Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Как свобода разрушает калибровочные паттерны




Непонятно, каким образом приверженцы различных концепций распределительной справедливости могут отвергнуть концепцию справедливости, основанную на титулах собственности. Давайте представим себе, что реализована одна из этих концепций. Пред-

5 Если бы мы постепенно переходили от этой предельной ситуации через промежуточные стадии к той, которую мы рассматриваем, мы были бы вынуждены эксплицитно сформулировать логическое обоснование титулов собственности и рассмотреть вопрос о том, являются ли критерии, связанные с титулами собственности, лексикографически предшествующими критериям обычных теорий распределительной справедливости, так что малейший элемент титульных прав перевешивает требования обычных теорий распределительной справедливости.

положим, что вы ее поддерживаете, и назовем ее распределением D1;возможно, при этом каждый имеет равную долю, или, может быть, индивидуальные доли как-то зависят от какого-то существенного, с вашей точки зрения, показателя. Теперь предположим, что баскетбольные команды предъявляют большой спрос на Уилта Чемберлена, потому что его мячи сами залетают в корзину. (Предположим также, что контракты заключаются только на один год, а игроки действуют как свободные агенты.) Он подписывает с командой контракт такого содержания: с каждой игры дома он получает двадцать пять центов с каждого проданного билета. (Нас не волнует вопрос, надувает ли Чемберлен владельцев клуба — пусть они сами о себе позаботятся.) Начинается сезон, и люди валом валят на игры команды; они покупают билеты и при этом всякий раз бросают четверть доллара в отдельный ящик, на котором написано «Чемберлен». Они в восторге от игры Чемберлена; с их точки зрения, цена билета стоит полученного удовольствия. Теперь предположим, что за сезон на стадионе побывал миллион зрителей и Уилт Чемберлен получил 250 000 долларов, намного больше, чем средний доход, и даже больше дохода любого другого человека. Имеет ли он титул собственности на этот доход? Является ли это новое распределение D2 несправедливым? Если да, то почему? Нет сомнений в том, что каждый человек обладал правом распоряжаться ресурсами, которыми он владел в ситуации D1, потому что это распределение (предпочтительное для вас) мы выбрали (в целях рассуждения) как приемлемое. Каждый из зрителей добровольно отдал по двадцать пять центов Чемберлену. Они могли потратить эти деньги на кино, на конфеты или на журналы Dissent или Monthly Review^. Но все они или по меньшей мере миллион из них сошлись в желании отдать эти деньги Уилту Чемберлену за возможность посмотреть, как он играет в баскетбол. Если распределение Dl было справедливым и люди добровольно перешли из него в D2, передав часть долей, которые им были выданы в Di (собственно говоря, эти ресурсы были им предоставлены именно для того, чтобы они с ними что-нибудь сделали), разве D2 не является тоже справедливым? Если люди имели титул собственности, позволяющий им истратить ресурсы, на которые они получили титул собственно-



^ Dissent — ежеквартальный журнал, выходящий в США и придерживающийся умеренно левой политической направленности, сближающейся с социал-демократией. В нем публикуются материалы по политическим, культурным и социальным вопросам. Основан в 1954 г. группой нью-йоркских интеллектуалов. Monthly Review — радикальный социалистический лсурнал, выходящий в Нью-Йорке с 1949 г. с периодичностью 11 раз в год. — Прим. науч. ред.

