Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Да начнется первобытное сражение 3 страница




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

По ушам ударил звук гонга, возвещающий об окончании игры отдыхающих в пляжный волейбол. Женщины с изумительными телами слой за слоем наносили лосьон для загара вокруг силиконовых грудей. Малыш зашел в лазурного цвета воду, и его папа побежал за ним. В конце концов, поймав его, он закружил малыша в воздухе. Тот громко засмеялся, и его голова, несомненно, кружилась. Уголки губ Гэвина изогнулись в легкой улыбке, когда он наблюдал за тем, как они резвятся. Мужчина стремглав бросился из воды с сыном под мышкой, и посадил его на песок радом с матерью, нарушая её недолгое спокойствие.

Гэвин не мог превозмочь острую тоскливую боль, наблюдая за тем, как мужчина средних лет присел рядом с женой. Улыбаясь, тот притянул к себе свою светлокожую любовь и поцеловал её. В сознание Гэвина с болезненной четкостью ворвались воспоминания об объятиях Эмили. Потянувшись за своим бокалом виски, нагревшимся на солнце, Гэвин отвел взгляд от парочки.

– Сеньор Блейк, – Подняв голову, Гэвин увидел паренька из обслуживающего персонала, который пришел удостовериться, все ли в порядке, и протянул ему бутылку виски. – Это вам от красивой сеньориты. – Он кивнул в сторону девушки, в одиночестве сидевшей у барной стойки.



Гэвин мельком посмотрел в её сторону. Скрестив длинные ножки под коротким шелковым сарафаном, девушка послала ему скромную улыбку и сделала глоток своей пинаколады. Задержав соломинку во рту, она пристально смотрела на него.

Гэвин лишь кивнул в знак благодарности. Он снова повернулся к парнишке-мексиканцу, и, достав из заднего кармана кошелек, протянул ему чаевые.

– Спасибо, Мигель. Предложи ей другую бутылку от меня. – Облокотившись на спинку стула он положил руку на соседний стул. – Как поживает Мария и малыш?

– О, у них все замечательно, сеньор Блейк, – ответил он, и в его голосе была слышна радость, а глаза светились счастьем. – Мы пытаемся научить его играть в футбол, – парень улыбнулся и забрал пустой стакан Гэвина со стола. – Вы, американцы, называете это «soccer». Мы надеемся когда-нибудь увидеть его, играющим на… Как же вы это называете? Олимпия?

Гэвин по-доброму усмехнулся:

– Олимпийские игры.

Улыбнувшись, Мигель перекинул полотенце через плечо:

– Точно, Олимпийские игры. Тогда у него и нашей семьи будет столько же денег, сколько у вас. Они сделают нас счастливее, да?

Гэвин поднял наполненный стакан и немного поболтал жидкость, а кусочки льда со звоном сталкивались со стенками стакана. Устало улыбаясь Мигелю, он, лишенный Эмили и эмоций, сказал:

– Верно. Деньги делают нас счастливее, Мигель.

Мигель улыбнулся и, развернувшись, ушел, оставив демонов потерянной надежды мучить Гэвина. Скрытая внутри и почти нестерпимая боль сжигала его сердце. Нежеланно в сознании вспыхивали образы, как каштановые волосы Эмили щекочут его лицо. Не в силах его отпустить, мысли высасывали остатки чувств и эмоций из души Гэвина. Смесь самых разных эмоций, ускользая с каждым его неуверенным вдохом, заставляла боль перерастать в злость. Но Гэвин из последних сил бежал от этого. Ему было нужно, чтобы она терзала каждую клеточку его тела, поскольку только так воспоминания о них двоих накрывали его мысли, сминая и сменяя друг друга.

Вокруг него выросла стена беспокойства, и Гэвин поднял голову. Его взгляд уловил внимание, которое уделяла ему все та же девушка. У неё были достаточно приятные черты лица. Густые и кудрявые темно-красные волосы по плечи лежали на бретелях её сарафана. Гэвин скользнул взглядом по её стройной фигуре, в то время как она изучала его, застенчиво улыбаясь. Несмотря на то, что он вряд ли выделил бы её из толпы, глаза и улыбка освещали её лицо, и Гэвину было сложно отвести от неё взгляд. Он просто наблюдал, как она грациозно соскользнула с барного стула.

