Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Понятие правоприменения при реализации процессуальных норм




 

Приведение норм гражданского и арбитражного процессуального права в действие, их претворение в жизнь происходят в системе последовательно развивающихся процессуальных действий и отношений, совокупность которых и образует судебный процесс по рассмотрению и разрешению гражданского дела. Он возникает по инициативе заинтересованных лиц, которые посредством своего поведения реализуют процессуальные нормы, закрепляющие комплекс их субъективных прав и обязанностей (например, право заинтересованных лиц на обращение за судебной защитой, их обязанность при этом соблюдать предусмотренные законом условия обращения в суд). В случае возбуждения гражданского дела к участию в нем привлекаются ответчики, другие участвующие в деле лица, а также лица, содействующие правосудию; все они также реализуют процессуальные нормы путем осуществления своих субъективных прав, исполнения обязанностей, соблюдения запретов.

Вместе с тем в силу специфики судопроизводства без деятельности суда как органа государственной власти, осуществляющего правосудие, возникновение и развитие гражданских и арбитражных процессуальных правоотношений невозможно. Следовательно, невозможна и реализация гражданских и арбитражных процессуальных норм только в результате действий субъектов, не наделенных полномочиями по осуществлению правосудия. Для этого всегда необходимы корреспондирующие действия суда, который единственный из всех участников судопроизводства не просто использует свои процессуальные права, исполняет обязанности и соблюдает запреты, а осуществляет соответствующую реализацию норм гражданского и арбитражного процессуального права посредством их применения. Своей правоприменительной деятельностью суд обеспечивает правомерное поведение ординарных участников рассмотрения и разрешения дела, санкционируя лишь такие действия, которые соответствуют их процессуальным правам и обязанностям. Поскольку предметом рассмотрения суда, как правило, является материально-правовой конфликт субъектов спорных отношений, ради разрешения которого и осуществляется судебная процедура, суд применяет в процессе и нормы материального права. При этом их применение осуществляется в порядке и сроки, предусмотренные процессуальными нормами.



Иначе говоря, правильное и своевременное применение норм гражданского и арбитражного процессуального права в каждой конкретной процессуальной ситуации в конечном счете предназначено обычно для обеспечения правильного и своевременного применения норм материального права. Основной же целью правоприменительной деятельности суда по гражданскому делу является защита прав, свобод и законных интересов участников материальных правоотношений в сфере гражданского оборота. Специфика любого судебного процесса такова, что процессуальные правоотношения вообще не могут возникнуть и измениться без правоприменительного акта суда. Соответственно нормы гражданского и арбитражного процессуального права предусматривают лишь возможность использования механизма процессуального регулирования для судебной защиты прав, для приведения же его в действие необходимо применение процессуальных норм судом.

Применение норм гражданского и арбитражного процессуального права представляет собой властную деятельность суда, направленную на рассмотрение и разрешение гражданских дел, в результате этой деятельности в правовую систему включаются обычно лишь индивидуальные предписания. При правильном и своевременном разрешении конкретных процессуальных ситуаций они осуществляют поднормативное индивидуальное регулирование таким образом, что способствуют этим укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, воспитанию уважительного отношения к закону и суду. Однако, как уже отмечалось, при неясностях и противоречиях в законодательстве, наличии в нем правонарушающих норм, пробелов в регулировании в результате властной деятельности суда по разрешению конкретных процессуальных ситуаций появляются и предписания общего характера. При восприятии судебной практикой таких предписаний в качестве образца для разрешения аналогичных ситуаций они после фиксации их в правовых актах, исходящих от высших судов страны, включаются в ткань гражданского и арбитражного процессуального права как правила общеобязательного процессуального поведения.

Поскольку гражданское судопроизводство немыслимо без правоприменительной судебной деятельности, оно может рассматриваться не только как система процессуальных правоотношений, возникающих между судом и другими субъектами процесса, но и как система правоприменительных процессуальных действий суда, образующих в своей совокупности единый правоприменительный процесс. Как отмечалось ранее, гражданский и арбитражный правоприменительный процесс как сложная система представляет собой определенный комплекс процессуальных правоприменительных циклов, поименованных в законе производствами (производство в суде первой инстанции, производство в суде второй инстанции и т.д.). В свою очередь каждое производство состоит из процессуальных правоприменительных стадий (возбуждение производства, подготовка дела к рассмотрению, разбирательство дела). И на каждом из данных этапов судопроизводства суд осуществляет последовательную деятельность по применению норм гражданского или арбитражного процессуального права, разрешая возникающие при рассмотрении дела различные процессуальные ситуации.

