Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Введение в отдельной местности или на всей территории страны особого (чрезвычайного) положения - предвоенного или военного





Работники правоохранительных органов (как, впрочем, и любых других) должны практически отрабатывать необходимые действия, для чего требуется более или менее реальные условия, а не трудности, создаваемые только на словах либо на картах.

Во многих источниках информации, особенно в ведомственных документах, имеются самые различные описания сложных и особо сложных ситуаций, умелых (или не очень) действий соответствующих работников, но как правило, без должного психологического анализа, без профессионально-психологического «диагноза» ситуаций и действий. Это очень затрудняет использование такого ценного материала для научных и учебно-практических целей.

Вместе с тем анализ практики показывает, что применительно к определенным видам деятельности («нормальной» и «экстремальной») почти всегда имеется набор типичных «ситуаций опасности», а также «выстраданные практикой» правила безопасности, перечень профилактических и иных мер. Эти обобщенные правила, запреты и типичные ситуации используются, например, в дежурных частях милиции, пожарной охраны, скорой медицинской помощи и т.д. Но разрабатывают их прежде всего для тактических, организационно-штатных задач, а не для интересов профессионально-психологической подготовки и проверки подлинной готовности работников правосудия.

Упавший авиалайнер, горящее торфяное болото или высотное здание, сорвавшийся с тормозов автопоезд, пьяный с детонатором в руках... Казалось бы, между ними нет ничего общего. Однако любую сложную ситуацию, как правило, отличают неожиданность, реальная (повышенная) опасность, сложность и неясность. С этими особенностями сложных ситуаций связана и специфика деятельности работников правоохранительных органов.

С обязательным учетом именно таких особенностей практической работы организуется и проводится профессионально-психологическая подготовка юристов.

В психологической и другой литературе обоснованно признается, что личность, группа, коллектив и его руководители в критических ситуациях проявляют себя наиболее ярко. Но в повседневной практике нередко бытует противоположное мнение: положительные и отрицательные поступки в критические моменты оцениваются как нетипичные для человека, группы или коллектива. Заблаговременные «нивелировка» поступков и «амнистирование» проступков вряд ли приемлемы, особенно в такой ответственный сфере деятельности, как юриспруденция.



Хотя вопрос это сложный, но с точки зрения профессионально-психологической подготовки факты умелых (или неумелых) действий в сложной обстановке всегда следует рассматривать как самый объективный показатель подлинной готовности конкретных работников, группы или коллектива. Для достижения неслучайного успеха при работе в сложной обстановке требуется, чтобы и в повседневной деятельности юристов типично сложное стало закономерностью, типично опасное - более или менее привычным.

Работника правосудия нетрудно ознакомить с понятием «бдительность», научить говорить об этом правильные слова. Но в действительности от него требуется иное: уметь практически быть бдительным в соответствующей обстановке. А этому научить и научиться гораздо сложнее, как профессионально, так и психологически.

Для работника правосудия правомерность его решений и действий в любой обстановке - очень важный нравственно-психологический фактор, повышающий его активность. В критические моменты юрист должен быть уверен, что является необходимым «инструментом» справедливого дела, только тогда он может быть максимально, до самоотверженности активным.

В относительно несложных и очевидных ситуациях, когда юрист сам видит, слышит или другим путем воспринимает и правильно понимает обстановку, он достаточно самостоятелен в своих решениях и действиях, полностью несет за них ответственность. В ситуациях повышенной сложности и пониженной очевидности, когда работник непосредственно, лично не воспринимает необходимую информацию, но получает приказ действовать как исполнитель, ответственность ложится не на него. Конечно, исключение составляют исполнение явно незаконного приказа или неисполнение, грубое нарушение приказа законного.

В сложной обстановке особенно важна профессионально-психологическая подготовленность руководителя. Быть руководителем всегда психологически сложнее, чем исполнителем, тем более в критических обстоятельствах. Хороший руководитель - большая социальная и социально-психологическая ценность, и прежде всего для руководимых. В сложных условиях авторитет руководителя служит дополнительной профессионально-психологической и нравственной опорой для подчиненных. Психологическая неграмотность, неустойчивость, недостаток профессионализма у руководителя в критические моменты могут привести к неоправданным промахам.

Сверхсильные раздражители (катастрофы, землятресения и т.п.) на некоторое время могут парализовать активность и нормальную деятельность даже подготовленного человека. Тренировки не в состоянии полностью исключить возможность временного потрясения, возникновения чувств страха и неуверенности. Помочь здесь может только личный опыт пребывания в подобных условиях и проверенные методы снижения чрезмерной напряженности (аутотренинг и др.).

