Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


СЕНТИМЕНТАЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ




 

 

Дэн испытал облегчение, когда Селена уехала к матери. Он уже жалел, что связался с ней. Ему было противно возвращаться в свой пустой дом, общаться с садовником, домоправительницей, возится с ежемесячными счетами. Дэну надоело питаться в ресторанах. Он почувствовал одиночество и почти каждый вечер звонил своему сыну Робу, чтобы узнать, не получил ли тот письмо от матери, и, когда тот сказал, что получил, Дэн обрадовался.

Узнав от него, что сын получает письма от Кейк, полиция отказалась заводить дело, сказав Дэну, что в поступке его жены нет состава преступления. Однако, все-таки решив выяснить, где находится Кейк, Дэн обратился в частное детективное агентство.

Дэн был слегка разочарован, обнаружив, что офис Ральфа Шпигеля, частного детектива, ничем не напоминает офис Сэма Спейда. Он находился на десятом этаже нового здания в деловой части Лос-Анджелеса и был чистым, современным и тихим. Шпигель, лысый, голубоглазый и близорукий, с толстыми короткими пальцами, не очень походил на детектива.

Он задал Дэну обычные вопросы об отношениях с Кейк, и тот впервые признался, что жена могла узнать о его связи с секретаршей.



Молча выслушав клиента, Шпигель попросил принести ему фотографии Кейк, список ее подруг и знакомых, а также перечислить ее привычки. Он заверил Дэна, что с помощью компьютера выяснит, не вовлечена ли его жена в какую-либо грязную игру.

– Мистер Холлидей, судя по всему, жена ушла от вас по вполне определенной причине. Уверен, рано или поздно вы услышите о ней. Вы не считаете, что вам следует дать же не немного времени?

Дэн покачал головой.

– Нет, я должен найти жену и поговорить с ней. Я не могу жить в состоянии неопределенности.

Детектив кивнул.

– Что ж, если хотите, чтобы я занялся этим немедленно, выпишите мне чек на пятьсот долларов. Почасовая оплата и расходы будут входить в эту сумму, пока она не закончится. Однако вам придется и в дальнейшем субсидировать мои услуги. Если согласны, заполните бланк договора. Чем раньше вы доставите мне фотографии и необходимую информацию, тем скорее получите результаты.

Дэн выписал чек, заполнил бланк договора, поехал домой и начал рыться в коробках с семейными фотографиями, пытаясь найти самый хороший снимок Кейк. Это было сентиментальное путешествие.

Вот Кейк с Робом на руках выходит из больницы. Как мужественно она перенесла две беременности. Ее постоянно мучила тошнота, но бедняжка ни разу не пожаловалась.

А вот Кейк с дочерью сразу после того, как та выиграла третий раунд соревнований по запуску воздушных змеев. Кейк два вечера помогала Трине мастерить розового змея с блестками и гофрированными краями. Высоко он не поднимался, но получил приз «самого красивого». Кейк всегда с радостью помогала детям в занятиях рисованием и различными ремеслами, получая от этого такое же удовольствие, как и они.

Снимок всей семьи в лодке на Йеллоустоунском озере заставил Дэна вспомнить, как он нанял катер, чтобы отвезти жену и детей на рыбалку. Прежде Трина никогда не ела рыбы, но в тот день с аппетитом уплетала ее.

Каждая фотография напоминала Дэну о семейном счастье. Почему он упустил его?

В тот вечер, перед тем как лечь спать, Дэн поклялся избавиться от Селены. Отыскав Кейк, он убедит ее, что их семейная жизнь была слишком хороша, чтобы отказываться от нее. Они пережили столько счастливых дней, чтоб сумеют восстановить прежние отношения.

 

Через три дня Селена вернулась в Лос-Анджелес отдохнувшая и убежденная в том, что не позволит Дэну прогнать ее. Джинни, как обычно, помогла ей обрести уверенность в себе. Жаль, что мать никогда не встретится с Дэном.

Сойдя с трапа самолета, Селена сразу же позвонила в салон красоты и записалась к парикмахеру. Джинни напомнила ей, как важно заботиться о товаре, которым торгуешь. Селена решила появиться в офисе свежей и прекрасной.

Она пришла очень рано, с букетом гладиолусов, поставила их в желтой вазе на подоконник в кабинете Дэна, вытерла до блеска его стол и заточила карандаши. Словом, навела порядок, придав комнате чистый, ухоженный вид.

