Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Провинция Юлинг, Денбар 14 страница




Сколько нитей сейчас сошлось в его руках и уходило за горизонт! И пусть некоторые из них пропитаны кровью, даже капелланской кровью. Любой узел нужно развязать, а сотканный из них ковер превзойдет все созданное ранее.

Наоми Центрелла – еще одна ниточка из тех, что должны будут в финале связаться в единый узел – скоро прибудет на Детройт во главе колониальных войск и капелланских полков, чтобы спасти свою мать и положить конец смехотворному заговору Мальгина. И после этого Сунь-Цзы распространит известия о том, что ее старшая сестра мертва, погибла в сражении с кланами под командованием Виктора. И тогда Наоми приблизится к трону Магистрата. «Они с матерью значительно укрепят мое положение в борьбе с Федеративным Содружеством – кого беспокоит то, что Виктор более не является его правителем? К тому же я не виноват в смерти Данаи. Просто подарок судьбы».

Сунь-Цзы подвинулся на краешек кресла. Как хотелось ему сейчас просто удобно устроиться перед аквариумом и отложить все проблемы на завтра! Но поступить так он не мог. «Сейчас мне удалось всего лишь одержать несколько мелких побед, которые укрепили мое царство, – думал он, – и обещают хорошие перспективы на будущее. Но победы эти не абсолютны. Завоеванное нужно защитить».



Он поднялся, зажег еще одну ароматическую палочку с запахом сандала и принялся расхаживать по кабинету. Осознать проблему до того, как она воплотится в реальность, нелегко. Пока что, насколько он мог сказать, его планы развивались совершенно стабильно. До следующей Конференции Звездной Лиги осталось шесть месяцев. Еще полгода он будет оставаться на посту Первого Лорда. За это время ему надо установить над Сент-Ивом полный военный контроль и окончательно укрепиться | в этом регионе. Да и еще кое-где.

Поскольку рассчитывать на полную победу над Сообществом Тихонова к ноябрю не приходится, даже если пойти на определенные жертвы, то будет лучше прибыть на Таркад не только с военным конфликтом на Сент-Иве как главным результатом его деятельности на посту Первого Лорда. В конце концов, он поддержал действия Внутренней Сферы против клана Дымчатого Ягуара, помог быстро восстановить разбитые армии, но все это померкнет перед лицом абсолютной победы Виктора и постоянными жалобами Кэндайс.

«Мне нужно вывести из равновесия других членов Совета, – думал Сунь-Цзы. – Заставить их сосредоточиться на том, что выгодно мне, и не позволить им объединиться против меня. Поддержка Катрины очень ограниченна. Она бросит меня, как только я назову ее своей преемницей и это решение будет одобрено. Она предаст меня точно так же, как я сам предал бы ее. Я могу рассчитывать на Томаса, но маленький Янос Марик абсолютно здоров, да и ходят слухи о втором ребенке. Я даже не могу быть уверенным в том, что опасность, которой Изида подвергалась на Хустейнге, послужит для Томаса веским аргументом».

Изида Марик – вот еще одна проблема, хотя решать ее придется не сегодня. Сунь-Цзы покачал головой. «Надо что-то придумать, – думал он. – Мне нужна победа, которая вернула бы мне былой престиж и заставила окружающих относиться ко мне с опаской».

Впрочем, чем это могло бы быть, сейчас он сказать не мог.

Но отступать от своих планов относительно Сент-Ива Сунь-Цзы не собирался. Стабильное присутствие на Сент-Иве подразумевает установление мира в этом регионе. Сунь-Цзы остановился перед большим французским окном и стал смотреть на серые небеса, нависшие над столицей.

– Если у вас еще и остались какие-то сомнения намой счет, дорогая тетя Кэндайс, – прошептал он, – то в скором времени у вас их не будет.

Королевский дворец Тиан-Тан
Сент-Ив
Сент-Ивский Союз

Кэндайс тихо вошла в военный кабинет, не желая прерывать совещание, которое Каролина Сенг проводила со старшими офицерами. Жестом руки она остановила охранников, пытавшихся доложить о ее приходе, и не стала проходить в комнату, а остановилась возле дверей. Каролина изучала голографическое изображение разбитых мехов. Результат последней битвы или новые планы?