сти (в условиях D1), не означает ли это, что они имели правомочия отдать их Уилту Чемберлену или произвести с ним обмен? Может ли кто-либо быть против этого с позиций справедливости? Каждый человек уже имеет свою обоснованную долю в условиях D1.В условиях D1 ни один человек не имеет ничего такого, на что мог бы по справедливости претендовать кто-либо другой. После того, как кто-то отдал что-то Уилту Чемберлену, третьи стороны сохраняют свои обоснованные доли; их доли не меняются. В результате какого процесса такой переход имущества между двумя людьми мог бы дать третьей стороне основание для того, чтобы из соображений распределительной справедливости обоснованно претендовать на часть того, что было передано, если эта третья сторона не могла справедливо претендовать на какое-либо имущество других до того, как имущество было передано?* Чтобы отсечь не относящиеся к делу возражения, можно представить себе обмены, которые происходят в социалистическом государстве в свободное от работы время. Закончив играть в баскетбол (или закончив любое другое дело, которым он зарабатывает на жизнь), Уилт Чемберлен решает использовать свободное время для дополнительного заработка. (Свое трудовое задание он уже отработал и

* Не может ли акт перехода оказывать инструментальное влияние на третью сторону, изменяя доступные ей возможности? (Но что, если две стороны обмена независимо использовали свое имущество подобным образом?) Я обсуждаю этот вопрос ниже, а здесь ограничусь замечанием, что он подразумевает отсутствие возражений в случае конечных внутренних неинструментальных благ (так сказать, чистых переживаний полезности), которые являются трансфера-бельными (т.е. могут быть переданы от одного человека к другому). Можно также возразить, что акт перехода мог бы возбудить в третьей стороне зависть, ухудшив ее положение по сравнению с чьим-то еще. Мне представляется непостижимым, как можно считать, что это имеет какое-то отношение к требованиям справедливости. О зависти см. главу 8.

Здесь и далее в этой главе теория, включающая элементы чисто процедурной справедливости, могла бы считать то, о чем я говорю, приемлемым, при условии что этому будет отведено соответствующее место, т.е. если существуют базовые институты, способные гарантировать выполнение определенных условий в отношении распределительных долей. Но если сами эти институты не являются суммой или полученным в результате действия «невидимой руки» итогом добровольных (неагрессивных) действий людей, ограничения, которые они накладывают на людей, будут нуждаться в оправдании. Наше рассуждение никоим образом не предполагает каких-либо базовых институтов, выходящих за рамки минимального государства — «ночного сторожа», государства, функции которого ограничены охраной людей от убийства, насилия, воровства, мошенничества и т.п.

хочет поработать в свободное время.) Или представим себе, что, будучи искусным жонглером, на представления которого собираются люди, он устраивает свои выступления после рабочего дня.

Зачем кому-либо работать в свободное время в обществе, в котором предполагается, что все нужды людей удовлетворены? Возможно, потому что эти люди заботятся о чем-то еще, кроме нужд. Мне нравится делать заметки на полях книг, которые я читаю, и иметь доступ к книгам, чтобы рыться в них в любое время дня и ночи. Было бы очень приятно и удобно иметь у себя на заднем дворе библиотеку Гарвардского университета. Я полагаю, что ни одно общество не предоставит таких ресурсов каждому, кто хотел бы, чтобы они были частью его регулярного пайка (в условиях D1). Таким образом, либо люди должны обходиться без каких-то дополнительных вещей, которых они хотят иметь, либо нужно разрешить им делать что-то дополнительное, чтобы получить некоторые из этих вещей. На каком основании можно было бы запретить неравенство, которое возникло бы в результате этого? Заметьте также, что мелкие производства непременно возникли бы в социалистическом обществе, если их не запретить. Я переплавляю некоторые из моих личных вещей (в условиях D1) и собираю машину из полученного материала. Я предлагаю вам и другим еженедельную лекцию по философии в обмен на то, что вы крутите ручку моей машины, продукцию которой я обмениваю еще на какие-то другие вещи и т.д. (Сырье для машины мне дают другие люди, имеющие его в условиях D1, в обмен на мои лекции.) Каждый человек может принять участие в этом, чтобы получить что-то сверх того, что ему положено в рамках D1. Некоторые люди могли бы даже захотеть бросить свою работу в социалистическом секторе и работать на полную ставку в этом частном секторе. В следующей главе мы подробнее обсудим эти вопросы. Здесь я хочу только отметить, каким образом частная собственность, даже на средства производства, может возникнуть в социалистических обществах, не запрещающих людям использовать по своему усмотрению некоторые ресурсы из тех, которые выделены им в рамках социалистического распределения D16.