Дэн приехал раньше других сотрудников и испугался, увидев Селену.

– Когда ты вернулась? – не поздоровавшись, спросил он.

Она сразу почувствовала, что Дэн не рад ее возвращению, но, заставив себя успокоиться, улыбнулась, пошла навстречу боссу и нежно поцеловала его в щеку.

– Вчера вечером. Здесь очень много дел, и это меня тревожило, – сказала она, направляясь к двери.

– Каких именно? – настороженно спросил Дэн.

– Ничего интересного. Я сделаю все во время обеденного перерыва. Не обидишься, если сегодня я не пойду с тобой на ленч?

Дэн покачал головой.

– Нет, нет... Конечно, нет. У меня тоже дела. Перед тем как закрыть дверь, Селена обернулась и холодно улыбнулась ему:

– Как хорошо вернуться, Дэн. Я очень соскучилась... по офису.

Когда она ушла, Дэн тяжело опустился в кресло и попытался проанализировать свои чувства. Вчера вечером он был так уверен в правильности своих действий, но сегодня утром все выглядело иначе. Ему очень не хотелось обучать новую секретаршу, ибо Селена уже обладала необходимыми навыками, была неболтлива, не делала ошибок сама и не позволяла делать их ему. Черт с ней! Он просто объяснит Селене, что оставит ее на работе, но прекратит спать с ней. Со временем наверняка подвернется удобный случай, и он выгонит ее. Не сейчас. Когда-нибудь.

Селена сидела за столом и стучала по клавишам компьютера, желая в деталях выяснить все, что произошло с их контрактами за несколько последних недель. Она знала точно: Дэна манит не только постель. Ему необходимы ее ум и способность держать его в курсе всех дел. Следует убедить его в том, что в их отношениях он получает больше, чем дает. Однако Дэн явно не хочет, чтобы она надоедала ему.

Остальную часть дня Селена была холодна, молчалива и занята делами. Когда рабочий день закончился, она пожелала Дэну доброго вечера. Это озадачило его. По дороге домой Селена таинственно улыбалась.

«Всегда применяй неожиданный маневр, дорогая. Никогда не позволяй мужчинам думать, что они могут предугадать твои поступки. Держи их в постоянном неведении. Тогда они оценят тебя еще выше», – говорила ей мать. Старина Дэн, очевидно, удивился тому, что она не предложила ему заняться любовью. Может, он даже заподозрил, что Селена завела нового любовника. Конечно, она никогда не выкинет подобную глупость. Это разрушило бы ее план. Такой мужчина, как Дэн, никогда не станет делить с кем-то женщину. Тогда у нее не будет ни одного шанса.

Интересно, а не нашла ли себе эта дуреха Кейк другого петушка? Нет, черт возьми, не похоже.

 

 

Глава 31

ЦЫПЛЕНОК

 

 

Раньше Триш и Милли в шутку называли Энн Фицджералд таинственной женщиной. Теперь Триш не находила в этом ничего смешного. В тот вечер она не могла заснуть, металась и ворочалась, пытаясь прийти к какому-нибудь решению, убеждала себя не волноваться и не испытывать ответственность за происходящее. Почему в таких странных, сомнительных ситуациях она всегда считает, будто именно ей необходимо все прояснить? Очевидно, она слишком долго несла на своих плечах весь груз забот о семье.

Ну что ж, подумала Триш, поскольку дело касается Реда, она расскажет ему обо всем, и пусть он сам решит, стоит ли встречаться с Энн.

На следующее утро по дороге в офис Триш заметила, что Милли также озабочена.

– Мне все это не нравится. Что это за дурацкая тайна? Думаю, нам стоит поговорить с Джо.

– Ни в коем случае! Сначала я поговорю с Редом, – возразила Триш.

– Но почему? Обязанность Джо состоит в том, чтобы не подпускать к Реду разных психов. А вдруг она просто чокнутая?

– Вчера вечером мы решили поговорить с Редом. Давай так и сделаем.

Днем Триш зашла в кабинет Джо.

– Пожалуйста, позови меня, когда Ред позвонит из Чикаго. Мне необходимо поговорить с ним несколько минут. Это очень важно.

– Он слишком занят, – отрезал Джо.

– Это очень важно, – повторила Триш.

– Тогда расскажи о своем деле мне, и я решу, важное оно или нет.

– Я предпочитаю, чтобы это решил Ред. Ведь, кажется, кандидат он.

