Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Принцип деятельностной направленности образования 2 страница





целом является сам Человек, его нравственная позиция, мно­гоплановая природосообразная деятельность, его культура, об­разованность, профессиональная компетентность.

Переход человечества в новую эпоху существования вовсе не означает, что мир стал проще. Появились новые проблемы, развиваются мощные национальные движения во многих странах мира, причем не только в тех, которые раньше назы­вались «странами третьего мира», но и в развитых капитали­стических странах: Бельгии, Великобритании, Канаде и в быв­ших социалистических странах — бывших республиках СССР, Югославии и т.д. Казалось бы, что с ростом благосостояния людей национальные различия должны были бы нивелиро­ваться. На самом деле происходит обратное — эстонцы хотят жить как эстонцы, хорваты как хорваты и т.д.

Развивается международный терроризм, опасные религи­озные течения.

Происходят быстрые изменения условий жизни и труда лю­дей, нарастание стрессовых ситуаций. Отсюда резкий рост пси­хических заболеваний, алкоголизм и наркомания, массовая импотенция и т.п.

В развитых странах Запада активно пропагандируется так называемая «теория золотого миллиарда» или, что то же, но с более неясным названием — теория «глобализации инфор­мации». За этим туманным названием кроется четкая позиция наиболее развитых 7—10 стран, население которых и состав­ляет этот «золотой миллиард» — установить деление всех стран на три сорта: постиндустриальный («интеллектуальный», «ин­формационный»); индустриальный; сырьевой, сельскохозяй­ственный.



При этом постиндустриальные страны — это якобы элита, которая производит «знания» («информацию») — в том числе научные знания, создает наукоемкие технологии и т.д. Она же будет определять «дозы» передачи этого знания всему ос­тальному человечеству.

Вторая группа стран на основе переданной «информации» будет обеспечивать материальное производство, необходимое всему человечеству, но в первую очередь, конечно, первой элит­ной группе стран.

Третья, самая низкая группа стран будет производить сырье, сельскохозяйственную продукцию, довольствуясь ми-


 



2-1045



нимальным уровнем получаемой «информации» и минималь­ным уровнем жизни.

Теория «золотого миллиарда» активно пропагандируется и реализуется всеми средствами — финансовыми, военными, политическими, информационными и т.д., в первую очередь США, так называемой «семеркой» и НАТО.

Альтернативой «теории золотого миллиарда» является дру­гой подход, прогнозируемый прежде всего ООН — это теория «глобализации экономики» или концепция «устойчивого раз­вития», которая преследует иные цели. Здесь речь идет о раз­витии и возвышении в каждом человеке духовного и интел­лектуального начала при удовлетворении разумных матери­альных потребностей всех людей планеты.

Причем следует подчеркнуть, что в обоих подходах России уготована ключевая роль. В первом случае — пассивная — как главного донора сырья в силу гигантских природных ресурсов и «зоны грязного производства» в силу огромной территории. То есть в качестве страны третьего и частично второго сорта. И нельзя отрицать, что есть силы, которые активно стремятся превратить Россию в такую страну. И в том числе, и далеко не в последнюю очередь, за счет ослабления нашей отечествен­ной образовательной системы.

Во втором случае — как реального лидера нового альтерна­тивного пути развития человечества. В первую очередь, за счет потенциалов, накопленных нашей страной в предыдущие де­сятилетия и столетия.

В новой эпохе существования человечества в мире сущест­венно меняется и положение человека по отношению к мате­риальному и духовному производству. Самой драматической является динамика взлета и падения класса промышленных рабочих. Со времен К. Маркса и Ф. Энгельса доля промыш­ленных рабочих в общей численности занятого населения по­стоянно возрастала до 50-х годов XX века, когда они состав­ляли более 50% занятых и они, их профсоюзы во всех развитых некоммунистических странах превратились в доминирующую политическую силу. Но с начала 1970 годов промышленные рабочие стали резко сдавать свои позиции и в настоящее время составляют всего около 20% занятого населения в США и Ев­ропе, а по прогнозам к 2010 году их доля вообще упадет до 5—10% рабочей силы.