Взяв свой напиток и клатч, она направилась к нему. Не отрывая от неё взгляда, Гэвин, сглотнув, слушал, как стучат каблуки её босоножек по деревянному настилу. Не дойдя до него, она остановилась. Склонив голову, она изучала его лицо, как бы спрашивая, не будет ли он против, если она присоединится. Гэвин счел её смятение трогательным. Неохотно кивнув, он указал на стул напротив.

Улыбнувшись, она продолжила свою охоту, спустившись с настила и войдя в патио у пляжа. Отодвинув стул, она поставила свою выпивку на стол, туда же положила клатч. Её волосы развевались от дуновения морского бриза. Когда она заправила прядь волос за ухо, он увидел её зеленые глаза, показавшиеся навязчиво знакомыми. Эмоции обрушились на него с новой силой, пока он отчаянно боролся с мыслями об Эмили.

– Я могу учуять мужчину с разбитым сердцем за милю, – откровенно заявила она, садясь за стол. Положив ногу на ногу, она сделала большой глоток своего холодного напитка и слегка наклонилась через стол. Соблазнительная улыбка коснулась ее накрашенных губ, когда взгляд скользнул с лица Гэвина к его груди. Изучив его, она снова заглянула в глаза:

– Что я могу сделать, чтобы помочь решить эту проблему, мистер?..

Гэвин, прислонившись к спинке стула, покачал головой:

– Не такая уж скромная, какой показалась, когда появилась. – Произнес он, потянувшись за своим стаканом. – Внешность бывает обманчива. Но это даже хорошо. Я сам не такой скромный, каким мог показаться. – Гэвин осушил свой стакан, поставил его на стол, щелкнув по нему пальцами. Стакан проскользил по поверхности стола и остановился, столкнувшись с пепельницей. Он поставил локти на стол, и, ухмыльнувшись, подложил пальцы под подбородок.

– Ты хочешь решить мою проблему? Я заинтригован, мисс...

Не представившаяся девушка закусила губу и скопировала его позу:

– Первое: я очень рада, что заинтриговала тебя. Это была моя единственная цель, когда я шла сюда. Люблю, когда мужчины считают меня интригующей. Второе: нет, я не так скромна, как могла показаться, сладкий. Далеко не такая. Третье: я никогда не говорила, что считаю тебя скромным. Ничто в тебе не кажется мне скромным, и мне это нравится. – Она поставила ноги ровно, сняла с правой ноги босоножку, и, потянувшись, начала её массировать. Гэвин спокойно смотрел, как она ведет красными ногтями дорожку от ступни вверх к икроножной мышце. Выпрямившись, она подложила босую ногу под попу и улыбнулась:

– Четвертое: да, я бы хотела помочь тебе решить проблему любым названным тобой способом. У меня сейчас перерыв в плотном графике, так что это устроило бы нас обоих. И пятое: ты ни разу не назвал мне свое имя, так почему я должна называть свое? Очевидно, что я немного старше тебя, и тебе следует уважать старших. Не согласен, мистер?..

Не двинувшись с места, Гэвин лишь ухмыльнулся уголком рта.

– Гэвин Блейк.

– О-о, ну что ж, мистер Блейк, чье сердце определенно страдает, очень приятно познакомиться. Я мисс Лейтон, но можешь звать меня просто Джессика. – Смотря ему прямо в глаза, она наклонилась и протянула ему руку. Он принял её, чувствуя, как её пальчики мягко вырисовывают круги на его ладони. Она поспешно убрала руку, поправив грудь. – Итак, кто она и почему осмелилась бросить такого привлекательного парня, как ты?

Нервно передернувшись, Гэвин прочистил горло и посмотрел куда-то за Джессику. Подняв руку, он подозвал Мигеля, чтобы тот принес еще выпивки. Он помассировал шею и отклонился назад, засунув руку в карман своих шорт цвета хаки. Лицо ничего не выражало, глаза внимательно разглядывали девушку, и он, склонив голову на бок, сказал:

– Давай проясним несколько вещей. Джессика – так тебя зовут, правильно?

