Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

ОТ ДЕРЕВЯННЫХ ФРЕГАТОВ К СТАЛЬНЫМ КРЕЙСЕРАМ




Л.Л. Поленов

Крейсер «Аврора»

ББК 68.66 П49
УДК 623.822.3(091)
Л. Л. Поленов
П49 Крейсер «Аврора». Л.: Судостроение, 1987.— 264 с.; ил. (Замечательные корабли).

Содержание

ОТ АВТОРА

Глава 1. ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

ФРЕГАТ «АВРОРА»

ОТ ДЕРЕВЯННЫХ ФРЕГАТОВ К СТАЛЬНЫМ КРЕЙСЕРАМ

Глава 2. ПРОЕКТИРОВАНИЕ БРОНЕПАЛУБНОГО СТАЛЬНОГО КРЕЙСЕРА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОСНОВНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК

ВЫБОР МЕХАНИЧЕСКОЙ УСТАНОВКИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СОСТАВА АРТИЛЛЕРИЙСКОГО ВООРУЖЕНИЯ

Глава 3. СТРОИТЕЛЬСТВО КРЕЙСЕРОВ 1 РАНГА «АВРОРА», «ДИАНА» И «ПАЛЛАДА»

ЗАКАЗ МАТЕРИАЛОВ И ЗАКЛАДКА КРЕЙСЕРОВ

ЗАКАЗ МАШИН ДЛЯ КРЕЙСЕРА «АВРОРА»

СТАПЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ

СПУСК НА ВОДУ

ИСПЫТАНИЯ КРЕЙСЕРОВ «ПАЛЛАДА» И «ДИАНА»

ЗАВЕРШЕНИЕ ПОСТРОЙКИ «АВРОРЫ»

Глава 4. УСТРОЙСТВО И ВООРУЖЕНИЕ «АВРОРЫ»

АРХИТЕКТУРА

БРОНИРОВАНИЕ

МАШИНЫ, ВИНТЫ И РУЛЬ

КОТЛЫ

СИСТЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЖИВУЧЕСТИ

МИННОЕ ВООРУЖЕНИЕ

АРТИЛЛЕРИЙСКОЕ ВООРУЖЕНИЕ

СВЯЗЬ

ЯКОРНОЕ УСТРОЙСТВО И ШЛЮПКИ

УПРАВЛЕНИЕ

УСЛОВИЯ ОБИТАЕМОСТИ

Глава 5. ХОДОВЫЕ ИСПЫТАНИЯ

НЕУДАЧИ ИСПЫТАНИЙ 1902 ГОДА

ВСТУПЛЕНИЕ В СТРОЙ

Глава 6. ПЕРВЫЙ ПОХОД

НА УСИЛЕНИЕ МОРСКИХ СИЛ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА БАЛТИКУ

Глава 7. ПУТЬ К ЦУСИМЕ

ПОДГОТОВКА К ПОХОДУ

В СОСТАВЕ 2-й ТИХООКЕАНСКОЙ ЭСКАДРЫ

Глава 8. В ЦУСИМСКОМ СРАЖЕНИИ

И ГРЯНУЛ БОЙ...

ОГНЕННОЕ КРЕЩЕНИЕ «АВРОРЫ»

ПОСЛЕ БОЯ

Глава 9. ВДАЛИ ОТ РОДИНЫ

В МАНИЛЕ

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ

Глава 10. МЕЖДУ ДВУХ ВОЙН

РЕВОЛЮЦИОННАЯ БАЛТИКА

ВОЗРОЖДЕНИЕ ФЛОТА

НОВЫЕ ПОХОДЫ



В ЗАГРАНИЧНЫХ ПЛАВАНИЯХ

Глава 11. В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

«ДЫМ, ДЫМ, ДЫМ»

КАМПАНИЯ 1915—1916 ГГ.

Глава 12. В РЕВОЛЮЦИЮ

У ЗАВОДСКОЙ СТЕНКИ

НАКАНУНЕ ВЕЛИКИХ СОБЫТИЙ

МЕЖДУ ДВУХ РЕВОЛЮЦИЙ

В ВООРУЖЕННОМ ВОССТАНИИ

ПОСЛЕ ОКТЯБРЬСКИХ ДНЕЙ

Глава 13. ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ

ФЛОТУ БЫТЬ

НА ДОЛГОВРЕМЕННОМ ХРАНЕНИИ

ОЖИВШИЙ КОРАБЛЬ

Глава 14. ПОД ФЛАГОМ СТРАНЫ СОВЕТОВ

В ДАЛЬНИХ ПОХОДАХ

ПОСЛЕДНИЙ РЕМОНТ

Глава 15. В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

«АВРОРА» ВСТРЕЧАЕТ ВОЙНУ

БАТАРЕЯ «А»

В ОРАНИЕНБАУМЕ

Глава 16. ЗАНОВО РОЖДЕННЫЙ

КРЕЙСЕРУ ЖИТЬ!

