Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Древнерусское государство – Киевская Русь (IX-XII вв.)




Восточные славяне в древности. Предпосылки создания государства

Так или иначе, но в VI веке славяне представляли уже большинство населения Восточно-Европейской равнины. В VII-VIII вв. у славян идет интенсивный процесс разложения родоплеменного строя. По Начальной летописи мы уже знаем о крупных восточнославянских племенных группах – древлянах, словенах, дреговичах, вятичах, кривичах, северянах, радимичах – образование которых уже непосредственно предшествует возникновению государства. Название племенных союзов показывает не единство происхождения, не родовую принадлежность, а районное, территориальное расселение. В летописи говорится о княжениях, князьях-вождях, появление которых означало переход к военной демократии, также являющейся предпосылкой формирования государства.

Основу экономической жизни славян составляло земледелие, которое носило экстенсивный характер. В лесных и лесостепных зонах выжигали траву, удобряя почву золой, и использовали ее до истощения. Затем участок забрасывали, пока на нем не восстанавливался полностью естественный травяной покров. Такая система земледелия носит название залежной. В лесах применялась подсечная система: лес вырубался, пни корчевались, сжигались, золой удобрялась земля, которая также использовалась до истощения. Набор сельскохозяйственных культур состоял из пшеницы, меньше сеяли рожь, были известны просо, гречиха, ячмень. Славяне разводили крупный рогатый скот, свиней, лошадей. Важная роль скотоводства подтверждается тем, что в древнеславянском языке слово «скот» означало также «деньги». У славян широко были распространены также лесные и речные промыслы. Охота давала большей частью пушнину, чем продовольствие. Занятие бортничеством (сбор меда диких пчел), рыболовство также служили существенным подспорьем в обеспечении жизни славян.

Большую роль играла военная добыча: племенные вожди совершали набеги на Византию, добывая там предметы роскоши и рабов. Часть добычи распределялась среди соплеменников, что повышало престиж князей. В ходе походов вокруг князя-вождя формируется дружина – группа постоянных боевых соратников. Но наряду с дружиной, существовало постоянное народное ополчение и всеобщее вооружение народа. Выделение дружины также является предпосылкой формирования государства.

Славяне селились по берегам рек поселками, несколько поселков группировались в гнезда. Расстояние между поселками не превышало 5 км, между гнездами – от 30 до 100 км. В поселке жили несколько семей, иногда десятки. Дома были небольшими типа полуземлянок, стены были деревянными, крышу обмазывали глиной. В доме ставили глинобитную или каменную печь, которая топилась по-черному. Площадь жилья составляла 10-20 кв. м. несколько поселков объединялись в вервь – общину. Община была очень прочным институтом, она сдерживала имущественное расслоение, выделение из нее более богатых семей.

Древние славяне были язычниками, обожествлявшими предков и силы природы. Главным богом был, по-видимому, Род, бог неба и земли. Он выступал в окружении женских божеств плодородия – Рожаниц. Важную роль играли также божества, связанные с теми силами природы, которые особенно важны для земледелия: Ярило – бог солнца, Перун – бог грома и молнии. Перун был также богом войны и оружия, а потому его культ впоследствии был особенно значителен в дружинной среде. Известны также скотий бог – Велес (Волос), боги Даждьбог, Стрибог и др. богам приносили жертвы, иногда человеческие; языческий культ оправлялся в специальных местах – капищах, где помещался идол. Князья выступали в качестве первосвященников, но были и жрецы – волхвы и кудесники. Язычество сохранялось и в первое время существования Древнерусского государства, а его пережитки сказывались еще несколько веков.

Древнерусское государство – Киевская Русь (IX-XII вв.)

В IX в. у восточных славян появляется государство. В исторической литературе во второй половине XVIII в. возникает два подхода к этой проблеме: это так называемые норманнская и антинорманнская теории. Согласно первой точке зрения (Шлецер, Байер, Миллер), государственность была привнесена на славянские земли Рюриком, Синеусом и Трувором, которых пригласили на княжение новгородские словене, меря и чудь. Основанием для этой теории стал факт призвания скандинавов (варягов) в 862 г. три варианта этого сюжета (Лаврентьевская, Ипатьевская списки Повести Временных лет и Новгородская первая летопись) сообщают, что первоначально варяги брали дань и новгородцев, затем были изгнаны, но между племенами разгорелась рознь, междоусобицы. После чего словене, кривичи, меря и чудь обратились к варягам с просьбой «княжить и володеть» ими.