Не дожидаясь ответа, Триш вышла из кабинета. Ей надоели намеки на их отношения с Редом. Неужели то же самое происходит и с президентом, и его личные отношения с женой ограничиваются временем, которое они проводят вдвоем в спальне? Триш сомневалась, что выдержала бы такую пытку.

Она не пошла с Милли на ленч, боясь пропустить звонок Реда, но только в четыре часа Джо позвал ее к себе в кабинет. Он явно не желал выходить, но Триш жестом попросила его удалиться.

– Ред, как я рада слышать тебя! Здесь кое-что произошло, и мне нужно поговорить с тобой. Когда ты вернешься в Нью-Йорк?

– Что случилось? Джо совсем замучил тебя, да?

– К нему это не имеет отношения. С тобой хочет побеседовать одна леди и утверждает, что это жизненно важно.

– Кто?

– Полагаю, не стоит обсуждать это по телефону. Нас могут подслушать.

– Скажи Джо, чтобы он послезавтра отправил тебя в Питсбург. Мы поговорим за ленчем. Пусть пришлет с тобой документы. Я прочитаю и подпишу их. Попроси его заказать обратные билеты на ближайший рейс: для меня – в Вашингтон, а для тебя – в Нью-Йорк. Не возражаешь?

– Вовсе нет. Значит, я увижу тебя. – Триш ликовала.

– Неделя вдали от Нью-Йорка тянется очень долго.

– Ты прав.

Эти слова почти ничего не значили, они и без них понимали друг друга.

– Позови Джо. Увидимся через два дня. До свидания, Делани.

Триш позвала Джо и поспешила сообщить новости Милли.

– Ого! Он отличный парень! Даже не стал задавать вопросы. Значит, он очень доверяет тебе.

Триш улыбнулась.

– Это смущает меня. Он обращается со мной, как с равной.

– Что в этом странного, черт побери? Ты привлекательная и умная женщина. Кстати, кто вместо нашей подруги займется звонками в женские группы? Я попыталась, но получила отпор. У меня нет нужных связей.

– О’кей, о’кей, я вернусь к работе. Так смешно быть исполнительным лицом.

Вечером Триш рассказала Ванессе о своем намерении полететь в Питсбург и подготовить ее встречу с Редом.

– Я хотела бы встретиться с ним поскорее. – Ванесса явно огорчилась. – Боюсь, у меня не так много времени.

– Энн, ты поставила нас в странное положение. Мы даже не знаем, в какое дерьмо вляпались. Ты нам ничего не объясняешь, не выходишь из квартиры. Господи, чего же ты ждешь? – удивилась Милли.

– Я делаю все, что могу, но, если ты так торопишься, поговори с Джо... – начала Триш, но Ванесса оборвала ее:

– Нет! Ни за что! И, пожалуйста, не говорите Джо Франклину об этом деле ни слова. Надеюсь, вы не сказали? – В ее глазах застыл страх.

– Нет... нет... мы никому ничего не сказали, – заверила Ванессу Триш, радуясь, что не доверилась Джо.

– А Джо не знает, что я живу у вас? Нет? – спросила Ванесса с нескрываемым ужасом.

– Он ничего не знает, – поспешно сказала Милли. – Но почему бы тебе не раскрыть карты? Мне хотелось бы понять, во что меня втянули. Кроме того, это моя квартира, и я должна знать, что здесь происходит.

– Мне нужно выпить. – Ванесса подошла к буфету и достала бутылку «Реми Мартин»: – Присоединитесь ко мне?

Ванесса была очень взволнованна. Подруги заметили, что у нее дрожат руки.

Так и не дождавшись ответа, она налила себе солидную порцию бренди, отпила и с вызовом посмотрела на Милли и Триш.

– Ладно, если вы так настаиваете, я расскажу вам, но пусть Милли потом не кудахчет. Признаюсь, у меня такое чувство, будто нас вот-вот поглотит бездна. Так вот, я располагаю жизненно важной информацией, которую необходимо сообщить сенатору О’Ши. Это вопрос жизни и смерти. Я бы рассказала вам все, но это слишком опасно для вас. Уверена, когда все выяснится, сенатор будет благодарен мне за информацию, а вам за то, что вы организовали нашу встречу.

Она помолчала и сделала еще один глоток. В комнате воцарилась тишина. Триш и Милли поняли, что их втянули в нечто весьма опасное, почему-то не сомневаясь в правдивости Ванессы.

