Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Провинция Юлинг, Денбар 10 страница




Изида почувствовала, как напряглись под ее ладонями плечи Сунь-Цзы, и начала нежно их массировать. «Умный ход, – про себя подумал он. – Тем самым она сразу отрезает мне несколько путей». Принц Магнуссон, владеющий небольшим королевством, расположенным между Синдикатом Дракона и Лиранским Альянсом, наверняка обеспокоится подобным прецедентом – ведь и Катрину, и Теодора вполне могут выбрать Первым Лордом. Ивонну в данный момент больше всего волнует то, что оккупационные войска Сунь-Цзы могут вторгнуться и на территории Федеративного Содружества. И еще он обратил внимание на то, как тетка тонко намекнула на его несоответствие столь высокой должности, удивляясь тому значению, какое он придал угрозе Конфедерации со стороны столь небольшого мира, как Сент-Ив.

Кэндайс подняла руки и сцепила пальцы перед собой.

– Конечно, благие намерения Сунь-Цзы достойны уважения, однако мне кажется очевидным, что оккупационные войска, занявшие пограничную территорию и требующие разоружения моих войск, лишь накаляют атмосферу. Разумеется, я не могу поставить обороноспособность своей страны под угрозу, как поступило бы на моем месте любое другое государство Лиги. Я абсолютно уверена, что мы можем найти дипломатическое решение проблемы, возникшей в результате трагического происшествия на Хустейнге. Однако для этого необходимо, чтобы ситуация стала более стабильной. Я, герцогиня Кэндайс Ляо, возглавляющая Сент-Ивский Союз, голосую за аннулирование приказа об оккупации, изданного Первым Лордом Сунь-Цзы.



Герцогиня Ляо царственно склонила голову, и экран монитора погас.

Сунь-Цзы заметил одну ошибку в выступлении Кэндайс. Единственную. Она не положила руки на колени. Этот мелкий жест показал ее расчетливость, сделал ее настоящей Ляо. Впрочем, вряд ли незначительный промах повлияет на решение остальных членов Совета.

– Что ты об этом думаешь, – спросил он, глядя через плечо на Изиду Марик, а затем вспомнил, что нужно добавить, – дорогая?

Изида обошла вокруг кресла и встала перед столом розового дерева лицом к Сунь-Цзы. Скривив губы, она какое-то мгновение печально смотрела на него карими глазами, а потом медленно, тщательно подбирая слова, сказала:

– В своей речи Кэндайс никак не нападала ни на Конфедерацию, ни на тебя лично, хотя ты на это надеялся. Она никак не оправдывалась за действия Союза и даже признала, что ты имеешь право требовать компенсацию за произошедшее на Хустейнге. Но ты уже привел в боеготовность новый отряд, а Куан Инь Аллард-Ляо немедленно выступила на помощь гражданам Кьюнглу.

«Да, на четыре дня раньше, чем прибыл мой отряд, лишив меня лавров благодетеля». – Сунь-Цзы еле скрывал свое раздражение. Впрочем, Куан Инь не играла особой роли и не могла серьезно угрожать планам канцлера.

– А что насчет предложения Кэндайс об аннулировании моего решения?

Сунь-Цзы доверял мнению Изиды, так как ее спокойный характер иногда позволял ей заметить то, что он пропустил. Кроме того, он знал, что она уже побеседовала со своим отцом.

– Она вправе ожидать поддержки от своих постоянных союзников, – спокойно и уверенно ответила Изида. Она немного задумалась. – Мой отец будет голосовать против нее из-за инцидента на Индикассе, когда Кассандра атаковала Второй полк Восточных Гусар. Позже Кэндайс принесла свои извинения. Возможно, на его решение повлияло и то, что я подвергалась опасности на Хустейнге.

Изида промолчала о том, что Томас Марик до сих пор публично не обвинил Кэндайс за инцидент на Хустейнге, хотя Сунь-Цзы знал, что это ее очень огорчало.