В этой легенде много неясного. Если большинство исследователей соглашаются, что Синеус и Трувор – вымышленные личности, то историчность Рюрика, хотя и не бесспорная, признается многими. В факте призвания иностранного князя нет ничего необычного, такой способ прекращения внутренних династических споров применялся в других странах, и в другие времена (призвание Владислава на русский престол в период Смутного времени). Возможен и другой вариант: «призвание» как «юридическое» оформление насильственного захвата власти. В любом случае, речь не идет о создании государства на Руси, а о появлении варяжской династии. С антинорманнских позиций выступал М. В. Ломоносов, советская историография. Последняя рассматривала государство как результат внутреннего развития общества, его разделения на классы и борьбы между ними. Вопрос об этническом происхождении династии в этом случае занимал подчиненное место, тем более, что варяги довольно быстро ассимилировались, о чем говорит такой факт: внук Рюрика уже носил славянское имя.

Так или иначе, Рюрики сыграли значительную роль в истории Руси/России. Во-первых, они заложили династию и традицию рассматривать ее представителей как «законных», причем не только в Киевской, но и Московской Руси (кто не из Рюриков – тот не истинный царь). Во-вторых, Рюрик пришел с дружиной – готовым аппаратом для подчинения – и методами насилия объединил славянские племенные союзы. Этническая чужеродность, другой язык способствовали отчуждению власти от народа, что являлось необходимым элементом установления государственности. Правда, при этом следует иметь в виду, что это базировалось на усложнении социальной структуры самого общества: интересы разных групп должны были учитываться структурами, «возвышающимися» над обществом. Кроме того, сами скандинавы находились на той же ступени развития, что и славяне, поэтому, особенно в начальный период, не было глубокой пропасти между формирующейся властью и обществом: значительной оставалась роль вече, народного ополчения, племенной знати. В-третьих, скандинавы сыграли большую роль в процессе «собирания» земель.

В отличие от «варварских» государств Западной Европы, которые в своем становлении унаследовали многие государственные и правовые традиции античности, Восточная Европа оказалась вне ее рамок. Этим можно объяснить сравнительно медленные темпы вызревания государственных институтов, их архаичность и своеобразие. В частности, многие исследователи связывают с варяжской династией лиственичный порядок престолонаследия, согласно которому княжеский престол занимал старший в роду. Он, в свою очередь, отражал взгляд на государство как на коллективную родовую собственность князей.

Родственник Рюрика Олег (879-912) начал подчинение племен. В 882 г. он покорил Киев, где княжили Аскольд и Дир. С этого времени и ведет начало Киевское государство. Поскольку Киев располагался на крупнейшем торговом пути «из варяг в греки», то он и стал первым шагом в объединительной политике. Обосновавшись в Киеве, Олег подчинил своей власти древлян, северян и радимичей.

Наследник Олега – Игорь (912-945) – продолжил политику. Ему пришлось вновь воевать с древлянами, и он обложил их большей данью. Он погиб, попытавшись вторично собрать дань с древлян. По летописному преданию, древляне решили на совете, что, если «волк повадится в стадо, то пока не убьют его, перетаскает всех овец». Древляне убили Игоря, и этот факт позволяет говорить, что отношения между Киевским князем и подчиненными племенами носили «разбойный» характер (В. О. Ключевский). Это свидетельствует о слабости власти.

Княгиня Ольга (945-965), вдова Игоря, расправилась с древлянами, но ее заслуга была в том, что она упорядочила дань (ввела урок, норму дани), определила место ее сбора (погосты). Кроме того, Ольга первой из князей приняла крещение, что можно рассматривать как предпосылку для христианизации Руси. Скорее всего, вместе с ней крестились некоторые дружинники, на Руси появились миссионеры, вероятно, строились храмы.

