Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


В.В.Докучаев: выдающийся естествоиспытатель, почвовед, географ




 

Василий Васильевич Докучаев (1846-1903 гг.) после окончания Петербургского университета в 1871 г. в течение шести лет исследовал реки Европейской России; главным образом образование их долин, собирая данные по их четвертичной истории. В конце этого периода (1871-1877 гг.) Докучаев стал интересоваться изучением почв и в 1875 г. составил для Вольного экономического общества программу по изучению русского чернозема. В последующие годы он исследовал черноземы в центральном районе и на юге Европейской России. В 1878 г. Докучаев защитил магистерскую диссертацию (по существу, по геоморфологии) на тему «Способы образования речных долин Европейской России». С 1879 г. он читал лекции в Петербургском университете, вплоть до 1896 г., то есть в течение почти 20 лет.

В 1879 г. Докучаев выпустил почвенную карту Европейской России с приложением к ней книги «Картография русских почв». Уже в те годы он утверждал, что типы и география почв находятся в «самой теснейшей генетической связи» с историй нашей планеты и что лишь география почв позволяет решить вопрос о их происхождении и свойствах.

Одна из первых больших коллективных работ под руководством Докучаева – в 1882 – 1885 гг. – полное естественноисторическое крупномасштабное изучение Нижегородской губернии с целью экономической оценки земель по предложению Нижегородского земства. Для этого земства Докучаев составил подробную программу работ. По существу, это была первая в истории науки программа детального крупномасштабного сплошного комплексного (природного и статистико-экономического) изучения большой территории с практическими задачами оценки и улучшения использования земель и ведения сельского хозяйства. Материалы Нижегородской экспедиции по оценке земель, возглавленной Докучаевым, были изданы в 14 томах, с многочисленными картами. Тогда же (1885 г.) Докучаев основал в Нижнем Новгороде земский естественноисторический музей – первый музей природы в России. В процессе нижегородских работ были сформулированы основные положения почвоведения, главное из которых, по Докучаеву, состоит в том, что почва – самостоятельное естественноисторическое тело, зависящее от климата, рельефа, материнских пород (геологии) и деятельности живых организмов.



Подобные же работы были проведены Докучаевым и его сотрудниками в 1888-1894 гг. в Полтавской губернии. Материалы этой экспедиции были изданы в 16 томах, с крупномасштабными картами. В Полтаве, как и в Нижнем Новгороде, Докучаев организовал естественноисторический музей, прочел цикл лекций, организовал множество экскурсий в природу для местных агрономов. В составе Полтавской экспедиции принимал участи В.И.Вернадский.

Третьей большой коллективной полевой работой Докучаева и его учеников была Особая экспедиция для испытания и учета лесного и водного хозяйства в степях России (1892-1897 гг.). Эта экспедиция была организована после сильнейшей засухи и голода в России в 1891 г. В ходе этой экспедиции Докучаев не только изучил природные ресурсы степи и выявил причины их оскудения, особенно водные ресурсы и почвы, изложив свои выводы в 18 выпусках «Трудов», но и своими собственными руками заложил лесные полосы в Каменной степи – теперь замечательный лесной оазис среди распаханных степей Воронежской области, с могучими деревьями, важный центр изучения роли полезащитных лесных насаждений в изменении водного, почвенного и климатического режимов степей.

Идеи, прогнозы и предложения Докучаева были основаны на комплексных многолетних экспедиционных исследованиях. Три большие экспедиции Докучаева в общей сложности заняли 15 лет (1882-1885 гг.), (1888-1897 гг.). К этому надо добавить, что Докучаев в 1890-1990 гг. возглавлял созданную им комиссию для естественноисторического, сельскохозяйственного и гигиенического исследования Петербурга и его окрестностей – первого комплексного географического исследования большого города, да еще с его окрестностями. Первый том научных трудов этой комиссии был опубликован в 1894 г. Кроме того, Докучаев проводил полевые работы в Бессарабии, на Кавказе, в Средней Азии, знакомился с работой университетов Парижа, Берлина и Вены.

Одна из вершин научного творчества и развития идей Докучаева – его «Русский чернозем», увидевшая свет в 1883 г.