Аналогичная судьба постигла и сельскохозяйственных ра­ботников, которые, к примеру, в США в начале XX века со­ставляли 50% рабочей силы, а сегодня — менее 3%, а по про­гнозам через 15 лет их число сократится еще вдвое. Таким образом, «синие воротнички» из ведущей экономической и политической силы общества в развитых странах Запада стре­мительно превращаются в низшие слои общества, которые по уровню образования не могут конкурировать с другими людь­ми и начинают создавать для общества определенные пробле­мы с обеспечением их работой, средствами социальной защиты и т.д.

Примерно та же участь постигла и класс «капиталистов-эксплуататоров». Всего совокупного богатства тысячи самых состоятельных людей Америки, например, сегодня не хватило бы для работы только одной её отрасли экономики на 2—3 месяца. Сегодня быть капиталистом стало непрестижно, а ком­паниями и фирмами, в основном, управляют наемные менед­жеры.

В то же время стремительно растет другой, новый класс — класс образованных «интеллектуальных служащих» или, как его иначе называют — «класс людей знания». Этот новый класс в США, Японии, ряде других стран уже составляет более половины занятого населения.

Таким образом, возникло общество «интеллектуальных слу­жащих», которых нельзя считать ни эксплуатируемыми, ни эксплуататорами. Каждый из них в отдельности не является капиталистом, но коллективно они владеют большей частью капитала своих стран через свои пенсионные, объединенные фонды и свои сбережения. Являясь подчиненными, они в то же время могут быть руководителями. Они и зависимы и не­зависимы, поскольку прекрасно осведомлены, что знания, ко­торыми они обладают, дают им свободу передвижения — в их услугах, будь то математик, программист, инженер, бухгалтер, секретарь, владеющий навыками работы на компьютере и зна­ющий иностранные языки, нуждаются так или иначе прак­тически все учреждения и предприятия. Для специалиста-ком­пьютерщика, например, безразлично, где он работает — в уни­верситете или универмаге, в больнице, в правительственном Учреждении или на бирже — лишь бы была хорошая зарплата и интересная работа.


 




А это диаметрально меняет приоритеты — не столько на­ниматель диктует свои условия интеллектуальному служаще­му, сколько последний может диктовать условия нанимателю при поступлении на работу. А в целом класс «интеллектуаль­ных служащих» играет все большую роль в экономике и по­литике.

Читатель может обвинить автора, что все ссылки на разви­тые страны Запада не имеют отношения к России и ее пробле­мам, поскольку... «нам до них далеко». Но автор со всей от­ветственностью утверждает, что Россия — самая богатая страна в мире. И не только по природным ресурсам, но и по гигант­скому индустриальному и интеллектуальному потенциалу, и что она обладает всеми возможностями стремительного разви­тия в рыночной экономике.

Зарубежные авторы динамику развития ведущих стран За­пада за последние десятилетия характеризуют таким образом: индустриальное общество — деловое общество (в основе было отлаживание механизмов современной рыночной экономики, а движущей силой — предпринимательство) — интеллекту­альное (постделовое) общество, о котором мы говорили выше. Россия сегодня находится, очевидно, при переходе от индуст­риального к деловому обществу. Но вполне вероятно, учитывая совершенно необычайную специфику нашей страны, процессы развития делового и интеллектуального общества в России мо­гут пойти и параллельно.В любом случае, эти общемировые тенденции необходимо учитывать при разработке стратегии развития отечественного образования.

