Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


ОНА ВСЕГДА БЫЛА СО МНОЙ




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

 

Когда Дэн вернулся в свой офис, ему позвонил детектив Ральф Шпигель и кратко, но не слишком внятно отчитался:

– Мистер Холлидей, я добыл интересующую вас информацию. Приехать к вам или поговорим по телефону? Сведения довольно скудные.

– Что это значит? – спросил Дэн.

– Лишь то, что я сказал. Ваша жена вообще не делала попыток замести следы. То, о чем я узнал, вы могли легко выяснить сами. Мне даже неловко, что я взял с вас деньги.

– Хорошо, что же вы узнали?

– Ваша жена купила билет на самолет до Нью-Йорка и улетела в тот же вечер, когда покинула ваш дом. На следующее утро она остановилась в «Талбот-отеле», назвав свою девичью фамилию, которой продолжает пользоваться до сих пор. Она нашла работу в офисе предвыборной кампании сенатора Джонатана О’Ши и сейчас живет в квартире некой Милли Бартон, сотрудницы того же офиса. Милли Бартон, очевидно, состоятельная дама, поскольку земля, на которой стоит дом, принадлежит ей. Мне продолжить расследование? Я располагаю адресами и телефонами.

– Нет, этого вполне достаточно, – быстро ответил Дэн. – Буду признателен, если вы пришлете отчет с посыльным. Пусть передаст бумаги мне лично. Получив последний счет, я вышлю вам чек. Вы сделали все очень эффективно и быстро.



– Нет проблем, мистер Холлидей. Был рад поработать на вас.

Дэн сел в кресло и задумался, затем связался с Селеной и попросил некоторое время ни с кем его не соединять. Ему предстояло решить, как поступить с полученной информацией.

Осознать факты было нелегко. Кейк, очевидно, ушла, поддавшись эмоциональной вспышке. Она проделала этот драматический трюк, чтобы заставить мужа приехать за ней и вернуть домой, хотя по глупости или равнодушию Дэн не понял смысла игры и своей роли в ней. Очевидно, Кейк готова ждать этого до второго пришествия. Впрочем, возможно, она в ближайшее время одумается. К Рождеству, когда Роб приедет из колледжа... или по крайней мере в мае, когда Трина вернется из-за границы.

Дэн ощутил еще большую неуверенность. А вдруг Кейк начала новую жизнь и сейчас наслаждается ею? Захочет ли она вернуться и снова жить с ним? Проклятие! Ему необходимо с кем-то посоветоваться... Но с кем? Уж конечно, не с Селеной. Нельзя же надеяться, что она даст ему бескорыстный совет. Вероятно, стоит повидаться с матерью и поговорить с ней. Она все больше слабела, но сохраняла ясный разум. Дэн позвонил Селене и, когда она появилась в кабинете, сказал:

– Я уезжаю и сегодня уже не вернусь. Хочу поехать к матери.

– С удовольствием поехала бы с тобой, но, думаю, мне лучше остаться здесь, чтобы отвечать на звонки людей Стивенсона, верно?

Селену удивило, как взволновали Дэна новости о жене. Она держала палец на кнопке телефонного аппарата и все слышала. Это был испытанный метод находиться в курсе всех дел шефа.

 

Когда Дэн приехал, мать спала. Он сел на стул и взял ее худую руку. Ему было очень грустно вспоминать, какой сильной, деятельной, умной и живой была когда-то мать. В отличие от других женщин она умела почти все. Элизабет всегда говорила, что ей нравится Кейк, которая напоминает ее в молодости. Нет, его жена, пожалуй, такая же нежная, как Элизабет, но Кейк никогда не обладала ее энергией и организованностью.

– Мама... ты не спишь? – мягко спросил Дэн, и веки Элизабет чуть дрогнули.

Он повторил вопрос, на этот раз громче. Она словно нехотя открыла глаза, и слабая улыбка коснулась ее губ.