В первых разделах этого труда Докучаев дал общегеографическую характеристику «черноземной России» по шести районам, проводя ее районирование на основании орографических, почвенных и геологических особенностей. Районный метод обобщения фактического материала стал для Докучаева основным. После подробной характеристики каждого района Докучаев перешел к определению происхождения русского чернозема, анализу связей между строением, мощностью чернозема и рельефом. Методологически важна для нас последняя глава «Русского чернозема», посвященная возрасту черноземных почв. Докучаев изучал чернозем в аспектах пространства и времени.

Возраст почв Докучаев изучал путем непосредственного изучения почвенного покрова, образовавшегося за 800 лет на остатках стен Староладожской крепости и сопоставления его с «нормальными» почвами. К сожалению, использование археологического метода до сих пор еще мало практикуется.

Проблема возраста естественноисторических тел была специально разработана Докучаевым в опубликованной им в 1891 г. работе «К вопросу о соотношениях между возрастом и высотой местности, с одной стороны, характером и распределением черноземов, лесных земель и солонцов – с другой». Докучаев ввел в науку понятие о скорости развития естественноисторических тел, понятие о почвенном возрасте, включив эти понятия в «формулу» определения почвы как самостоятельного естественноисторического тела, которое является «продуктом совокупной деятельности» а) грунта, б) климата, в) растительных и животных организмов, г) возраста страны, д) рельефа местности. Как видим, ордината времени прочно вошла в научное творчество и философские представления В.В.Докучаева. В последней прижизненной публикации – «Лекциях о почвоведении» (1901 г.) рассматривал почву как «функцию» (производную) от материнской породы, климата и организмов, умноженную на время.

Докучаев видел в установлении закономерных отношений между возрастом местности и компонентами природы ключ к объединению задач и методов геологов, физико-географов, почвоведов, биологов. Введение Докучаевым в научный пространственный анализ «ординаты времени», изучение возраста объектов и явлений природы, скоростей из развития, пространственно-временной анализ и синтез позволяют осуществить научный прогноз. То, что Докучаев подошел к прогнозированию, вполне закономерно, вытекает из всей его научной концепции.

Окликаясь на засуху и неурожай 1891 г. , Докучаев написал книгу «Наши степи прежде и теперь» (1892 г.). На обложке этой книги было напечатано: «Издание в пользу пострадавшим от неурожая».

Работа «Наши степи прежде и теперь» может служить образцом физико-географической монографии, в которой глубокий генетический анализ природы служит основой для практический выводов по ее преобразованию. В этой книге он писал, что все природные факторы, лежащие в основе сельского хозяйства, - вода, воздух, грунты, почвы, растительный и животный мир, – до такой степени тесно связаны между собой, что мы никогда не сумеем управлять ими, если не будем постоянно иметь в виду «всю, единую, цельную и нераздельную природу, а не отрывочные ее части».

 

Историзм, внимание к процессам развития удивительны для эпохи, когда работал Докучаев. Он намного определил свою эпоху. Докучаев совершенно справедливо связывал истощение водных ресурсов степи и лесостепи с хищническими воздействием человека на леса и степи, но не с изменениями климата. В своей книге Докучаев предлагает систему мер по упорядочению водного хозяйства в степях:

1.Регулирование режима и стока рек;

2.Регулирование оврагов и балок;

3.Проведение системы мер на степных водоразделах, включая заполнение прудов, посадку леса и устройство артезианских колодцев;

4.Установление рациональных соотношений пашни, лугов, лесов и водных площадей;

5.Установление агротехнических приемов и выведение сортов культурных растений применительно к местным засушливым условиям.

Докучаев считал, что надо выбрать в степной России 4-5 участков и испробовать на них предложенные им меры в течение более или менее продолжительного времени. Заключая свою книгу, Докучаев писал, что, строя свое хозяйство, человек должен принимать во внимание и учитывать целостность всего природного комплекса, а не только те его компоненты, которые представляют собой непосредственный хозяйственный интерес. Он также выдвинул идею организации сети опытных станций, деятельность которых была бы строжайшим образом приурочена к местным физико-географическим и сельскохозяйственно-экономическим условиям.

Особенно интересна в отношении почвоведения и физической географии в целом работа Докучаева «К вопросу а переоценке земель Европейской и Азиатской России. С классификацией почв» (1889 г.), в которой содержится чрезвычайно интересная и полезная до сих пор таблица «Классификация почв профессора В.Докучаева (Северное полушарие). Принципы классификации».