Таким образом, уже сегодня в развитии отечественного об­разования с учетом вхождения России в мировое экономиче­ское сообщество необходимо учитывать, в том числе, следую­щие основные тенденции:

— в условиях рыночной экономики человек выступает ак­тивным субъектом на рынке труда, свободно распоряжающим­ся своим главным капиталом— своей квалификацией. Вна­стоящее время для значительной части трудоспособного насе­ления России, да и части молодежи крайне трудно преодолеть психологический барьер перехода из позиции наемного госу­дарственного работника к позиции активного субъекта на рын­ке труда — что надо самому искать достаточно высокооплачи­ваемую работу, что можно одновременно работать в нескольких


местах и т.д. — самому принимать решения трудно — свобода выбора пугает людей, привыкших жить в тоталитарной сис­теме;

— в условиях рыночной экономики в силу чрезвычайно
высокой подвижности ее конъюнктуры каждому человеку при­
ходится не только часто менять место работы, но и неодно­
кратно менять профессии. Это требует, во-первых, сломать у
нас, россиян, психологический стереотип, когда хорошим ра­
ботником считался человек, десятилетиями проработавший на
одном рабочем месте. Потеря работы у нас пока большинством
населения оценивается как личная трагедия, хотя, как пока­
зали социологические исследования, в 95% случаев человек,
потерявший работу, но активно её ищущий, спустя какое-то
время устраивается на новую более интересную работу с более
высокой заработной платой. Во-вторых, в этих условиях мо­
лодежь должна получать такое базовое образование, которое
будет позволять ей относительно легко осваивать новые про­
фессии в будущем — образно говоря, образование должно стать
конвертируемым;

— если прежде основную роль играли природные ресурсы
страны, давая тем или иным странам сравнительные преиму­
щества в системе мирохозяйственных связей, то ныне на пер­
вый план выдвинулся уровень развития людских ресурсов —
знание, творчество, мастерство, умение в широком смысле сло­
ва. Уже в ближайшие десятилетия, когда перед мировым со­
обществом встанет множество новых, ранее неизвестных, но
острейших проблем, роль знаний и творчества, без которых
их не решить, неизмеримо возрастет. На переднем плане ис­
торической сцены окажутся те страны, те народы, которые
будут способны обеспечить более высокий уровень образован­
ности, воспитанности и мастерства людей во всех его проявле­
ниях, способности к поиску;

— накопление знаний, развитие науки, создание новых тех­
нологий и наукоемких производств неизбежно повышает тре­
бования к общеобразовательному уровню и профессиональной
квалификации каждого отдельного работника, все более сме­
щая акцент на развитии его духовных способностей как не­
пременное условие способности к труду. В структуре рабочей
силы в целом происходит сдвиг в том же направлении, т.е.
доля работников умственного труда возрастает, а доля работ-


 



I



ников физического труда убывает с одновременным измене­нием содержания самого труда;

— в мире происходит резкое, во много раз, сокращение чис­
ла менеджеров среднего звена — в нашем понимании — на­
чальников участков, мастеров, сменных инженеров и т.п. Так,
на заводах одной из ведущих американских автомобилестро­
ительных фирм «Крайслер» 10—15 лет тому назад соотноше­
ние менеджеров среднего звена к числу рабочих составляло
1:20 (сокращение началось еще раньше), сейчас оно составляет
1:50, в недалекой перспективе планируется 1:100. Фирмы
ориентируются на самостоятельность каждого работника, его
самозанятость, работу в малых самоуправляемых командах.
Самостоятельность в решениях становится одним из главных
требований, предъявляемых к специалисту. Причем в этих
условиях предпочтение отдается людям с более высоким
уровнем образования, в том числе даже для работы на кон­
вейере;

— одно из основных структурных изменений производства
заключается в преимущественном развитии малого бизнеса и
малых предприятий. В том числе малые предприятия создают
более 40% новых рабочих мест. Кроме того, наблюдается еще
одна тенденция этого плана: многие крупные фирмы и ком­
пании, сохраняясь как целое, дробят свои внутренние струк­
туры на относительно самостоятельные мелкие фирмы — по
принципу, как это у нас раньше называлось, полного внут­
реннего хозрасчета;

