Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Да начнется первобытное сражение 2 страница




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

– Знаешь, почему я не буду дальше настаивать, подруга?

Эмили зажмурила глаза и покачала головой.

– Почему, Оливия?

– Ну, возможно, потому что ты хорошенько надрала задницу Утконосу,перед тем как его рожу выставили отсюда.

Эмили снова легла, и, перекатившись на свою сторону, прижала колени к груди. В другой ситуации она нашла бы комментарий Оливии довольно смешным. Но не сейчас. Просто не могла. На это просто не было сил.

– Верно, – полным печали голосом ответила Эмили. Она приложила лед к щеке и посмотрела на Оливию полным боли взглядом. – Думаю, я это сделала. – Эмили вздохнула и, схватив одеяло, укуталась в него. – Когда врачи приедут, впустите их. Но прямо сейчас мне нужно отдохнуть.

Несмотря на беспокойство, Оливия и Лиза просто кивнули и, не говоря больше ни слова, вышли.

Спустя время Эмили заполнила необходимые документы для сотрудника полиции, и когда, наконец, приехали врачи, отказалась от госпитализации. Как только комната опустела, и мысли, наконец, прояснились, ее взгляд снова остановился на телефоне. Взяв его в руки, Эмили уставилась на него, но никаких сообщений от Гэвина не было. По щекам вновь покатились слёзы.



Понимая, что ей все же нужно объяснить всё, что ему сделала, она набрала его номер. Закусив губу, слушала гудки. Услышав голос, отправляющий на голосовую почту, она почти закрыла телефон, но остановилась. Ее беспокоило неясное чувство тревоги, а боль от одного только звука его голоса сжимала грудь.

– Гэвин… Я… Это Эмили, – шептала она, стараясь не поддаться эмоциям, подступившим к горлу. – Я не жду, что ты когда-нибудь снова заговоришь со мной, но мне нужно сказать тебе несколько вещей. – Сделав глубокий вдох и медленно выдохнув, она продолжила. – Диллан убил во мне жизнь, Гэвин. Но ты… Ты вернул её. Когда Джина открыла дверь в то утро, я… – Эмили остановилась, вытирая слёзы. – Я испугалась, что ты вернул её; я должна была позволить тебе объясниться, но я не сделала этого. Прости меня. Мне жаль, что из всех девушек на свете, в которых ты мог бы влюбиться, ты выбрал меня. Прости, что не поверила тебе, когда должна была, и именно я разбила твое сердце. Я люблю тебя, Гэвин. Я знаю, ты первый сказал, что полюбил меня с первой встречи, но я так же знаю, что влюбилась в тебя, впервые увидев. Что-то внутри говорило мне, что я буду с тобой, но я боролась с этим. Столько всего в тебе меня поначалу пугало, а потом ты показал мне, какой ты на самом деле.

Не в состоянии больше сдерживать эмоции, тяжким грузом осевшие на сердце, Эмили впала в истерику.
– Пожалуйста, прости за то, что сражалась против нас, Гэвин. Прости за то, что не боролась за нас, когда понимала, что мы должны быть вместе. Прости за то, что я больная разрушительница. Но больше всего… Я благодарю тебя за твою любовь. Спасибо за твои ямочки на щеках и за крышки от бутылок. Я уже никогда не смогу смотреть на кого-то, не думая о тебе. Спасибо за твоих глупых Янки и за твои остроумные комментарии. Я благодарна за твое желание ехать бог знает куда, чтобы встретить со мной закат. Спасибо за твое желание испытать в жизни и хорошее, и плохое, и непонятное.

Эмили остановилась и покачала головой, но, прежде чем она успела добавить еще что-то, раздался сигнал, оповещающий о том, что ее время истекло.

– Я очень жалею о том, что смогла дать тебе только плохое, – прошептала она, пустым взглядом упираясь в потолок и крепко прижимая телефон к груди.