Столбцы этой таблицы (фактически основные критериев классификации почв) таковы:

1.Общий характер почв, их происхождение и внешний вид.

2.Господствующие грунты (материнские породы).

3.Географическое положение и климат почвенных областей (почвенные горизонтальные зоны).

4.Своейственная почвенным зонам флора:

а) преобладающий физиологический тип (по отношению к влаге, теплу и свету);

б) преобладающая топографическая флора (тип фитоценозов);

в) типические представители растительности.

5.Характерная для почвенных зон фауна.

6.Абсолютные высоты (вертикальные почвенные зоны) и климат.

7.Характер преобладающих в почвенных зонах форм поверхности.

Кроме того, Докучаевым выделяются классы почвы (строки таблицы):

I. Нормальные (иначе – растительно-наземные, полные, областные или зональные) почвы.

II. Почвы переходные (от нормальных к анормальным), иначе – островные или интразональные.

III. Анормальные, космополитные.

В каждом из этих классов почв выделяются «отделы»; всего Докучаевым было выделено 12 отделов во всех трех классах почв.

По существу, Докучаев составил ландшафтную типологию с выделением физико-географических, экологических и биоценологических особенностей природной среды.

Отталкиваясь от своего учения о почве, Докучаев пришел к широким географическим обобщениям. Являясь, по Докучаеву, функцией всех физико-географических факторов, «продуктом» и в то же время «зеркалом» их взаимодействия, почва служит лучшим ключом к пониманию сущности географического комплекса.

Идея географического комплекса руководила всей научной и практической деятельностью Докучаева. Он впервые на практике осуществил комплексный подход к изучению природы конкретных территорий путем организации научных экспедиций нового типа.

Переход Докучаева от изучения почвы к системным исследованиям всей единой, цельной и неразделимой природы сделал рамки созданного им же научного почвоведения тесными для больших теоретических обобщений. В этой связи он задумывается о какой-то новой науке, в которой почвоведение должно стать лишь частью (хотя и центральной), и находит «ядро» этой новой науки в учении о зонах природы. Созданию этого учения посвящены работы 1897-1900 гг.

В конце 1890-х гг. Докучаев начал готовить к печати довольно обширную работу под названием «О соотношениях между так называемой живой и мертвой природой». Она же была прочитана Докучаевым как публичная лекция в 1897 г. и опубликована в 1898 г. в виде изложения лекции («К вопросу о соотношениях между живой и мертвой природой») в газете «Санкт-Петербургские ведомости», а в 1899 г. полном виде - брошюрой под названием «Место и роль современного почвоведения в науке и жизни». Тема соотношения живой и мертвой природой в дальнейшем блестяще была развита учеником и последователем Докучаева Вернадским В.И. в его учении о биосфере.

Докучаев писал: «Как известно, в самое последнее время все более и более формируется и обособляется одна из интереснейших дисциплин в области современного естествознания, именно: Учение о тех многосложных и многообразных соотношениях и взаимодействиях, а равно и о – законах, управляющих вековыми изменениями их, - которые существуют между так называемыми живой и мертвой природой, между а) поверхностными горными породами, в) пластикой земли, с) почвами, d) наземными и грунтовыми водами, е) климатом страны, f) растительными и g) животными организмами (в том числе, и даже главным образом, низшими) и человеком, гордым венцом творения.

И эти закономерные, можно сказать, незыблемые, вековечные соотношения, находясь в основе, в корне наиболее существенных этнографических, исторических, бытовых, даже экономических, - социальных и всевозможных культурных человеческих особенностей и проявлений, - всегда, от века, роковым, неотразимым образом, тяготели над всем человеческим миром; и поныне, как Дамоклов меч, висят над ним, связывая мнимого господина земли по рукам и ногам, несмотря ни на какие успехи цивилизации, ни на какие открытия науки и техники, ни на какие политические перевороты, катастрофы, перемены и перетасовки.