— уровень производительности труда в промышленности и
сельском хозяйстве в развитых странах таков, что для полного
обеспечения населения продовольствием и промышленными
товарами требуется все меньше рабочей силы. Происходит ее
постоянный отток из индустриальной сферы в сферу обслужи­
вания, банковское, страховое дело, инфраструктуру, в сферу
культуры, в социальную сферу. Очень показательны два таких
факта. Дом престарелых в Финляндии — на 70 пациентов
приходится 270 человек обслуживающего персонала! В Дании
работающим предлагается годичный оплачиваемый отпуск с
сохранением заработной платы с условием, что они уступают
на этот год свое рабочее место тем, кто давно является безра­
ботным. То есть экономически развитое общество может по­
зволить себе роскошь такой социальной защиты людей;


— создание каждого нового рабочего места в странах Евро­пы, США и Японии обходится около 1 млн долларов. Госу­дарству часто проще постоянно платить безработным доста­точно большое пособие, чем создавать новые рабочие места. При этом всячески приветствуется и экономически поощряется самозанятость, когда безработные себе сами создают рабочие места, организуя малые предприятия — семейные кафе, пра­чечные, занимаясь народными ремеслами, розничной торгов­лей и т.п.

А главная же перспектива развития образования заключа­ется, очевидно, в том, что в не столь отдаленном будущем образование должно будет измениться больше, чем за все триста с лишним лет, происшедших с момента возникновения, в ре­зультате развития книгопечатания, школы современного типа.

Общество, в котором знания становятся капиталом и главным ресурсом экономики, предъявит новые жесткие требования как к общеобразовательной, так и к профессиональной школе. Общество, в котором будут преобладать интеллектуальные работники, предъ­явит новые и еще более жесткие требования к социальной дея­тельности и социальной ответственности людей. Уже сегодня не­обходимо заново осмысливать, что такое образованный человек.

Уже сегодня вместо понятия «профессионализм» все чаще начинают использоваться понятия «образованность» и «ком­петентность». Общество все больше нуждается в широко обра­зованных людях. Конечно, в любом деле важен профессиона­лизм. Но между тем само это слово привычно соединяется со словом «узкий». Такова природа профессионализма — чем он выше, тем уже. Образованность же наоборот — чем выше, тем шире. Высокообразованный человек — это не только безуко­ризненный специалист в своей области, но и человек, уверенно ориентирующийся в других сферах науки и культуры, знаю­щий отечественную и мировую историю и литературу, фило­софию, социологию, владеющий несколькими языками и т.д.

Высокообразованные люди нужны любому коллективу про­фессионалов, который хочет добиться результатов, конкурен­тоспособных на мировом рынке. И, в том числе, наше отста­вание во многих отраслях связано и с тем, что подлинно об­разованных людей не хватает. И эта нехватка ощущается все острее и острее.


 




Когда говорят о профессионализме, то в первую очередь под­разумевается владение тем или иным человеком технология­ми — будь то технологии обработки материалов, бухгалтер­ского учета, конструирования машин, выращивания урожая или строительных работ.

Компетентность же подразумевает помимо технологической подготовки целый ряд других компонентов, имеющих, в основ­ном, внепрофессиональный или надпрофессиональный характер, но в то же время необходимых сегодня в той или иной мере каждому специалисту. Это, в первую очередь, такие качества личности, как самостоятельность, способность принимать ответ­ственные решения, творческий подход к любому делу, умение доводить его до конца, умение постоянно учиться. Это гибкость мышления, наличие абстрактного, системного и эксперимен­тального мышления. Это — умение диалога и коммуникабель­ность, сотрудничество и т.д. Над собственно профессиональной — технологической подготовкой вырастает огромная внепрофесси-ональная надстройка требований к специалисту.

Таким образом, можно заключить, что отечественное обра­зование должно стать иным принципиально.

С одной стороны и в первую очередь, очевидно, необходимо отметить то обстоятельство, что для построения новой системы образования — как общего, так и профессионального, решаю­щее значение имеет общая социально-экономическая обстанов­ка в стране, определяющая реальную востребованность обра­зования и его приоритетность, реальный престиж образован­ности, профессионализма и компетентности всех членов обще­ства. Именно востребованность образования со стороны экономики, социальной и культурной сферы позволит перейти от лозунгов и теоретических рассуждений к построению новых эффективных образовательных систем, удовлетворяющих за­просы как личности, так и общества и его экономики. И эти изменения уже происходят сегодня. Об этом говорит и такой факт, что, к примеру, быстро развивающиеся коммерческие структуры, всего несколько лет назад комплектовавшиеся кад-. рами из числа родственников, друзей и знакомых, теперь на­чинают их активно вытеснять, набирая себе профессионалов. Об этом говорит и резкое увеличение в последние годы наплыва молодежи в ПТУ, техникумы, ВУЗы, вплоть до аспирантуры и докторантуры.