– Катрина... – задумчиво произнесла Изида, причем на лице ее появилось брезгливое выражение, словно она попробовала что-то неприятное. – Катрина – вот непредсказуемое звено. Она может проголосовать за тебя по ряду причин, которые мы неоднократно обсуждали. А может и против – просто чтобы напакостить тебе за те неприятности, которые ты ей причинил в старой Свободной Республике Тихонов.

«Надо было сказать, старое Сообщество Тихонова», – подумал Сунь-Цзы. Ему почему-то стало неприятно, что Изида допустила ошибку, но он ничем этого не выдал, а лишь кивнул в знак согласия с ее оценкой.

– И что ты бы посоветовала? – спросил он нейтральным тоном, чтобы не помешать ей высказать свое мнение.

В подобных случаях Изида никогда не шла против совести, она сказала:

– Ты должен отозвать оккупационные войска до окончания голосования. На самый крайний случай, не форсируй введение военного положения. Перехвати инициативу, любимый, и ты получишь от Кэндайс больше уступок, чем ты можешь получить за одну ошибку, допущенную ее людьми на Хустейнге.

Возможно, разглядев что-то в выражении его лица, Изида продолжила, но уже более мягким тоном:

– Я знаю, у тебя был план завоевать Сент-Ивский Союз для Конфедерации, Сунь-Цзы. Усилия движения Синь Шен вызвали уникальный подъем прокапелланских настроений. Но взгляни правде в глаза – твои ресурсы ограничены, а ведь ты пытаешься установить контроль над спорными территориями и над областью Хаоса. А тут еще неприятности на Детройтской конференции...

– Да, ты права. – Сунь-Цзы быстро согласился, поскольку Изида не захотела назвать вещи своими именами.

А ведь произошла настоящая трагедия. – Неделю назад Шерман Малтин, президент региона Новой Колонии, расположенного между Магистратом Канопуса и Таурианским Конкордатом, устроил серьезную заварушку на торжественном рождественском банкете. Ему удалось захватить в заложники Джеффри Кальдерона и Эмму Центреллу, правителей двух крупнейших государств Периферии. Малтин удерживал их до тех пор, пока Новую Колонию не признали независимым государством.

– Я знаю, что не мог бы направить войска им на помощь, но я чувствую себя обязанным перед Магистратом. Ведь они – наши союзники. И если бы не инцидент на Хустейнге, я бы тоже был на Детройтской конференции и тоже мог быть захвачен в качестве заложника.

– Ну уж это вряд ли, – сказала Изида Марик шутливо, но очень сухо. – Не думаю, что тебе настолько не повезло бы.

«Вот это-то и называется настоящей рыбалкой, дорогая, – подумал Сунь-Цзы. – Целая куча очков – и всего за попытку».

Не обратив внимания на побледневшее лицо невесты и пропустив ее последнее замечание мимо ушей, канцлер вернулся к предыдущей теме:

– Итак, ты считаешь, что мне не приходится рассчитывать на захват пограничных миров и я должен играть по правилам других государств?

Тень сомнения пробежала по лицу Изиды. Она явно колебалась, стоит ли высказывать свое мнение, но в конце концов решила не отступаться от своих принципов.

– Я думаю, ты мог бы захватить единственный мир – Денбар, и тогда Совет поддержал бы тебя.

– Но ничего больше? – уточнил Сунь-Цзы. Изида кивнула.

– Ты являешься Первым Лордом. Если ты продолжишь накалять ситуацию, это воспримут как превышение полномочий, и тогда другие члены Совета остановят тебя. Неужели ты думаешь, что это пойдет на пользу Конфедерации? – Изида поднялась и пристально посмотрела на Сунь-Цзы. – Ты всегда ставил интересы государства превыше своих амбиций. Ты должен сделать правильный выбор.

Она развернулась и направилась к выходу. У дверей Изида обернулась:

– Ты идешь?

Сунь-Цзы отрицательно покачал головой и улыбнулся:

– Через несколько минут, любимая. Мне нужно еще кое-что сделать. Иди, я подойду попозже.

Остановившись в дверном проеме, Изида улыбнулась Сунь-Цзы ласково и любовно.