– На Нашуаре мы терпим сильные потери, – произнес один из офицеров, указывая на останки мехов, громоздившиеся друг на друге. – И это доказывают полученные нами материалы.

«Так, – подумала Кэндайс, – значит, речь идет о последних событиях. Очень неприятно».

– Силы Лиранского Альянса, выступающие под флагом Звездной Лиги, значительно усилили давление на наши войска, так как им на помощь пришел Дом Хирицу, – продолжал офицер. – Седьмой полк пока держится, но силы их на исходе.

Генерал Симона Девон покачала головой.

– Они продержатся столько, сколько будет нужно. – Она посмотрела на Каролину Сенг, отвечающую за политику Союза в целом. – А вот если бы им в подкрепление послать одно из новых наемных соединений, тогда они смогли бы удержать северные границы Нашуара.

Сенг кивнула с отсутствующим видом. Сейчас все ее внимание было сосредоточено на голографическом изображении.

– Вы уже обдумывали, какое соединение подошло бы для этой цели? – спросила она.

– Аркадианцы, – быстро ответила Девон. – У них служат в основном бывшие жители Федеративного Содружества, поэтому их интеграция в наши структуры должна пройти безболезненно. К тому же их тактика очень напоминает нашу.

Кэндайс уже не в первый раз была приятно удивлена уровнем осведомленности Симоны. «Хорошо, что она у нас есть. Впрочем, она настолько лояльно настроена к Виктору, что Катрина вряд ли захочет, чтобы она вернулась», – подумала Кэндайс.

– Я изложу вашу просьбу герцогине, – сказала Каролина. – Уверена, что соответствующий приказ вскоре будет издан.

Кэндайс тактично откашлялась, давая понять, что она здесь.

– Я не возражаю, полковник Сенг. К чему возражать против здравых решений? – А про себя она подумала: «И если это решение сможет хоть как-то облегчить положение войск Симоны, это самое малое, что я могу для нее сделать». – Есть ли еще проблемы, требующие моего вмешательства? Пока я здесь, я с радостью их решу.

Никто не осмелился обратиться к ней с просьбой, но Кэндайс отчетливо прочитала сомнение в глазах Каролины Сенг.

– Вы что-то хотели сказать, Каролина?

– Наши войска все еще действуют, исходя из принципа минимальной силы, – неуверенно начала Каролина. – Но за последнюю неделю агрессивность войск Сунь-Цзы значительно возросла. Мы несем серьезные потери. Я понимаю, что подобные действия могут привести к эскалации конфликта, но...

– ...но избежать этого уже невозможно, – закончила за нее Кэндайс. – И это поднимет дух у наших людей. Я на это очень надеюсь. – Герцогиня кивнула в сторону голографической карты. – Я надеялась, что нам удастся протянуть время до следующей Конференции Звездной Лиги. Но Сунь-Цзы не намерен давать нам это время.

– Речь идет не только о Нашуаре, – вмешался офицер Второго батальона Пикинеров Сент-Ива. Он был всего лишь капитаном, но, поскольку Каролина сочла возможным пригласить его на это совещание, в компетентности его сомневаться не приходилось. К тому же он чувствовал себя достаточно уверенно, чтобы высказывать свое мнение. – Весталлас и Брайтон готовы к сопротивлению, особенно после прибытия Кирасиров Маккэррона. Они нуждаются в подкреплении. Надо развязать руки нашим солдатам, чтобы они могли связать захватчикам руки.

– Связать руки? – переспросила Кэндайс. – Вы считаете, что противник не намерен задерживаться на этих мирах и добиваться полного примирения?

Капитан отрицательно покачал головой.

– Я изучил действия Кавалерии, герцогиня. Они покинут эти миры, как только убедятся в том, что другим соединениям капелланской армии будет где развернуться. Уверен, что их целью является Тага, а может быть, и Сент-Лорис. Это выглядело бы вполне логично.