Немного растерявшись от его тона и вопроса, она кивнула.

– Что ж, Джессика, – продолжил он. – Первое: моя жизнь, и все, кто её касается – не твое дело. Не спрашивай меня о них больше. Второе: ты можешь думать, что способна решить мою проблему, но я почти чертовски уверен, что нет. Тем не менее, я больше чем уверен, что могу трахнуть тебя, чтобы забыться, а заодно чтобы заполнить время, которое ты проводишь, отдыхая от собственных мозгов. Может, я и моложе тебя, но ты моя далеко не первая прогулка в этом «парке». Не скажешь, куда мне пойти с этим?

Распахнув глаза, Джессика открыла рот, но ничего не сказала, а только снова кивнула.

– Хорошо, я рад, что мы на одной волне. – Гэвин протянул кредитную карту Мигелю, который подошел с их напитками. – Третье: я имел дело со многими интригующими женщинами, так что не принимай мое замечание за комплимент. Я знаю, как польстить женщине более искусно, чем просто сказав ей, что она сверх сексуальна и появилась офигенно интригующе. Четвертое: если хочешь трахнуться, можем трахнуться. Мой дом в двух минутах ходьбы отсюда. Но предупреждаю сейчас: это все, что между нами будет. И не жди, что я позволю остаться. Я трахну тебя, и трахну очень хорошо, а потом, как только наша шалость закончится, сразу отправлю тебя. Я не дам тебе свой номер и никогда не подумаю о тебе снова. Так что сейчас, Джессика… – Гэвин приподнял свой подбородок, складка между бровей говорила о том, что он пытается вспомнить её фамилию.

– Лейтон, – подсказала Джессика треснувшим голосом. – Моя фамилия Лейтон.

– А-а, точно. Так что сейчас, мисс Джессика Лейтон, очередь за тобой. – Проведя рукой по волосам, Гэвин подмигнул ей. В очередной раз появился Мигель, возвращая Гэвину кредитную карту. Убрав карту обратно в кошелек, Гэвин посмотрел на, до сих пор молчавшую, Джессику, рука которой сжимала шею.

– Решай, Джессика, потому что, честно, если мы не собираемся делать это, – сказал он, пожав плечами, – я просто вернусь к своим проблемам, а со своим членом поработаю сам.

Шокированная подобным поведением, Джессика встала, обулась и потянулась за клатчем.

Поражаясь грубости, с которой он отрезвил девушку, Гэвин снова пожал плечами и посмотрел на парочку, которой восхищался ранее. Он видел, как они, держась за руки, направляются к старому двухдверному ведру на колесах. Он знал, что его богатство не идет ни в какое сравнение с их счастьем. Он хотел бы такого счастья. Хотел такое ведро на колесах.

– Ну, ты готов? – спросила Джессика, в ее голосе слышался сексуальный голод.

Гэвин отвлекся от исчезающей мечты и снова посмотрел на Джессику, вырывающую стакан с виски из его рук. Она осушила его одним большим глотком. Поставив пустой стакан на стол она кончиками пальцев провела дорожку от виска Гэвина по его щеке, остановившись на линии челюсти. Гэвин моментально напрягся, стараясь не дернуться от её прикосновений. Он поднялся и схватил Джессику за руку. Не подчиняясь разуму, ноги повели их к его дому.

– Тебе нисколько не интересно, почему я одна в Мексике? – спросила Джессика, когда они проходили по маленькой деревянной дорожке.

Оглянувшись на накатывающие волны и последние лучи заходящего за горизонт солнца, Гэвин покачал головой:

– Нисколько.

– Знаешь, ты и правда совсем не приятный парень. – Она отдернула руку. Это движение никоим образом не тронуло Гэвина. Она по-прежнему шла рядом с ним.