– Мама, я узнал, где Кейк. Она в Нью-Йорке, – начал Дэн и, не дожидаясь ответа, рассказал матери обо всем, что узнал от частного детектива. Он заметил, как внимательно следили за ним ее глаза. – Ты считаешь, я должен найти Кейк, поговорить с ней и решить все раз и навсегда?

Элизабет ничем не показала, что слышала сына и поняла его. Дэн повторил попытку, но ничего не добился. Наконец к нему подошла смущенная медсестра.

– Мистер Холлидей, ваша мать не говорит уже несколько дней. Возможно, у нее был еще один небольшой удар.

– Она не слышит и не понимает меня? – в ужасе спросил Дэн.

– Думаю, да. Но полагаю, для нее важно, чтобы с ней говорили так, будто она все слышит и понимает.

– Боже милостивый!

Медсестра поняла его тревогу и боль. Такие взгляды она часто видела в глазах детей, мужей и жен, когда они осознавали, что человек, которого они любили, еще не умер, но уже ушел.

– Мне очень жаль, мистер Холлидей, – мягко сказала она. – Ваша мать была очаровательной леди. Мы тоже потеряли ее.

– Вы говорите так, словно она уже умерла, – рассердился Дэн, совсем не готовый к уходу матери.

– Отчасти это так. Тело миссис Холлидей еще здесь, и мы стараемся сохранить в нем жизнь как можно дольше, хотя и знаем, что дух ее улетел.

– Так вот для чего эта трубка у нее в носу?

– Когда она перестала есть, нам пришлось ввести трубку для искусственного питания. Нельзя же позволить ей умереть от голода.

– Она сильно страдает? – Дэн хотел, чтобы его успокоили.

– Не думаю.

– Но вы не уверены?

Медсестра ничего ему не ответила, и Дэн снова повернулся к матери. Ее глаза были закрыты. Когда он наклонился и поцеловал ее на прощание, она не открыла их. Впервые за всю взрослую жизнь с губ Дэна сорвалась молитва.

– Боже милостивый... не оставь ее... и помоги мне. Ведь я никогда не жил без нее.

 

 

Глава 38

НЕИЗБЕЖНАЯ МИССИЯ

 

 

Когда Триш и Милли вернулись домой, Ванесса ждала их. Она выглядела такой же усталой, но была одета, причесана и, похоже, сегодня не пила. Ванесса курила, и руки ее дрожали.

– Что нового? – спросила она.

– Во-первых, мы нашли отличный парик. Надеюсь, в нем ты будешь походить на меня своим унылым видом, – пошутила Милли.

Ванесса, словно не слыша ее, посмотрела на Триш.

– Ты говорила с сенатором?

– Говорила. Только дай нам раздеться и сесть. Триш была уже на грани срыва, но твердо решила сопровождать Ванессу.

– О’кей, о’кей. Спокойно. Встретимся в гостиной.

Ванесса удалилась. Милли и Триш, переглянувшись, последовали за ней.

Триш села на диван. Ванесса стояла у окна, нервно куря. До переезда к ним ее ни разу не видели курящей, но последнее время она не выпускала сигарету изо рта.

– Сенатор О’Ши хочет, чтобы я привезла тебя сегодня вечером на квартиру Джо Франклина. Сенатор будет там один, – сухо сообщила Триш.

Помолчав, Ванесса спросила:

– Значит, сюда он не приедет. Так? Триш поняла, что объясняться бесполезно.

– Нет, не приедет. Зачем ему рисковать?

– Джо Франклин знает что-нибудь о моем местонахождении или о предстоящей встрече? – Ванесса повернулась к Триш и пристально посмотрела на нее.

– Нет, он думает, что у Реда встреча со мной по поводу одного... задания, – смущенно ответила та.

Впервые суровый взгляд Ванессы потеплел и на губах появилась усмешка.