Находясь, по самой сути дела, можно сказать, в самом центре всех важнейших отделов современного естествознания, каковы – геология, орогидрография, климатология, ботаника, зоология и, наконец, учение о человеке, в обширнейшем смысле этого слова, и таким образом, естественно, сближая и даже связывая их, - эта, еще очень юная, на зато исполненная чрезвычайного, высшего, научного интереса и значения, дисциплина с каждым годом делает все новые и новые успехи и завоевания, с каждым днем приобретает себе все более и более дяетельностных, энергичных и, главное, страстно любящих свою науку работников и адептов; и уже недалеко то время, когда она, по праву и великому для судеб человечества значению, займет вполне самостоятельное и почетное место, с своими собственными, строго определенными задачами и методами, не смешиваясь существующими разделами естествознания, ни, тем более, с расплывающейся во все стороны географией (В.В.Докучаев. Избр. Соч. Т.III. М., 1949. – С.331).

 

 

Докучаев четко определил предмет новой науки. В центр внимания этой науки Докучаев поместил учение о зонах природы. Он установил закон мировой зональности природы, увидев опоясывающие земной шар зоны в характере четвертичных отложений, продуктах (кор) выветривания, климатах, водах, растительном и животном мире и, как итог зональности основных почвообразователей, - закон почвенной зональности как горизонтальной, так и вертикальной. Очень важно, что Докучаев не ограничился установлением зональности на суше; он считал также, что этот «всемогущий закон» весьма ярко выражен и в морях и океанах. О законе мировой зональности Докучаев опубликовал пять специальных статей.

Докучаев в Северном полушарии нашей планеты выделил следующие зоны мира:

1.Бореальная (или тундровая), где для сельскохозяйственного освоения почв нужна их аэрация;

2.Таежная, требующая минеральных удобрений почв (зона минерализации);

3.Черноземная (лесостепная и степная), где почвы требуют улучшения их структуры (зона «физиации»);

4.Пустынь и полупустынь с почвами, нуждающимися в искусственном орошении (зона «гидрации»);

5.Субтропическая и тропическая красноземная, или латеритная, - зона интенсивного солнечного воздействия на культурные растения («гелиации»).

Несомненно, выделение мировых зон представляет собой широкую научную генерализацию и крупное теоретическое обобщение. Докучаев подчеркивал, что этой схемы в реальной действительности не существует, так как не может быть равномерного и симметричного расположения естественноисторических зон, что, к счастью для человечества, в природе нет мертвящего однообразия. Докучаев отметил сильные различия в характере рельефа, изрезанность материков морями и заливами, различия климата, что приводит к местному географическому распределению организмов. Докучаев подчеркивал, что горизонтальные почвенные естественноисторические зоны повсеместно претерпевают более или менее существенные отклонения от их «идеальной правильности».

Таким образом, сам Докучаев, установив мировой закон зональности, противопоставил ему и источники его последующего уточнения и разрушения. Ценно и то, что он с самого начала не подходил к этому закону догматически. Закон зональности, по Докучаеву, есть закон взаимной связи компонентов природы, времени и ряда сторон человеческой жизни и деятельности на определенной территории – это пространственно-временной закон.

Докучаев считал, что «человек зонален во всех проявлениях своей жизни»: в обычаях, религии, в одежде и др. Зональны также, по Докучаеву, домашний скот и культурная растительность, постройки, пища и т.п. Вместе с тем, Докучаев не считал зональными историю человечества и характер производственных отношений.

К сожалению, Докучаев не успел осуществить свой замысел – написать специальный труд, посвященный новой науке.

Началом этого труда, как бы введением к нему, послужило учение о законах природы, изложенные им в серии статей 1898 – 1900 гг. Докучаев впервые трактовал зональность как мировой закон. Каждая естественноисторическая зона – это закономерная природная система, в которой явления мертвой и живой природы – климат, воды, процессы выветривания, почвообразование, растительный и животный мир – тесно взаимообусловлены.

На такую высокую ступень географического обобщения до Докучаева не поднимался ни один географ. У Гумбольдта, например, мы встречаем лишь фитоклиматические зоны. Более того, Гумбольдт не распространял воздействие климата на поверхность твердой коры, не говоря уже о почве, которую он не отделял от минеральной оболочки.