– Да. Я далеко не приятный парень, – пробормотал он, машинально размышляя над тем, где сейчас могла быть Эмили. Он ярко ощутил одиночество. Но он был рад этому удушающему чувству. Он был с ним знаком. Оно стало чем-то близким. Он даже подружился с ним.

– Точно, – вздохнула Джессика, ее голос был полон скептицизма. – Учитывая то, чем мы собираемся заняться, может, ты постараешься быть немного более… милым?

Остановившись, только чтобы все прояснить, Гэвин изогнул бровь.

– Слушай, я покончил с этим. Я могу заниматься сексом, но любезничать не стану. Либо прими это, либо уходи. – В эту секунду Гэвин почувствовал укол вины. Он был воспитан с мыслью, что к женщинам нужно относиться с уважением, и сейчас подумал, как недоволен был бы отец его поведением. Но эта мысль была мимолетной. Старые привычки давали о себе знать, пытаясь вылезти наружу.

Выбросить. Отключить. Разорвать.

Джессика сжала губы в тонкую линию.

– Ладно. Только потому что мне это нужно больше, чем ты думаешь.

На крыльце дома Джессика перекинула свои темно-красные волосы на одну сторону, и Гэвин вдруг ощутил аромат её тела. Жасминовый запах снова напомнил то, что он так старался забыть. Это встряхнуло его, практически выбив почву из-под ног. Он сделал глубокий вдох, пытаясь успокоиться. Глядя в её жаждущие зеленые глаза, он притянул её за шею и грубо поцеловал. Она прижалась к нему грудью, с губ сорвался стон, когда она попыталась запустить свои руки в его волосы. Но её стон, несмотря на всю женскую притягательность, был не тем стоном, который он хотел услышать. Её губы, мягкие по своей природе, ощущались совсем не так. Они не сливались с его губами, словно недостающий кусочек пазла.

Злость нарастала, и Гэвин принялся целовать её с яростной настойчивостью. Он толкнул её к стене, и, дотянувшись до бедер, закинул её ногу себе на талию. Она тяжело выдохнула, когда он, запустив руку под сарафан, коснулся кожи под её трусиками. Одним быстрым движением он скользнул в неё сразу тремя пальцами. Дергаясь от каждого яростного толчка, она вцепилась в его шею, смяв воротник льняной рубашки. Её киска, мокрая и готовая принять его настолько, насколько любой мужчина может только желать, ощущалась чужой, поэтому Гэвин имел её пальцами еще глубже и жестче.

– Подожди, – выдохнула она, как можно ровнее. Запрокинув голову, посмотрела в его глаза. – Что ты делаешь? Собираешься трахнуть меня прямо здесь, снаружи?

Гэвин с самодовольной улыбкой сделал шаг назад, оставив жаждущее тело распластанным по стене.

– Я вижу, это уже не так забавно, как показалось сначала, – проворчал он, доставая ключи из кармана. Вставив их в замок, открыл её и придерживал, ожидая, пока Джессика приведет себя в порядок.

Вздохнув, она подняла с земли свой клатч. Проходя мимо него, она закатила глаза. Бросив клатч на антикварный столик с ножками в виде лап, она осмотрела его дорогой прибрежный дом.

– Милое местечко, – она посмотрела на него, и улыбка на лице ясно давала понять, что она была впечатлена. – Итак, на чем мы остановились?

– Ты собиралась впечатлить меня. – Гэвин бросил ключи на столик и начал расстегивать рубашку. Скинув её, он прислонился к дверному косяку кухни и, скрестив на груди руки, смотрел, как она раздевалась.

Джессика, сняв с себя последний деталь одежды, направилась к Гэвину. Она взяла в ладони его лицо и поцеловала. Именно в этот момент Гэвин отбросил Эмили в шкафчик своего ноющего сердца, запер дверь и выбросил ключ. Одна ясная мысль всплыла в голове, когда он расстегивал пряжку ремня.

Эмили могла бы гордиться: сегодня он нашел «заполнитель пустоты» на одну ночь.

 

 

Глава 4

Пункт назначения

Страх съедал изнутри, а отчаянная боль, возникающая при мыслях о Гэвине, ломала весь ее разум, когда Эмили, оказавшись у частного самолета компании «Блейк Индастриз», передала свой багаж бортпроводнику.