Сын Ольги Святослав (965-972) значительно укрепил границы княжества. Он разгромил Хазарский каганат, основал Тмутараканское княжество, подчинил вятичей. Важным шагом Святослава стало деление государства на уделы. Старший сын Ярополк занял Киевский престол, средний – Олег – сел в Древлянской земле, младший – Владимир – правил в Новгороде. Такой порядок подчеркивал единство древнерусского государства, но, с другой стороны, закладывал основы для междоусобиц.

После гибели Святослава в 972 г. началась борьба, и только в 980 г. в Киеве стал править Владимир Красное Солнышко (Владимир Святой, Владимир Старый). За время усобиц власть ослабла, и Владимиру вновь пришлось подчинять радимичей и вятичей. Еще при его жизни отказался подчиниться отцу княживший в Новгороде Ярослав.

 

Главным событием в укреплении государственности при Владимире I (980-1015) стало принятие христианства. Знаменитое "крещение Руси", положившее начало становлению российской православной цивилизации, было вызвано целым комплексом факторов. Среди них стремление Владимира укрепить государство и его территориальное единство. По­пытка достичь этих целей с помощью создания единого пантеона языческих богов во главе с Перуном («Постановление кумиров») не привела к преодолению племенного сепаратизма и усилению княжеской власти. Только единобожие могло сплотить страну и осветить авторитет единоличной княжеской власти. Следует учитывать и то обстоятельство, что приня­тие христианства вводило Русь в семью европейских народов, а язычество обрекало на изоляцию и враждебность со стороны христианизированных соседей, относящих­ся к язычникам как к нелюдям. При этом надо иметь в виду, что окончательный рас­кол христианства на католическую и православную ветви произошел лишь в 1054 г. Вероятно, сказались и какие-то личные соображения Владимира, некоторые эпизоды его жизни. Он, наверное, принимал во внимание крещение своей бабки Ольги, оставившей по себе добрую память. Не исключено, что его греховное языче­ское прошлое, например, братоубийство во время борьбы за власть, насилие, мно­гоженство заставили задуматься о духовном очищении, которое могло бы оставить о нем добрую память. Но, скорее всего, он действовал, исходя из прагма­тических соображений. Дело в том, что принятие им христианства было обусловле­но женитьбой на сестре византийского императора. Это необычайно поднимало его авторитет, и, следовательно, укрепляло и княжескую власть.

Важной представляется и так называемая проблема "выбора веры", от решения которой во многом зависел весь ход русской истории. Согласно летописной легенде к Владимиру в Киев явились представители трех монотеистических религий: ислама, иудаизма и христианства. Князь отверг ислам под предлогом того, что он запрещает употребление вина. "Веселие Руси есть питие, без пития Руси не быти", - так, якобы, ответил он на соблазны мусульман. Иудаизм он не принял по причине отсутствия собственного государства евреев, в результа­те чего они были рассеяны по всей земле. Не принял он и предложение, сделанное посланцами папы римского, сославшись на то, что и его бабка отвергла католичест­во. Только проповедь представителя православной византийской церкви произвела на него благоприятное впечатление. Но Владимир не спешил с решением и отправил своих послов в разные страны. Вернувшись, они назвали греческую веру самой лучшей, а греческие храмы и церковную службу – самыми красивыми.

Оче­видно, что за этой легендой скрываются реальные факты, остановившие выбор Руси на православной форме христианства. Это, в первую очередь, прочные культурные и экономические связи с Византией, наличие собственной влиятельной православ­ной общины, сложившейся задолго до княжения Владимира. Кроме того, князем, вероятно, учитывалась и международная обстановка, отношения церкви с государ­ством, а также некоторые догматические различия. Например, притязания римского папы на светскую власть, нежелание католической церкви учитывать местные особенности, воинственность католичества не могли не оттолкнуть главу молодого государства от этой формы христианства. Православная же церковь подчинялась светской вла­сти. Это соответствовало восточнославянской традиции, при которой князь был и главой религиозного культа. Помимо прочего, православие было более терпимым к местным традициям, да и Византия в то время являлась центром циви­лизации, наследницей великого Рима, самой развитой и культурной страной Евро­пы.