Сам Докучаев не дал никакого названия новой науке, но его ученики и последователи, в т.ч. Г.Ф. Морозов, Л.С. Берг и др. подчеркивали, что учение Докучаева – это и есть подлинная география. Такое мнение нисколько не противоречит предостережению Докучаева против смешения его учения с географией. Он трезво оценивал состояние современной ему «официальной» географии, и с такой географией ему действительно было не по пути.

В последней своей публикации – «Лекции по почвоведению» - Докучаев снова упоминает географию, но уже в другом свете. Он предложил создать специальные глобусы, на которых бы получил свое отражение «закон зон».

Закон мировой зональности Докучаева сделал географию из науки, «расплывающейся во все стороны», наукой с ясно очерченным объектом исследования, методами, целями, результатами.

Идеи Докучаева имели очень мало общего с концепциями А. Геттнера и других его западноевропейских современников. Наука, о которой говорил Докучаев, - это прежде всего естественная дисциплина. Правда, в свою характеристику естественно – исторических зон он включил и некоторые явления общественной жизни, но это была дань времени, что было свойственно всем естествоиспытателям того времени.

У Докучаева нет ни малейшего намека на хорологический характер новой науки, нигде не делается упора на изучение пространственных различий (хотя именно он своим учением о зонах положил начало выяснению законов пространственной дифференциации природы земной поверхности). Зато Докучаев особенно подчеркивал необходимость познания законов, управляющих вековыми изменениями соотношений между компонентами живой и неживой природы. Такую задачу, насколько известно, никто из крупных западноевропейских теоретиков не ставил перед географией. Вот почему Докучаев имел все основания противопоставлять свое учение географии того времени.

 

Ученики и последователи В.В.Докучаева: А.Н.Краснов, Г.И.Танфильев, Г.Ф.Морозов, В.Н.Сукачев

 

Докучаев создал школу географов, которая развила его идеи и определила прогрессивное направление в отечественной географии. К этой школе принадлежали А.Н.Краснов, Г.Н.Высоцкий, Г.И.Танфильев, Г.Ф.Морозов, В.Н.Сукачев, Б.Б.Полынин и многие видные деятели нашей науки.

А.Н.Краснов (1862-1914 гг.) учился в Петербургском университете у В.В.Докучаева и у А.Н.Бекетова, убежденного дарвиниста, одного из основоположников русской ботанической географии. Ему принадлежит первое пособие по общему землеведению, созданное в России.

Друг детства Вернадского, Краснов тоже прошел школу экспедиций по оценке земель, руководимых Докучаевым. В 1889 г. Краснов защитил магистерскую диссертацию «Опыт истории развития флоры южной части Восточного Тянь-Шаня», продолжил традицию комплексного изучения этой горной страны, которая была начата А.Н.Северцовым и П.П.Семеновым-Тян-Шанским. Докучаев, выступая на защите, высоко оценил географический, ботанический и почвенный аспекты этой диссертации.

В 1889 г. Краснов стал профессором Харьковского университета. Он впервые читал курс географии студентам не только в аудитории, но и в природе, в процессе географических экскурсий. Он начал системное изучение степей Украины. В 1893 г. вышел в свет образцовый труд Краснова, выполненный по методу Докучаева, - «Рельеф, растительность и почвы Харьковской губернии».

Уже в 1889-1890 гг. выступал за создание нового, «научного» землеведения, задачей которого должно было стать изучение причинных и генетических связей между земными явлениями и «законности, управляющей их возникновением и развитием». Краснов называл географию «философией естествознания».

В 1894 г. Краснов защитил докторскую диссертацию «Травяные степи Северного полушария». Одним из его оппонентов был Д.Н.Анучин. Как университетский профессор географии, соединивший в себе достижения школ Анучина и Докучаева, Краснов считал (как и Анучин), что география состоит из общего землеведения, охватывающего весь мир, и частной географии, раскрывающей особенности разных стран и типов местности.

В 1895-1899 гг. вышли в свет четыре выпуска написанного Красновым курса «Основы землеведения». Особенно подробен был 4-й выпуск – «География растений», - в котором были освещены связи растительных ассоциаций земного шара с рельефом, климатом, почвами. Докучаев высказал мысль об изучении растительных ассоциаций. Краснов эту идею осуществил в ходе конкретных полевых исследований.