 

Глава 2

Оцепенение

 

За свои двадцать четыре года Эмили не раз испытывала странное чувство оцепенения, которое приходило как защита от всего, чего она не хотела принимать. Она позволила разуму отгородиться от яда, остановив жизнь на стоп-кадре. Это было время, которое она желала. И вдыхала его, словно сладкий запах роз. Это было оцепенение, о котором кто-то сказал бы: очищающее. Как бы то ни было, оцепенение, странным образом появившееся и осевшее в сердце, словно разросшийся сорняк, (как раз когда она, сидя в кафе на «Белла Люсина», считала и пересчитывала количество своих терзаний), было чем-то новым. Чем-то, чего она не хотела чувствовать.

216 часов… умирания.

12960 минут… потерянности.

777600 секунд… беспомощности.

День за днем её сосредоточенность, которая, казалось, поддерживалась прочными нитями надежды, умирала. Потеря. Даже во сне она видела Гэвина; и сны были опасными, напоминающими ей о том, что он ушел. Он стал туманом, который испарился в воздухе, забрав с собой все существо Эмили. Она была полностью разбита, но уверена, что по-другому уже не будет, Ей еще причиняло боль осознание, что он любил ее тогда, когда она меньше всего этого заслуживала. Нет. Она была не готова к этому, но еще понимала, что обязана прочувствовать каждый час, минуту и каждую секунду этого.

– Я приняла заказ у двенадцатого столика: снова выпивка, – произнесла Феллон, подсаживаясь к Эмили.

Сидя с опущенной головой и все еще погруженная в подсчет времени, проведенного без Гэвина, Эмили не ответила.

– Еще они заказали пасту Примавера для обезьянки, которая с ними. – Услышав такое, Эмили неохотно подняла взгляд, в недоумении глядя на Феллон. – Ага, они нашли её на обочине. Кажется, её выбросил цирк, – добавила Феллон, собирая волосы в свободный пучок.

– Ты только что сказала что-то про обезьяну? – недоуменно спросила Эмили. – И когда ты покрасилась в синий?

– Нет. Я ни слова не сказала про обезьяну. – Бровь изогнулась в удивлении, и Феллон поставила локти на барную стойку, подперев руками подбородок. – Мои волосы синие уже три дня, и ты их уже видела.

– Оу, – произнесла Эмили, возвращаясь к подсчётам.

– Что ты там делаешь? – прежде чем Эмили успела ответить, Феллон выхватила блокнот. – Что значат все эти цифры?

– Ничего, – вернула Эмили блокнот.

С хмурым видом Феллон изучала задумчивое лицо Эмили.

– Кантри, я, конечно, не хочу выглядеть мрачной, но это ведь не обратный отсчет до твоего самоубийства, верно?

В шоке Эмили откинулась на стуле.

– Господи, Феллон, ты правда думаешь, я могла бы это сделать?

– Просто ответь на вопрос, Кантри. Это какие-то подсчеты?

Эмили вздохнула и постучала блокнотом по гранитной поверхности барной стойки.

– Прошло девять дней с тех пор, как он ушёл, Феллон. Девять дней с тех пор, как я полностью его уничтожила. Я звоню, а он не отвечает.

– Все верно, но ведь он не отвечает не только на твои звонки. – Феллон обняла Эмили за плечи. – На днях Колтон признался Тревору, что даже он не может дозвониться до Гэвина.

– Я все понимаю, но не Колтон виноват в том, что он уехал. Я виновата. – Эмили покачала головой, стараясь сдержать слёзы. – Он доверил мне свое сердце, а я просто выбросила его. Из-за меня он оставил свою семью, своих друзей… Свою жизнь.

– Эмили, во-первых, прекрати заниматься самобичеванием. Учитывая то, что ты видела тем утром, он счастливчик, что ты ему поверила. Я не говорю, что ты не должна. Но, давай смотреть на вещи реально. Была весомая причина. Во-вторых, он, думает, что ты вышла замуж. И как только узнает, что не вышла, он тут же вернется.

– Он уже знает, что я не вышла за Диллана, – прошептала Эмили, чувствуя, как ее сердце снова разбивалось. – Оливия сказала, что Колтон передал ему сообщение с управляющим. Он дал ему знать, что я не пошла на это.