Христианизация Древней Руси протекала противоречиво. Если киевская общи­на, подчиняясь авторитету княжеской власти, приняла новую веру безропотно, то другие регионы, например, Новгород, приходилось крестить "огнем и мечем". Язы­чество еще долго сохраняло свои позиции, особенно в сознании людей. Православ­ная церковь, приспосабливаясь к местной среде, соединила праздники поклонения языческим богам с культами святых. Так, праздник Купалы слился с днем Иоанна Крестителя, Перуна - с днем Ильи Пророка. Сохранился и чисто языческий по про­исхождению праздник масленицы. Таким образом, шел процесс срастания традици­онных языческих и православных ценностей. Например, к Христу долгое время от­носились не как к единому Богу, указывающему своей жизнью путь к спасению, а местному божеству, к которому обращались с просьбой о практической помощи в земных делах. Широкое распространение получил культ Богородицы, как покрови­тельницы всего живого, близкий и более понятный языческому миросозерцанию.

В итоге, происходил синтез православия и язычества, приведший к складыва­нию так называемого "двоеверия", или русского православия. Постепенно языческие элементы из него вытеснялись, но многие из них сохранялись длительное время. Так, было при­нято давать новорожденному два имени – христианское, имеющееся в святцах, и языческое. Считалось, что таким образом человеку будет обеспечено покровитель­ство христианского Бога и, в то же время, его защитят языческие божества. Этот обычай существовал не только в низах общества, но и среди знати, а также князей. Достаточно вспомнить, что Владимир I вошел в историю (и в святцы) под своим языческим именем, а не как Василий. Так же, как Ярослав Мудрый, крещенный Юрием. Владимир Мономах по-христиански звался Василием Андреевичем, первые русские святые Борис и Глеб были крещены как Роман и Давид и т.д.

Переход к христианству имел огромное историческое значение и сказался на всех сферах жизни древнерусского общества. Крещение помогло преодолеть языческий изоляционизм восточных славян, объединило их в единое древнерусское общество, создав духовную основу русской государственности. Став христианином, человек переставал себя ощущать только частью какого либо локального коллектива (семьи, общины, племени, в дальнейшем – сословия), все более осознавая себя русским православным.

Христианская церковь, стремясь к стабильности, осуждала как социальные протесты и насилие со стороны низов общества, так и чрезмерную тягу к богатствам и насилие со стороны его верхов. При этом она формировала уважение к власти, т.к. "несть власти не от Бога", воспитывала терпимость к ближнему. Да и в целом, хри­стианство, резко противопоставляя идеальное материальному, способствовало духовному развитию человека.

Принятие христианства повлекло за собой и качественные сдвиги в развитии культуры. Распространяется письменность, летописание, появляются первые руко­писные книги, преимущественно церковного содержания. Благодаря Византии и Болгарии Русь познакомилась с достижениями античной культуры. Зародилось ка­менное зодчество, возникла иконопись, фресковая живопись. В монастырях велось летописание. Крупные церковные храмы типа Софийского собора в Киеве станови­лись центрами духовной жизни, символами могущества и святости Руси.

Православная церковь не только образовывала, но и воспитывала древнерус­ское общество. Смягчая нравы, церковь упорно боролась против многоженства и других языческих пережитков, активно выступала она и против рабства.

Таким образом, христианизация способствовала формированию русской циви­лизации, ставшей разновидностью христианского европейского мира.

 

В то же время своеобразие русского православия определило и значительные отличия русской цивилизации от европейской. Основу христианского учения пред­ставляет идея индивидуального "спасения", достигаемого путем нравственного са­мосовершенствования и духовного очищения. Приближение к Богу достигается че­рез подавление в себе всего плотского и материального, дьявольского. На Руси же в условиях сохранения общины и коллективистских принципов, идея личности не по­лучила должного развития, христианство воспринималось как учение, указывающее путь спасения для всего народа, или, как будут говорить славянофилы в XIX в., - соборной личности. В итоге, западноевропейское "прочтение" христианства, исхо­дящее из того, что спасение человека зависит от его собственной воли, открывало больше возможности для самостоятельности, а, следовательно, и внутренней свободы человека, что создавало духовные предпосылки для становления личности и дости­жения ею внешней свободы. В результате этой активности личности и происходило более динамичное развитие европейских стран.