В «Основах землеведения» содержится интересная мысль о том, что важную задачу географии представляет изучение территориальных сочетаний природных явлений, или географических комплексов, которые у Краснова близко соответствуют докучаевским зонам. Впоследствии (1910г.) он дал характеристику крупных природных поясов и зон Земли. Однако Краснову не удалось представить в «Основах землеведения» географию как новую синтетическую естественнонаучную дисциплину. Вопросы общего землеведения рассмотрены здесь в традиционном стиле, по отдельным элементам географической среды. Почти половина объема его труда отведена географии растений.

Краснов много путешествовал: он побывал в Северной Америке, в Индии, Японии, на Гавайских островах, на Цейлоне, во многих странах Европы, в Египте, Китае, в Центральной Америке (Мексике) и др. Наблюдения позволили обогатить курс общего землеведения, например, выделением на всей поверхности земного шара ландшафтных областей (1910 г.), написать выдающийся страноведческий труд «Чайные округи субтропических областей Азии» (1897-1898 гг.) и увлекательные письма из кругосветного путешествия, озаглавленные «Из колыбели человечества» (1898 г.). Путешествия были предприняты Красновым с целью установления возможности разведения чайного куста в России путем сравнения – по-докучаевски – Черноморского побережья с субтропическими районами других стран. Многое сближает Краснова по характеру работ, по их практической направленности с Воейковым. Он во многом предварил труды Н.И.Вавилова, посвященные центрам происхождения культурных растений.

По состоянию здоровья в 1912 г. Краснов покинул Харьковский университет и переехал в Закавказье. Там он совершил настоящее чудо: за два года он заложил лучший в Российском государстве Батумский ботанический сад Докучаев насадил деревья в Каменной степи, Краснов – субтропические и тропические растения на склоне предгорной полосы Черноморья. В самом конце 1914 г. смерть прервала деятельность А.Н.Краснова. Он похоронен в Батумском ботаническом саду. Вернадский написал о Краснове, что он являлся одним из наиболее своеобразных, самостоятельно мыслящих русских географов.

Непосредственным учеником Докучаева по Петербургскому университету и многолетним его сотрудником был Г.И.Танфильев (1857-1928 гг.). Соединяя географические знания с биологическими, он значительную часть своей творческой жизни посвятил обоснованию южной и северной границ лесной зоны. Его магистерская диссертация – «Пределы лесов на юге России» (1894 г.) и докторская – «Пределы лесов в Полярной России…» были по сути посвящены географии и экологии лесов умеренного пояса. Танфильев был большим знактоком болот, которые он исследовал как особые целостные природные образования. Он изучал болота Петербургской губернии, Полесья, Подмлсковья, Барабы, полярной России. Танфильев – автор замечательной работы по физико-географическому районированию Европейской России, которую он опубликовал еще при жизни В.В.Докучаева в 1897 г. в 1905 г. он был избран профессором Новороссийского (Одесского) университета, где стал развивать докучаевское направление географии. В частности, в Одессе он начал составление курса «География России», первый том которой вышел в 1916 г.

Г.Н.Высоцкий (1865-1940 гг.) также принадлежит научной школе Докучаева. В составе Особой экспедиции, руководимой Докучаевым, Высоцкий работал совместно с Г.И.Танфильевым, Г.Ф.Морозовым и другими известными учеными, изучавшими как природные целостности степи, луга, болота, леса и другие сложные природные объекты. Докучаев поручил Высоцкому детальное комплексное исследование искусственно созданного в южной степи Велико-Анадольского лесного массива. В Велико-Анадоле Высоцкий работал 12 лет, осуществив там первые в истории детальные комплексные географические стационарные исследования. От исследований на стационаре Высоцкий затем перешел к изучению разных типов леса в их связи с окружающей средой, что привело его к обобщениям широкого характера – к природному районированию и выделению природных зон «наверху» и «местностей» («естественных округов») – «внизу», то есть к идее природных комплексов. Высотский еще в 1909 г. предложил способы составления и использования «фитотопологических карт», предварив современные исследования по топологии геосистем (В.Б.Сочава и др.). Особенно многогранна большая работа Высоцкого «Ергеня» (1915 г.) – классический образец региональной монографии.