– Оу, я этого не знала, – промямлила Феллон и отвернулась. Она покрутила волосы на пальце и снова обратилась к Эмили. – Может, ему просто нужно немного больше времени?

– Я уже не знаю, что думать. – Эмили потерла виски. – Вот что я знаю: я без него – ничто.

Нахмурившись, Феллон потянулась к Эмили. Прежде чем она успела хоть что-то сказать, позади нее появился Тевор, ткнув под ребро.

Выпучив глаза Феллон обернулась.

– Тревор! – завизжала она, привлекая совсем нежелательное внимание Антонио. Он уставился на неё через весь ресторан. Феллон, стукнув себя по губам, тихо произнесла:

– Простите. – Антонио покачал головой и продолжил поглощать свой ленч. – Ну ты и задница, – прошептала Феллон, отталкивая Тревора.

Тревор, усмехнувшись, чмокнул Феллон в макушку.

– Извини, синевласка, забыл, какая ты чувствительная.

– Конечно, забыл, осёл. – Передразнила Феллон и поднялась. – Что ты здесь делаешь так рано? Я, знаешь ли, освобожусь не раньше чем через два часа.

– Вообще-то, я пришел поговорить с Эмили. – Взглянув на Эмили, Тревор перестал улыбаться. – Ты еще не освободилась?

– Нет, еще нет. – Эмили поднялась, забрав свой блокнот. Вздохнув, она положила его в свой фартук. – До конца моей смены еще полчаса.

– Кантри, я могу присмотреть за твоими столиками, пока ты разговариваешь с моим забывчивым парнем. – Прострелив Тревора взглядом, Феллон взяла Эмили за плечи. – Я присмотрю за твоими столиками, и даже прослежу, чтобы обезьяна за двенадцатым получила десерт.

Тревор почесал подбородок, и его брови сошлись на переносице.

– Обезьяна?

– Ага. Обезьяна. – Феллон стукнула Тревора по спине, подмигнув ему и мотнув головой в сторону Эмили. Тревор пожал плечами. – Вперед. Поговори с ним, я позову тебя позже.

– Ты уверена? – спросила Эмили, распуская волосы.

– Да. Я позвоню тебе сегодня. – Феллон чмокнула Тревора в щеку и ушла.

Тревор взглянул на Эмили.

– Хочешь присесть в кабинке?

– Конечно. – Эмили развязала фартук и обошла барную стойку. – Хочешь что-нибудь выпить?

– Нет. Все в порядке, спасибо.

Сделав себе двойной экспрессо, Эмили прошла с Тревором в кабинку, находившуюся в дальнем углу ресторана. Она села и отпила кофе. Измотанная после двух бессонных ночей, она надеялась, что двойная доза кофеина сможет вернуть её к жизни.

Тревор посмотрел на Эмили, в его глазах плескались угрызения совести.

– Во-первых, хочу сказать, что чувствую себя мудаком из-за всей этой ситуации с Дилланом.

Эмили передернуло от такого заявления.

– Да брось, Тревор, это не твоя вина.

– Нет, Эмили, я просто прошу, выслушай меня, хорошо?

Эмили неохотно кивнула.

– Прошу прощения, что после случившегося дерьма только сейчас пришел повидать тебя. Часть меня хотела вычеркнуть день, когда все это произошло, но я не мог. В течение года я смотрел, не сказав ни единого чертового слова, как он уничтожал тебя. – Тревор замолчал, его пальцы нервно теребили белую скатерть. – Я помню, какой живой ты была, когда вы только начали встречаться, а он забрал у тебя по кусочкам все. Думаю, я осознавал, какие вещи творятся, но не понимал, насколько они страшные.

Сделав еще одну паузу, Тревор откинулся на спинку дивана, покачав головой.

– Знаешь что? Пошло оно всё. Я должен нести за это ответственность. Я видел. Я все видел собственными глазами, и я должен был остановить это. Я мог прекратить. Я чертовски сильно поругался с Гэвином, будучи уверенным, что он очерняет Диллана, потому что влюблен в тебя. – Тяжело вздохнув, Тревор запустил руки в волосы и перешел на шепот. – Ради всего святого, Гэвин был моим лучшим другом с самого детства, но за все это время я ни разу не встал на его сторону. Я смотрел на то, что на том обеде Диллан вытворял с Гэвином, и ни черта не сделал. Ни единой чертовой попытки.