– Обдумывай каждый свой шаг, любовь моя, и история отнесется к тебе снисходительно.

Она вышла, и было слышно, как ее домашние туфли легко скользят по полу дворца.

«Правильно было сказать: «Ступай осторожно», – про себя в очередной раз поправил ее Сунь-Цзы. – Если уж цитировать Лао-Цзы, то надо делать это правильно». Он подождал несколько минут, пока шаги Изиды не затихли, чтобы убедиться в том, что она не услышит того, чего ей слышать не стоило, и поставил в компьютер новую запись.

Катрина Штайнер-Дэвион, совершенно неотразимая в белом платье с золотистыми волосами, заплетенными в косу, которая лежала на ее левом плече, словно змея, смотрела на Сунь-Цзы с двумерного экрана темно-синими холодными глазами.

– Приветствую вас, Сунь-Цзы Ляо. Приветствую нашего достопочтенного Первого Лорда, – произнесла она с нескрываемым сарказмом. – Полагаю, что из всех членов Совета Звездной Лиги вы должны быть проинформированы первым. И именно мной, хотя посол на этой неделе передаст вам более подробный отчет. По прямой просьбе Ивонны я заняла трон Нового Авалона, чтобы справиться с гражданскими волнениями, доставшимися ей в наследство от моего брата Виктора.

Хотя Сунь-Цзы знал, что будет дальше, так как уже просматривал это сообщение раньше, он не смог скрыть довольной усмешки, скользнувшей по его лицу. «Ах, Виктор, ты опять неправильно определил для себя врага. Тот, что ждет тебя дома, куда опаснее. Ты поймешь это, когда вернешься, если вообще вернешься», – подумал он.

Катрина продолжала:

– Хотя процесс воссоединения Федеративного Содружества с Лиранским Альянсом занимает почти все мое время, я все же нашла время обдумать предложение герцогини Ляо по поводу отмены вашего решения. – Катрина отбросила фальшивое обаяние и перешла на деловой тон. – Я уверена, что Томас Марик будет на вашей стороне – хотя бы из-за тех проблем, что создала ему Кассандра на Индикассе. А может быть, из-за опасности, грозившей Изиде на Хустейнге. – На лице Катрины появилась прежняя фальшивая улыбка. – Как ужасно, что ей пришлось пережить такой кошмар... – Однако выражение сочувствия не заняло у нее много времени, и она сразу же вернулась к делу: – Теодор и Магнуссон поддержат Сент-Ив по причинам, хорошо известным нам с вами. Кэндайс нужно две трети голосов, чтобы отменить ваше решение. Поскольку я приняла трон Нового Авалона, у вас остается всего шесть голосов. И это означает, что мой голос является решающим. Как удачно!

Что это, месть за подстрекательство восстаний на Тихонове? Сунь-Цзы мгновенно понял сложившуюся ситуацию, хотя, надо отдать Катрине честь, она не стала говорить об этом. Сейчас она была слишком довольна получением еще одного трона, чтобы злиться и мстить по-настоящему.

– Как я уже сказала, я не считаю себя вправе вмешиваться во внутренние дела Капелланской Конфедерации. Поэтому я собираюсь проголосовать против предложения герцогини Ляо. – Голос Катрины стал тверже. – Это будет мое второе одолжение вам. Но прежде чем вы решите, что моя доброта не знает границ, подумайте о следующем. Вам, конечно, известно, что в этом году члены Звездной Лиги вновь соберутся, чтобы избрать нового Первого Лорда. Традиция есть традиция – предыдущий Лорд выдвигает своего преемника, который обычно и становится Лордом. Уверена, что я могу на вас рассчитывать.

Изображение исчезло. Сунь-Цзы откинулся на спинку кресла, потирая правой ладонью подбородок, а пальцами левой барабаня по подлокотнику кресла. Ее анализ столь же безукоризнен, как и у Изиды. Она хочет, чтобы я выдвинул ее кандидатуру в обмен на сегодняшнюю поддержку? Слишком легкая сделка. Какая мне разница, кто будет после меня? Пока я являюсь Первым Лордом, я должен использовать каждый шанс для того, чтобы усилить Конфедерацию и воссоединить ее.