– Ну, ну... значит, я все-таки была права. Маленькая мисс Присей помпезный Дадли Ду. Браки заключаются на небесах. Интересно, что сказала бы об этом сиятельная миссис О’Ши?

Милли очень хотелось ответить ей, но, заметив, что Триш оживилась, она сказала:

– Вот, Энн, ты и попалась. Я предполагала, что если ты купишься на это, то и с Джо не возникнет проблем. Ты же знаешь, что он за тип. Джо все толкует именно так. Он уверен, женщины нужны только для того, чтобы быстро потрахаться, и все. Ему и в голову не приходит, что мы способны к чему-то еще.

К радости Триш, поворот разговора в это русло убедил Ванессу, что все в порядке. Она затушила сигарету.

– О’кей, тогда давайте собираться. Где парик? Весь следующий час на Ванессу надевали вещи Милли. Однако, поскольку Ванесса оказалась на четыре дюйма ниже Милли, пришлось срочно укоротить юбку.

В восемь тридцать Ванесса была готова. Милли позвонила портье и попросила вызвать такси.

В вестибюле Милли спросила Ванессу:

– Ты вернешься сюда, когда все закончится?

– Вероятно, нет. Надеюсь сразу поехать в аэропорт и с первым рейсом вылететь домой.

Когда они направлялись к такси, Триш огляделась по сторонам. Улица была темной и пустынной. Триш назвала шоферу адрес Джо, и машина тронулась. Интересно, далеко ли заведет ее эта авантюра, подумала Триш. Если бы кто-нибудь сказал ей год назад, что она будет жить на Манхэттене и участвовать в политической интриге высокого уровня, Триш рассмеялась бы. Да, жизнь весьма непредсказуема.

 

 

Глава 39

НУЖДА В ДЕНЬГАХ

 

 

Ричард Теран снял трубку, чтобы позвонить Милтону Вайсу. Две недели прошло с того дня, когда он согласился отыскать Ванессу Феллон, и след внезапно оборвался. Женщина исчезла из виду, поскольку Рид сделал глупость, выдав себя в Мейбл-отеле за мужа Ванессы. Если бы служащие отеля не узнали в фотографии Ванессы Феллон миссис Джон Фицджералд, Ричарду было бы не на что надеяться. Вознаграждение с каждым днем убывало, и вскоре поиски утратят всякий смысл.

– Милт, это Теран. Мне нужно поговорить с тобой о Феллон, – начал он.

– Я думал, ты ее уже взял. Что случилось?

– Парень, который нашел ее, крупно ошибся, решив заткнуть глотку портье пятьюдесятью баксами. Она сбежала, оставив в номере почти все свои вещи. Какого черта она бежит?

– Хоть убей, не знаю. На ее имя переведена уйма денег. Отец оставил ей все, включая управление имуществом. Ты слышал о Хартленд-траст? – спросил Вайс.

– Да, но что это такое?

– Точно не знаю. Стипендии, субсидии, наверное. Феллон держал много денег в таком виде.

– Милт, скажи, как ты вышел на это дело?

– Слушай, я действительно не в курсе событий. Один из моих клиентов, пожелавший остаться неизвестным, попросил меня связаться с тобой. Могу сказать тебе одно – он весьма достойный человек.

– Он ее родственник или близкий друг? Какая между ними связь?

– Друг семьи.

– Какое отношение имеешь к этому ты?

– Я оказал ему помощь, а он знал, что мы с тобой приятели.

– Ты разговаривал с ним после этого?

– Он звонит мне каждый день. Прошу тебя, поторопись, поймай цыпленка и избавь меня от этого дела.

– Ладно, скажи ему, что мне нужно немного денег на расходы. На меня работает много людей. И не за спасибо. Предупреди его также, чтобы остановил часы. Если вознаграждение будет убывать, я откажусь.

– Подожди, Рич. Денег много, но он дорожит временем.

Ричард уловил тревогу в голосе Вайса.