ВОССТАНОВЛЕНИЕ «АВРОРЫ»

НА ВЕЧНОЙ СТОЯНКЕ (ЭПИЛОГ)

ПРИЛОЖЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЕ I. Кормовые флаги «Авроры»

ПРИЛОЖЕНИЕ II. Эволюция артиллерийского вооружения и бронирование крейсера «Аврора»

ПРИЛОЖЕНИЕ III. Организация морского ведомства и морского министерства

ПРИЛОЖЕНИЕ IV. Офицерские звания [чины] в русском флоте за период 1886—1917 гг.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН КОМАНДИРОВ КРЕЙСЕРА «АВРОРА»

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН

УКАЗАТЕЛЬ БОЕВЫХ КОРАБЛЕЙ (1900-1923 гг.)

Примечания

Общий список иллюстраций

 

ОТ АВТОРА

Вот уже более восьмидесяти лет в строю отечественного Военно-Морского Флота состоит крейсер «Аврора». За свою жизнь он был участником и свидетелем многих событий. Имя корабля стало таким знаменитым, что история его, как это часто бывает, обросла легендами, рожденными в основном в произведениях художественной литературы и кинематографа, которых посвящено ему было немало.

Первая историческая книга «Аврора» вышла в Ленинграде в 1925 г. Ее автор, Алексей Иванович Холодняк, служил на крейсере вахтенным офицером еще в дореволюционное время. В 30-е годы над историей крейсера работал активный авроровский революционер Петр Иванович Курков, занимавший к тому времени пост заместителя Народного Комиссара Военно-Морского Флота. Много материалов о любимом корабле собрал и Лев Андреевич Поленов, мой отец, в жизни и службе которого с «Авророй» были связаны достаточно большие периоды времени (1914—1918, 1922—1928, 1944—1948 гг.). Однако эти работы не были завершены, Поэтому, когда в 1981 г. издательство «Судостроение» предложило мне написать книгу «Крейсер «Аврора», я после долгих колебаний согласился, считая, что тем самым смогу выполнить завещание отца, памяти которого посвящена эта работа.

Книга эта историко-техническая. В ней на основе архивных документов, дневников и воспоминаний участников событий, происходивших на корабле, я постарался изложить в строгой хронологической последовательности все основные этапы в жизни крейсера с момента замысла его создания до последней постановки на капитальный ремонт и реконструкцию.

Если читатель не найдет здесь известных по литературе фактов, то это значит, что они не нашли документального подтверждения. К сожалению, очень мало, а вернее, почти совсем не удалось обнаружить в фондах архивов данных о людях, непосредственно занятых созданием крейсера «Аврора». Только в материалах корабельного музея на «Авроре» сохранились сведения о Николае Матвеевиче Петрове, потомственном судостроителе, который еще подростком вместе со своим отцом, Матвеем Петровичем, принимал участие в постройке крейсера в эллинге Нового Адмиралтейства.

Книга рассчитана на читателей, серьезно интересующихся историей отечественного судостроения и флота, поэтому при работе над материалом я не старался упрощать терминологию и понятия, принятые в судостроении. Все даты до 1918 г. приводятся по старому стилю, а позднее — по новому.

Эта работа не могла бы быть завершена в столь короткий срок, если бы я не получал помощь со стороны работников Центрального государственного архива ВМФ (ЦГАВМФ) СССР, Центрального военно-морского архива (ЦВМА), Ленинградского государственного исторического архива (ЛГИА), Ленинградского архива кинофонофотодокументов (ЛАКФФД), Центрального военно-морского музея (ЦВММ) и его филиала на крейсере «Аврора», музея Балтийского судостроительного за вода им. С. Орджоникидзе, Центральной военно-морской библиотеки (ЦВМБ), Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина и других организаций, а также специалистов в области вооружения и технических средств, за что я им бесконечно благодарен. Особенно я признателен инженеру-судостроителю Сергею Ивановичу Овсянникову, который не только консультировал меня по отдельным кораблестроительным вопросам, но и творчески выполнил все чертежи, приведенные в книге. Большую помощь оказал мне и Георгий Владимирович Сабинин, который репродуцировал фотоматериалы из архива Л. А. Поленова, публикуемые впервые. Кроме того я очень благодарен С. А. Турину, А. И. Турчаненко, В. Н. Герасимову и М. Г. Новаку, позволившим мне поместить в книге репродукции принадлежащих им фотоснимков.

Уважаемые читатели, если у Вас возникнут какие-либо пожелания или критические замечания, что весьма вероятно, поскольку очень трудно почти вековую историю легендарного корабля изложить в столь сжатом объеме, то просьба направлять их по адресу: 191065, Ленинград, ул. Гоголя, 8, издательство «Судостроение».