Сенг кивнула, выражая согласие со словами молодого офицера.

– Я тоже так считаю. Сунь-Цзы хочет отбросить нас назад, хочет заставить нас обороняться на территории Союза. И тогда он отступит и сможет консолидировать миры первой волны, пока мы будем сосредоточены на обороне вторичных целей.

Кэндайс нахмурилась. Подобный план казался ей вполне логичным, но таковы ли на самом деле замыслы Сунь-Цзы?

– А что, если нам применить ту же тактику, что и при подавлении заговора Марика-Ляо в пятьдесят седьмом году?

– Теперь Сунь-Цзы располагает всей силой Лиги Свободных Миров, – ответила Каролина. – Однако он более ограничен в ресурсах. Несмотря на то что на его стороне выступили войска Магистрата, ему приходится направлять силы на усмирение региона Новых Колоний и области Хаоса.

– И он захочет укрепить свою позицию до конференции на Таркаде, – задумчиво произнесла Кэндайс, обдумывая новые преимущества, которые захотел получить ее племянник. В ее мозгу забрезжила слабая надежда на то, что им удастся помешать его планам. – Что ж... Укрепите наши позиции на пограничных мирах наемными войсками. Я оттягивала этот шаг до последней минуты. Но, похоже, пришло время заставить Сунь-Цзы заплатить сполна.

Кэндайс повернулась и направилась к двери, но на полпути остановилась и обратилась к своим офицерам:

– Так или иначе, но мы прекратим эту войну.

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ
СМЕРТЕЛЬНЫЕ ПОЛЯ

Причина, по которой солдаты убивают противника, это ярость.

Сунь-Цзы, «Искусство войны»

К сожалению, большинство генералов забывает о том, что у палки два конца.

Сунь-Цзы Ляо. Запись в дневнике, 28 июля 3059 года, Сиань

Парк Ши-Цонг-Ксин
Пиндейл, Денбар
Сообщество Синь Шен, Капелланская Конфедерация

Апреля 3061 г.

Теплый ветер разносил по центральному парку Пиндейла аромат травы, смешанный с запахом сырой земли. Воины Хустейнга и жители города пытались ликвидировать последствия февральского боя. Ни Тен Дхо, не выпуская из рук лопаты, остановился, вытер пот со лба и откинул назад начавшие седеть волосы. Физический труд под теплым солнцем заставил сердце старого воина забиться так, как оно никогда не билось, когда он сражался в мехе. Прежде чем вернуться к работе, он не удержался и погладил новые знаки отличия на воротничке – после того боя его сделали полковником.

– Все не нарадуетесь, сан шао? – Сао вэй Ху Фен смотрел на командира с теплой улыбкой, столь редкой на его мрачном лице. Сегодня Фен находился в особенно приподнятом настроении. Он вонзил свою лопату в груду земли и начал забрасывать выжженный шрам, оставленный на почве очередью из РРС.

Свежеиспеченный полковник рассеянно кивнул. Получив материалы и оборудование от Дома Хирицу, а также приказ от канцлера о расширении отряда, он отправил небольшую команду на Хустейнг для вербовки новых рекрутов. В приказе канцлера говорилось, что они имеют право реквизировать вооружение внутренних войск Хустейнга и набирать в свой отряд пехотинцев, чтобы иметь возможность сформировать батальон поддержки. Удивительно, но финансовый департамент без возражений завизировал этот приказ. Дхо был повышен в должности, а также получил право повышать своих людей в соответствии со штатным расписанием.

«Но когда такое было, чтобы полковники занимались земляными работами?» – думал Дхо. И ответа на свой вопрос он не получил.

За исключением одного меха и нескольких звеньев пехоты, которые патрулировали Пиндейл и охраняли свой шаттл в космопорте, все Воины Хустейнга работали в парке. Неделя гуманитарной помощи имела главный приоритет – таков был приказ сначала Куан Инь Ляо, а затем и самого канцлера. Бои в Пиндейле и его окрестностях почти прекратились, хотя отдельные гражданские все еще доставляли определенное беспокойство, из-за чего Дхо пришлось выделить одно звено мехов для охраны парка. Другие соединения были отправлены в разные города Денбара, чтобы закрепиться на планете и подавить сопротивление непокорных внутренних войск. Судя по отчетам, а также по исчезновению нескольких патрулей, организованное сопротивление Конфедерации крепло, и санг-шао Дхо явно придется иметь с этим дело, правда, не сегодня.