Православие, воспринимая общест­во как единое целое, которому каждый человек обязан служить, побуждало лич­ность жертвовать своими интересами во имя общего. Более требовательно оно отно­силось и к человеку, ориентируя его не на внешнее обустройство мира, а на дости­жение морального совершенства. Это приводило к аскетизму, стремлению не при­способить мир согласно своим потребностям, а качественно преобразовать его, до­бившись коллективного спасения. Однако трудность достижения, как духовного со­вершенства, так и особенно одухотворения мира, его спасения, очень часто приво­дила к разочарованию и, в итоге, - к отпадению человека от бога. В русской истории эти периоды были отмечены народными бунтами, преступлениями и другими соци­альными бедствиями. Переходы же от одной крайности к другой, т.е. от стремления к идеалу, а затем - к резкому отказу от него, определяли циклический, инверсион­ный характер русской истории.

Еще одно отличие православного и католического мира заключалось в разных отношениях между церковью и властью. На Западе церковь соперничала с королев­ской властью, вступая с ней в различные соглашения, что способствовало формиро­ванию гражданского, договорного в своей основе, общества. Православная же церковь занимала подчиненное положение и не только не ограничивала, но, скорее, укрепляла светскую власть, доказывая ее божественное происхождение. В итоге это открывало дорогу деспотии.

В дальнейшем под влиянием целого комплекса геополитических, природных, этнических, социально-экономических и исторических факторов различия между западной и русской цивилизациями будут нарастать. Отчуждение особенно усилит­ся в годы вхождения Руси в состав азиатского государства - Золотая Орда. Таким образом, с самого начала русской цивилизации характерной ее чертой станет раскол, т. е., сочетание в себе черт западной и восточной цивилизаций, с одновременным стремлением преодолеть этот раскол, обрести определенную цельность.

Крещение Руси стало крупной государственной реформой: на Руси появился новый общественный институт — православная церковь. С тех пор и до наших дней она сохранила единую систему управления: митрополит (с 1589 г.— патриарх)—епархии (области) во главе с архиереями (архиепископами и епископами)—приходы (приходские храмы со штатом священнослужителей — клиром) и монастыри (общины отрекшихся от мира иноков-монахов, принявших обеты нестяжания, безбрачия и послушания). Появившись в патриархальном обществе, церковь, как более зрелая структура, помогала становлению Древнерусского государства и взяла на себя часть его функций. В ее руках находился суд по семейно-брачным и наследственным делам. В ведении церкви находились определенные категории населения: лекари, клирошане, паломники. Там же оглашались указы, хранились документы, эталоны мер и весов. Духовенство как носитель знаний и грамотности выступало в качестве школьных учителей. В свою очередь, княжеская власть обеспечивала церковь материально: в X—XI вв.— за счет десятины (отчислений от княжеских доходов —- штрафов, пошлин и т. д.), а позже передавала епископам и монастырям села с крестьянами.

Важной функцией церкви стала забота о нищих и обездоленных. В этой сфере церковные власти поощряли милостыню, устраивали богадельни; в «церковном доме» могла найти убежище незамужняя женщина с ребенком; под особым покровительством находились паломники, «хромцы и слепцы».

Наступая на традиционные общинные права и обычаи, церковь усиливала контроль за поведением людей в наиболее консервативной и труднодоступной для государственного вмешательства сфере семейного быта. Грамоты новопоставленным пастырям предписывали им неуклонно выполнять свои повседневные обязанности в гуще мирской жизни: «...завтрени и вечерни, часы и молитвы пети, и дети духовные держати, и свадьбы венчати, и к роженицам ходити, и молитвы давати...и больных маслом свящати, и мертвых похоронити».