Глава 1
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

ФРЕГАТ «АВРОРА»

Крейсер «Аврора» — второй корабль русского флота, носящий это имя. Предшественник крейсера, герой Петропавловского сражения 1854 г., фрегат «Аврора» — один из последних представителей ушедшего в прошлое парусного флота.

В те далекие годы (1853—1856 гг.) из-за резко обострившихся противоречий на Ближнем Востоке развернулась война Великобритании, Франции и Турции против России, получившая в истории название Крымской, поскольку основные боевые действия происходили на Черном море в Крыму и у его побережья. Соединенные эскадры британского и французского флотов пытались вести боевые действия против России на Балтийском и Белом морях, а также на Дальнем Востоке.

Неосвоенные земли восточных окраин России издавна привлекали своими богатствами иноземцев, которые беззастенчиво хозяйничали в этих районах. Только в начале 50-х годов XIX в. русское правительство начало принимать меры по охране этого огромного края и проявлять заботу о его экономическом развитии.

К началу Крымской войны дальневосточные границы России защищены были слабо. Оборона побережья осуществлялась редкими и малочисленными постами с командами по 10—30 человек. Наиболее защищенными был лишь Петропавловский порт на Камчатке, в Авачинской губе, который имел в системе своей обороны шесть береговых батарей с устаревшими пушками малого калибра. К моменту нападения англо-французской эскадры на Петропавловск в нем находились русские корабли: девятипушечный транспорт «Двина» и недавно пришедший из Кронштадта на подкрепление немногочисленным морским силам Дальнего Востока фрегат «Аврора» под командованием капитан-лейтенанта И. Н. Изыльметьева.

Трехмачтовый парусный фрегат «Аврора» (строитель подполковник И. А. Амосов), построенный в 1835 г. на Охтинской верфи в Петербурге, имел весьма скромные размерения: длину 48,8 м, ширину 12,6 м, осадку около 4 м. Вооружение его состояло из 58 медных орудий: тридцати четырех 24-фунтовых пушек и двадцати четырех 24-фунтовых карронад 1. Экипаж включал 300 человек 2.

Фрегат «Аврора». Акварель Л. А. Поленова, подаренная им в 1950 г. корабельному музею на крейсере «Аврора».

За свою 26-летнюю жизнь фрегат оставил за кормой не одну сотню тысяч миль, побеждая стихию благодаря искусству, стойкости и мужеству команды. В этот последний поход фрегат вышел из Кронштадта, обойдя в тяжелых условиях мыс Горн. Затем пришлось срочно прервать столь необходимую стоянку в Кальяо (Перу) и спешить на Камчатку из-за ставшей реальной военной угрозы.

Англо-французская эскадра вошла в Авачинскую губу 17 августа 1854 г. В ее состав входили три фрегата, пароходо-фрегат, корвет и бриг. Корабли эскадры были вооружены 212 пушками и имели на борту 2,5 тыс. человек (экипажи и десантные войска).

Силы были явно не равны, так как защитники Петропавловска могли противопоставить неприятелю только 108 орудий, из них 74 на береговых батареях и 34 на кораблях 3, и 1016 человек, включая гарнизон, экипажи обоих судов и отряд добровольцев из числа местных жителей. Тем не менее под командованием губернатора Камчатки флота генерал-майора В. С. Завойко и командира фрегата «Аврора» капитан-лейтенанта И. Н. Изыльметьева они отбили все попытки англо-французской эскадры овладеть городом и принудили ее покинуть Авачинскую губу с большими потерями. По английским данным, союзники потеряли 450 человек убитыми и ранеными. Петропавловцы же потеряли лишь 32 человека убитыми и 64 ранеными.

Основой обороны был фрегат «Аврора». Большая часть команды и все пушки с левого борта корабля были свезены на берег и участвовали в отражении многочисленного англо-французского десанта. Авроровцы храбро сражались на самых опасных участках, не раз вступали в рукопашные бои, показывали пример бесстрашия и беззаветного мужества. Оставшиеся на корабле пушки правого борта успешно вели стрельбу по английским и французским судам.

Имя Петропавловска, наряду с именами Гангута и Гренгама, Чесмы и Наварина, Синопа и Севастополя, вписано немеркнущими буквами в боевую летопись русского флота. Немалая заслуга в этом подвиге и героической команды славного фрегата «Аврора».

Командир фрегата «Аврора» И. Н. Изыльметьев.