6 См. отрывок из романа Генри Маккея «Анархист» (Henry MacKay, The Anarchist'), перепечатанный в сб.: Leonard Krimmerman and Lewis Perry, eds., Patterns of Anarchy [New York: Doubleday Anchor Books, 1966J). В этом отрывке анархо-индивидуалист ставит перед анархо-коммунистом следующий вопрос: «Если в вашей общественной системе, которую вы называете "свободным коммунизмом", люди захотят обмениваться между собой трудом с помощью своих собственных средств обмена, будет ли это запрещено? И еще: вы запретили бы им занимать участки земли для личных нужд?» Далее

Социалистическому обществу пришлось бы запретить капиталистические акты между совершеннолетними, совершенные по взаимному согласию.

Примеры с Уилтом Чемберленом и с предпринимателем в со -циалистическом обществе иллюстрируют тот факт, что ни один принцип, основанный на конечном состоянии, и ни один паттерн распределительной справедливости нельзя последовательно реализовать без непрерывного вмешательства в жизнь людей. Любая структура распределения, предпочтительная в соответствии с данным паттерном, трансформировалась бы в непредпочтительную людьми, действующими различным образом; например, людьми, которые обмениваются товарами и услугами с другими людьми или дарят другим людям вещи, находящиеся в их распоряжении в рамках предпочтительного паттерна распределения. Чтобы сохранить этот паттерн, нужно либо постоянно вмешиваться, чтобы не дать людям обмениваться ресурсами по своему желанию, либо постоянно (или периодически) вмешиваться, чтобы отобрать у некоторых людей ресурсы, которые другие по каким-то причинам предпочли им передать. (Но если установлено какое-то ограниченное время, в течение которого люди могут хранить у себя ресурсы, добровольно переданные им другими, зачем оставлять у них эти ресурсы на какое-то время вообще? Почему бы не конфисковывать их немедленно?) Можно было бы возразить, что все люди предпочтут добровольно воздерживаться от действий, разрушающих паттерн распределения. Но это возможно только при соблюдении следующих фантастических условий: 1) все люди больше всего на свете будут хотеть сохранить паттерн рас-

в романе следует: «обойти этот вопрос было невозможно. Если бы он ответил "Да!", он признал бы, что общество имеет право контролировать человека, и выбросил бы за борт автономность индивида, которую он всегда так ревностно защищал; а если бы он ответил "Нет!", он тем самым признал бы право частной собственности, которое он перед этим так решительно отвергал. ...Тогда он ответил: При анархии любое число людей должны иметь право создать добровольный союз, чтобы реализовать свои идеи на практике. И я не понимаю, как можно кого-либо по справедливости лишить земли и дома, которые он занимает и использует... каждый серьезный человек должен сам для себя решить: за социализм и, тем самым, за насилие и против свободы или за анархизм, и потому за свободу и против насилия"». Ноам Хомски, напротив, пишет: «Любой последовательный анархист должен быть против частной собственности на средства производства», «таким образом, последовательный анархист тогда... будет социалистом... особого типа» (Из предисловия к: Daniel Guerin, Anarchism: From Theory to Practice (New York: Monthly Review Press, 1970), pp. xiii, xv).

пределения (должны ли те, кто не захочет, «перевоспитываться» или принуждаться к «самокритике»?); 2) каждый человек в состоянии собрать достаточно информации о своих действиях и о деятельности других, чтобы установить, какие из его действий могут нарушить предпочтительный паттерн распределения; 3) разные и находящиеся далеко друг от друга люди способны координировать свои действия таким образом, чтобы они вписывались в паттерн. Сравните с этим нейтральность рынка по отношению к желаниям людей и то, как он посредством цен отражает и передает рассеянную информацию и тем самым координирует деятельность людей.