Оливия шутливо изогнула бровь.

– Хм, может, и мне стоит разбить пару сердец, чтобы получить такой же сервис, как у тебя… Да. Решено. Пока тебя не будет, найду какого-нибудь богатенького денди, вынесу его и без того двинутые мозги и попрошу его брата доставить меня к нему в нереальной роскоши, чтобы я могла вернуть его любовь.

Эмили тупо смотрела на Оливию, разинув рот.

– Ты же знаешь, я просто шучу, Эм, – улыбнулась Оливия, и, взяв Эмили за руку, потащила её к самолету.

Стараясь держаться бодро, Эмили вздохнула и покачала головой.

– Что ты творишь, сумасшедшая? Ты не летишь со мной. Или ты из причуды решила что-то еще?

– Это новый самолет компании «Блейк Индастриз», и, если ты думаешь, что я уйду, не увидев каждый его дюйм, то ты, как я и думала, двинулась, – остановившись, фыркнула Оливия. – Я просто пошутила: двинулась, полетела, полёт, летящая. Улавливаешь?

– Да, улавливаю, Лив. Хочешь знать, что я решила из прихоти?

Оливия, склонив голову на бок, выпучила глаза:

– Ты же не передумала, правда? Я же шутила, Эм. Ты знаешь, что прямо сейчас я твоя самая большая фанатка. Я знаю, тебе страшно – сам перелет и вероятность, что Гэвин не примет тебя обратно – но ты должна сделать это. Пилот не кажется пьяным, ну или не очень пьяным, поэтому можно почти смело сказать, что ты в хороших руках. Кроме того, если ты не полетишь, то никогда не узнаешь, что могло бы получиться у вас с Гэвином. Ты будешь жалеть всю оставшуюся жизнь.

Эмили положила руки Оливии на плечи.

– Я не передумала, Оливия, но решила, что тебе нельзя больше пить капучино. – Эмили опустила руки и улыбнулась. – Для того, кто дрожит от одной выпитой чашки, после двух кружек выглядишь, словно обкурившаяся.

– О-у. Верно. Мама говорит то же самое, за исключением той части про обкурившуюся. – Оливия подошла к двери частного салона. – Обычно она говорит, что я похожа на убийцу, только что совершившего преступление.

– Что ты делаешь? Мы не можем просто зайти туда.

Оливия повертела головой:

– Почему нет?

– Да потому что это личный салон Гэвина и Колтона.

– Велика важность, – пожав плечами, она открыла дверь. – Как я и говорила, я хочу детальную экскурсию, прежде чем уйду.

Эмили покачала головой, наблюдая, как Оливия исчезла в салоне. Когда заработали двигатели, Эмили крепко зажмурила глаза и обеими руками вцепилась в кожаные подлокотники кресла. Вибрирующий звук тут же разжег в ней болезненный страх летать. Она дрожала. Дыхание срывалось, сердце стучало, больно отдаваясь в рёбрах, и Эмили сосредоточилась на самой важной и единственной причине её нахождения здесь.

Гэвин…

Послав к черту огромное желание убежать подальше из самолета, она успокаивала себя, поглаживая затылок, который начал затекать, и сделала два осторожных шага вперед. Она пыталась глубоко дышать через нос, делая еще один шаг, ногти почти расцарапали холодную кожу. Схватившись за дверной косяк из красного дерева, она заглянула в салон и нашла Оливию, развалившуюся на кровати королевских размеров, ленивая улыбка говорила, что ей удобно.

– Ты должна подняться, – сказала Эмили. Дрожа всем телом, она прошла по комнате.

Улыбка погасла, и Оливия, сев на кровати, поджала губы.

– Тебе и правда не смешно.

– Я знаю, – Эмили нахмурилась и провела рукой по волосам. Её взгляд блуждал по комнате, остановившись на синей бейсболке команды Янки, висевшей на крючке рядом с минибаром. Она мгновенно застыла. Не обращая внимания ни на страх летать, ни на ворчание Оливии, когда та слезла с кровати, Эмили смотрела на бейсболку, прежде чем подойти к ней. Подняв руку, она кончиками пальцев дотронулась до неё, и сердце тяжело застучало, когда она вспомнила искрящуюся на солнце улыбку Гэвина во время их игры всего пару месяцев назад.