Он взглянул на пустой дверной проем, где только что стояла Изида. История будет благосклонна ко мне? Историю пишут победители, дорогая, и если этим победителем станет моя Капелланская Конфедерация, то мои интересы будут учтены. Ситуация будет накаляться, так как мои войска прилагают все силы, чтобы начать войну. А если все эти инциденты не помогут, придется прибегнуть к более энергичным методам. Жители Конфедерации заплатят своей кровью за мои желания. И избежать этого нельзя, хочу я этого или нет. Однако правда в том, что все мы движемся к новым целям – ты, я, все вокруг, – когда поставленные цели близятся к результату. Синь Шен. Закон возрождения.

Полигон Уайтривер
Пиндейл, Денбар
Сент-Ивский Союз

Января 3061 г.

Вы уполномочены применять любые меры самообороны, которые сочтете необходимыми для защиты своего отряда и каждого из воинов.

Такими были последние распоряжения из Сианя. Именно так и поступал Ни Тен Дхо, ведя своего «Victor’а» через главные ворота Денбара. «Victor» возглавлял процессию мехов Воинов Хустейнга. Пока мы позволяем Внутренним силам Пиндейла оставаться центром сопротивления Конфедерации, нам не защитить самих себя и уж никак не выполнить желания канцлера.

Тяжелая поступь мехов сотрясала землю, стекла в зданиях дрожали. Охранники полигона обрывали телефоны, названивая в милицию и наемные соединения, чтобы сообщить о вторжении. Дхо не обращал на все это внимания, продвигаясь к ангару для мехов.

«Самооборона, – снова подумал Дхо, прокручивая в мозгу указания с Сианя. – Очень либеральная формулировка». На такой формулировке настоял сам Дхо после событий последних двух недель. Рабочие космопорта поймали трех солдат между зданием администрации и готовящимся к взлету шаттлом и жестоко избили их. Другого солдата ранили выстрелом из винтовки, произведенным с большого расстояния. Скорее всего, стрелял кто-то из радикально настроенных гражданских, хотя сложно что-то доказать или сказать наверняка. А вчера, когда звено Эванса пыталось мирно конфисковать штурмовое орудие «Hetzer», стрелок развернул стодвадцатимиллиметровое орудие против «Jenner’a» Эванса и вдрызг разбил гироскоп меха.

«Вы хотите играть по правилам, так пускай они будут выгодны мне», – подумал Дхо, включая общий канал связи.

– Звено поддержки, оставайтесь на месте и перекройте выход с полигона. Командное звено, продолжайте продвигаться к ангарам с мехами и техникой...

«Канцлер и Первый Лорд Ляо объявил Денбар на военном положении, поэтому Внутренние войска подлежат разоружению. Именно это мы и собираемся сделать».

В пяти различных местах вокруг огромной территории полигона разместились сдвоенные звенья Воинов Хустейнга. Вместе с ними стояли и звенья наблюдателей от Дома Хирицу. Они блокировали Внутренние силы Сент-Ива и наемные войска, чтобы заставить их выполнить волю канцлера Ляо.

На тактическом мониторе высветились две цели и двинулись наперерез командному звену. Компьютер идентифицировал их как разведывательные танки на воздушной подушке «Pegasus».

– Пусть проходят, – произнес Дхо, прежде чем его звено кинулось наперехват. – Они слишком быстроходны, нам их не догнать. Оставим их кому-нибудь другому.

Однако «Pegasus’ы» не собирались проходить. Они стали кружить вокруг командного звена, все приближаясь к нему, словно пытаясь атаковать. «Это явная провокация, – подумал Дхо. – Они добиваются того, чтобы мы рассредоточились». Однако провокация не удалась, и танки двинулись прочь искать кого-нибудь другого, более податливого. Дхо успокоился и ослабил хватку на рычагах управления. Да, подобная тактика могла бы оказаться весьма эффективной, особенно если учесть слабую подготовленность Воинов Хустейнга. Дхо передал короткое предупреждение остальным звеньям своего батальона.