– Тревор, пожалуйста. Ты не…

– Нет, подожди. Да мне закончить, Эмили.

Эмили снова кивнула.

– Наш с Оливией отец ни разу не разговаривал с мамой так, как Диллан с тобой. – Взгляд Тревора упал на Феллон, подготавливающую новый баллон с кофе за баром. – Черт, я люблю её, и не могу себе даже представить, что кто-то обращался с ней так, как Диллан с тобой. Конец истории. Я поджал хвост, и могу только надеяться, что ты и Гэвин сможете простить меня за трусость. Но, что сделано, то сделано. Все, что я сейчас могу – это постараться все делать правильно. Я оставил Морган и Бакингем, я не видел этого мудилу, когда вывозил вещи, но я покончил с ним и всей его херней. Когда я сказал, что считаю тебя своей второй сестрой, я именно это и имел в виду. Брат никогда не позволит так обращаться со своей сестрой. – Тревор коснулся руки Эмили. – Мне просто нужно знать, что ты прощаешь.

Слезы уже бежали по ее щекам, мысли путались, и Эмили крепко сжала руку Тревора.

– Я не могу простить тебя, потому что никогда не обвиняла в случившемся: тебя или кого-то еще. По большей части я сама позволяла делать все это со мной, поэтому не хочу, чтобы ты чувствовал ответственность.

– Но я чувствую ответственность.

– Нет, Тревор, я позволила ему делать все это. – Эмили отпустила руку Тревора и указала на себя. – Я, не ты.

– Но после всего, что ты видела, когда была подростком? Оливия говорила, что твоя мать прыгала от одного придурка к другому. Я думаю, что должен был что-то сделать. Мне нет оправданий.

Воспоминания о нездоровых отношениях матери заставили Эмили скривиться и отвлечься от Тревора. Взгляд задержался на парочке, только что зашедшей в ресторан. Раздался смех, когда Феллон проводила их к столику.

– Все верно, она прыгала. Но нужно было хорошенько подумать, прежде чем идти по её стопам… – последовал ответ Эмили, пока она пыталась вернуть самообладание. Она снова взглянула на Тревора.

– Что ж, ты сделала первый шаг, Эм, и я горжусь тем, что ты выстояла против него и смогла защититься. Поскольку Гэвин исчез, ты должна звонить мне, если этот придурок попытается с тобой связаться, хорошо?

Эмили провела кончиками пальцев по заклеенной ране над бровью.

– Так и сделаю. Спасибо тебе. – Поколебавшись минуту, она откашлялась. – Могу я тебя попросить кое о чём?

– Конечно.

– Ты звонил Гэвину и оставил ему сообщение, верно?

– М-да. – кивнул Тревор.

Эмили выдохнула, выкручивая на коленях руки.

– Пожалуйста, скажи, что ты не сообщил ему о том, что сделал со мной Диллан.

– Нет, мне кажется, неправильно делать это через сообщение. Но когда он вернется, я планирую поговорить с ним об этом.

– Пожалуйста, послушай. Я не хочу, чтобы он знал о случившемся. Он будет… Я не знаю… Просто, пожалуйста, можешь ничего ему не говорить?

Наклонив голову, Тревор спросил с неподдельным удивлением в голосе:

– Ты просишь скрыть это от него?

Опасение больно кольнуло Эмили, и она тяжело сглотнула.

– Да, прошу. С него уже достаточно боли от всей этой ситуации, Тревор. Если он узнает, то будет искать Диллана.

– Почему ты пытаешься защитить Диллана? – в шоке спросил он.

– Господи, Тревор, я не пытаюсь защитить его, я пытаюсь защитить Гэвина. Он и так раздавлен все этим. Если он узнает, нет никакой гарантии, что он не найдет Диллана. Боже упаси, ведь тот действительно причинит ему вред, а потом избежит тюрьмы. Господи, Диллан может причинить ему боль. Я не смогу жить с этим. Гэвин уже достаточно получил фигни от меня. – Разглядывая стол, Эмили сморгнула слёзы. – Пожалуйста, – прошептала она. – Просто ничего не говори.