– Тогда скажи своему клиенту: мне нужны деньги, чтобы покрыть расходы. И еще, спроси его, знает ли он, почему Ванесса сбежала в Нью-Йорк.

– Попробую.

Ричард положил трубку, достал из бара томатный сок и налил себе стакан. Ему страшно надоели отель «Плаза», Нью-Йорк и Милтон Вайс. Зазвонил телефон, и он взял трубку, надеясь, что Вайс хочет сообщить ему хорошие новости. Но это был один из людей Ричарда.

– Есть какие-нибудь новости, Брэд? – спросил он.

– Конечно. Я многим показывал фотографию Ванессы Феллон, и наконец мне улыбнулась удача. Женщина, работающая в маленьком ресторанчике на Третьей авеню, видела эту леди в управлении избирательной кампании сенатора О’Ши. Официантка пару раз носила туда сандвичи и разговаривала с Феллон. Я решил проверить информацию, пошел в офис сенатора, и Джо Франклин – он там главный – узнал на моей фотографии Энн Фицджералд, вольнонаемную служащую. Он поинтересовался, кто ищет эту леди, и я представился ее мужем. Парень купился и сообщил, что она ушла несколько дней назад, когда ей предложили работу, связанную с общественной информацией и рекламой. С тех пор она не возвращалась.

Ричард не верил своим ушам. О’Ши! Да у него же работают Триш и Милли!

– Ты говорил с кем-нибудь еще? – спросил он.

– Пока нет. Две женщины, которые, по словам Джо Франклина, хорошо знают Феллон, рано ушли из офиса. Но утром я обязательно расспрошу их.

– Отличная работа. Ты не заметил реакцию парня, когда он узнал ее настоящее имя?

– Я никогда не сообщаю лишнюю информацию. Людям приходят в головы весьма неожиданные идеи, особенно если ты ищешь человека, имеющего приличное состояние. Многие начинают прикидывать, нельзя ли что-нибудь урвать для себя от этого дела.

– Ты умный парень, Брэд, и стоишь каждого цента, которые я собираюсь заплатить тебе. Я все понял.

Взволнованный Ричард набрал номер Милтона Вайса. Сейчас, когда цель была так близка, он уже не хотел отказываться от задания.

– Милт, ты еще не говорил со своим клиентом?

– Я ждал его звонка.

– Тогда сообщи ему несколько интересных новостей. Я выяснил, что дочь Феллона работает в офисе предвыборной кампании сенатора Реда О’Ши вольнонаемной сотрудницей. Случилось так, что я познакомился с двумя дамами, которые работают там же. Если мне хоть чуточку повезет, я найду Феллон завтра.

– Отлично. Тебе все еще нужны деньги на расходы?

– Конечно. Позвони мне сразу, как только получишь ответ.

Ричард решил дождаться информации от Вайса до того, как звонить Триш. Он считал ее порядочной женщиной и не сомневался, что она поможет ему.

Вскоре позвонил Милтон Вайс. Судя по голосу, он был расстроен и зол.

– Что случилось, Милт? – спросил Ричард.

– Конец, Рич.

– Что значит конец?

– Не задавай вопросов. У меня нет ответов на них. Я все сообщил ему, и он просил передать тебе, чтобы ты оставил это дело.

– А как же мои расходы и время? – рассердился Ричард.

– Никак. Он сказал, что это его не касается. Вот и все. Извини, Рич... Я чувствую себя виноватым.

– Ты действительно виноват. Назови мне имя своего вонючего клиента, и я доберусь до него сам. Или, клянусь Господом, я вытащу это из тебя... в суде! Как адвокат, ты должен знать, что устное соглашение подразумевает такие же обязательства, как и письменное. Что этот ублюдок возомнил о себе? Он не может отстранить меня от дела сейчас, когда я нашел ее!

– Пришли мне счет, Рич... на все. Извини. Что еще я могу сказать тебе?