– Рейнджеры Аркады. Видим командное звено, – раздался в наушниках радостный голос.

Ни Тен Дхо проверил верхний монитор, нашел звено из четырех мехов впереди и чуть слева, прямо перед большим ангаром для мехов и машин поддержки. Увеличив изображение на экране монитора, он насчитал трех мехов, расхаживающих вокруг ангара, и еще одного перед стальными дверьми. Дхо дал максимальное увеличение на вспомогательном мониторе. Теперь он был уверен, что командир звена пытается вскрыть огромные стальные двери ангара очередями из среднего лазера своего «Vindicator’а».

– Это, конечно, не лучший вариант, но он обычно срабатывает, – раздался в наушниках новый голос.

«Wraith» и «Huron Warrior» появились перед ангаром, вывернувшись из-за угла.

«Наблюдатели Дома Хирицу, – подумал Дхо. – Они покинули свои позиции». Двадцатитрехлетний стаж подсказывал ему, что следовало бы отослать мехов обратно, но здравый смысл перевесил. Воины Дома Хирицу не входили в состав регулярных сил и не подчинялись его приказам, несмотря на то, что по званию он их превосходил. Впрочем, действия Дома Хирицу произвели на Дхо глубокое впечатление, и если Арис Сунь и его напарник по звену покинули свое место, значит, для этого были веские причины.

– У нас есть поручение, которое мы должны выполнить, – произнес Дхо на частоте отряда Воинов Хустейнга, стараясь говорить так, чтобы солдаты услышали в его голосе уверенность в их силах, хотя на самом деле это было далеко не так. – Вот что для нас главное.

«Wraith» стоял на широко расставленных ногах, одну руку он откинул в сторону, а другой направлял Рейнджеров Аркады к ангару мехов. Голубоватая сталь, блестящая на солнце, делала его похожим скорее на рыцаря в доспехах, а не на меха.

– Это очень важно, чжун шао. Но выполнить поручение означает и правильно выбрать цель. И пока ваше изобретательное звено собирается захватить несколько бронемашин, внутри ангара разогреваются два меха.

Дхо направился к ангару, в надежде получше разведать ситуацию. Двери ангара начали медленно открываться, и на тепловых датчиках своего меха Дхо увидел два тепловых пятна от реакторов.

– Командное звено, блокируйте двери, – приказал он, понимая, что уже слишком поздно.

Хотя Арис Сунь с самого начала заметил в обстановке нечто необычное, не потребовалось чрезмерно напрягать воображение, чтобы увидеть потенциальную опасность.

Он подготовился к битве. Руки крепко сжали рычаги управления, орудия приведены в состояние боеготовности. Арис нацелился на открывающиеся двери ангара и на всякий случай предупредил чжун шао о двух вражеских мехах, готовящихся к бою. Они должны были заметить. Ангар следовало проверить в первую очередь. Но Арис отлично понимал, что ожидать от новичков и от давным-давно находящегося в отставке командира отряда, что они раскусят тактическую хитрость врага, было бессмысленно – новички еще не научились этого делать, а их командующий уже забыл все то, что умел. Им придется научиться, старые уроки всплывут в памяти командира, иначе Воины Хустейнга бесславно погибнут.

Все было очень просто. Нужно было только справиться с эмоциональным напряжением.

По личному каналу Арис обратился к своему напарнику, Рэйвен Клинуотер, управляющей «Huron Warrior’ом»:

– Пусть они сами справляются с этим, Рэйвен. Мы применим оружие только в том случае, если ситуация выйдет из-под контроля.

Мастер Ти Ву Нон считал, что гораздо важнее обучить Воинов Хустейнга на их собственных ошибках, чем мгновенно установить на Денбаре военное положение. Арису это решение казалось не самым разумным (чем скорее ситуация на планете будет взята под контроль, тем меньше жертв окажется, причем с обеих сторон), но спорить с Мастером Дома он не решился.