ОТ ДЕРЕВЯННЫХ ФРЕГАТОВ К СТАЛЬНЫМ КРЕЙСЕРАМ

Крымская война, несмотря на то, что русский народ показал в ней еще раз свое мужество и доблесть, закончилась поражением царской России. Война выявила полную технико-экономическую и политическую отсталость русского государства. «Крымская война показала гнилость и бессилие крепостной России»,— писал В. И. Ленин 4. Условия мирного договора, подписанного в 1856 г. в Париже, были очень тяжелыми. Россия была лишена права иметь на Черном море полноценный военный флот, и еще раз было акцентировано внимание на запрещении прохода проливов русскими военными кораблями 5.

Однако Крымская война сыграла очень важную роль в развитии военного кораблестроения. Боевые действия на море подтвердили превосходство паровых кораблей над парусными. Паровые корабли с винтовыми и даже с колесными движителями, в отличие от парусных, не зависели от направления и силы ветра и могли свободно маневрировать даже при полном штиле. В ходе войны выявилась также уязвимость незащищенных броней деревянных кораблей, которые легко поражались как корабельной, так и береговой артиллерией. Уроки Крымской войны были учтены всеми морскими державами. Во Франции в 1857 г. даже был принят закон, на основании которого из списков флота исключались все боевые корабли, не имевшие паросиловых установок.

Наиболее развитые капиталистические страны уже имели к этому времени в своих флотах достаточное количество кораблей с колесными и винтовыми движителями. Россия же, хотя и начала одновременно с ними постройку паровых судов, отстала и оказалась в очень тяжелом положении. Русский флот в своем составе, кроме не отвечающих современным требованиям парусных кораблей, имел: на Балтийском море — один винтовой фрегат, один винтовой линейный корабль, 28 колесных пароходов и 40 винтовых канонерских лодок; на Черном море — 12 колесных пароходов; на Белом море — 2 небольших колесных парохода; на Каспийском море — 8 небольших колесных пароходов; на Дальнем Востоке, в устье Амура, — одну винтовую шхуну и три колесных парохода.

Такой флот не мог противостоять флотам передовых капиталистических стран Европы и Америки, которые все больше и больше пополнялись винтовыми паровыми судами.

Полагая недопустимой утрату страной престижа, царское правительство считало, что «Россия должна быть первоклассною морскою державою, занимать в Европе третье место по силе флота после Англии и Франции и должна быть сильнее союза второстепенных морских держав» 6. Исходя из этой концепции, в 1857 г. было принято решение в ближайшее время построить: для Балтийского моря — 153 винтовых корабля (18 линейных, 12 фрегатов, 14 корветов, 100 канонерских лодок и 9 колесных пароходов); для Черного моря, с учетом ограничения состава военного флота, обусловленного Парижским договором,— 15 винтовых кораблей (6 корветов и 9 транспортов) и 4 колесных парохода; для Тихого океана — 20 винтовых кораблей (6 корветов, 6 клиперов, 5 пароходов, 2 транспорта и 1 шхуна).

Предусматривалась также постройка кораблей с механическим движителем для Белого и Каспийского морей. Все намеченные к постройке корабли должны были строиться только на отечественных верфях.

Русская промышленность, в частности казенные адмиралтейства и заводы, не были достаточно подготовлены к выполнению этой задачи. Тем не менее задача была решена благодаря энергичной деятельности Морского ведомства, осуществившего ряд преобразований, направленных на выполнение судостроительной программы. К концу 1858 г. в составе русского флота было уже 108 винтовых кораблей: 6 линейных кораблей, 5 фрегатов, 16 корветов, 6 клиперов, 75 канонерских лодок, не считая колесных пароходо-фрегатов, колесных пароходов, транспортов, яхт и шхун, число которых достигало 74.

Несмотря на то, что флот России быстро пополнялся паровыми кораблями, появление за границей броненосных кораблей ставило под сомнение боевую мощь русского флота. Чтобы опять не оказаться с небоеспособным флотом, Морским ведомством в 1863 г. было принято решение о строительстве броненосных кораблей. В качестве опыта были обшиты 100-мм железной броней строившиеся в то время винтовые фрегаты «Севастополь» и «Петропавловск». Водоизмещение этих кораблей было порядка 6200 т, длина 90 м и ширина 16 м. Паровые машины мощностью 2800 л. с. позволяли им развивать скорость до 11 уз. Фрегаты были вооружены: «Севастополь» — 17, а «Петропавловск» — 22 орудиями в бортовой установке 7.

В том же году русское правительство заказало в Англии железный броненосный корабль — плавучую батарею «Первенец» водоизмещением 3000 т, длиной 66 м, шириной 16 м и осадкой 5 м. Корабль имел броневой 112-мм пояс по всей ватерлинии, кромка которого на 1,22 м опускалась под воду. Броня защищала также боевую рубку. Его вооружение состояло из двадцати шести 68-фунтовых орудий в бортовой установке. Чтобы приобрести опыт в постройке железных кораблей, в Англию были командированы русские инженеры и мастера для участия в строительстве «Первенца».