Пожалуй, было бы некоторым преувеличением утверждение, что любой калиброванный по паттерну (или ориентированный на конечный результат) принцип обречен быть разрушенным добровольными действиями индивидов, передающих часть долей, которые они получают в соответствии с ним. Возможно, очень слабым калиброванным принципам такая судьба не грозит*. Со временем любой распределительный паттерн, имеющий какой-либо эгалитарный компонент, будет разрушен добровольными действиями людей; то же произойдет и с каждым калибровочным условием, достаточно содержательным, чтобы функционировать в качестве

* Стабилен ли калиброванный принцип, требующий только того, чтобы распределение было оптимальным по Парето? Один человек мог бы подарить или завещать другому нечто, что тот смог бы к взаимной выгоде обменять с третьим. Пока второй не произведет обмен, оптимальность по Парето отсутствует. Стабилен ли паттерн распределения, представленный принципом, который выбирает из позиций, оптимальных по Парето, те, что удовлетворяют условию С? Может показаться, что в данном случае нельзя найти контрпример, поскольку любой добровольный обмен, который происходит в некоторой ситуации, демонстрирует, что эта ситуация не была Парето-оптимальной. (Я предлагаю пренебречь неправдоподобностью последнего утверждения для случая завещания.) Но принципы должны удовлетворяться во времени, в течение которого возникают новые возможности. Распределение, которое в данный момент отвечало критерию оптимальности по Парето, могло бы утратить это достоинство с появлением новых возможностей (Уидт Чемберлен вырос и начал играть в баскетбол); и хотя действия людей будут стремиться сдвигать ситуацию к новой позиции, оптимальной по Парето, новая позиция не обязательно будет удовлетворять содержательному условию С. Потребуется постоянное вмешательство, чтобы обеспечить неизменное соответствие условию С. (Следует исследовать теоретическую возможность того, что паттерн будет поддерживаться неким процессом типа «невидимой руки», который после каждого отклонения будет возвращать ситуацию к состо -янию равновесия, соответствующему паттерну.)

центрального ядра распределительной справедливости. Тем не менее с учетом возможности того, что некие слабые условия или паттерны могут не быть нестабильными в этом отношении, было бы предпочтительным дать эксплицитное описание обсуждаемых нами интересных и содержательных паттернов и доказать теорему об их нестабильности. Поскольку чем слабее калибровка по паттерну, тем вероятнее, что ей удовлетворяет и система, основанная на титулах собственности, правдоподобной является гипотеза, что любая калибровка по паттерну либо нестабильна, либо ей удовлетворяет система, основанная на титулах собственности.

Аргумент Сена

Наши выводы могут быть усилены с учетом общего рассуждения, которое недавно представил Амартия Сен7. Предположим, что правами индивида подразумевается право выбрать, какой из двух альтернатив должен быть присвоен более высокий ранг в общественном упорядочивании множества альтернатив. Добавим слабое условие, что, если один вариант единогласно предпочитается другому, он получает более высокий ранг на шкале общественных предпочтений. Если существуют два разных индивида, обладающие правами (понимаемыми в соответствии с данной выше интерпретацией) по отношению к различным парам вариантов (не имеющих общих членов), тогда для некоторого набора отношений порядка, описывающих предпочтения этих индивидов, не существует линейного порядка общественных предпочтений. Предположим, что индивид А имеет право сделать выбор между (X, У), а индивид В имеет право сделать выбор между (Z, W); предположим, что других индивидов нет и что их личные предпочтения таковы: для индивида А в порядке убывания W→X→Y→Z, а для индивида В в порядке убывания Y→Z→W→X. Согласно требованию единогласия, для отношения упорядочения общественных предпочтений будут выполняться соотношения: W предпочтительнее, чем X (так как каждый индивид предпочитает его X), а У предпочтительнее, чем Z (так как каждый индивид предпочитает его Z). Кроме того, на шкале общественных предпочтений X предпочтительней У в силу того, что А имеет право выбора между этими двумя вариантами. Объединив эти три бинарных соотношения, получаем, что на шкале общественных предпочтений альтернативы распределятся следующим образом в порядке убывания: W→Х→У→Z. Но в соответствии