Критическая обстановка, как правило, понижает эффективность влияния руководителя на людей, если он апеллирует только к их сознательности и другим сугубо интеллектуальным качествам, которые, безусловно, очень важны, но в такой обстановке целесообразнее воздействовать на эмоционально-волевую сферу как на своеобразный пусковой механизм, побуждающий человека к действиям либо тормозящий их. Сотрудникам правоохранительных органов необходимы целенаправленные тренировки различных эмоционально-волевых состояний.

Иначе, особенно при недостаточности личного опыта поведения, внутреннего и даже внешнего самообладания в эмоциогенных ситуациях, последствия могут быть совершенно непредсказуемыми.

Весьма осложняет любую обстановку присутствие множества людей. При опросах практические работники отмечали что страх «опозорится» в глазах присутствующих превалировал над всеми остальными. Присутствие зрителей оказывает сильное психологическое воздействие даже на подготовленных сотрудников. Слишком большая и оттого как бы анонимная, очень психически заражаемая масса людей потенциально способна на многие неожиданности, порой опасные. Достаточно оказаться в толпе хотя бы по одному запаниковавшему или сознательно провоцирующему человеку, как опасность для всех значительно возрастает. Вследствие этого (и потому, что посторонние вообще затрудняют работу) сложилось общее правило: ограничить или совсем исключить присутствие посторонних при производстве большинства следственных действий. Однако это не всегда возможно, а иногда и нецелесообразно. Вывод опять тот же: нужны подготовленные сотрудники, на которых «зрители» не оказывают значительного отрицательного воздействия.

В критические моменты у сотрудников правоохранительных органов должно реально проявляться стремление прийти на помощь нуждающемуся в том человеку и фактическое умение квалифицированно ее оказывать.

Усложнение обстановки, если не принять профилактических мер, может вызвать активизацию антиобщественного поведения со стороны определенной категории лиц: мелких правонарушителей, рецидивистов и даже подростков, которые в силу недостатка положительного воздействия легко поддаются отрицательному, а также людей, имеющих болезненные отклонения в психике. Подобные лица или не выдерживают напряженной обстановки, или по своему пытаются ею воспользоваться. Сотрудники правоохранительных органов должны быть профессионально-психологически подготовленными к этому вполне объяснимому явлению. Во взаимодействии с другими учреждениями и общественностью в такой обстановке необходимо полностью владеть инициативой и буквально навязывать неустойчивым личностям правопослушное поведение.

Анализ практики, документов и литературы показывает, что имеются некоторые общеметодические «заповеди» профессионально-психологической подготовки, а именно:

успешным действиям в самой сложной обстановке нужно и можно научится, но систематически и в условиях, максимально приближенных к реальным;

имеющих место страх («боязнь первого шага», «страх ошибки» и пр.) надо предвидеть и уметь практически его преодолевать;

основные усилия при подготовке и действиях в реальных условиях следует направлять на сплочение действующих групп и коллективов;

в интересах профессионально-психологической подготовки юристов нельзя пренебрегать опытом.

Руководители правоохранительных органов лично отвечают за профессиональную и профессионально-психологическую готовность своих работников. Они должны иметь полное представление об основных «узких местах» и психологических трудностях в работе и при необходимости оказывать помощь менее подготовленным сотрудникам.

В учебных или реальных более или менее сложных ситуациях действуют своего рода обязательные правила-минимумы относительно того, что необходимо сделать и что вообще недопустимо. Нельзя, например, стоять перед входной дверью, если за ней может находиться вооруженный преступник, нельзя «спускать глаз» с некоторых лиц при задержании, обыске и т.д. О психологической проблеме «зрителей» уже упоминалось, но иногда юристу приходится обращаться к окружающим за содействием. И обоснованное обращение сотрудника правоохранительных органов помогает преодолеть психологический барьер. Тем очевидцам, которые действительно готовы помочь, тогда как просто любопытные скорее всего уйдут.

Оказанная помощь может даже послужить профилактикой возможной провокации или неправильного истолкования каких-то действий юриста. Работники милиции имеют право задержать в административном порядке очевидца, если он не сообщает о себе установочных данных или заведомо лжет.