Одновременно с выдачей заказа в Англию в Петербурге были заложены еще две плавучие батареи: «Не тронь меня» — на модернизированной верфи Галерного островка (ныне входит в состав Ленинградского Адмиралтейского объединения) и «Кремль» — на заводе Семянникова и Полетики. Оба корабля строились в основном по технической документации «Первенца». Постройка батареи «Не тронь меня» была поручена судостроителю Митчелю, приглашенному из Англии со своими инженерами и мастерами. Строительство «Кремля» велось исключительно отечественными специалистами, под руководством корабельного инженера прапорщика Корпуса корабельных инженеров (ККИ) Н. Е. Потапова.

Таким образом, 1863 год вошел в историю отечественного военного кораблестроения как год начала перехода русской промышленности к постройке железных и броненосных кораблей.

В этом же году под Петербургом, в селе Александровском, по инициативе директора Златоустовского горного завода П. М. Обухова был основан Обуховский сталелитейный завод. Опираясь на изобретенный Обуховым способ производства стали, не уступавшей по своим качествам крупповской, этот завод начал выпуск стальных орудий с нарезными стволами, заряжающихся снарядами продолговатой формы с казенной части.

В начальный период железного кораблестроения основное внимание всех крупных морских держав было обращено на создание кораблей, обладающих мощной броневой защитой и вооруженных крупнокалиберной артиллерией, способной пробивать такую броню. По мнению специалистов того времени, эти корабли предназначались для ведения морских боев, успех которых зависел от того, какая сторона выиграет соревнование «удара и защиты».

С давних времен существовал еще один способ ведения боевых действий на море — нарушение морских торговых путей противника. К участию в этих действиях привлекались даже суда, принадлежащие частным лицам или компаниям. Капитаны этих судов имели государственный патент (свидетельство), дающий им право нападать на торговые суда неприятельской стороны или на суда нейтральных стран, перевозящие грузы в интересах противника. Эти действия назывались каперством, а сами суда — каперами. Стимулом для развития каперства служили большие прибыли, которые получали владельцы каперов и их команды при дележе призов 8. Однако в связи с тем, что действия частных судов, как правило, невозможно было держать под контролем, они нередко оборачивались обычным пиратством. В 1865 г. в Париже была принята Международная морская декларация, запрещающая каперство. Эта же декларация сохранила право захвата неприятельских торговых судов только за военными кораблями.

Для нанесения ущерба торговому мореплаванию противника, а также для защиты собственных торговых судов и ведения разведки требовались специальные корабли. В парусном флоте эти функции выполняли фрегаты и корветы, которые со временем уступили место пароходо-фрегатам и пароходо-корветам. Эти корабли предназначались для крейсирования в районах с наиболее интенсивным торговым судоходством.

С расширением торгового мореплавания железное судостроение и движители нового типа (в основном винтовые) все больше и больше проникали в торговый флот. Торговые суда становились более мореходными и быстроходными, менее зависимыми от гидрометеорологических условий плавания. В различных морях Мирового океана стали осваивать новые кратчайшие торговые пути вдали от побережий. Сравнительно тихоходные и слабо вооруженные пароходо-фрегаты и корветы не всегда были способны решать задачи как по нарушению, так и по защите морских коммуникаций.

Толчком к созданию нового класса военных кораблей — крейсеров послужили успешные боевые действия 19 паровых вооруженных судов «южан» в период гражданской войны в США (1861 — 1865 гг.). Эти корабли за время своего крейсерства уничтожили 261 парусное судно и одно паровое судно «северян». Особенно отличился пароход «Алабама», который за два года захватил 68 призов в Северной и Центральной Атлантике, причинив ущерб «северянам» в 15 млн. долларов. «Алабама» имела деревянный корпус, ее водоизмещение было 1040т. Механическая установка позволяла развивать скорость до 11,5 уз, а под парусами ее скорость достигала 10 уз. Она была вооружена одним 178-мм орудием на полубаке (погонным), шестью 164-мм пушками по бортам и одним кормовым поворотным 203-мм орудием.

Идею создания быстроходных, хорошо вооруженных кораблей первой подхватила «владычица' морей» Великобритания, в силу своей колониальной политики особенно нуждавшаяся в надежных «защитниках торговли».