Новая религия принесла с собой и не известную язычеству идею равенства людей. Во-первых, она исключила племенные и этнические различия; во-вторых, она утверждала, что каждому —от князя до землепашца —предстояло отвечать за свои земные дела на Страшном суде: ни высокое положение, ни богатство не спасали грешника и злодея от «геенны огненной», которая доходчиво изображалась художниками на западной стене христианского храма; праведника же за терпение и добрые дела ожидал рай. В новой системе ценностей происхождение и социальный статус человека не имели значения: на Страшном суде смерд вполне мог оказаться более достойным, чем боярин или князь. При этом новая вера не посягала на земные порядки, хотя и осуждала резкий разрыв между евангельскими нормами и реальностью грешного мира. Но само признание равенства —хотя бы только перед Богом — и уверенности в грядущем разрешении всех земных противоречий до определенной степени сдерживало страсти и смягчало остроту социальных конфликтов.

 

После смерти Владимира вновь разгораются междоусобицы, в результате которых к власти пришел Ярослав Мудрый (1019-1954). Именно в период его правления закладываются правовые нормы государства. По мере развития государства (усложнение социальной структуры, формирование социального неравенства) появляется необходимость в регулировании отношений в обществе, что становится причиной появления правовых норм. В период правления Ярослава Мудрого была создана Русская Правда, которая стала частью Краткой Правды (43 статьи, из них 17написаны Ярославом). В Русской Правде кровная месть была ограничена ближним кругом родственников, а в Правде Ярославичей она была заменена штрафами за убийство (фактически произошла отмена кровной мести).

Увеличение разницы в размерах штрафа за убийство в Правде Ярославичей показывает социальное неравенство и многослойность общества; штраф могла платить вся вервь. Пространная правда (добавлен «Устав» Владимира Мономаха) определяла процент, который могли взимать ростовщики, зафиксировала правовое положение купцов (своеобразное страхование), ввела регламентацию записи в холопство. Закупы получили право жаловаться, уйти на заработки для погашения купы (ссуды). Церковные уставы Владимира I и Ярослава Мудрого ввели церковную десятину. Позднее было признано право церкви на разбирательство семейных и соседских конфликтов. (Кормчая книга).

Эти документы дают богатый материал о структуре киевского общества и системе отношений в нем. Основное население страны составляли людины – свободные общинники, хозяйствовавшие на своих землях. Община была уже не родовой, а территориальной: так, она отвечала за убитого на своей территории, она осуществляла помощь попавшим в беду своим членам. За убийство людина полагался штраф 40 гривен. Вторая, видимо, многочисленная категория, - смерды. Это было зависимое население от князя: смерд не имел права оставить свое имущество непрямым наследникам, штраф за его убийство был равен 5 гривнам. Вероятно, это было несвободное или полусвободное население, сидевшее на земле и несшее повинности в пользу князя.

Значительная часть законов посвящена рабам, которые имели разные названия – челядь (более ранний термин), холоп. Главным источником рабов был плен. Холопы были полностью бесправны, они не могли свидетельствовать в суде, тяжелые штрафы накладывались на человека, помогающего беглому холопу, за убийство холопа господин не отвечал перед судом, а подвергался лишь церковному покаянию. В Пространной правде (XII в.) о холопах посвящено множество статей, выделяются уже два вида холопства – полное (обельное) и неполное. Полными холопами были пленные и продавшие себя в рабство. Холопами становились, если не заключали ряд (договор) с господином, если шли на должность тиуна (управляющий княжеским имением) или ключника, если женились на рабыне. Основную массу рабов составляли рядовые, исполнявшие тяжелую работу.

Наряду с обельными холопами Пространная правда говорит о закупах – разорившихся общинниках, пошедших в долговую кабалу к князю или его дружиннику. Он получал ссуду (купу) и за нее должен был работать на господина либо на его пашне («ролейные» закупы), либо как слуга. Хозяин имел право подвергать закупа телесным наказаниям, а попытка бегства наказывалась превращением его в полного холопа. Вместе с тем закуп отличался от раба: он имел право выкупиться на волю, вернув купу. Важнее то, что он вел свое хозяйство, то есть по статусу приближался к будущим крепостным крестьянам.

По Русской правде известны еще некоторые категории зависимого населения: рядовичи (возможно, ими становились не пошедшие в долговое холопство и заключившие ряд – договор – тиуны, ключники и мужья рабынь, а также дети от брака свободных с рабынями). Известна также категория изгоев, людей, лишившихся социального статуса.