Тревор провел рукой по волосам и потер шею.

– Слушай, сам я ничего не скажу, но Гэвин знает Диллана. Он знает, что Диллан просто так тебя не отпустит. Но я должен быть честным, Эм, если он спросит о том, что случилось, я не стану врать.

Эмили прижала пальцы к вискам.

– Прости меня, я не должна была просить тебя врать из-за меня.

Вздохнув, Тревор моргнул пару раз и натянул на нос очки.

– Не извиняйся. Вся эта ситуация дерьмовая. Только пообещай, что ты ему расскажешь, если вы двое будете все выяснять.

– Да, конечно, – усмехнулась Эмили. – Он даже не отвечает на мои звонки. – Снова посмотрев на сидевшую неподалеку пару, она попыталась не замечать тяжелый комок в груди. – Он покончил со мной.

– Я думаю, он сейчас ничего не соображает, но Гэвин любит тебя. Я почти уверен, что когда он вернется, стоит ему лишь взглянуть на тебя, и он не сможет устоять. – Тревор встал и положил руку на её плечо. – Давай просто надеяться, что он не будет в отъезде следующие шесть месяцев. – Почувствовав, что Тревор словно вырвал остававшийся кусочек сердца из её груди, Эмили попыталась вдохнуть. Она стояла и смотрела ему прямо в глаза, ее голос дрожал.

– Ты правда думаешь, его не будет так долго?

– Эм, я не это имел в виду.

– Нет это. Что заставило тебя так сказать?

Тревор, закусив губу, быстро отвел взгляд. Он пожал плечами.

– Гэвин может вернуться тогда, когда захочет. Я не знаю, как долго его не будет.

Дезориентированная в своих мыслях, Эмили зажала рот рукой.

– О Господи. Я не могу… Он не может. – Она пошла к бару, ноги двигались быстрее, чем тело могло осознать. Из-под прилавка она достала свою сумку, куртку и шарф, а стук ее сердца замедлился.

– Слушай, я не должен был этого говорить. – Тревор подошел к бару, всем видом выражая сожаление. – Он может вернуться и завтра.

– Или через шесть месяцев, – вздохнула она, проходя мимо него.

К тому времени, как она подошла к двери, ее грудь стиснула паника. По телу прошла дрожь, едва она вышла из ресторана. Мысли бежали со скоростью ветра. Эмили накинула на плечи куртку и почти побежала по тротуару сквозь толпу людей. Вокруг раздавались сигналы машин, разговоры, сирены, но она ничего не слышала. Она словно оглохла от недавно услышанного.

Единственное, что сейчас слышала, был голос Гэвина, шептавшего ей что-то на ухо, его смех, пронзающий воздух, и убаюкивающий стук его сердца. Слёзы полились ручьем от мысли, что Гэвин уехал так надолго. Если девять дней сильно ранили её, шесть месяцев просто убьют.

Неизвестность того, что теперь делать, насквозь пронзила Эмили, когда она оказалась перед «Крайслер билдинг». Неважно, насколько неуверенной она была, она просто не могла позволить себе остановиться. Эмили оказалась в холле, прежде чем осознала всё это. И как только она поняла, из легких вышибло весь воздух.

Ее взгляд был прикован к спине мужчины, облокотившегося на информационную стойку. Сквозь пелену слез она видела черные волосы и мускулистое тело, подходившее Гэвину. Эмили замерла, увидев, как он неторопливо засунул руку в карман, а другой провел по волосам так же, как это делал и Гэвин. Глубоко вздохнув, Эмили медленно направилась к нему и неосознанно дотронулась дрожащей рукой до его плеча. Желая ощутить Гэвина, она попыталась почувствовать аромат его одеколона, прежде чем он повернулся. И тогда она увидела незнакомые глаза, незнакомое лицо, незнакомую улыбку. Сердце замерло.