Ричард бросил трубку. На кой черт ему возмещение расходов, когда он нуждается в больших деньгах? Время потрачено напрасно, и жалованье по делу Билли Томаса он тоже потерял. Проклятие! Но, несмотря на ярость, любопытство Ричарда усилилось. Почему ему отказали, когда он почти добрался до цели? Это дело – простое мошенничество или за ним кроется нечто большее? Не заняться ли им самому? Теперь он не мог платить частным детективам, поэтому решил добраться до сути дела сам и выяснить имя ублюдка, внезапно отказавшегося от его услуг.

Утром он позвонит Триш, попросит ее встретиться с ним и расскажет ей все, поскольку теперь не связан обязательством не разглашать сведения. Интуиция подсказывала Ричарду, что лучше оставить это дело, но он отгонял тревожные мысли и оставался тверд в своих намерениях. Даже сейчас его интриговала обещанная ему сумма. Было бы весьма неплохо быстро и прилично заработать, вернуться к исходной точке и стать обычным законопослушным гражданином. Проклятие! Почему ему мало того, что у него есть? Почему он всегда хочет большего? «Соблазн перед большими деньгами делает всех нас хитрецами», – подумал Ричард.

Позвонив своим агентам, он известил их, что дело закончено, иначе ему пришлось бы выложить им кругленькую сумму. Черт побери, Милт собирается сам оплатить счет. Так ему и надо! В следующий раз дважды подумает, прежде чем взяться за темное дельце.

Милт, видимо, теряет нюх. Ричард не помнил, чтобы тот когда-нибудь попадал в такое дурацкое положение.

 

 

Глава 40

СУМАСШЕДШАЯ ЛЕДИ

 

 

Триш и Ванесса молча ехали к Джо. Пока Триш расплачивалась с водителем, Ванесса поспешила к дому, прикрывая лицо краем пончо, словно защищалась от холодного ветра. Все так же молча они поднялись на двенадцатый этаж и позвонили в дверь. Ред открыл сразу.

– Входите. – Заперев дверь, он спросил Триш: – Ты помогала ей переодеться? Надеюсь, у нее нет оружия, верно?

Ванесса невесело засмеялась.

– Не волнуйтесь, сенатор О’Ши. Я не собираюсь покушаться на вас. Это не входит в мои планы. Если угодно, можете обыскать меня... Но это было бы смешно.

– Верю вам на слово. О’кей. Итак, вы хотели сообщить мне большую тайну?

– У вас есть что-нибудь выпить?

– Это не моя квартира. – Голос сенатора звучал холодно и бесстрастно.

– О’кей, а можно закурить?

– Что за игру вы ведете? О чем вы хотели поговорить со мной?

Триш удивилась сухости Реда.

– Я должна поговорить с вами наедине. Триш лучше не слышать всего этого и оставить нас – для ее же пользы.

– Ты останешься или подождешь в спальне? – спросил Ред.

– А как по-твоему?

– Ты пожалеешь, если останешься, Триш, – прервала ее Ванесса. – Твоя жизнь будет стоить не дороже моей... Впрочем, если хоть кто-то узнает о твоем визите сюда, тебе все равно конец.

Триш колебалась. В словах Ванессы, в ее безжизненном голосе было что-то невероятно страшное. Только сейчас Триш ясно поняла, что все это правда. Стоит ли подвергать себя и своих близких опасности, чтобы удовлетворить свое любопытство?

– Я подожду в спальне, – сказала она и вышла, презирая себя за трусость.

Примерно полчаса Триш сидела на кровати в крошечной безликой спальне, едва удерживаясь от желания прижаться ухом к замочной скважине. Она услышала громкий голос Реда, но слов не разобрала. Несомненно было одно: он говорил серьезно.

Полчаса спустя взволнованный и озабоченный Ред открыл дверь и обнял Триш, ничуть не смущаясь присутствием Ванессы. Значит, он и впрямь услышал нечто ужасное.