Кроме того, очевидно, в недалеком будущем, будет, нако­нец, востребован и огромный образовательный интеллектуаль­ный потенциал взрослого населения. Ведь при плохой работе государственных предприятий в былые годы, да еще и сегодня производство не могло и не может использовать сравнительно высокий уровень капиталовложений в образование, достигну­тый российским обществом ранее (а этого нам нельзя отрицать, так же как не отрицают этого и западные эксперты". И при перестройке всего производственного сектора России эти ка­питаловложения в человеческие ресурсы, несомненно, в перс­пективе дадут о себе знать, принесут свои плоды.

С другой стороны, сама образовательная сфера может и дол­жна поддержать жизненно необходимые для России преобра­зования, определяющие ее дальнейшую судьбу. При этом сама образовательная сфера должна потребовать у общества, госу­дарства такой же поддержки и по отношению к себе.

Причем эти требования должны выражаться, наверное, не только в отношении традиционных и довольно примитивных аспектов увеличения ассигнований на образование из государ­ственного бюджета и повышению заработной платы его работ­никам без каких-либо гарантий эффективной отдачи этих ка­питаловложений, а в коренном изменении механизмов взаи­модействия государственных и общественных институтов со структурами образования, о чем мы подробно будем говорить ниже.

И наконец, с третьей стороны — это необходимость глубоких преобразований внутри самой образовательной сферы. Новое общество, естественно, не востребует старое образование. Но его внутреннее развитие в новых условиях сдерживается по целому ряду причин. В том числе основная причина — это прочно засевшие в головах работников образования прежних стереотипов, давно уже ставших парадоксами, от которых страшно, боязно, непривычно отказаться, а над некоторыми люди часто и просто не задумываются. Но без их преодоления продвижение к новым рубежам просто невозможно. Что же это за парадоксы?

Например, по признанию зарубежных ученых, многие выпускники наших учебных заведений отличаются независимостью мышления, более широким кругозором и широтой видения проблемы, умением находить взаимосвязь между различными дисциплинами, чего западным специалистам зачастую не хватает.


 




Парадокс первый: «спасибо государству». При чтении лек­ций перед работниками образования постоянно приходится сталкиваться с широко бытующими заблуждениями о том, что государство «учит» нас, наших детей. А каждый молодой че­ловек «обязан учиться», раз государство тратит на него деньги. А раз «государство выучило» того или иного человека на ка­кую-либо специальность, к примеру учителя, то он «обязан работать по полученной специальности». И если он поменял по какой-либо причине работу, то государство «зря потратило деньги», а этот человек заслуживает всяческого осуждения. Такого рода заблуждения, прочно засевшие в нас, — они все из той же «песни» — «спасибо партии за счастливое детство». Происходят они от былого отождествления общества и госу­дарства, выгодного тоталитарному режиму.

Сегодня необходимо взглянуть на эти вопросы с точки зре­ния нормального здравого смысла. Дело в том, что учит своих детей и учится сам каждый трудящийся на свои собственные деньги. Любой работающий человек — налогоплательщик, он платит налоги — это его недополученная зарплата. А государ­ство как организационный аппарат общества, машина — дол­жно лишь разумно распорядиться этими средствами, получа­емыми от налогоплательщиков, целесообразно распределяя их на нужды общества — на образование, здравоохранение, обо­рону и т.п. И каждый из налогоплательщиков вправе спро­сить — насколько разумно потрачены его деньги?