Эмили отдернула руку, словно бейсболка обжигала, и слезы затуманили глаза. Вернувшись назад, она снова отбросила прочь желание срочно убежать. Бежать. Она привыкла от всего убегать, эта привычка убивала её, но она исчезла, когда улыбка коснулась губ Эмили. По щекам катились слезы, и, закрыв глаза, она позволила сладкой улыбке Гэвина с ямочками на щеках заполнить сознание. Позволила улыбке вести её вперед, в неизвестность того, что у них будет. Если вообще что-то будет.

Почувствовав руку на своем плече, Эмили вытерла слезы, не желая, чтобы Оливия видела их. Быстро повернувшись, она прошла мимо Оливии.

– Ты в порядке? – следуя за ней по проходу, спросила Оливия.

Эмили села в одно из кресел и отвернулась к окну.

– Все хорошо.

Скрестив на груди руки, Оливия скептически вздернула бровь.

– Знаешь, врушка из тебя никакая.

– Да, мама постоянно говорила об этом, – прошептала Эмили, посмотрев на Оливию.

Широко улыбаясь, Оливия прислонилась к кожаному сиденью кремового цвета. Она слегка сжала подбородок Эмили:

– Прямо здесь, прямо сейчас ты там, где должна быть. Все будет хорошо. Я знаю, ты мне не веришь, но у меня, кажется, есть какой-то дар предчувствия. И еще будет кучка малышей в отвратительном зеленом минивэне мистера Гэвина мать его Блейка. Вот увидишь. – Оливия чмокнула Эмили в макушку, выпрямилась и пошла прочь. – Напиши, как доберешься. – Выходя из самолета, крикнула она.

Отказавшись от предложенных бортпроводником напитков и закусок, Эмили закрыла глаза и попыталась сконцентрироваться на этом полном малышей минивэне. В сознании возникло лицо Гэвина, принеся с собой тревогу и надежду, когда она почувствовала, как самолет тронулся с места. Рёв двигателей заглушал сумасшедший стук сердца. По её подсчетам, полет из Нью-Йорка до Плая-дель-Кармен займет четыре часа и пятьдесят минут, после которых, она знала, жизнь изменится навсегда, гораздо в большей степени, чем уже изменилась. Вцепившись в подлокотники вспотевшими ладошками, Эмили Купер находилась, ни больше ни меньше, на пути к новому пункту назначения, к новому началу. Вздохнув, она смотрела, как огромный каменный город исчез за пеленой облаков. Сердце замерло, пока она молча молилась, чтобы то, что она собирается сделать, действительно изменило её жизнь.

Самое время изменить все к лучшему…

Самое время больше не бояться…

Самое время бороться за мужчину, которого ей послала судьба…

 

Простояв целый час в очереди на таможне, Эмили прошла по переполненному аэропорту, везя за собой черный чемодан. Она прошла мимо нескольких групп туристов самых разных национальностей, с каждым шагом нервничая все сильнее и сильнее. Вот и все. Она здесь. Обратного пути нет. Она молилась только о том, чтобы, когда она будет возвращаться назад, с ней рядом был Гэвин.

Как бы то ни было, она не ждала, что так будет.

Выйдя из переполненного здания и всем телом ощутив жару, она зажмурилась от яркого солнца. Она искала водителя, который, как сказала секретарь Колтона, должен был её ждать. Игнорируя бесчисленное множество продавцов с одеялами ручной работы, куклами и футболками, взгляд Эмили остановился на маленьком мужчине с темными волосами, державшем табличку с её фамилией.

Подойдя к нему, она улыбнулась и показала свой паспорт:

– Здравствуйте, я Эмили Купер.

– Да, да. Здравствуйте, сеньорита Купер. – Забрав её багаж, он улыбнулся в ответ и повел ей к черному лимузину, припаркованному среди других машин на оживленной улице. – Это ваш первый визит на Плая-дель-Кармен? – он открыл для неё дверь.