– Если мне удастся передать информацию, все будет о’кей. Не останется причин уничтожать меня... или вас... Ведь тогда мерзкая тайна всплывет наружу. Им больше нечего будет защищать, понимаете? Но каждый напрасно потраченный день все больше приближает их к нам.

– Кто эти «они», черт побери? – спросила Милли.

– Это часть тайны. Поверь, узнав об этом, ты не сможешь спокойно спать.

– А как насчет Реда? Ведь ты подвергаешь опасности и его? – воскликнула Триш.

Ванесса засмеялась.

– Его жизнь была поставлена на карту в тот самый момент, когда он решил баллотироваться в президенты. Дело в территории.

 

 

Глава 32

В ПОЛНОЙ МЕРЕ

 

 

В Питсбурге Триш встретил водитель лимузина, отвез ее в управление кампании Реда и передал в распоряжение некой Марсии Хантер. Та заговорила с ней о работе, и Триш, играя свою роль, объяснила, как они организовали женское ораторское бюро, но сосредоточиться на беседе не могла. Она думала лишь о том, когда увидится с Редом.

В час позвонил сенатор.

– Привет. Как долетела?

– Прекрасно. А что с нашим ленчем? – спросила Триш.

– Возникли проблемы. Можешь остаться до обеда? К пяти я освобожусь.

– Отлично. Мой самолет вылетает только в полночь. Где встретимся?

– В ресторане «У Тамбеллини». Скажи шоферу, чтобы он подвез тебя туда к шести. До встречи.

Триш провела оставшуюся часть дня, обсуждая в офисе с добровольцами женские вопросы. Она не выказывала особого энтузиазма по поводу стратегии кампании, но надеялась, что и ее возбуждение не слишком заметно.

Когда Триш наконец приехала в ресторан, ее провели к столику, стоящему отдельно от других. Она заказала бокал вина, выпила его и к моменту появления Реда почти опустошила и второй бокал.

– Прости, что заставил тебя ждать целый день, Делани, но у этого города железная хватка. Как вино?

– Превосходное, но после второго бокала у меня слегка кружится голова.

– Тогда давай сразу закажем обед. Здесь отлично готовят рыбу.

Триш позволила Реду сделать заказ. Когда она бывала с ним, еда не интересовала ее. Его присутствие слишком возбуждало ее. Может, в этом и состоит особый шарм Реда? Но на всех ли он действует так же, как на нее? Эта мысль тревожила Триш.

Ред говорил только о своей кампании, и она слушала его не слишком внимательно. Наконец, когда принесли салат, возникла пауза, и Триш приступила к делу:

– Пожалуйста, Ред, позволь мне объяснить, почему я здесь.

Он кивнул.

– Ты так серьезна. Что-то случилось? Надеюсь, ты не скажешь, что уже устала от меня? – Его голос слегка дрожал от волнения, хотя Ред говорил шутливо.

– Нет, Ред... никогда. Я хотела бы оказаться с тобой наедине, чтобы ты мог обнять меня. Я скучаю по тебе. – Триш сделала паузу. – Произошло нечто странное.

Забыв, что они на людях, Ред взял ее руки в свои.

– Что такое? – спросил он.

Она рассказала ему о настойчивом желании Энн Фицджералд встретиться с ним и, закончив, спросила:

– Думаешь, это заговор против тебя?

Ред улыбнулся, но отнесся к ее словам серьезно:

– Возможно, вполне возможно, но мы ведь должны все выяснить, правда?

– Как же нам поступить?

– Сказать ей, что я вернусь в Нью-Йорк завтра вечером, очень поздно. Я позвоню, когда прилечу, и мы организуем где-нибудь встречу.

– Но она утверждает, что не может выйти из квартиры.

– Ей придется это сделать. Я не могу ввязываться в подобные дела один. Если ее информация действительно важна, она придет туда, куда я скажу.

– Ты прав. Я передам ей это. Надеюсь, я не навлекаю на тебя опасность.

Ред слегка пожал Триш руку и отпустил ее, когда к столику подошел официант.

– Не волнуйтесь, мисс Делани. Я справлюсь с этим.

Когда официант ушел, Ред продолжил:

– Мне не нравится, что ты оказалась замешанной в деле, которое может оказаться грязным. Делани, я хотел бы, чтобы ты участвовала вместе со мной в этом расследовании.