Сегодня был день демонстрации доброй воли и единения всех новых граждан Капелланской Конфедерации.

Основная идея восстановительных работ заключалась в том, чтобы воины осознали свою ответственность за ущерб, который они причиняют своими действиями, а для этого им пришлось восстанавливать разрушенное своими руками. С утра солдаты вооружились лопатами, граблями и другим инвентарем, одолженным в местном департаменте городского благоустройства, и приступили к восстановлению изуродованного парка. Некоторые занимались земляными работами, как и сан шао Дхо. Другие убирали сломанные деревья и сажали новые. Больше всего людей было направлено на восстановление пруда, вода из которого утекала через огромную трещину, образовавшуюся после прогулки «Victor’а» Дхо.

Восстановление пруда должно было расположить к солдатам Капеллы местное население. Этот пруд всегда считался гордостью парка. Восстановительные работы шли всего шесть часов, однако позитивные сдвиги были уже заметны. Почти все утро Воины Хустейнга трудились в одиночестве. Около полудня в парк потянулись жители Пиндейла, так что рабочих рук прибавилось. Один из гражданских даже притащил с собой тачку, на которой теперь возил землю, чтобы засыпать следы ног мехов, оставленные на газонах. Не слишком большая помощь, но это только начало.

Рация, пристегнутая к поясу Дхо, подала признаки жизни, и из нее послышался знакомый голос, пробивающийся через помехи:

– Сан шао, говорит сао шао Эванс. Получены два сообщения из космопорта, сэр. Хотите вначале узнать хорошие новости или сразу начнем с очень хороших?

Дхо слегка нахмурился. Пот заливал ему лоб и глаза. Он потер подбородок и отстегнул рацию от пояса. Эванс в захваченном «Blackjack’е» патрулировал окраины парка. Мех ему достался довольно старый, но ничем другим заменить «Jenner’a» пока не удавалось. «Думаю, нужно спокойно поговорить с Эвансом, – подумал Дхо. – Он очень сильно опоздал, когда должен был броситься на поддержку Рейнджеров Аркады». Впрочем, портить настроение подчиненному прямо сейчас ему не хотелось. Дхо включил передатчик:

– Начинай с хороших, Дэнни.

– С Кавалерией противника покончено. Просят вашего разрешения для расформирования вражеского отряда.

Судя по всему, это было Третье звено внутренних войск Денбара, которое продолжало сопротивляться с самого начала капелланской оккупации. Дхо улыбнулся. Решение Мастера Нона о конфискации вооружения и оборудования сопротивляющихся соединений явно вызывало озлобленность и сопротивление со стороны воинов, вынужденных вернуться к гражданской жизни. Впрочем, большинство соединений либо заняли нейтральную позицию, либо открыто перешли на службу Конфедерации. Дхо усмехнулся. Отличный ход.

– Передайте, пусть действуют по своему усмотрению, – ответил он. – Хотя я бы предпочел, чтобы они вернулись в тот же город, откуда прибыли.

– Я полагаю, сэр, именно это они и собираются сделать.

Дхо кивнул. Он был удовлетворен, но сомнения по поводу выбора командира этого соединения не переставали его терзать. Нет, он не мог сказать, что чжун шао Илза Каппучио была некомпетентной и не подходила для подобной должности, но в этом чувствовалось явное отклонение от традиций Капеллы. Когда это было, чтобы пилотами мехов командовал командир звена поддержки? Впрочем, Воины Хустейнга и так уже нарушили множество традиций, хотя Дхо и считал их устаревшими и тормозящими развитие армии. Он снова включил передатчик.

– Ну, а теперь переходи к лучшим новостям.

– Легионеры Маршигамы уже на орбите. Они везут нам новых мехов и уже в ближайшее время приземлятся на восточном континенте.