В 1868 г. в состав Британского флота вошел первый крейсер «Инконстант» водоизмещением 5800 т, с одновинтовой механической установкой, позволявшей развивать скорость до 16,5 уз. Железный корпус корабля в подводной части был обшит деревом, к которому крепилась медная обшивка, предохранявшая корпус от обрастания водорослями и ракушками, что было очень важно для сохранения скоростных качеств, особенно при плавании в тропических широтах. Крейсер не имел броневой защиты, вместо брони защитой ему служили угольные ямы, расположенные вдоль борта. Вооружение его состояло из десяти 229-мм и шести 178-мм гладкоствольных орудий и бортовой установке, заряжавшихся с дульной части. Продольный огонь крейсера, был очень слаб. Для увеличения эффективности артиллерийской стрельбы на качке кораблю была придана малая остойчивость, благодаря чему обеспечивалась плавность качки. Впоследствии остойчивость его была увеличена за счет принятия балласта, что несколько снизило его скорость. Кроме механической установки крейсер имел полное парусное вооружение.

Между тем в России заканчивалось создание первых броненосных кораблей для Балтийского моря. Морское ведомство, учтя урок предыдущей войны, показавшей неспособность русского флота обеспечить оборону побережья и противостоять высадке англо-франко-турецкого десанта в Крыму, а также ограничить господство соединенной англо-французской эскадры на Балтике, сочло своей первоочередной задачей создать оборонительный флот на Балтийском море. Черноморский флот из-за действующего Парижского договора как боевая сила в эти годы утратил свое значение, и его восстановление было делом будущего. В результате выполнения судостроительных программ 1863 и 1864 гг. в состав морских сил Балтийского моря к 1869 г. вошли 20 броненосных кораблей (3 плавучие броненосные батареи, 4 броненосных фрегата и 13 мониторов).

Считая задачу по обеспечению обороны Балтийского побережья и морских подступов к столице в основном решенной, Морское ведомство приступило к созданию флота для боевых действий на океанских театрах. Первым таким кораблем, который по своим тактико-техническим характеристикам превосходил все современные ему броненосцы в мире, был вступивший в строй в 1877 г. броненосец «Петр Великий» 9 , построенный по проекту талантливого кораблестроителя адмирала А. А. Попова. Однако финансовые и организационные затруднения не позволили России развернуть широкое строительство кораблей этого класса.

Имея в виду Великобританию наиболее вероятным противником России, Морское министерство считало, что эффективным способом воздействия на нее будет нанесение удара по ее морской торговле, а также набеговые операции на побережье Англии и британских колоний. Эти задачи должны были решаться с помощью крейсеров. Входящие в состав русского флота корабли крейсерского класса — винтовые фрегаты, корветы и клипера прежней постройки и даже строящиеся броненосные корветы «Князь Пожарский» и «Минин», не были в состоянии решать задачи крейсеров из-за недостаточной скорости. Поэтому Морское министерство приняло решение о постройке крейсеров по проекту адмирала А. А. Попова, которые и были заложены в 1870 г.

Первый из них — броненосный корвет 10 «Генерал-Адмирал» строился на Охтинской верфи, арендованной «Обществом русских паровозостроительных и горных заводов», впоследствии Невский завод (строитель штабс-капитан ККИ Н. А. Субботин), а второй броненосный корвет «Александр Невский», переименованный в 1874 г. в «Герцог Эдинбургский» (строитель поручик ККИ Н. Е. Кутейников), строился на верфи Балтийского завода. Эти корабли имели водоизмещение по 4600 т при длине 85 м, ширине 14,6 м и осадке 7 м. Одновинтовые паросиловые установки мощностью 4772 л. с. у первого и 5590 л. с. у второго позволяли им развивать скорость 12,3 уз и 11,5 уз соответственно. Полное парусное вооружение обеспечивало им скорость порядка 12 уз и практически неограниченную дальность плавания. Корабли имели 152-мм броневой пояс по ватерлинии. Их вооружение состояло из четырех 203-мм орудий, расположенных на спонсонах (бортовых выступах верхней палубы), что увеличивало их угол стрельбы до 180°, и двух 152-мм орудий (по одному в носу и корме). Орудия всех калибров были установлены на поворотных платформах. При необходимости ведения артиллерийского огня с одного борта 203-мм орудия могли перемещаться вместе со своими платформами с борта на борт по специальным рельсам. Все пушки были нарезными и заряжались с казенной части. Эти передовые для того времени корабли из-за ограниченного бюджета Морского министерства строились довольно долго — соответственно пять и семь лет. И все же то, что русские первыми осуществили идею постройки броненосных крейсеров, вызвало большое беспокойство Британского Адмиралтейства.

Для быстрого наращивания состава крейсерского флота Морским министерством в конце 70-х годов были закуплены за границей, в Германии и США, несколько пароходов, которые после переоборудования и вооружения вошли в состав флота под названиями: «Россия», «Азия», «Африка» и «Европа». Однако впоследствии, в связи с вступлением в строй кораблей отечественной целевой постройки, часть их была передана в состав Добровольного флота 11 , а часть переведена в разряд вспомогательных судов.