Г.Ф.Морозов (1867-1920 гг.), равно как Танфильев и Высоцкий, работал в составе Особой экспедиции под руководством Докучаева. Однако уже в те годы Морозов был известным ученым и лесоводом. Морозов стал глубоко изучать весь комплекс условий произрастания лесов в Хреновском лесничестве Воронежской губернии (куда входила созданная Докучаевым «Каменная степь» - с 1894-1901 г. Совместная работа Танфильева, Высоцкого и Морозова в Особой экспедиции сблизила их. Эта «троица» высоко подняла докучаевское учение и доказала его силу и жизненность на многочисленных примерах лесов, степей и других ландшафтов России.

С 1901 по 1918 г. Морозов руководил кафедрой общего лесоводства в Лесном институте, питомцем которого он был. Там он создал курс «Учение о лесе», построенный на генетических географических принципах. Его «типы насаждений» рассматривались как явления географические, неотделимые от окружающей природы, как ландшафты. В 1917 г. вышла в свет фундаментальная работа Морозова «Учение о типах насаждений…». Уже после его смерти была издана итоговая книга его жизни и научной деятельности «Основания учения о лесе» (1920 г.), которая затем многократно переиздавалась под названием «Учение о лесе».

В.Н.Сукачев (1880-1967 гг.) был продолжателем работ Танфильева-Высоцкого-Морозова и основоположником учения о фитоценозах (затем биоценозах, и еще шире – о биогеоценозах). Ученик Морозова по лесному институту, который окончил в 1902 г., он сразу стал изучать леса и болота, луга и степи России как географические ландшафты – Брянские леса, Бузулукский бор, леса и степи Забайкалья, луга и болота бассейна озера Ильмень, степи Курской губернии и Донской области. Обобщение проведенных Сукачевым полевых работ воплотилось в 1914-1915 гг. в замечательных книгах – «Болота, их образование, развитие и свойства» (1914 г.) и «Введение в учение о растительных сообществах» (1915 г.).

 

Исследования В.В. Докучаева создали научные предпосылки для физико-географического районирования. Начало рассматриваемого периода характеризовалось аналитической разработкой отраслевых схем территориального деления - ботанико-географического (А.Н.Бекетов, Ф.П.Кеппен), зоогеографического (А.Н. Северцов, М.А.Мензбир), климатического (А.И.Воейков), геоморфологического (С.Н.Никитин). Это был необходимый переходный этап от примитивных общих схем к региональному синтезу на более высоком уровне. Основой для такого синтеза послужили идеи В.В. Докучаева, и в частности его выдающегося учение о зонах природы.

 

 

Цвийич Йован (1865-1927 гг.) – сербский географ, президент Сербской Академии наук (1921-1927 гг.), профессор Белградского университета (1893- 1927 гг.). Основоположник новой географии в Югославии, проводил географические, геологические и этнографические исследования на Балканах.

Развитие географии в Югославии связывают с именем Йована Цвийича, который был назначен профессором географии в Белградском университете в 1893 г. Цвийич находился под сильным влиянием идей как Ратцеля, так и Брюна. Он вначале был физико-географом и его главный вклад в эту отрасль знания – объяснение процесса растворения известняков, ведущего к образованию карстовых форм рельефа. Но кроме этого, Цвийич тщательно изучал быт народов, населяющих Балканы. С 1888 по 1915 г. он ежегодно, по крайней мере месяц, посвящал экскурсионным походам. Он проникал в наиболее отдаленные и изолированные районы этой горной страны, исследуя природу и население и самым подробным образом записывая свои наблюдения. Цвийич составил карты областей расселения различных этнических групп в этих местах, их языков, религиозных верований, обычаев и отношения к органам власти. В 1918 г. он опубликовал региональную монографию, посвященную Балканам, которая имела исключительно важное практическое значение для установления границ вновь образованного государства, названного позднее Югославией. Несмотря на существовавшие большие различия в традициях и пристрастиях сербов и харватов, Цвийич понимал, что для того, чтобы новое государство было жизнеспособным, оно должно иметь выход к морю. Осознание этого заставляло его неутомимо работать, чтобы убедить и сербов и харватов в необходимости учиться жить вместе. Его региональная монография о Балканах является примером одного из самых успешных исследований в традициях Видаля де ла Блаша.