– Делани, мне очень жаль! Прости меня! Знай я, в чем дело, никогда бы не позволил тебе вмешиваться! – воскликнул Ред.

Ванесса, сидя на диване, курила и пила бренди.

– Ну вот, я все-таки угадала с первого раза. – Ее голос прозвучал насмешливо и неприязненно.

Триш удивилась, почему Ред не скрыл их отношений от этой странной, таинственной женщины. Что же она сказала ему?

– Я правильно поступила, приведя ее сюда, Ред? – спросила Триш.

– Да... Не знаю. Чертовски хотелось бы никогда не слышать того, что она сказала, но ты поступила правильно. Ты даже не представляешь, как это важно. Ты настоящая героиня, Триш.

– А как же я... Ред? Тебе не кажется, что я тоже достойна похвалы? – язвительно спросила Ванесса.

– Ты тоже. Но как бы теперь защитить тебя?

– Доставьте меня к первому самолету на Лос-Анджелес. Если я окажусь дома в Хэнкок-парке, никто не узнает, где я была. Надеюсь, все думают, что у меня очередной запой и сексуальные похождения. Мне хотелось привезти документы. Уверена, они еще там, но я в такой спешке улетела из Лос-Анджелеса...

– Без них я ничего не могу сделать. Все, что ты рассказала мне, без документальных подтверждений выглядит просто страшной сказкой, – заметил Ред.

– Но ты веришь мне, не так ли? – спросила она.

– Черт побери, как бы мне хотелось сказать «нет»! Но, увы, да, не вижу причины, которая заставила бы тебя выдумать все это.

– Хорошо. Просто я ни к кому больше не могла пойти, и было бы очень глупо рисковать своей шкурой напрасно. А что, если мне не удастся раздобыть документы?

– Постарайся. Больше всего мне хотелось бы вывести все это на чистую воду. Но без доказательств я бессилен.

– Это трудно. Надеюсь, люди поверят, что я затеяла дело, убитая смертью любимого папочки. Уверена, никто, кроме меня, не знал, что отец делал записи. Надеюсь, мне удастся найти их. По ряду причин мне не удастся проникнуть внутрь. Они будут начеку.

– Мне незачем объяснять тебе, насколько важны эти записи. Не только для меня, но и для тех, кто был связан с твоим отцом. Кто-нибудь знает, в каком объеме ты владеешь информацией? – спросил Ред.

Ванесса покачала головой.

– Я узнала обо всем за две недели до его смерти. Признавшись, что жить ему осталось недолго, отец рассказал мне обо всем, велел продолжать дело и угрожал преследовать меня даже из могилы, если я не выполню его волю.

– Боже мой! – воскликнул Ред.

– Сам он не верил в Него, сенатор. Но я совсем не уверена, что он не найдет какой-нибудь способ добраться до меня... в этой или в другой жизни. Хочу надеяться, что, если рай и ад существуют, мы с ним окажемся в разных местах. – Ванесса поднялась. – Ладно, я постараюсь раздобыть то, что тебе нужно, но это будет нелегко. Головорезы наверняка станут следить за каждым моим шагом, если даже я вернусь в Лос-Анджелес живой. Кстати, хорошо бы узнать о ближайшем рейсе отсюда, хотя мне жаль покидать такую приятную компанию.

– Я чем-нибудь могу помочь тебе, Энн? – спросила Триш.

– Я не Энн, милая. Да будет тебе известно, что я пресловутая Ванесса Феллон, дочь Майка Феллона. Никто не поможет мне в том, что я должна сделать, но все равно спасибо.

Полчаса спустя Ванесса вышла из квартиры и поспешила к ожидавшему ее такси. Она заказала билет на самолет до Лос-Анджелеса и теперь торопилась.

Триш мучило любопытство.

– Что эта женщина должна достать для тебя? – спросила она.