Вслед за броненосными фрегатами «Геиерал-Адмирал» (1875 г.) и «Герцог Эдинбургский» (1877 г.) в строй вступили сошедшие со стапелей Петербурга еще два броненосных фрегата: двухвинтовой «Владимир Мономах» и одновинтовой «Дмитрий Донской». В 1887 г. на Балтийском заводе был построен броненосный крейсер «Адмирал Нахимов», а спустя три года появился еще один броненосный крейсер отечественной постройки «Память Азова».

Примерно в этот же период (1873—1880 гг.) одновременно со строительством крупных кораблей крейсерского класса со стапелей петербургских верфей сходят более легкие и более дешевые в постройке корабли, предназначенные для ведения крейсерских операций — клипера (позднее они были переведены в разряд крейсеров 2 ранга). Эти одновинтовые, с полным парусным вооружением корабли водоизмещением порядка 1300 т были вооружены тремя 152-мм орудиями на поворотных платформах, установленных на верхней палубе. Брони клипера не имели, скорость их была в пределах 11—13 уз. Часть клиперов — «Крейсер», «Джигит», «Разбойник» и «Стрелок» — имели железный корпус без двойного дна, но с водонепроницаемыми переборками. Корпуса остальных — «Наездника», «Пластуна», «Вестника» и «Опричника» — были построены по композитной (смешанной) системе, т. е. железный набор и деревянная обшивка, подводная часть которой для предохранения от обрастания была обшита цинковыми листами.

По замыслу Морского министерства эти клипера должны были войти в состав четырех отрядов, каждый из которых состоял из одного корвета и двух клиперов. Один такой отряд должен был нести боевую службу в дальневосточных водах, один находиться в Кронштадте на ремонте и два отряда — в пути на Дальний Восток и обратно.

Два парусно-винтовых корвета «Витязь» (с 1882 г. «Скобелев») и «Аскольд» были кораблями еще более ранней постройки (соответственно 1862 и 1864 гг.) и обладали теми же недостатками, что и клипера: слабое артиллерийское вооружение, малая скорость и отсутствие броневой защиты. В 1886 г. в состав флота вошли два более быстроходных (по 14 уз) винтовых корвета «Витязь» 12 и «Рында», со стальными корпусами, 38-мм броневой палубой, а также полным парусным вооружением. В 1892 г. оба эти корабля были отнесены к классу крейсеров 1 ранга, поэтому с полным основанием их. можно считать первыми русскими бронепалубными крейсерами.

Однако и эти корабли уступали по своим тактико-техническим характеристикам легким крейсерам иностранных флотов. Поэтому в 1886 г. во Франции был заказан бронепалубный крейсер «Адмирал Корнилов». После вступления его в 1888 г. в состав флота строительство бронепалубных крейсеров на несколько лет прерывается.

В начале 90-х годов к числу вероятных противников России, кроме Великобритании, прибавились еще два государства, стремившихся занять место среди сильных морских держав. Это были ближайшие соседи России: по Балтийскому театру — Германия и по Дальневосточному — Япония. Быстрый рост флотов этих государств вынудил Морское министерство неоднократно корректировать судостроительные программы, разработанные в 1881 г. (с изменениями в 1885 и 1890 гг.) и в 1895 г. Программа 1895 г., в которой большой удельный вес имели броненосные корабли, способные противостоять растущему броненосному флоту .Германии, в 1898 г. была дополнена большим списком кораблей для Дальнего Востока 13.

В соответствии с этими программами были построены также броненосные крейсера «Рюрик» 14 , «Россия» и «Громобой». Они были хорошо вооружены, обладали очень большой дальностью плавания.

Видя в растущем русском океанском флоте прямую угрозу своему первенству на море, «владычица морей» делала все возможное, чтобы сохранить свои позиции. Увлеченные соревнованием англичане построили более крупные бронепалубные крейсера «Пауэфул» и «Тэррибл». Однако впоследствии, после более детального ознакомления с русскими крейсерами, английская специальная печать писала: «Если бы мы раньше имели случай рассмотреть «Рюрик», то «Пауэфул» и «Тэррибл» никогда бы не были построены. Борта «Рюрика» ощетинились пушками, и до тех пор, пока вы не поднимитесь на верхнюю палубу, он кажется страшным. Но достаточно одного снаряда, разорвавшегося на открытой батарее «Рюрика», чтобы полдюжины орудий оказались выведенными из строя». Примерно так же, но более благосклонно оценивался и крейсер «Россия». «...Общие черты «России» те же, что и у «Рюрика». На ней такая же великолепная незагроможденная верхняя палуба, ... такое же отсутствие броневой защиты артиллерийского вооружения и такое же его расположение... часть 152-мм орудий расположена в батарейной палубе, орудия отделены одно от другого 1,5-дюймовыми экранами, которые простираются на половину протяжения от борта до диаметральной плоскости. Это должно ослабить эффект от снаряда, разорвавшегося в батарее, и представляет важное улучшение по сравнению с «Рюриком» 15.