 

 

ГЕОГРАФИЯ В НАЧАЛЕ ХХ в.

(1900-1918 гг.)

 

C наступлением нового столетия в условиях географической науке мало что изменилось. Те тенденции, которые наметились в предыдущий период, продолжали развиваться и привели к более четкому оформлению различных направлений и национальных школ, а также к возникновению некоторых новых теоретических концепций: например, было положено начало учению о ландшафте.

Империалистическое соперничество и назревший мировой конфликт не могли не повлиять на географию. Это влияние выразилось в том, что некоторые представители географии в Германии, Англии и США выдвигали на передний план политическую географию и усиленно занимались проблемами «географического контроля» в политике и вопросах военной географии. Война, естественно, затрудняла международные связи географов и привела к сокращению экспедиционных исследований.

Одной из важнейших проблем географии данного периода была проблема предмета географии. В 1905 г. английский географ Х.Р.Милл (1861-1944) писал, что «главная проблема современной географии – это определение географии». По свидетельству этого автора, в Англии многие ученые в то время не признавали географию за науку, считая ее простым агломератом самых разнообразных сведений. Десятью годами позже об этом говорил Дж.С.Келти. Что касается самих географов, то они все еще не могли достичь согласия относительно предмета, содержания и задач своей науки.

Среди теоретических исследований этого периода особое место занимают работы А.Геттнера (1859-1941). Согласно Геттнеру, география есть «хорологическая наука о земной поверхности, изучающая земные пространства по их различиям и пространственным взаимоотношением». При этом «география … не ограничивается одним каким-либо определенным царством природы или духа, но охватывает все формы и циклы явлений действительности, какие только встречаются на земной поверхности… Она не является ни естественной, ни гуманитарной наукой – она вместе и то и другое» (там же).

Как наука хорологическая, география, по Геттнеру, не должна заниматься изучением развития явлений во времени, она «дает некоторую среднюю картину действительности для определенного момента и интересуется ходом развития во времени лишь постольку, поскольку это необходимо для объяснения состояния в данный момент». Необходимость учитывать изменения во времени географ должен рассматривать как «неизбежное зло».

География, по Геттнеру, – наука «идеографическая». Это значит, что ее не должны интересовать законы и родовые понятия; «целью географического познания… является познание не каких-нибудь истин, но фактической действительности, познание отдельных действительных фактов, будь то состояние или процессы. Предмет географии составляет «природа отдельных индивидуальных земных пространств и лист». В конечном счете «истинной задачей географии являлось и продолжает являться и ныне страноведение…».

Таким образом, Геттнер вернулся к риттеровскому определению географии как науки, о «предметном заполнении земных пространств».

Взгляды Геттнера отмечались крайней противоречивостью. Трезвый анализ фактов постоянно приводил его к конфликту с собственными методологическими принципами, и, к сожалению, часто он пренебрегал фактами и логикой ради этих принципов. Так, очевидно, отдавая себе отчет в том, что включение в сферу географии «всех форм и циклов явлений, какие только встречаются на земной поверхности», превратило бы эту науку в бесформенную груду отдельных несвязанных фактов. Геттнер пытался огрпничить географию рамками страноведения, исходя из принципа причинности.

Там, где Геттнер говорит о причинных связях, он выступает как стихийный материалист. В частности, ему принадлежит следующая важная мысль: «Мера географического значения какого-нибудь явления определяется местом его в ряду других явлений: только такие явления географичны, которые причинно связанны с другими явлениями данного места, и они географичны тем более, чем более они являются причиной, определяющей другие явления. Руководящей точкой зрения для географического выбора фактов является не различие явлений в зависимости от места, но их устойчивое взаимодействие в каждой местности».

Если бы Геттнер был последовательным в своих высказываниях, он должен был признать, что: 1) большинство социальных явлений не обнаруживает такого устойчивого взаимодействия с местными природными факторами, какое последние обнаруживают между собой; 2) устойчивая система взаимодействия складывается в процессе развития, т.е. принцип причинности неотделим от генетического (исторического) принципа; 3) если те или иные явления «устойчиво взаимодействуют» в каждой отдельной местности, то, следовательно, это взаимодействие распространяется на всю земную поверхность, оно подчинено некоторым общим законам.




Читайте также:
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1380)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.037 сек.)