– Могу я вам помочь? – спросил мужчина.

Не в силах шевелиться, говорить или думать, Эмили просто смотрела на незнакомца. Сильная тошнота, резкое головокружение – вот что она почувствовала, и едва открыла рот, пытаясь сказать хоть что-то. Ничего не вышло.

– Мисс, вы в порядке? – тревожась, мужчина взял Эмили за руки. – Вы выглядите так, будто сейчас потеряете сознание.

Откашлявшись, Эмили покачала головой и отошла подальше.

– Я… Мне жаль. Я думала… – она не смогла закончить предложение. Моргнув, Эмили развернулась и проскользнула в переполненный лифт, в то время как ее пульс зашкаливал.

Женщина в красном твидовом костюме повернулась.

– Вам на какой этаж? – заботливо спросила она.

Эмили попыталась вернуться к реальности, привести мысли в порядок и посмотрела на женщину. Не получилось.

– Я не уверена.

Услышав такой ответ, женщина посмеялась и пожала плечами.

Заговорил пожилой джентльмен с приятной улыбкой.

– Как называется компания, которую вы ищете?

– «Блейк индастриз», – ответила Эмили, прижав ладонь ко лбу.

– Я знаю эту компанию и двух её весьма харизматичных владельцев, – сказал мужчина. С не слишком дружелюбным видом он повернулся к женщине в твидовом деловом костюме, глядя ей за плечо. – Это на 62 этаже. Будьте любезны, нажмите на кнопку для этой молодой леди.

Сделав над собой нечеловеческое усилие, Эмили улыбнулась ему. Он кивнул ей и подмигнул. По мере того как лифт открывался и закрывался, Эмили все больше и глубже тонула в воспоминаниях: она с Гэвином в этом самом лифте, это была их первая встреча. И, несмотря на то, что в лифте всё еще было много людей, именно в этот момент были только он и она:

– Она не моя девушка, если тебя это интересует.

– Кто сказал, что интересует?

– А кто сказал, что нет?

Воспоминания оборвались, когда джентльмен слегка толкнул её под локоть, давая знать, что они уже на 62 этаже. Она подавила в себе внезапное желание убежать. Кивнув в знак благодарности, Эмили протиснулась мимо людей и вышла из лифта. Оказавшись в приемной, она взглянула на стеклянную стену с неоновой надписью «Блейк индастриз». Нервно сглотнув, Эмили подошла к секретарше за высокой полукруглой стойкой из красного дерева.

Темноволосая женщина оторвала взгляд от компьютера с теплой, доброжелательной улыбкой.

– Могу я вам помочь?

Эмили кивнула, через силу улыбнувшись.

– Да, мне нужно поговорить с Колтоном Блейком.

– Прошу прощения, но мистер Блейк на совещании. Если хотите, вы можете присесть и подождать его. Он должен появиться минут через десять. – Она указала на несколько смежных кресел. – Могу я узнать ваше имя?

– Эмили Купер.

– Я дам ему знать, что вы ожидаете, мисс Купер. – Женщина снова улыбнулась.

– Спасибо вам. – Эмили развернулась, но прежде чем успела сесть, её внимание привлекла отрывающаяся дверь офиса. Нервная дрожь пробежала по телу, едва она увидела Колтона, вышедшего из офиса. Его глубокий смех растворился в воздухе, в то время как он пожимал руку вышедшему с ним мужчине. Эмили стало плохо, когда взгляд Колтона встретился с её собственным.

Выражение веселой беззаботности исчезло, его лицо теперь не выражало никаких эмоций. Перемещая взгляд с нее на делового партнера и обратно, Колтон открыл и закрыл рот. Эмили напряглась, наблюдая, как он проводит рукой по волосам и пытается вернуть ту дружелюбную улыбку, что озаряла его лицо всего пару секунд назад. Нервно одергивая свою рабочую белую с глубоким вырезом рубашку, Эмили ждала, пока он проводит мужчину до лифта. Лишь однажды он взглянул на нее, пока провожал партнера.