Соответственно при рассмотрении системы правоприменительного процесса под таким углом зрения ее начальным элементом будет действие суда по применению норм гражданского или арбитражного процессуального права к определенной фактической ситуации. Последовательная совокупность действий суда по разрешению конкретных процессуальных ситуаций, корреспондирующих действиям других субъектов процесса, и обеспечивает движение гражданского дела по стадиям и производствам. Однако и конкретное правоприменительное действие суда не является однородным, а само представляет собой систему, поскольку разрешение каждой фактической процессуальной ситуации, как и правоприменительная деятельность вообще, характеризуется определенной последовательностью логически связанных между собой действий правоприменителя.

Применительно к процедуре правоприменения в общей теории права обычно выделяют следующие ее ступени (стадии): а) установление фактических обстоятельств; б) выбор и анализ нормы права с точки зрения ее подлинности, законности, действия во времени, в пространстве и по кругу лиц; в) анализ содержания нормы права и принятие решения (издание правоприменительного акта); г) доведение содержания принятого решения до сведения заинтересованных лиц*(271). В такой же последовательности могут быть рассмотрены и действия суда по применению норм гражданского и арбитражного процессуального права к конкретной фактической ситуации, хотя в ней есть определенная условность, впрочем, вполне допустимая в целях более глубокого исследования рассматриваемого правового явления. В действительности процедура правоприменения вследствие ее диалектичности более сложна, чем в предложенной схеме, которая, естественно, страдает упрощением, свойственным любой системе.

Так, процессуальные юридические факты, подлежащие установлению и исследованию судом для разрешения той или иной ситуации, возникшей при рассмотрении гражданского дела, обычно предусмотрены самим процессуальным законом. Следовательно, выбор соответствующей нормы и обращение к ее содержанию, пусть и в предварительном порядке, логически предшествует установлению фактических обстоятельств, что не исключает в последующем возможность и необходимость ее более глубокого анализа. Без предварительного уяснения смысла и содержания выбранной нормы в ее системной связи с другими нормами невозможно дать оценку и ее законности (в смысле правозаконности как соотношения закона, подлежащего применению, и права)*(272). Более того, в приведенной схеме правоприменения завершающим этапом анализа нормы называется принятие решения, однако очень часто предпочтительный вариант разрешения процессуальной ситуации формируется в сознании высокопрофессионального судьи сразу же при ее возникновении, лишь затем следует проверка его правильности путем обращения к более глубокому анализу соответствующей совокупности юридических фактов и нормы права.

В таком поведении судьи нет ничего крамольного, поскольку сознание правоприменителя как инструмент познания юридических фактов и приведения их к определенному правовому знаменателю характеризуется сложностью мыслительного процесса. Соответствующее явление действительности мысль судьи должна охватывать как некую целостность, одновременно разлагать его на части, оперируя с ними вместе и по отдельности, возвращаясь при необходимости к пройденным этапам. При этом существенным в предложенной схеме является движение к изданию правоприменительного акта, занесенного в протокол судебного заседания или оформленного в виде отдельного документа, с изложением в нем выводов и аргументов как итога соответствующей мыслительной деятельности судьи (судей). С его изданием происходит объективизация результата правоприменительной деятельности суда, после чего становится возможным доведение содержания правоприменительного акта до сведения заинтересованных лиц.

Условность содержится и в употреблении в предложенной схеме термина "норма" в единственном числе, хотя для определения круга искомых процессуальных фактов иногда действительно достаточно обратиться к одной конкретной процессуальной норме. Однако чаще всего требуется задействовать целый комплекс норм гражданского или арбитражного процессуального права. Например, правильное разрешение вопроса о возбуждении гражданского дела предполагает установление и исследование значительного количества юридических фактов, которые определяют наличие или отсутствие условий, необходимых для реализации права данного заинтересованного лица на обращение в конкретный суд. И в гражданском, и в арбитражном процессе условия, необходимые для возбуждения дела, предусмотрены в совокупности норм, расположенных в разных статьях и главах соответствующих процессуальных кодексов, а также в других федеральных законах, в том числе и материально-правового содержания, таких как Налоговый кодекс РФ, Семейный кодекс РФ и др.