Как командир отряда Хирицу и ожидал, Дхо не успел вовремя блокировать дверь ангара. В дверном проеме показался огромный доисторический «Blackjack», а следом за ним двигалась более свежая и маневренная «Cicada». Неплохое сочетание. Мехи отлично дополняли друг друга. «Blackjack» имел возможность прыгать, что не позволяло взять его в кольцо, а «Cicada» могла развивать такую скорость, что ее не догнал бы даже «Wraith» Ариса.

Но противник не рассчитал, что дорогу ему преградят Рейнджеры Аркады.

Конечно, неопытным воинам не хватало координации. Четыре меха действовали скорее как четыре отдельных воина, а не как команда, но результаты их действий оказывались вполне эффективными, так что им можно было простить небольшие промахи. Четыре средних меха во главе с «Vindicator’ом» попытались окружить «Blackjack’a», но не смогли этого сделать. «Blackjack» рванулся в образовавшуюся лазейку, решив не использовать прыжковые двигатели. Однако дыру заметил не только он, но и «Vindicator», который сразу же двинулся ему наперехват. Мехи столкнулись, и «Vindicator» упал на колени, тем не менее он не был серьезно поврежден, скорее всего падение было запланировано.

Дхо, воспользовавшись этим, выстрелил в «Blackjack’a» из пушки Гаусса. Снаряд скользнул по правой руке меха и сорвал несколько пластин брони со спины. Тут же начали стрелять и Рейнджеры. Лазерные лучи и снаряды из пушки Гаусса окончательно лишили «Blackjack’a» брони. Мех зашатался и упал, не в силах подняться под интенсивным огнем противника. В этот момент ошибку совершила «Cicada». Она открыла огонь по небольшим машинам Рейнджеров, пытаясь прорваться к выходу. Рейнджеры и еще три меха открыли огонь, целясь в левую ногу. Выстрелы из РРС полностью оторвали ее в бедренном суставе.

Жестокая тактика Воинов Хустейнга не понравилась Арису. Сразу восемь мехов Конфедерации набросились на две машины Союза и не давали поверженному противнику подняться. «Cicada» сдалась первой, однако «Blackjack» все еще пытался подняться. Но еще один снаряд из пушки Гаусса окончательно лишил его этой надежды, вдребезги раздробив стабилизирующий гироскоп.

– Как по книге, – констатировал Дхо, не пытаясь объяснить, что именно он имел в виду.

Отведя своего «Wraith’а» подальше от места сражения, Арис глубоко вздохнул:

– Рэйвен, давай вернемся к «Лао-Цзы» и присоединимся к своим. Мы видели достаточно.

«Наивно? Да. Неэффективно? Определенно. Но Воины Хустейнга выполнили свой долг, а скоро придет время выполнить свой долг Воинам Дома Хирицу», – подумал он.

Арису страстно захотелось ощутить тот энтузиазм, который он испытывал в начале этой миссии.

Каньон Солт-Ривер, Нашуар
Сент-Ивский Союз

Тонкий слой снега, подтаявший под необычно жарким январским солнцем, покрывал прошлогоднюю желто-коричневую траву в каньоне Солт-Ривер. Мехи двигались поперек каньона – широкой долины, зажатой между двумя горами, за которыми время от времени слышались выстрелы и поднимались клубы дыма. Звено бронированных танков на воздушной подушке короткими перебежками двигалось от одной группы деревьев к другой, чтобы избежать встречи с вражескими мехами.

Сержант Морис Фитцджеральд резко развернул свою машину, чуть было не забуксовав в снеге и влажной земле. Лиранский «Masakari», раскрашенный старомодными крестами, послужил Морису отличным прицелом. Он мгновенно нажал на курок и послал пару ракет SRM в спину противника. Быстро восстановив управление, Фитцджеральд укрылся за толстой сосной, пока «Masakari» не развернулся и не сделал ответного выстрела.