– Имена, множество имен. Даты. Места. Связи. Мне нужно нечто большее, чем слова озлобленной, жаждущей мести дочери. Теперь, после того как я поговорил с Ванессой Феллон, моя мечта стать президентом несколько померкла. – Голос Реда звучал задумчиво и грустно.

– Но почему... каким образом это влияет на твои планы?

– Потому что я верю ей. Она рассказала мне многое о себе, об отношениях с отцом, о мотивах своего поступка. У нее нет причин лгать. Возможно, впрочем, что Феллон просто сумасшедшая, но я в это не верю. А ты?

Триш покачала головой.

– Ни на минуту. Она немного странная и иногда не слишком приятная, но у нее твердый характер, и мне это нравится.

– Мне тоже... Проклятие! – Ред замолчал, потом смущенно признался: – Триш, прости, я солгал тебе. Я хотел выслушать эту женщину, но не мог позволить себе встретиться с ней наедине. Джо все слышал. Я боялся, как бы Феллон не узнала о его присутствии. Это отпугнуло бы ее.

– Джо! Где он? – Триш пришла в ярость оттого, что Ред обманул ее.

– Он сидел на кухне и записал все на магнитофон. Вероятно, сейчас Джо спустился проверить, села ли она без помех в такси.

– Ну что ж. – Триш чувствовала усталость. – Напрасно ты не сказал мне об этом. Я заслуживаю доверия и поняла бы, что тебе необходима гарантия безопасности. Теперь же оказалось, что я невольно предала Ванессу, и мне это совсем не нравится. – Она отвела взгляд в сторону, пряча слезы злости. – Ладно, у меня был трудный день, и я хочу домой. Милли наверняка едва жива от волнения.

– Прости, Триш. Я хотел бы сделать все иначе, но мне приходится защищать себя. Ты ведь понимаешь, да?

– Не совсем. Мне чужды все эти интриги, по-моему, только усложняющие жизнь. Скажи, Ред, почему Ванесса обратилась именно к тебе?

– Когда-нибудь, после того как все это закончится, я расскажу тебе, почему она не могла довериться никому другому. – Ред обнял Триш. – Ты пока останешься со мной?

– На некоторое время, – не слишком охотно ответила Триш.

Ред открыл дверь, и Триш вышла из квартиры, но вдруг вспомнила:

– Моя сумочка. Я оставила ее в спальне. – Она быстро прошла мимо него. – Сейчас вернусь.

– Я вызову лифт. – Ред переступил порог. Вдруг раздался глухой звук. Триш обернулась.

Ред с удивлением и ужасом смотрел на нее, схватившись за шею. Сквозь его пальцы текла кровь. Он едва держался на ногах.

Триш подбежала к нему, втащила его в квартиру и захлопнула дверь. Опустив Реда на пол, она повернула ключ в замке и закрыла задвижку. Триш услышала еще один глухой звук и поняла, что кто-то выстрелил через дверь. Она бросилась на пол рядом с Редом и в ужасе замерла. Он был без сознания, но только через несколько секунд Триш пришла в себя и начала действовать.

Она не решилась встать, опасаясь нового выстрела через дверь, поползла в ванную, схватила полотенца, затем, почувствовав себя в безопасности, пробежала через комнату. Прижав полотенце к ране на шее Реда, Триш попыталась остановить кровотечение. Боже, ему необходима помощь! Она бросилась к телефону и набрала номер 911.

– Скорее, пожалуйста. Ранен сенатор О’Ши. Боюсь, что он умирает! – Триш автоматически продиктовала адрес Джо и, убедившись, что помощь уже в пути, вернулась к Реду, жизнь которого отчаянно хотела спасти.

Бормоча слова утешения, Триш обняла его и прижала полотенце к ране. О Боже, когда же они приедут?

Через шесть томительно долгих минут в дверь постучали. Триш вскочила.

– Кто?

– «Скорая помощь», открывайте.

Она открыла, и двое мужчин в униформе сразу бросились к Реду. Джо вбежал следом за ними.