– Мы свяжемся с вами на следующей неделе, Том, – сказал Колтон, нажимая кнопку вызова. – Передавайте привет Элиз, и скажите, что моя мать позвонит ей в ближайшее время с приглашением на обед.

– Передам, – ответил мужчина, утвердительно кивая. Затем он скрылся в лифте, едва тот открылся.

– Мистер Блейк, – сообщила секретарь, – вас ожидает мисс Купер.

– Вижу. Спасибо, Натали. – Повернувшись лицом к Эмили, он слегка склонил голову в приветствии. – Эмили.

– Здравствуй, Колтон.

– Что ты здесь делаешь? – спросил он, и по голосу было заметно, что он напряжен.

Эмили вздрогнула, прямо взглянув в рассматривающие её зеленые глаза. Она нервно сглотнула.

– Мне нужно с тобой поговорить.

– Это очевидно.

– Тогда зачем ты спрашиваешь? – она вопросительно наклонила голову.

Колтон приподнял бровь, усмехнувшись.

– Ну давай поговорим.

Следуя за ним, Эмили тщетно пыталась справиться с подкатывающей тошнотой. Оказавшись в кабинете, Колтон закрыл дверь и снял пиджак. Не сказав ни слова, он жестом указал на кресло напротив своего стола. Сбросив куртку и шарф, Эмили опустилась в кресло, мысленно борясь с желанием убежать. Она не сделает этого. Она знала, что должна помнить о причинах, что привели её сюда. Она незаметно наблюдала, как Колтон, повесив пиджак на вешалку, прошел к своему месту за столом и сел напротив нее.

Прочистив горло, Колтон смерил ее пронзительным взглядом.

– Ты сделала ему больно, Эмили.

В уже израненное сердце Эмили словно впились иголки – услышать эти уже знакомые слова от брата Гэвина было невероятно больно.

– Я знаю это. Знаю, как никто другой. – Эмили старалась, чтобы голос не сорвался. – Но я люблю его. И я должна все сделать правильно. Оливия сказала, ты упомянул, что его нет в стране. Мне нужно, чтобы ты сказал, где он, Колтон.

Откинувшись на спинку кресла он фыркнул.

– Ты любишь его? И почему мне так трудно в это поверить? – шокированная, Эмили выпрямилась, но Колтон продолжил. – И что ты думаешь сделать правильно с ним? Даже если я скажу, где он, кто сказал, что он примет тебя обратно? Ты понятия не имеешь, на кого он был похож, когда пришел ко мне той ночью. Его взгляд. Боль на лице. – Колтон лениво пожал плечами, самодовольство скользило в голосе. – Все верно, ведь как ты могла? Ты была так занята, наслаждаясь тем обедом.

В комнате повисло напряжение, и воздух почти не поступал в легкие Эмили. Его намёк был как пощечина. Не в силах больше сдерживаться, Эмили моргнула, и из глаз брызнули слезы.

– Я заплатила за ту ночь больше, чем кто-либо другой. Я измучалась так, как ты себе даже представить не можешь.

Горькая правда лилась из её уст, а мысли возвращались к тому, что она позволила делать Диллану, они были своего рода наказанием за свои действия и нерешительность. Она так сильно любила Гэвина, что отказалась защищаться от обвинений Колтона, упомянувшего тот безобразный вечер. Вскочив с кресла, она прижала руки к груди.

– Ты не представляешь, как сильно я люблю твоего брата. Я дышать без него не могу. Я не сплю. Я почти не ем. Нет, я ему не верила поначалу. Не могла. В то утро я открыла дверь в его прошлое, хотя думала, что была его будущим. Это убило меня. Мои инстинкты велели бежать, и я убежала, и теперь мы оба страдаем из-за этого.

Зажав рот руками, Эмили смотрела в пол, ее сердце колотилось с бешеной скоростью. Она медленно перевела взгляд на Колтона, ее зеленые глаза стали пустыми.