Как это все началось? Даже в разгаре битвы Фитц не мог сказать, кто произвел первый выстрел. Насколько ему было известно, разведка и звено Внутренних сил выдвинулись на левый фланг Седьмого полка Федеративного Содружества, но открывать огонь разрешалось, только если лиранские войска поведут себя как оккупанты. Войска Федеративного Содружества, как и нашуарская милиция, полностью игнорировали объявление военного положения и предпочитали придерживаться приказов. Являясь частью войск, одолженных герцогине Ляо, они должны были ей подчиняться. «Не думаю, что кто-нибудь считает, что лиранские войска откроют огонь по силам Федеративного Содружества, – подумал Фитц. – Особенно когда Катрина Штайнер-Дэвион заняла трон Нового Авалона. Еще один признак хаоса, который царит повсюду».

Сражение началось еще до прибытия Фитцджеральда, и первое, что он услышал, был приказ отвести войска Лиранского Альянса, чтобы обезопасить Седьмой полк. Придется играть с машинами, в четыре раза тяжелее моей.

– Всем соединениям отступить и в бой не вступать. Седьмой чист. – Голос принадлежал помощнику командира Даниэль Сингх, которая теперь командовала звеном Внутренних сил.

Фитцджеральд включил канал связи со своим звеном.

– «Бродяги», отступаем к северу и перегруппировываемся.

Он сокрушил несколько небольших деревьев и заметил, что слишком приблизился к опушке леса. Фитц немного притормозил, чувствуя, что непосредственная опасность осталась позади.

– Бродяга-один, это Четвертый. Тревога, тревога. Я подбит, повторяю, подбит, – послышалось в наушниках Фитца.

«Непохоже, чтобы мы находились в безопасности», – успел подумать он. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, он погнал машину на помощь товарищу.

– Бродяга-Один, на связи. Где вы, Четвертый?

– Сорок градусов южнее меня, и у меня на хвосте мех. Я снес несколько деревьев и потерял наших из виду. – Голос умолк, а потом раздался вновь, еще более встревоженный: – Похоже, дела плохи, сержант. Конец связи.

Даниэль отслеживала переговоры в эфире и вмешалась в разговор еще до того, как Фитцджеральд успел ответить:

– Сержант Фитцджеральд, отставить! Немедленно уходите оттуда, слышите?! Это слишком опасно, мы не можем позволить себе сегодня потерять еще одну машину. Четвертый подбит. Мы заберем его позже.

Фитц упрямо покачал головой, словно Даниэль могла увидеть его.

– Нет, я не могу, это мой человек, я его не брошу. Я за него отвечаю.

Он разогнал «J. Edgar’а» до шестидесяти километров в час и помчался по направлению к югу.

– Второй и Третий, помогите, надо выручить Четвертого! – передал он по каналу связи своим напарникам.

– Я Второй, двигаюсь вам навстречу.

– Я Третий, двигаюсь вам навстречу.

«Ладно, вместе ответим за невыполнение приказа». Фитцджеральд посмотрел на монитор и увидел, что Третий приближается к нему слева, а Второй уже впереди.

– Фитц, уходи оттуда, слышишь?! Мы не можем поддержать тебя мехами. Я не могу прикрыть тебя!

– Знакомая фраза. Ты могла бы отговорить меня, но я уже на месте. – Фитц ехал, петляя, потому что вражеский «Gallowglas» выпустил в его сторону несколько ракет дальнего радиуса действия. – Эй, Четвертый, привет, Дэвид! В следующий раз предупреждай, что меня ждет не легкий мех, как я ожидал, а настоящий здоровяк.

– Ладно, Фитц, в следующий раз обязательно так и поступлю, – откликнулся Четвертый. – Я в шестидесяти метрах от этого урода. Покидаю машину. Встретимся на опушке.

У Фитца внезапно пересохло в горле.

– Второй, двигайтесь к Четвертому. Третий – вы со мной. Надо отвлечь противника. Я буду отвлекать его, а вы прикрывайте меня со спины.