Триш улыбнулась:

– Сочту за честь, Ред. Я верила в тебя, верю и буду верить.

Он очень нежно ответил:

– Я люблю тебя, Делани. Всегда любил и буду любить.

Вылетев вечером в Нью-Йорк, Триш ощущала решимость и радость. Жизнь состоит не из одних только страхов и унижений. Она выбрала свой путь и не собиралась возвращаться к прежнему. Ред любит ее. Она нужна ему. Такого с ней не было никогда. Только теперь ее жизнь обрела смысл.

 

 

Глава 33

БЕЛЫЙ РЫЦАРЬ

 

 

На следующий день после того как Ричард Теран обедал с Триш и Милли, ему позвонил информатор и сообщил, что, похоже, нашел Ванессу Феллон.

– Что ты выяснил, Боб?

– Немного. Горничная заметила меня, когда я пытался войти в номер Феллон, – пояснил Боб Рид. – Я представился портье как ее муж и узнал от него, что Ванесса всегда возвращается в шесть часов и остается в номере до утра. Поэтому я перекушу и наведаюсь туда через час на случай, если она придет раньше. У меня есть фотоаппарат, и я сделаю несколько снимков.

– Отличная работа. Но смотри, чтобы она тебя не заметила. Если Ванесса похожа на отца, ей не составит труда обвести тебя вокруг пальца. Ты заплатил портье, чтобы он держал язык за зубами?

– Конечно.

Теран решил позвонить Милтону Вайсу и, ни о чем не сообщая ему, выяснить, почему так важно найти Ванессу Феллон.

– Милт, как дела? – спросил он, услышав голос Вайса.

– Это ты скажи мне, Рич. Тебе удалось напасть на след? Твой гонорар быстро сокращается. Он уже ближе к одному миллиону, чем к двум.

– Вычитать я умею, Милт. Я позвонил тебе вот почему. Сегодня вечером ты узнаешь кое-какие новости, но я хочу получить ответ на один вопрос, перед тем как выдам леди.

– Давай. Отвечу, если смогу, но, видишь ли, я не участвую в этом деле, а просто выполняю работу, как любой другой, – ответил Милт.

– Гм... ответ настоящего немца. Почему за голову Феллон назначена такая большая сумма? Это мошенничество или они действительно заплатят? И почему за такие деньги наняли меня? Есть множество частных детективов, которые согласились бы выполнить эту работу за меньшие деньги. Я бы нанял одного из них.

– Я могу высказать лишь предположения, поскольку не знаю истины.

– Выкладывай предположения.

– Думаю, они хотят, чтобы правая рука не знала, что делает левая.

– Отлично. Люблю банальности. А что это на самом деле значит? – спросил Ричард.

– Только один человек знает, какой информацией располагает мисс Феллон. Он хочет вернуть женщину до того, как кто-то из его узкого круга пронюхает об этом. Будет ли он платить? Да, я уверен, будет.

– Кстати, я понял, что речь идет о закадычных дружках Майка Феллона, – сказал Ричард.

– Оставлю это без комментариев. Позвони, когда что-то выяснишь.

– Подожди, Милт. Что они сделают с ней, когда найдут?

– Это не относится к делу, Ричард. Полагаю, они собираются вернуть ее домой.

– Они намерены причинить ей вред?

– Я слышал, девка довольно крутая. Может, они не хотят, чтобы она моталась по стране и позорила честь семьи. Уверен, все это для ее же блага, иначе я не прикоснулся бы к делу, – заверил Терана Вайс.

– Я всегда сомневаюсь, когда меня уверяют, будто кого-то преследуют во имя благих целей. Впрочем, спасибо, Милт, придется поверить тебе на слово.

Ричард положил трубку, подошел к окну и взглянул на Центральный парк. Зима уже установилась, озеро у берегов начало покрываться льдом. Ричард поежился: холод внушал ему неприязнь и казался враждебным. Некоторых он бодрит, но он был не из таких. Худой Ричард всегда мерз. Он хотел бы вернуться в Калифорнию, пойти в сауну или погреться на солнышке.

А сейчас Ричард с удовольствием принял бы горячий душ, чтобы смыть отрицательную энергию, которую ощущал с тех пор, как согласился найти сбежавшую наследницу. Ему хотелось верить, что в этом задании нет ничего дурного, но многолетний опыт убеждал его в обратном. Ричард видел, что зло вселилось в сердца людей. Возможно, когда он найдет Ванессу Феллон, ему удастся поговорить с ней, прежде чем выдать ее друзьям отца. Интересно, почему за ее голову назначили такую невероятную сумму? Он прожил почти шестьдесят лет, не запятнав свои руки кровью, и был уже слишком близок к концу, чтобы позволить случиться этому сейчас.