Эти крейсера были последними крупными, но сравнительно слабо для их размеров защищенными кораблями с неудачно расположенным артиллерийским вооружением. А пренебрежение броневой защитой артиллерийских установок, характерное для крейсеров русского флота постройки этого периода, вскоре сыграло свою отрицательную роль в русско-японской войне.

Постройка в Англии в 90-х годах для Японии крейсеров типа «Асама» («Токива», «Идзумо», «Иватэ») привлекла внимание военно-морских специалистов всех морских держав. Английские судостроители, учтя стратегические требования японских заказчиков к кораблям своего флота (ограниченный район боевых действий, небольшая удаленность от своих военно-морских баз) и взяв за аналог построенный ими для Чили броненосный крейсер «Генерал О'Хиггенс», значительно улучшили его боевые качества. Одновременно с постройкой броненосных крейсеров в Англии развернулось строительство бронепалубных крейсеров типа «Тэлбот» и «Астрея», обладавших большими скоростями и сильным артиллерийским вооружением» 16.

По оперативным соображениям, а также с учетом опыта строительства крейсеров за рубежом, русское Морское министерство приняло решение о создании сравнительно небольших быстроходных бронепалубных крейсеров. Для этого по указанию управляющего Морским министерством адмирала Н. М. Чихачева Морской технический комитет (МТК) циркуляром № 2 от 2 марта 1894 г. объявил конкурс на лучший проект стального океанского крейсера. К конкурсу допускались все лица Морского ведомства. Участники его должны были в двухмесячный срок разработать и представить в МТК эскизный проект и пояснительную записку с обоснованием всех главных элементов проектируемого корабля. После рассмотрения в МТК материалов эскизных проектов лучшие из них допускались к подробному проектированию. В качестве поощрения участников конкурса были назначены три премии: первая в размере 2500 руб., вторая — 1800 руб. и третья — 1000 руб. 17

В октябре того же 1894 г. МТК подвел итог первого тура конкурса по представленным девяти проектам под девизами: «Сокол», «Богатырь Святогор», «Алабама», «Князь Владимир», «Волна», «Труд», «Непотопляемый», «Порт Дуэ» и «Неуязвимый». На заседании МТК 10 октября было принято решение: четыре проекта под девизами «Волна», «Сокол», «Князь Владимир» и «Непотопляемый» из-за невыполнения требований задания отклонить, а остальные пять — «Богатырь Святогор», «Порт Дуэ», «Алабама», «Неуязвимый» и «Труд» допустить к подробному проектированию с учетом сделанных МТК замечаний и предложений по каждому проекту.

Таблица 1
Краткие тактико-технические данные проектов крейсеров, занявших призовые места в конкурсе 1894—1895 гг.

Тактико-технические данные Девиз проекта
«Порт Дуэ» «Неуязвимый» «Труд»
Водоизмещение, т
Длина, м 131,0 126,2 120,4
Ширина, м 17,4 17,0 18,1
Осадка, м 6,5 7,0 7,1
Количество машин
Общая мощность машин, л. с. 11 230 11 050 10 767
Скорость, уз
Дальность плавания 10-узловой скоростью, мили
Запас угля т 965.00 1385.00 1244.95
Артиллерийское вооружение:
количество орудий — калибр орудий, мм 3—203; 9—120; 9—47; 11—37 2—203; 8—120; 10—47; 12—37 2—203; 8—120; 10—47; 10—37
Минные аппараты:
надводные
подводные
Броневая защита, мм:
1) палуба:
в средней части 25,4; 76,2 76,2; 50,8; 38,1 38,0; 50,8
на скосах 15,9; 12,7 102,0 76,2
в оконечностях 9,7  
2) борт 203,0; 127,0; 102,0; 76,2
3) боевая рубка 152,0 152,0 152,0
Экипаж, чел

В июне 1895 г. были подведены окончательные итоги конкурса и вскрыты пакеты с именами победителей (по условиям конкурса имена участников до сего времени хранились в запечатанных конвертах, на которых был обозначен только девиз). В результате голосования победителями оказались: младшие помощники судостроителя 18 И. Г. Бубнов и Л. Л. Коромальди (проект под девизом «Порт Дуэ») — первая премия; старший помощник судостроителя Г. Ф. Шлезингер («Неуязвимый») — вторая премия; старший помощник судостроителя П. Ф. Вешкурцев («Труд») — третья премия.

Но ни один из представленных проектов не мог без некоторых изменений «подлежать немедленной постройке» 19.

Глава 2
ПРОЕКТИРОВАНИЕ БРОНЕПАЛУБНОГО СТАЛЬНОГО КРЕЙСЕРА





Читайте также:


©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы


(0.024 сек.)