Работники правоохранительных органов, деятельность которых осложнена значительными перегрузками, нуждаются в психологической разгрузке, о чем должны позаботится руководители, общественные организации при содействии специалистов. Желательно создать с этой целью специальную комнату психологической разгрузки - чистое изолированное помещение, соответствующим образом оборудованное, с кондиционируемым воздухом, насыщенными ионами и некоторыми запахами (мяты, комнатного лимона, герани), обставленное удобными креслами, оснащенное индивидуальными и групповыми средствами для прослушивания фонограмм и просмотра качественных цветных слайдов, проецируемых перед сидящими. На фонограммах предпочтительны высококачественные записи негромких звуков и шумов леса, воды, пения птиц, не исключаются и специально подобранные музыкальные произведения («Соната «ре»» Прокофьева, сюита «Маскарад» Хачатуряна, «Американец в Париже» Гершвина, «Лунная соната» Бетховена, «Свет луны» Дебюсси, «Аве, Мария!» Шуберта и пр.).

Оборудованное таким образом помещение довольно легко превратить в комнату для интенсивной психологической разрядки работников, хотя в принципе объединять эти помещения нецелесообразно, как нельзя их использовать и для других видов занятий (политзанятий, производства процессуальных действий).В комнатах психологической зарядки вполне уместны элементарные средства и приборы для физических упражнений, контроля за нагрузками и т.д.

Поскольку работа юристов тесно связана с преступлениями, а последние зачастую совершаются в ночное время, то и сотрудникам правоохранительных органов не приходится придерживаться нормированного рабочего дня. Значит, целесообразно заранее обучать юристов умелым и быстрым действиям в условиях ограниченной видимости.

Для профессионально-психологической подготовки здесь не требуется больших организационных и тем более материально-технических затрат. В служебных помещениях довольно просто создать «ночные условия» и днем, кроме того, можно в учебном плане предусмотреть дни работы по «перевернутому» графику. Хороший результат дает использование приборов, убедительно воспроизводящих реальные ситуации, звуки, цвет, запахи, движение и пр. А если в комнате умело расположить несколько зеркал, то без тренировки из помещения достаточно сложно найти даже выход. Магнитофонные записи, фрагменты фильмов, музыкальные произведения, слайды специфического содержания оказывают воздействие уже не успокаивающее, а «встряхивающее», организующее (без достаточного опыта и тренировки оно может оказаться и дезорганизующим).

Опыты показывают, например, что организму человека на привыкание к «ночному варианту» работы требуется около четырех суток. Для приспособления (адаптации) зрения также необходимо определенное время: полное привыкание к темноте происходит через 30-40 минут, к яркому свету после непродолжительного пребывания в темноте - 2-3- минуты. Обоняние же напротив, притупляется с течением времени. Только в первые секунды человек способен уловить слабый запах чего-то специфичного (газа, к примеру), а спустя несколько минут он перестает ощущать даже весьма неприятные запахи (трупные и т.д.). Еще быстрее, через 50-60 с., обоняние почти перестает фиксировать резко пахнущие вещества типа еда, бензина и пр. Для юристов все это имеет существенное значение не только в связи с профессионально-психологической подготовкой (которая не есть самоцель), но главным образом при работе на местах происшествий.

Давно замечены взаимовлияние, взаимозависимость позы и внутреннего психического состояния: внимания, тревоги, смущения, робости, страха, раздумья, покоя и т.д. Но, пожалуй, самым информативным в этом плане являются лицо, глаза и руки, особенно кисти. Взрослый человек способен произвольно регулировать свои внешние и внутренние «позы», но такая регуляция требует существенных усилий, специальных знаний, умений, навыков и ... тренировки, что полностью относится и к юристам. Им профессионально важно уметь себя правильно вести, что называется, «держать себя в руках».

О профессионально-психологической подготовленности человека многое может сказать его внешний вид, включая одежду, обувь и др. Костюму юрист должен уделять определенное внимание, избегая неуместных на службе (в прокуратуре, суде и т.д.) нарядов и украшений.

Огромная роль в процессе профессионально-психологической подготовки отводится критике, самокритике и самодисциплине. Юрист должен уметь владеть собой, организовывать свое поведение, не допускать конфликтов. Очень важно также самовоспитание, цель которой - постоянная борьба со своими недостатками и формирование положительных свойств. Основные формы самовоспитания - самонаблюдение, самоанализ, самоконтроль.

Таким образом, предупреждение профессиональной деформации юриста возможно при: а) разработке рекомендаций по нейтрализации действий негативных психологических факторов с целью обеспечения социальной защищенности юриста; б) выявлении закономерностей и результатов воздействия угрозы ответственности, служебной критики и иных негативных влияний на инициативность и интеллектуальный уровень принимаемых решений, применение законодательства и связанных с этим действий; в) соблюдение психологических основ профессиональной критики, достигающей цели без отрицательных последствий для дела; г) использование психологических возможностей противостоять вертикальному и горизонтальному давлению; д) знании приемов достижения профессионально полезного уровня комфортности и некомфортности.

 


Часть вторая





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

©2015 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.008 сек.)