7 Amartya К. Sen, Collective Choice and Social Welfare (Holden-Day, Inc., 1970), chaps. 6 and 6*.

с правом выбора индивида В в отношении порядка общественных предпочтений вариант Z должен быть предпочтительней варианта W. Не существует транзитивного общественного упорядочения альтернатив, которое бы удовлетворяло всем этим условиям, и поэтому общественное упорядочение альтернатив является нелинейным. Таково рассуждение Сена.

Проблема состоит в том, что право индивида выбирать между вариантами истолковано как право определять относительный порядок на множестве альтернатив в рамках общественных предпочтений. Другой подход, при котором индивиды ранжируют пары альтернативных вариантов и независимо от этого ранжируют отдельные варианты, ничем не лучше: в этом случае предпочтения индивидов относительно пар становятся исходными данными для процесса агрегирования предпочтений, дающего на выходе порядок общественных предпочтений для пар; а выбор между альтернативами в паре с самым высоким рангом на шкале обще -ственных предпочтений делает индивид с правом принять решение по этой паре. При такой системе существует также возможность того, что некий вариант может быть выбран, несмотря на то что все предпочитают какие-нибудь другие варианты; например, А выбирает X, а не У, где (X, У) каким-то образом является высшей по рангу парой на шкале общественных предпочтений, хотя каждый индивид, включая А, варианту X предпочитает W. (Но индивиду А был предоставлен выбор только между X и У.)

Более адекватным является следующий взгляд на индивидуальные права. Личные права могут сосуществовать; каждый индивид может осуществлять свои права как ему угодно. Осуществление этих прав наделяет мир некоторыми характеристиками. В рамках ограничений, определяемых этими жесткими характеристиками, может производиться выбор с помощью механизма общественного выбора, основанного на шкале общественных предпочтений, — если какие-либо возможности для выбора еще останутся! Права не определяют общественные предпочтения, а устанавливают ограничения, в рамках которых должен производиться общественный выбор путем исключения одних альтернатив, фиксации других и т.п. (Если я имею право выбрать, где жить: в Нью-Йорке или в Массачусетсе, и выбираю Массачусетс, то вариант, подразумевающий мое проживание в Нью-Йорке, не должен учитываться при определении общественных предпочтений.) Даже если все возможные варианты упорядочены заранее, независимо от чьих-либо прав, ситуация не меняется: в этом случае принимается альтернатива, имеющая самый высокий ранг среди тех, которые не исключаются в ходе осуществления индивидами своих прав. Права не определяют положение альтернативы или относительное положение двух альтернатив на шкале общественных предпочтений; они действуют поверх общественных предпочтений, ограничивая возможности выбора на их основе.

Если титулы собственности на имущество включают право на отказ от имущества, то общественный выбор должен осуществляться в рамках ограничений, определяемых тем, как люди решают реализовать эти права. Если оправданной является какая-либо калибровка по паттерну, она происходит в сфере применимости общественного выбора и в силу этого ограничена правами людей. Как еще можно справиться с последствиями результата, полученного Сеном? Вариант, когда сначала проводится построение социальной шкалы упорядочения альтернатив, а затем права осуществляются в рамках установленных ею ограничений, — это вообще не вариант. Почему бы просто не выбрать наиболее предпочитаемую альтернативу и забыть о правах? Если эта альтернатива сама по себе оставит какое-либо пространство для личного выбора (именно здесь предполагается учет «прав» выбора), то должно быть что-то, что не допускает ее трансформации в другую альтернативу в результате актов выбора. Таким образом, аргумент Сена опять приводит нас к заключению, что соответствие паттерну требует постоянного вмешательства в деятельность индивидов и совершаемые ими акты выбора8.




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (328)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.014 сек.)