ни обладал, а подтверждается авторитетным кругом специалистов.




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (174)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.038 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7