В былые годы эти деньги очень часто тратились просто не­разумно — на «переброску стоков рек», на создание завалов металлолома из технологического оборудования, закупаемого на валюту за рубежом и т.д. Но и сегодня деньги налогопла­тельщика по большей части уходят на содержание гигантской армии и военно-промышленного комплекса, содержание не­рентабельных предприятий, огромного аппарата госбезопасно­сти и органов внутренних дел. В то же время на все образование вместе с наукой, культурой и здавоохранением наше государ­ство направляет всего крохи от своего бюджета.

Но учиться — это не обязанность, а, наоборот, право каж­дого человека — ребенка, подростка, юноши или девушки (кро­ме обязательного начального образования — так, по крайней мере, записано во Всеобщей декларации прав человека). На­сильственное образование безнравственно! Другое дело, что тя-


желая педагогическая обязанность работников образования — сформировать у молодежи потребность в обучении, получении качественного образования.

Теперь рассмотрим тот случай, когда молодой человек окон­чил школу, затем ПТУ, лицей, колледж, техникум или ВУЗ и не пошел работать по полученной специальности. Так ли это плохо и плохо ли это вообще? В былом «социалистическом», а точнее в данном случае будет сказать — технократическом обществе, государство стремилось каждого человека приста­вить к производству, сделать из него «винтик» гигантской производственной машины. Вспомним: «Первая производи­тельная сила есть рабочий, трудящийся ». В этой логике и сфор­мировались установки на то, что специалист обязан был отра­батывать не менее трех лет по месту распределения после окон­чания любого профессионального учебного заведения, что яв­лялось грубейшим нарушением той же Всеобщей декларации прав человека.

В то же время в гуманистическом обществе, как противо­положности технократическому, Человек — высшая ценность. Не человек на службе производства, научно-технического про­гресса, а наоборот, последние на службе Человека. В этой новой логике государство обязано предоставлять возможность каж­дому гражданину получить общее и профессиональное образо­вание, которые одинаково нужны для полноценного развития и самоутверждения личности. Ни общее образование без про­фессионального, ни профессиональное без общего не могут сформировать полноценного человека: это две стороны одной медали.

Но получив общее и профессиональное образование,человек сам вправе решать — куда пойти работать. Во всем мире при­мерно 42% выпускников профессиональных учебных заведе­ний меняют профессию в течение первых двух лет после окон­чания учебы. И это считается нормальным явлением — моло­дежи свойственно искать себя. Так что, как видим, права и обязанности в новых условиях нередко меняются местами.

Парадокс второй— «школа готовит к жизни...». Эта фраза настолько часто произносится и пишется, что над смыслом её Уже мало кто задумывается. Причем школа здесь подразуме­вается в самом широком смысле — и общеобразовательная Школа, и все послешкольные образовательные учреждения.


 




Но ведь образование — это не только подготовка к жизни, это прежде всего сама жизнь ребенка, подростка, юноши, де­вушки с её особенностями, привлекательными и отталкиваю­щими сторонами, законами, принципами и нормами поведе­ния, ценностями и т.д. Образование — это мир человека, и он должен быть достойным его, чтобы, находясь в нем, человек мог улучшать и мир, и себя в нем. Другими словами, образо­вание — это одна из важнейших сфер и одно из наиболее зна­чительных средств самореализации личности.

Вопрос состоит не только в том, чтобы признать справедли­вость этого суждения. Главное в другом: превратить образова­ние из выполняющего исключительно инструментальную роль (подготовка к труду, профессии, семейной жизни, восприятию искусства и т.п.) в сферу социума, имеющую самоцельную и самоценную направленность. Важно сформировать такую об­разовательную среду человека, в которой ему будет интересно и комфортно. В конечном итоге подобная трансформация об­разовательной сферы позволит решать и её инструментальные задачи, но они окажутся не самодовлеющими, а будут орга­нично вплетены в ткань полноценной жизни человека.

Таким образом, необходимо переосмысление всем обще­ством образования как явления, социального института и со­циальной сферы. Это переосмысление обусловлено постановкой простого вопроса: если образование, заполняющее все детство и молодость человека, только подготовка к жизни, то когда же жить, а не собираться это делать?