Эмили скользнула внутрь, радуясь кондиционеру.

– Спасибо. Да, первый.

Закрыв за ней дверь, он положил чемодан в багажник, поправил зеркала и сел на водительское место. Повернув немного зеркало заднего вида, он посмотрел в него, когда сказал:

– Что ж, добро пожаловать. У нас красивый город. Меня зовут Хавьер. Я постараюсь показать вам самые красивые места по дороге в отель. Хорошо?

– О, вообще-то, я не планировала ехать в отель прямо сейчас. – Порывшись в сумочке, Эмили достала листочек с адресом Гэвина. Не желая терять ни минуты вдали от него, она наклонилась и показала его Хавьеру.

– Я бы хотела сначала отправиться туда, если можно, пожалуйста?

Кивнув Хавьер отъехал от обочины и улыбнулся, в зеркале светился теплый взгляд его карих глаз.

– Конечно, сеньорита Купер. Как пожелаете. Мы будем в этом месте очень скоро.

– Спасибо, Хавьер.

Эмили села обратно, пытаясь осознать каждую прожигающую сознание эмоцию. Ее накрывала с головой природная потребность в Гэвине, затмевая все, что она когда-либо чувствовала раньше. Тревога канатами сковала все тело. Она беспокойно ерзала на сиденье, наблюдая, как за окном проносятся автобусы, мопеды, Фифа, машины мексиканской полиции. Несмотря на то, что дорога в самое сердце Плая-дель-Кармен занимала всего двадцать минут, ожидание длилось целую вечность. Эмили нервничала все больше, и ей было сложно сконцентрироваться, когда лимузин свернул на узкую безлюдную улицу с несколькими особняками вдоль дороги.

Когда машина остановилась перед особняком Гэвина, Эмили сделала глубокий вдох и нервно сглотнула; интуиция без остановки говорила, что Гэвин не примет её обратно. Хавьер не успел даже выйти из лимузина, а Эмили сама уже открыла дверь. Она вышла из машины, оказавшись перед огромным зданием. Классическая терракотовая кровля на особняке белого цвета, из которого открывался вид на чистейшее Карибское море. Убрав с лица свои каштановые волосы, находившиеся в беспорядке из-за сильного ветра, Эмили поняла, что не только мозг отказывался работать, но и тело: игнорируя все её мольбы, оно не желало двигаться. Тело, дрожавшее от нервного напряжения, тянулось к Гэвину – эта глубокая, до боли знакомая тяга, которую она испытывала с момента их первой встречи. Прежде чем успела осознать это, она пошла к дому. Хавьер последовал за ней, но она, подняв руку, попросила подождать.

Стоя перед дверью из темно-красного дерева с маленьким окошком из тонкого стекла, Эмили сдержала накатившие на глаза слёзы, и трясущейся рукой нажала на звонок. Сердце ускорило ритм, и теперь его стук гулко отдавался в ушах, когда в дверном окошке появилась размытая фигура, открывая дверь. Тело сковал страх, тот, с которым она, делая все это, боролась ради себя и Гэвина. Эмили закрыла глаза и попыталась собрать крошечные кусочки надежды, что никакой катастрофы не случится, хотя разум говорил об обратном. Прежде чем дверь открылась, в сознании возник образ голубых глаз Гэвина, но на неё смотрели совсем не те глаза.

Худощавая женщина в униформе прислуги и с волосами цвета воронова крыла, уложенными в тугой пучок, улыбнулась Эмили.

– Могу я вам помочь? – спросила она по-испански.

– М-м, да. Гэвин дома? – пытаясь унять дрожь в голосе, спросила Эмили.

– Нет. El Sr. Blake no está aquí. Se fue a beber a Akumal.

Эмили покачала головой:

– Простите, я говорю только по-английски.

– No entiendo lo que esta diciendo. El Señor Blake no está aquí. – снова повторила служанка.

Эмили повернулась и жестом подозвала Хавьера, ожидавшего её у лимузина с багажом.