Спорным является вопрос о феодализме в Киевской Руси. Некоторые авторы относят его к IX-XX вв., но большинство полагает, что в X веке существовали лишь отдельные княжеские села, хозяйство в которых носило скотоводческий характер (может быть, коневодческий) характер, а уже во второй половине XI – первой половине XII в. образуется феодальная вотчина. В IX веке князья собирали дань со свободных общинников во время полюдья. Размер дани был сначала нефиксированным, и она делилась между дружинниками и князем.

Преобладание среди непосредственных производителей материальных благ свободных общинников, значительная роль рабского труда и отсутствие феодального землевладения послужили основанием для гипотезы о том, что Древнерусское государство не было феодальным (И. Я. Фроянов). Другие считают это государство раннефеодальным, к котором присутствуют черты предыдущего общества. Речь идет не о преобладании первобытного, рабовладельческого или феодального укладов, а о тенденции развития какого-либо уклада и упадка других. Власть князя во многом напоминала черты государственной, что позволило Л. В. Черепнину говорить о государственном феодализме.

 

Политический строй Древнерусского государства сочетал в себе институты новой феодальной формации и старой, первобытнообщинной. Его характерными чертами были:

- процесс социальной дифференциации шел медленно и был далек от завершения (формирование сословия крестьян в XIV в., феодалов – в XVII в.). Феодальные отношения только зарождались и были выражены слабо.

- В политической системе сохранялись элементы организации периода военной демократии: вече, вооружение свободных общинников, зависимость князя от дружины, родовой характер наследственной власти, кровная месть, обычное право.

- Примитивный аппарат государственной власти включал не столько органы власти, сколько властные функции родственников князя и бояр.

Князь был законодателем, военным предводителем, верховным судьей, адресатом дани. Но его отношения с дружинниками не были отношениями подданства: он советовался с дружиной по всем вопросам. Но и дружине нужен был князь, как символ государственности. Формальная независимость князя проявлялась хотя бы в том, что он непременно должен был начать битву, даже если был малолетним.

Наиболее уважаемые дружинники, старшие, составляли «думу», их стали именовать боярами. У некоторых из них были свои дружины. Для обозначения младших дружинников использовались термины «отроки», «чадь», «гриди». Если бояре выступали в роли воевод, то младшие дружинники исполняли роль административных агентов: мечников (судебные исполнители), вирников (сборщики штрафов) и т.п. Княжеская дружина делила между собой дань, представляла собой нарождающийся класс феодалов. Наряду с дружинниками существовало народное ополчение, в которое входили все свободные мужчины.

Власть князя ограничивало вече – народное собрание. Народные старейшины – «старцы градские» – участвовали в княжеской думе, и без их согласия было трудно принять иное важное решение. Компетенция вече была неограниченна и подкреплена всеобщим вооружением народа. Вече: приглашало князя, определяло сферу его управления, решало вопросы войны и мира, формировало местное законодательство, определяло сбор денежных средств. Постепенно их роль утрачивается, к их совету стали прибегать только в экстраординарных случаях. В Новгороде, Псковской земле этот элемент политической системы сохранился до образования централизованного государства.

Аппарат власти выполнял следующие функции:

- сбор дани

- поддержание общественного порядка. Князь судил, защищал земли

- внешнеполитическая деятельность

После 1054 г. – Киевская Русь представляла собой своеобразную федерацию удельных княжеств, в связи с чем появляется новая властная структура – совет (съезд) князей.

Слабые экономические связи вели к тому, что Киевская Русь представляла собой государство, в котором сохранялась значительная автономия земель. Местные бояре-вотченники защищали местные интересы, с ними должен был считаться и киевский князь. Власть киевского князя ограничивалась боярским советом, зависимостью от старшей дружины, автономией земель-уделов, вече. Государственный строй в XI-XII вв. представлял собой неустойчивое равновесие между монархическим элементом в лице князя и демократическим в лице вече. Государство строилось на принципах договора – ряда. Князь, приезжая в волость, должен был заключить ряд с вече. Князя приглашали и изгоняли. Таким образом, государственная власть в Киевской Руси – это сочетание монархических, демократических и аристократических элементов управления.