Легионеры? Дхо поморщился, услышав радостный вопль сао вэя Ху Фена... Легионеры были одним из старейших отрядов наемников, связанных тесными узами с Капелланской Конфедерацией. Это соединение давно усвоило стиль Кирасиров Маккэррона. Однако они отличались эгоизмом и неуживчивостью, другим отрядам взаимодействовать с ними было очень сложно. И это отличные новости?

– Они же не будут взаимодействовать с нами? – спросил Дхо.

Веселость Эванса чувствовалась даже в обезличенных радиопереговорах.

– Нет, сэр. В этом и заключается замечательная новость. Я полагаю, что они будут совершенно самостоятельными. А мы сможем переложить на них большую часть ответственности за Денбар.

Что ж, это действительно хорошее известие. Сан шао Дхо не будет возражать. Его соединение заняло столицу и самый важный континент планеты. Легионерам придется охотиться за сопротивляющимися отрядами Внутренних войск на южном материке и в горах. Да и четыре новых меха нам никак не повредят.

– Я не думаю, что среди новых мехов есть «Yu Huang», не так ли? – спросил Дхо, пытаясь скрыть возбуждение в голосе. Впрочем, явно слышащаяся усмешка в голосе Ху Фена сразу же прояснила всю обстановку. «Victor», на котором до сих пор сражался Дхо, был неплохим мехом, как и все, сделанные в Содружестве, но новая машина, принадлежавшая Мастеру Нону, произвела на полковника неизгладимое впечатление.

– Нет, санг-шао. Привезли «Raven’a», «Snake» и двух «Huron Warrior’ов».

Дхо пожал плечами. Добротные капелланские машины.

– Хорошо, Дэнни. Спасибо за новости. Передайте мои поздравления сан шао Маршигаме, а потом можете вздохнуть с облегчением.

– Мне отключиться, сэр? – спросил Эванс. Дхо увидел, как мех сао шао повернулся в его сторону.

Усмехнувшись, Дхо махнул ему рукой:

– Да, а то я что-то не вижу у тебя в руках лопаты. Не пора ли заняться делом?

Дхо отключил передатчик и громко рассмеялся. Эванс так резко развернул своего «Blackjack’a», что мех с трудом удержал равновесие. «Может быть, я слишком погружен в прошлое, – подумал он. Разговор с Эвансом поднял ему настроение. – Теперь мои солдаты могут стать обычными представителями Конфедерации на Денбаре, проводниками идей Синь Шен. Все мы гордимся своим капелланским происхождением, но не боимся перемен. Главное – это то, что мы сделали свою работу».

Однако эти приятные чувства владели Дхо всего несколько секунд, пока он не увидел, как одна женщина из гражданских, работающая невдалеке, упала навзничь с пулевым ранением в шею. Раздался треск далекого винтовочного выстрела. Дхо схватил рацию.

– Снайпер! – рявкнул он, и тут Фен сильно толкнул его в спину и повалил на землю, прикрывая собственным телом.

Полулежа в глубокой рытвине, оставленной очередью из его собственного РРС, Ни Тен Дхо чувствовал острый запах озона, смешивающийся с запахом обгоревшей земли и травы. В трех метрах от него раненая женщина несколько раз дернулась и затихла. Трава вокруг нее пропиталась кровью. «Предназначалась ли эта пуля моим людям? – думал Дхо. – Или кто-то решил наказать коллаборациониску за сотрудничество с врагом?»

Вторая пуля просвистела совсем рядом с Ху Феном и вонзилась в землю всего в метре от головы Дхо. Он проследил траекторию и мгновенно передал Эвансу:

– Жилой дом на юге, этаж пятый или чуть выше.

Ху не стал тратить время на раздумывание. Он сразу перевернул свою тачку так, чтобы за ней можно было укрыться. Ни Тен Дхо очутился в импровизированном убежище, а долю секунды спустя там же появился и сао вэй Ху Фен.

Но он опоздал. Третья пуля попала ему в грудь.

Ху рухнул на землю, успев лишь коротко вскрикнуть. Кровь фонтаном брызнула из раны, залив рукав Дхо.