– Слава Богу, ты здесь, Джо! Кто-то выстрелил в Реда, как только он вышел за дверь!

– Иисусе, он мертв? – спросил Джо, стараясь заглянуть поверх спин мужчин, суетившихся возле сенатора.

– Не знаю.

– Ты видела, кто стрелял? – В голосе Джо звучало напряжение. Он схватил Триш за руку.

– Нет! Я втащила Реда в квартиру и заперла дверь, но через нее стреляли еще раз.

– Подумай, Триш, подумай... Как это случилось? Ред что-нибудь говорил тебе? – настойчиво спрашивал Джо.

– Нет! Я просто увидела кровь. Я вернулась за своей сумочкой, а Ред открыл дверь... и тут раздался выстрел. – Триш была на грани истерики.

Полисмен, стоящий возле Реда, прислушивался к их разговору. Джо повернулся к нему.

– Быстрее, офицер, приведите сюда помощь. Кто-то покушался на сенатора О’Ши. Преступник может быть еще в доме!

Офицер крикнул полисмену, стоящему около двери:

– Вызови людей, быстро!

Триш испытала облегчение, когда Джо оставил ее. Она подошла ближе, чтобы посмотреть, что с Редом. Один из врачей сделал инъекцию, а другой перевязывал рану. Закончив, он позвонил по мобильному телефону в больницу и попросил подготовить операционную.

– С ним все будет в порядке? – спросила Триш.

– Думаю, да, мадам, хотя он теряет кровь. Мы должны как можно скорее доставить его в больницу. Вы жена этого господина?

– Нет, – вмешался Джо, – она сотрудница, а я его менеджер. Я немедленно позвоню его жене. Позаботьтесь о нем. Это сенатор Ред О’Ши.

– Да, я узнал его. Мы выезжаем.

– Когда они остались одни, Джо обнял Триш за плечи и сказал:

– Все хорошо. Ты спасла ему жизнь.

– Джо, ты должен позвонить Глории и сказать, что будешь ждать ее в больнице. Как по-твоему, мне стоит поехать туда?

– Будет странно, если ты не поедешь. Он позвонил Глории.

Та восприняла известие мужественно и сказала, что приедет в город немедленно.

По дороге в больницу Триш впала в оцепенение.

– Джо, зачем кому-то понадобилось убивать Реда? Может, это связано с Энн... с Ванессой?

Джо покачал головой.

– Едва ли. По-моему, она пустышка, напускающая на себя важность.

– Неужели? А мне казалось, что Ред поверил ей.

– Это не так. Просто у него слабость к женщинам. Думаю, в него стрелял тип вроде Хинкли. Таким всегда везет, поскольку они работают одни и у них нет очевидных мотивов для преступления. Ведь камикадзе нельзя остановить.

– Но он убежал! – возразила Триш, начиная злиться.

– Они найдут его, не волнуйся, – отозвался Джо и взял ее руку. – Ты должна гордиться собой, дорогая, поскольку спасла Реду жизнь. Если он выкарабкается, ты станешь настоящей героиней.

– О Боже, Джо! А вдруг кто-нибудь заинтересуется, что я делала в квартире наедине с ним?

– Я уже подумал об этом. Версия такая. Ты была со мной, но я спустился вниз за машиной, и тут все это произошло. Придерживайся этой версии. Глория приедет в больницу, и мы постараемся привлечь к ней внимание средств массовой информации. Доверься мне. Я обо всем позабочусь.

Дрожащая Триш улыбнулась ему:

– Спасибо, Джо. Господи, он не умрет?

– Надеюсь. Но только подумай, каким он станет популярным, если выкарабкается! Помнишь, что было с Рейганом после того, как в него стреляли? Его рейтинг мгновенно поднялся.

Триш взглянула на Джо, но его лицо не выражало ни малейшего сострадания. Неужели Ред интересует его только как кандидат? Она возненавидела Джо.

 

 

Глава 41




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (284)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.067 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7