Киевская Русь занимала важное место в системе международных отношений. Среди ее торговых и политических партнеров и соперников была Византийская империя, Швеция (Ярослав Мудрый был женат на принцессе Индигерде, дочери короля Олафа), Германия. Сложными были отношения Древнерусского государства с восточными соседями (сарматами, аварами, хазарами, печенегами, половцами). Кочевое скотоводство требовало новых пастбищ, и степняки постоянно угрожали границам государства. Защита территории стала одной из важнейших предпосылок объединения славянских земель и формирования Древнерусской государственности. Вместе с тем, с этими народами развивались и торговые отношения, шел процесс воздействия культур друг на друга, перенимались ремесла.

 

Культура Киевской Руси отличалась высоким уровнем. Славянская письменность, созданная Кириллом и Мефодием во второй половине IX в., уже в X веке проникает на Русь. Договор 911 г. с греками уже был составлен на двух языках – греческом и славянском. В середине X века относится первая русская кирилловская надпись на обломке горшочка, найденная в Гнездове (под Смоленском). При Владимире I детей обучали грамоте, видимо, готовя русских священнослужителей. В начале XI в. грамота проникает в среду феодалов, грамотен был Ярослав Мудрый, его дочь Анна, вышедшая замуж за французского королевича, который был неграмотен. О широком распространении грамоты свидетельствуют владельческие записи на пряслицах, кувшинчиках, надписи на стенах церквей, наконец, новгородские и псковские берестяные грамоты.

К XI в. относятся первые дошедшие до нас книги. Книжная культура была элитной, сами книги представляли собой большую ценность в прямом смысле (украшались миниатюрами, использовалось золото). Писались они на пергаменте, причем каждая буква «выписывалась» согласно уставу. Среди древнейших книг – «Изборники» Святослава (1073, 1076 гг.), где собраны религиозные, философские, поучительные произведения.

К этому же периоду относится зарождение русской литературы – летописание. Среди них – «Повесть временных лет» (1113). Основная идея повести носит глубоко патриотичный характер – осуждение княжеских усобиц и кровавые распри, для него князь – носитель высшей идеи законности, дружинники – его боевые друзья.

Для литературы этого периода характерно многообразие жанров – жития, хождения. Житийная литература («Житие Феодосия», основателя Киево-Печерского монастыря, «Житие Бориса и Глеба», первых русских святых) выражала стремление подчеркнуть самобытность и самостоятельность от Византии своей страны, отражала национальное самосознание народа. этот же мотив проявился в «Слове о законе и благодати» митрополита Иллариона (1049). Новый жанр – «Хождение игумена Даниила в святые места».

Высокого уровня достигла архитектура. Каменное строительство началось на Руси в X в. после принятия христианства, и первые сооружения были возведены мастерами из Византии. В Киеве была заложена Десятинная церковь, посвященная успению богородицы. Рядом были воздвигнуты княжеские хоромы. К сожалению, эти сооружения до нас не дошли. Сохранился Софийский собор в Киеве, построенный при Ярославе Мудром. В его названии также закладывался государственный смысл: главным храмом Константинополя был храм святой Софии. Строительство аналогичного в русской столице подчеркивало опять-таки самостоятельность, независимость Киева от Византии.

Киев окружали деревянно-земляные сооружения, однако в деревянной стене были построены каменные ворота с церковью Благовещенья, которая была украшена мозаикой и фресками. Храмы были построены в Полоцке, Чернигове, Вышгороде, Вышнедубицком и Киево-Печерском монастырях. Софийский собор был построен также в Новгороде, в котором уже проявились некоторые черты будущего новгородского архитектурного стиля: строгость, симметричность, использование местного строительного материала. В интерьере не было ярких мозаик, фрески более спокойные и суровые.

Значительные успехи были достигнуты в металлообработке, изготовлении дорогих украшений, гончарном искусстве. Русские ювелиры использовали сложную технику зерни и скани.

Характерной чертой было возникновение существенной разницы между образом жизни феодальных верхов и основной массы населения. Крестьяне жили в небольших домах, на юге – в полуземлянках. Окна были маленькими. Жилища знати отличались размерами, на территории княжеских и бояринских хором располагались избы для слуг, холопов, ремес




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (2521)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.011 сек.)