– Шестой этаж, – послышался голос из приемника, поскольку Эванс успел проследить третий выстрел. – Пятое окно.

Дхо нажал кнопку передатчика. Он задыхался от ярости.

– Достаньте этого мерзавца! Не знаю как, но достаньте мне его!

В ответ раздалась отрывистая очередь. Похоже, стреляют из легкой автопушки. Дхо выкатился из-за тачки, пытаясь увидеть, куда двинулся «Blackjack» Эванса. Мех стоял между парком и зданием. Его тридцатимиллиметровая пушка была наведена на шестой этаж. Стекло и кирпич разлетались в разные стороны. Для полной уверенности Эванс выпустил по этажу еще одну очередь. Вряд ли кому-нибудь удалось бы пережить нечто подобное.

Сан шао Ни Тен Дхо медленно поднялся на ноги. Он перевел взгляд с разрушенного здания на своего мертвого товарища и женщину, которая просто хотела что-то наладить в своей жизни, что-то сделать лучше. «Ее нужно похоронить в парке, – подумал Дхо, снимая китель и прикрывая лицо женщины. – Их обоих нужно похоронить здесь, где земля окроплена их кровью. И обязательно поставить памятник!» Может быть, это ничего и не значило, но Дхо надеялся, что память будет значить очень многое.

Это было самое большое, что он мог для них сделать.

Предгорья Хинган
Нашуар
Сент-Ивский Союз

Апреля 3061 г.

В утренних тенях по ущельям и оврагам Хинганских предгорий продвигался Седьмой полк сил Федеративного Содружества. Сержант Морис Фитцджеральд на своем «J. Edgar’е» наткнулся на поле боя. Он остановил танк, выключил воздушную подушку, глубоко вздохнул, проверил винтовку и фонарик и открыл люк. Он понимал, что осматривать поле боя в одиночку довольно рискованно.

Впрочем, похоже, что здесь никого не осталось.

– Фитц, ты что, с ума сошел? – послышался из маленького передатчика голос капрала Чи Кунг, которая управляла вторым танком. – Эй, Мо, прикрой его на всякий случай!

Фитц вылез из танка. Весеннее солнце пригревало ему спину. Он осмотрелся. Повсюду, насколько хватал глаз, громоздились обломки мехов, разбитые машины пехоты, изувеченные трупы пехотинцев. Даже за двадцать метров от поля боя слышался явный запах разложения. От большинства машин остались только каркасы. Несколько мехов было изуродовано настолько, что распознать их можно было только по отдельным деталям, сохранившимся в массе расплавленного металла. И над всей этой чудовищной картиной раздавалось легкое птичье щебетание.

«Мы должны были рассчитывать на это, – подумал Фитц, ожесточенно растирая рукой шею и пытаясь восстановить дыхание. – Два дня мы не сталкивались с противником. Но должны были быть готовы к подобному».

Надо сказать, что для Внутренней Сферы, несмотря на обилие войн и конфликтов, подобная ужасающая картина выглядела абсолютно непривычно. Спасательные команды победившей стороны, а то и обеих сторон, появлялись на поле боя с последними орудийными залпами. Они собирали своих мертвых, при необходимости хоронили врагов и прочесывали все окрестности в поисках сохранившегося вооружения. Оттуда, где он стоял, Фитц заметил по меньшей мере трех мехов, стоящих не один миллион, каждый из которых вполне мог быть пущен в дело. Восстановить оторванную ногу или починить гироскоп особого труда не представляло. «Неужели они сражались до последнего человека? – думал Фитц. – Неужели здесь не было победивших?»

Похоже, так оно и было. Фитц оглядел поле боя, пытаясь заметить хоть какое-то движение. Но только ветер колыхал высокую, поникшую траву. Фитц стянул с головы шлем, чтобы услышать стоны раненых, но услышал лишь шелест листьев. Снова натянув шлем, он включил передатчик.