Ричард сбросил халат, пошел в ванную и встал под душ. Дерьмо! Все это дерьмо! Но он не может больше позволить себе играть роль белого рыцаря. Ему нужны деньги, иначе он потеряет все.

Весь день Ричард ждал звонка, который известил бы его об окончании поисков, и в одиннадцать часов вечера телефон наконец зазвонил.

– Плохие новости, – сказал Боб Рид. – Она не вернулась в свой номер.

– Портье рассказал ей, да?

– Он клялся, что не видел ее. Но когда я помахал перед его носом стодолларовой купюрой, признался, что сказал ей обо мне. Но хуже всего не это.

Он подозревает, что я ей не муж, и даже угрожал позвонить в полицию, если я не отстану.

Теран вздохнул.

– Ладно, ты знаешь, что делать дальше. Держи меня в курсе.

Какой бессмысленный выдался день, подумал он. Считал, что Ванесса почти у него в руках, а она вдруг исчезла.

Может, он слишком много соприкасался с грязью и это начало сказываться? Глупости. Для добра у него тоже находились силы. Ричард верил в него и в определенных случаях не жалел ни денег, ни профессионального мастерства. Нет, не всю жизнь он защищал негодяев и подонков, но следовало признаться в том, что именно на этом нажил себе состояние. Так чем же отличалось от предыдущих нынешнее дело?

Ричард решил позвонить Триш Делани и еще раз пригласить ее на обед. К тому же у него были два билета в театр. Возможно, это позволит ему избежать встречи со странной подругой Триш. Он предпочел бы пообедать с ней наедине, но, если это не удастся, придется смириться с присутствием Милли. Ричард не признавался даже себе, что увлекся Триш. Сейчас она единственное светлое пятно на горизонте. Он усмехнулся. Что бы сказала Триш, догадавшись, что у него к ней не только дружеский интерес? Наверное, испугалась бы. Ричард всегда имел успех у женщин благодаря способности к тонкому расчету, поэтому и сейчас решил соблюдать осторожность и не торопить события. Сейчас, вероятно, у Триш связь с сенатором, но это, конечно, не продлится долго. Скоро Триш поймет, что у этих отношений нет будущего, и уйдет от О’Ши. Да, расчет очень важен всегда... и во всем.

 

 

Глава 34

ЕЕ ВЫСОЧЕСТВО

 

 

Когда Триш вошла в квартиру, ее встретила разъяренная Милли.

– Когда сегодня утром явилась уборщица, Энн запретила мне впускать ее. Я настояла на своем, и она заперлась в своей комнате и отказалась выйти.

– Не расстраивайся, – успокоила ее Триш. – Уверена, Энн просто боялась, что ее увидят. Может, тебе лучше пока отказаться от услуг Марии?

– Я не намерена убирать квартиру за ее высочеством. Ты бы видела, что она устроила в ванной. Разбила бокал и даже не потрудилась убрать осколки! Я чуть не порезала ногу.

– Брось, не стоит волноваться из-за таких мелочей. Просто Энн на грани срыва, и мы должны проявить терпение. Осталось недолго. Я приведу ее. Сядем в гостиной и поговорим... как подруги. О’кей?

Ванесса вышла из своей комнаты в старом халате Милли, изможденная и растрепанная. Под глазами у нее были темные круги. Ванесса курила сигарету и держала в руке бокал с бренди, явно не первый сегодня.

– Ну... что случилось? Где сенатор? – спросила она, нечетко выговаривая слова.

– Я сказала ему о твоем желании встретиться с ним, и он согласился.

– Когда же он придет?

– Он не придет сюда. Разве ты не понимаешь, Энн, что это немного слишком – просить его приехать к нам? Он не знает тебя и чего ты хочешь, но предложил встретиться в месте, которое сам выберет. Это вполне разумно.

– Ну и наплевать на него! Я делаю это не для себя, черт побери! Я рискую своей проклятой жизнью, чтобы, несмотря ни на что, поговорить с ним! – крикнула Ванесса, подняла бокал с бренди, осушила его одним глотком и грохнула им об стол так, что он разбился вдребезги.