Установление фактических обстоятельств по гражданскому делу осуществляется с помощью судебных доказательств (ст. 55 ГПК, ст. 64 АПК) в процедуре доказывания, под которой в теории процессуального права обычно понимается вся доказательственная деятельность суда и других субъектов. Она включает в себя различные стадии - определение предмета доказывания; собирание доказательств (выявление доказательств, их сбор и представление в суд); исследование доказательств в суде; оценку доказательств*(273).

Сказанное относится прежде всего к установлению фактов материально-правового характера, имеющих значение для правильного разрешения судебного спора по существу. Однако общие правила доказывания применимы также при установлении процессуальных фактов, хотя некоторые возникающие при рассмотрении дела ситуации в связи с их очевидностью и однозначностью не требуют развернутой процедуры доказывания для подтверждения наличия или отсутствия обстоятельств, имеющих значение для их правильного разрешения. Например, фактические обстоятельства нарушения порядка в судебном заседании обычно познаются судом непосредственно в связи с личным присутствием судей при совершении нарушителем соответствующих действий, что дает основания для обоснованного применения положений ст. 159 ГПК или ст. 154 АПК, предусматривающих меры ответственности за правонарушение. Правда, и в таких случаях перед принятием решения не исключается предварительное заслушивание судом объяснений нарушителя, что уже представляет собой простейшую форму доказывания. Разрешение же более сложных процессуальных ситуаций всегда сопровождается исследованием и оценкой судом определенных доказательств.

Так, в случае заявления отвода судье, арбитражному заседателю, прокурору, помощнику судьи, секретарю судебного заседания, эксперту, специалисту, переводчику с учетом заявленных оснований необходимо верно определить круг юридических фактов, познание которых необходимо для принятия правильного решения. При этом процессуальный закон указывает на минимально необходимый перечень средств доказывания, с помощью которых могут быть получены сведения об искомых фактах. Так, согласно ч. 1 ст. 20 ГПК и ч. 1 ст. 25 АПК суд кроме исследования и оценки устного или письменного заявления заинтересованного лица, содержащего его объяснения о соответствующих процессуальных фактах, обязан заслушать и оценить объяснения других участвующих в деле лиц, а также отводимого лица, если он желает их дать. Суду могут быть представлены и другие доказательства, поскольку для принятия правильного решения по этому вопросу требуется тщательное исследование и оценка всех обстоятельств, выдвинутых в качестве основания для отвода. Неслучайно в гражданском процессуальном законодательстве (ч. 1 ст. 20 ГПК) содержится императивное указание о разрешении вопроса об отводе в совещательной комнате. Арбитражное процессуальное законодательство в соответствующей норме (ч. 1 ст. 25 АПК) непосредственно не указывает на обязательность принятия соответствующего решения в условиях, обеспечивающих тайну совещания судей. Однако с учетом серьезности рассматриваемого вопроса по заявленному отводу всегда должен выноситься не протокольный, а отдельный судебный акт, для чего требуется удаление судьи (судей) или соответствующего должностного лица арбитражного суда в совещательную комнату (ч. 3 и 4 ст. 184 АПК).

В связи с приведенным примером нельзя не отметить сомнительность правила, согласно которому в гражданском процессе отвод, заявленный судье (судьям), разрешается самим этим судьей (судьями). В данном случае юридические факты, ссылкой на которые заинтересованное лицо обосновывает заявление об отводе, относятся к самому судье, принимающему правоприменительное решение. В результате сама процедура доказывания, предваряющая принятие соответствующего решения, теряет какой-либо смысл, поскольку судье искомые факты известны заранее. При разрешении соответствующего вопроса отводимое лицо выступает судьей в собственном деле, что несовместимо с самой сущностью правосудия, предполагающего наряду с прочими условиями безусловную объективность и беспристрастность суда при принятии решения.

Неслучайно в соответствии со ст. 25 АПК отвод судье, нескольким судьям или всему составу суда в арбитражном процессе разрешается председателем суда, его заместителем или председателем судебного состава. Такое же правило следовало бы закрепить и в гражданском процессуальном законодательстве.

 




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (730)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.007 сек.)