Мчась прямо на «Gallowglas’а», Фитцджеральд был уверен, что водитель явно растерялся – не каждый день танки на воздушной подушке пытаются протаранить огромных мехов. Семидесятитонный мех отпрыгнул на девяносто метров в сторону, чуть не раздавив Третьего. Фитц выпустил несколько ракет и нанес серию прицельных лазерных выстрелов. Ничего, кроме вмятин в броне гиганта, эти выстрелы не принесли, но тот решил отомстить и пустил в действие два больших лазера. Единственный выстрел снес почти половину брони танка Фитца. Тем временем еще одна машина проскользнула сзади меха, выпуская ракеты ему в спину, где броня была тоньше.

Оказавшись между двух тяжелых и неплохо укрепленных машин, водитель «Gallowglas’а» пытался повернуться, чтобы предотвратить второй удар в спину. Фитц воспользовался своим преимуществом, совершил несколько неожиданных маневров и чуть было не потерял контроль над машиной, прежде чем ему удалось присоединиться к Третьему. «Gallowglas» извернулся настолько, что сумел выпустить в машину Фитца заряд из PPC. Искусственная молния пробила остатки брони на машине Фитца, но ему удалось сохранить контроль. Ответный выстрел снес броню с левой ноги и правой руки «Gallowglas’а» и окончательно повредил броню на слабо укрепленной спине меха. Две ракеты Фитца помчались в открывшиеся бреши, разнося вдребезги внутренности меха и пробивая защиту двигателя.

Практически лишившись всей брони, «Gallowglas» включил прыжковые двигатели и кинулся под прикрытие деревьев, куда танки последовать за ним не могли.

– Отбой, – передал по каналу связи Фитцджеральд. – Второй, вы подобрали Дэвида?

– Все в порядке, Первый. Он благодарит.

Фитц улыбнулся, сознание хорошо выполненной работы согревало и успокаивало его.

– Я за него рад, но он должен знать, сколько неприятностей он нам доставил.

– Если вы уже наигрались, возвращайтесь в лес, – вмешалась в разговор Даниэль, не стараясь скрыть раздражение. – Мы ждем не дождемся встречи с вами, герои.

– Мы уже в пути, – ответил сержант Фитцджеральд, возможно, даже слишком радостно.

Если Неварр и не выскажет ему своих претензий за то, что он не исполнил приказ Даниэль, то его собственное командование не упустит такого случая. Но работа была проделана мастерски, Фитц не потерял ни одного человека. Если для Неварра и остальных это ничего не значит, то это их проблемы. Я все сделал правильно.

И это главное.

Завод «Церес Металз»
Ксин Сингапур, Индикасс
Сент-Ивский Союз

Января 3061 г.

Расположившись со своим соединением неподалеку от завода «Церес Металз» на Индикассе, Тамас Рубинский свободно развалился в кресле управления своего «Enforcer’a». Он давно отключил охлаждающий поток в своем хладожилете, потому что понял, что активных действий в ближайшее время не предвидится. Нейрошлем валялся на полке над обзорным монитором. В кабине пятидесятитонного меха было жарко, так как он уже длительное время стоял под палящими лучами солнца. Солнце давно уже осушило утреннюю росу и теперь сияло с сапфирового неба, освещая четыре здания завода и четыре отряда мехов.

Ожидание длилось уже два часа. Солдаты звена Тамаса по-прежнему оставались сторонними наблюдателями.

Тамас потягивал теплый апельсиновый напиток, который многие водители мехов пили, чтобы восполнить потерю жидкости из-за высокой температуры в кабине. Впрочем, сейчас он решил выпить не по этой причине. Просто ему хотелось хоть чем-нибудь заняться. Одно из звеньев Легкой Кавалерии разместилось перед основным зданием завода «Церес Металз». Мехи выстроились в одну линию лицом к северу, а с юга их прикрывала стена здания. Напротив, на расстоянии четырехсот метров от них, стояли два звена Восточных Гусар. Второй «Безумный» разбился на три группы по два звена, но не пытался ни оттеснить защитников завода, ни каким-либо иным образом на них воздействовать. Ни одна из сторон не хотела начинать бой.

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (365)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.044 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7