– Я не знаю, примет ли он меня обратно, и не жду этого. Я даже не знаю, взглянет ли он на меня, потому что с трудом могу смотреть сама на себя. Но я точно знаю, что мне нужно его увидеть. Я должна ему сказать, насколько сильно сожалею. Даже если это означает, что я уже никогда не узнаю обо всем этом, я должна. – Прищурив глаза, Эмили сделала глубокий вдох. – Но не смей говорить мне, что я не люблю его, потому что ты ошибаешься.

Самодовольства в его глазах больше не было, вместо этого Колтона наполнили понимание и сочувствие. Встав, он схватил ручку и блокнот. Написав что-то, он обошел стол и протянул ей маленький листок бумаги.

– Здесь адрес его дома и бара на берегу, где ты, возможно, сможешь его найти. – Колтон залез в карман брюк и достал кошелек. Вытащив оттуда наличные, он улыбнулся. – Хотя я не слишком поддерживал тебя раньше, не могу позволить тебе платить, чтобы найти этого маленького умника, – он взял Эмили за руку и вложил в нее деньги. – Не мой стиль.

Глядя на деньги, Эмили шмыгнула носом и затрясла головой.

– Я не могу взять их. Достаточно того, что ты позволил узнать, где он. – Она попыталась вернуть деньги.

– Я настаиваю, – он слегка оттолкнул её руку. – Кроме того, это всего несколько сотен долларов. Я зарезервирую самолет для тебя и позабочусь об остальном, включая отель. – Колтон прочистил горло и убрал руку в карман. – Как бы то ни было, я надеюсь, мы должны предполагать, что… Он не должен быть в ужасе от твоего появления.

Эмили тяжело сглотнула и кивнула. Зная себя, она постарается спрятать подальше все мысли, но она должна посмотреть фактам в глаза. Надев куртку, Эмили посмотрела на Колтона.

– Ты вообще слышал о нем что-нибудь?

– Нет, – он покачал головой. – Пока нет.

Грудную клетку сдавил страх.

– Как ты думаешь, как он там? Что-то могло случиться?

– Поверь мне, я знаю своего брата. Ничего с ним не случилось, – с полной уверенностью сказал он, провожая Эмили к двери. – Он единственный, кто может навредить себе.

Нахмурив брови и поджав губы Эмили с широко распахнутыми глазами спросила:

– Ты же не думаешь, что он…

– Нет, нет, – прервал он, и его губы сжались в тонкую линию. – Это все ерунда. Забудь о том, что я сказал. – Эмили дрожала, как лист на ветру. Абсолютно серьезно и низким голосом он произнес: – Прости меня за грубость. Он мой младший братишка, и хотя он твердолобый фанат Янки, которых я терпеть не могу, просто потому что сам твердолобый фанат Мэтс, я его обожаю.

– Я тоже, – прошептала она, разглядывая свои ноги, затем вновь посмотрела в глаза Колтону, пытаясь найти в них что-то схожее с Гэвином. – Правда.

– Я знаю, но ты не должна убеждать меня. Ты должна поехать туда и доказать это ему. Я попрошу свою помощницу позвонить тебе и сообщить все необходимую информацию.

Эмили прижала сумочку к груди с глазами полными благодарности.

– Спасибо тебе, Колтон.

Колтон кивнул, открывая дверь.

Пока Эмили продвигалась к выходу, по ее щекам текли слёзы. Оказавшись снова в том же самом лифте, где все началось, она почувствовала облегчение и страх одновременно. Нервы были на пределе, заставляя сердце неистово колотиться. Несмотря на невысказанные сомнения в реальности ее попытки спасти отношения с Гэвином, Эмили четко осознавала, что не может больше прибавлять к своему подсчету секунды, проведенные вдали от него.

Тик-так…

 

Глава 3

Расстояние

Заходящее Карибское солнце бросало тени на мозаичный пол открытого пляжного бара. Проживая в самой южной точке Пятой Авеню, Гэвин хорошо знал это место и постоянно сюда заглядывал. В воздухе лениво расползался дым от гриля, и аромат креветок «тако» и «тамале» заполнил пространство. Вместе с теплым ветром разбитое сердце Гэвина ускорило ритм подобно разбивающимся о прибрежный песок волнам, когда он пытался вслушаться в звуки вокруг.




Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (265)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.048 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7