– Да, сеньорита Купер, – сказал он, поднимаясь по ступенькам крытого крыльца. – Я принесу ваши вещи. Хорошо?

– Нет, спасибо, но не нужно, Хавьер. Мои вещи приносить не надо. Я думаю, мистера Блейка нет дома, эта женщина пытается объяснить мне, где он. Не могли бы вы, пожалуйста, перевести?

– О-о, конечно, – улыбнувшись, Хавьер обратил все внимание к женщине. – Добрый день, Джанита. – сказал он по-испански.

Женщина кивнула:

– Добрый.

– Colton me envió al aeropuerto a recoger a esta joven y traerla de vuelta a ver Gavin. Está en casa.

Эмили терпеливо, насколько это было возможно, ждала, пока они разговаривали. Когда разговор был закончен, женщина кивнула, перед тем как закрыть дверь.

Хавьер посмотрел на Эмили:

– Мистер Блейк в баре Акумаля. Это не далеко, если на машине. Минут двадцать. Идемте. Я отвезу вас туда прямо сейчас.

Эмили смотрела, как Хавьер, сбежав вниз по ступенькам, пересёк улицу. Положив её вещи обратно в багажник лимузина, он открыл для неё дверь. Все еще стоя на крыльце, Эмили колебалась. Мысли проносились в голове: она перечисляла для себя причины, почему не стоит видеться с Гэвином на публике. Она не могла. Это будет не правильно. Они должны все обсудить наедине. В груди пульсировала боль от мысли, что снова придется ждать, пусть и недолго, но Эмили решила, что останется в отеле и снова приедет сюда позже, вечером. С этим решением она направилась к Хавьеру, чтобы сообщить ему о своих планах.

Она почти подошла к лимузину, когда, услышав, как шины чей-то машины сминают гравий, повернула голову в направлении шума. Подняв руку и закрывая ей глаза от яркого солнечного света, она смотрела, как на дороге появилась темно-серая спортивная машина, войдя в крутой левый поворот. Из-за тонированных окон угольно-черного цвета Эмили не было видно, кто за рулем. Но это не помешало сердцу начать грохотать, словно барабан, с момента появления машины и до её полной остановки через несколько мучительно долгих секунд. Едва она попыталась совладать с дыханием, сердце снова замерло, увидев, как улыбаясь, из машины вышел Гэвин. Она в оцепенении смотрела на него, полагая, что он еще не видел её. Эмили находилась в полной прострации от увиденного, мороз покалывал и пробегал по коже, потому что из машины вылезли не одна, а целых две причины хорошего настроения Гэвина. Делая неуверенный шаг назад, Эмили почувствовала, как от паники руки и ноги стали ватными, когда взгляд Гэвина встретился с её собственным. И с его лица тут же сползла ухмылка. Она могла прочитать вопрос в его глазах, и была почти уверена, что сама готова вот-вот потерять сознание.

Склонив в замешательстве голову, Гэвин остановился. Он понимал, с каким трудом ему дались последние несколько дней – эмоционально и физически – и он также понимал, что сейчас алкоголь туманил его голову, но он был практически чертовски уверен: это не галлюцинация.

– Какого хрена? – прошептал он. Сняв солнечные очки, он костяшками пальцев потер глаза.

– Что случилось? – спросила красотка с золотисто-каштановыми волосами, полными красными губами слегка касаясь его скулы. – Выглядишь так, будто увидел приведение.

Гэвин дернул плечом, избавляясь от её руки.

– Так и есть, – прошипел он, прострелив её взглядом.

Она надула пузырь жвачки, который тут же лопнул.

– Черт, расскажи еще о раздвоении личности. В чем дело?

Гэвин оторвал взгляд от предполагаемых «заполнителей пустоты», сосредоточив его на Эмили, которая отвернулась, собираясь сесть в лимузин. Не сказав больше ни слова, он рванул к ней, его тело реагировало на неё единственным знакомым для него образом. Сердце стучало где-то в горле, замешательство туманило голову, и он, дотянувшись, схватил её за локоть.




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (273)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.041 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7