Поставленный вопрос не простой и не риторический. Он весьма серьезен. От подхода к нему зависит функциональное рассмотре­ние той или иной образовательной подсистемы. Либо она готовит к какому-то дальнейшему этапу образования, к какой-то конк­ретной деятельности (бытовой, трудовой, семейной, досуговой и т.д.), и тогда нужно исходить из потребностей последующего этапа образования и жизни. Фактически так сейчас и происходит.

Либо каждая образовательная подсистема решает прежде всего собственные задачи, связанные с развитием личности, её социализацией, созданием условий для самореализации чело­века на данном жизненном этапе, разумеется, при этом не забывая и о дальнейшем его жизненном пути.

Но пока мы однозначно имеем дело с первым подходом. Даже в структуре образовательных ступеней. Действительно:


— дошкольное образование. Парадоксы заложены уже в са­
мом названии этой ступени. Во-первых, в названии образова­
тельной программы содержится название одного из учебных
заведений — школы. Во-вторых, само название прямо указы­
вает на то, что эта ступень образования является как бы вспо­
могательной, подготовительной для следующей образователь­
ной ступени, что основная цель её — интенсивная подготовка
ребенка к обучению в школе. Сегодня в детском саду форсиро­
ванная подготовка к школе фактически вытеснила специфи­
ческие формы деятельной жизни ребенка. Но эта ступень об­
разования должна стать самоценной ступенью единой образо­
вательной системы, направленной на развитие специфически
детских видов деятельности.

Причем и система образования, и общество, государство в целом явно недостаточно уделяют внимания этому этапу раз­вития человека. Ведь, как показывают исследования, полови­ну всей информации, которую может вобрать в себя за всю жизнь человек, он накапливает к 7-ми годам. А различия в интеллектуальных, художественных и других способностях у детей проявляются уже в возрасте 10 месяцев и зависят глав­ным образом от того, как и сколько семья занимается разви­тием ребенка, начиная с рождения;

— общее образование. Пожалуй, наиболее удачно и полно
суть этой образовательной программы (ступени) может быть
раскрыта через содержание понятия «общий» по Словарю рус­
ского языка СИ. Ожегова. Там оно имеет шесть значений:

1. Принадлежащий, свойственный всем, касающийся всех.

2. Производимый, используемый совместно. 3. Свойственный
кому-нибудь одновременно с кем-нибудь другим, взаимный.
4. Целый, весь. 5. Касающийся основ чего-нибудь. 6. Содержа­
щий только самое существенное, без подробностей. Если сле­
довать этому определению, то содержание общего образования
должно быть принадлежностью всех (первое значение), тогда
оно будет позволять людям понимать друг друга, даже имея
разные специальности, и согласовывать, координировать свои
действия (второе и третье значение); оно должно давать моло­
дежи целостную, полную картину мира и своего места, своей
роли в этом мире (четвертое значение), раскрывая при этом
лишь Основы наук и деятельности (пятое значение), не вдава-
яеь в подробности (шестое значение).


 




Но если указанная ступень образования всеми признается как общееобразование, то почему тогда его содержание все больше специализируется, или, как принято говорить, профи­лируется? И это профилирование спускается все ниже, во все более младшие классы. А введение в базисном учебном плане и проектах стандартов так называемых «образовательных об­ластей»* вместо четкой предметной структуры вообще создает условия для размывания целостности общего образования — ведь дело же может, в конечном итоге, дойти до того, что в мире, где наука все больше проникает во все сферы жизни, люди вообще перестанут понимать друг друга. А причина здесь все та же — ведь общеобразовательная школа, о чем мы будем подробно говорить ниже, до сих пор целиком ориентирована на подготовку молодежи к поступлению в ВУЗ. То есть и эта ступень не самоценна сама по себе, а является лишь вспомо­гательным, подготовительным звеном для последующего про­должения образования. И содержание обучения профилирует­ся в соответствии с профилями ВУЗов, для которых и осуще­ствляется подготовка;




Читайте также:
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (374)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.023 сек.)