Милли вскочила с кресла.

– Ах так! Я уже натерпелась с тобой, сучка! Это бокал моей матери. Как ты посмела явиться сюда и обращаться с нами, как с рабынями? Мы пытаемся помочь тебе, а ты три дня подряд только пьешь да выражаешь недовольство.

– Успокойся, Милли, – сказала Триш. – Мне тоже жаль бокал, но Энн просто не в себе. Разве ты не видишь, что она слишком много выпила?

– Как же не видеть! Боже, не выношу пьяниц, – отозвалась Милли.

– Послушай, Энн, – предложила Триш. – Может, ляжешь и постараешься немного поспать? Когда протрезвеешь, мы попытаемся обсудить ситуацию как цивилизованные люди. У меня был трудный день, и я устала. Я отправилась в эту поездку ради тебя и сделала все, что могла. Всем нам приходится с чем-то смиряться. Жизнь никогда не складывается так, как нам хотелось бы.

– Нет, я не могу спать. Давайте поговорим. – Ванесса попыталась собраться с силами, но безуспешно.

– Уверена, ты запомнишь то, что я тебе скажу. Может, сварить тебе черный кофе? – спросила Триш, но Ванесса неистово затрясла головой.

– Не надо кофе. Хочу бренди.

– Энн, пожалуйста! Ты обратилась к нам за помощью, и мы пытаемся оказать ее тебе, но перестань пить. В общем, план следующий. Сенатор О’Ши позвонит мне завтра вечером и скажет, где мы встретимся. Мы с тобой возьмем такси. Я все обдумала в самолете. Никто не увидит, как ты выйдешь из дома. Завтра я куплю парик под цвет волос Милли. Ты наденешь ее вещи, завернешься в огромное пончо, и никто ничего не заподозрит. Я отвезу тебя к Реду, а после встречи можешь делать все чтохочешь.

Ванесса молчала, но, несмотря на опьянение, поняла план Триш.

– Ну, что ты думаешь? – спросила Милли. Ванесса с презрением посмотрела на женщин.

– Думаю, что разговор окончен, – отрезала она.

Когда Ванесса вышла, Милли дала волю ярости, но Триш попыталась урезонить ее:

– Слушай, Милли, это пьянство превратило ее в такую суку. На некоторых людей алкоголь влияет именно так. Мы не должны забывать о том, что она очень перепугана.

– А ты не подумала, что, выйдя с Энн из дома, невольно станешь ее соучастницей?

– О Боже, Милли, ты говоришь так, будто Энн подстерегает оборотень, который сразу на нас набросится. Кстати, по дороге домой я часто оглядывалась и не заметила ничего подозрительного, а ты?

Милли покачала головой:

– Нет. Но я еще не спятила, чтобы оглядываться. Иногда мне кажется, что она шизофреничка и просто вовлекла нас в свои больные фантазии.

– Пожалуй, это был бы лучший вариант. Думаю, гораздо хуже, если Энн нормальна и действительно собирается рассказать сенатору что-то ужасное.

– Да, с такой мыслью спокойно не уснешь. Скрести пальцы, чтобы все это закончилось через день или два и мы остались бы живы, – ответила Милли, улыбаясь и не выказывая особой тревоги.

– Знаешь, Милли, несмотря на твою неприязнь к Энн, по-моему, тебе, как и мне, нравятся эти интриги и волнения, – заметила Триш, убирая осколки разбитого бокала.

– Да, пожалуй, ты права. Иногда жизнь пресна и скучновата.

– Кстати, о скуке. Ты когда-нибудь думала о замужестве? – Триш впервые поинтересовалась личной жизнью Милли.

– Раньше я постоянно думала об этом, а теперь нет. Хорошие парни нарасхват, а плохой мне не нужен. В свое время у меня было много мужчин, но лишь с несколькими из них я смогла бы вместе есть, не говоря уж о чем-то большем.

– Милли, это циничное отношение к жизни совсем тебе не идет, – заметила Триш.

– Из всех женщин, которых я когда-либо встречала, ты самая невинная. Скажи, со сколькими мужчинами ты переспала?

Триш смущенно улыбнулась.

– Только с двумя.

– Вот видишь, я была права, – рассмеялась Милли. – А как по-твоему, скольких замучила я?

– Не знаю. Без компьютера мне не сосчитать.

 

 

Глава 35




Читайте также:
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (293)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.053 сек.)