– Бродяга-три, Бродяга-четыре, разведайте местность, – приказал он отрывисто. – Дайте мне точные сведения о количестве подбитых машин и мехов. Отметьте конструкцию и цвета, если это удастся. – На нескольких мехах Фитц отчетливо увидел эмблемы Лиранского Альянса. Впрочем, серо-голубая окраска говорила сама за себя. – Если найдете выживших или мехи Конфедерации, сразу же сообщайте.

Почему вдруг его заинтересовали мехи Конфедерации, Фитц и сам не знал. Было очевидно, что без Дома Хирицу здесь не обошлось. Фитц спрыгнул на землю и направился к трупам. Пехотинцы, вооруженные только легкими винтовками, уничтоженные огнем тяжелых пушек. Он отвернулся и двинулся к машине поддержки системы «Goblin».

«Может быть, мне лучше считать, что капелланцы, пусть даже наши враги, не могли устроить подобной бойни, – думал он. – Потому что если это дело их рук, то и мы имеем право на такое». Сражаться так было невозможно. Одна из сторон должна была отступить, сдаться, предложить определенные условия. Можно было выплатить выкуп или провести переговоры. Переходя от одной разбитой машины к другой, от одного трупа к другому, Фитцджеральд пытался понять, что же его так тревожит.

– Они убили друг друга? – раздался голос из рации. Оглядев поле битвы и попытавшись хотя бы представить, что же здесь произошло, Фитц покачал головой.

– Вряд ли. По крайней мере, я так не думаю. Уж кто-нибудь должен был остаться в живых, хотя бы с одной стороны. А возможно, и с обеих, но связаться ни с кем нам не удастся.

– Бродяга-один, говорит Бродяга-три. Ни живых, ни мехов Конфедерации не обнаружено. Насчитали двадцать три, повторяю, двадцать три меха и двенадцать бронемашин. Все принадлежат силам Федеративного Содружества и Лиранского Альянса.

Бродяга-четыре подтвердил донесение напарника.

Итак, разведка Седьмого полка натолкнулась на лиранских мехов и была полностью разбита, но сумела унести с собой всех противников. Оценивая уровень понесенных лиранцами потерь, результат был неплохой. Фитцджеральд поднялся на свой танк и окинул поле смерти прощальным взглядом.

Вернув рацию и винтовку на свои места, Фитц натянул шлем и пристегнулся в водительском кресле.

– Ладно, – нехотя сказал он, пытаясь говорить твердым и уверенным голосом. Боевой дух его команды после подобного зрелища явно нуждался в поддержке. – Мы имеем одного лиранского меха, который в состоянии хромать за нами. Это нас затормозит, но потом наверстаем. Возвращаемся.

«И если нам повезет, – подумал он про себя, – нам больше не придется проводить подобной разведки».

Но Фитцджеральд не верил сам себе. По крайней мере сейчас.

Фитц в задумчивости сидел в тесной столовой. Он не чувствовал голода и ел чисто механически. Жареная рыба с рисом. Обычное блюдо, которое трудно испортить даже в гарнизонной столовой. Фитц гонял кусок рыбы по тарелке, пытаясь построить из риса фортификационные укрепления, и так увлекся этим делом, что не заметил, как к нему подошла Даниэль Сингх.

– Ты собираешься это съесть или сделаешь экспонат?

Даниэль поставила свою тарелку на стол и уселась напротив него.

– Слышала о ваших сегодняшних похождениях. Я думала, что хотя бы спасательную команду удастся вытащить.

– Наше звено задержалось на двадцать четыре часа, – ответил Фитц, продолжая гонять рис по тарелке. – Мы опоздали. – «Интересно, случайно ли Даниэль подсела ко мне? А может быть, она хочет сделать мне новое предложение?» – А как твои дела? Внутренние войска вас прикрывают?

– Только тяжелая пехота. Они хотят покончить с этим как можно быстрее. – Даниэль подцепила на вилку небольшой кусок рыбы и начала тщательно его пережевывать. – Похоже, это правильное решение. Батальон Фузильеров Канопуса прибыл, прежде чем мы успели освободить регион от войск Конфедерации.

А вот это было уже интересным. Фитц отодвинул тарелку.

– Фузильеры? – переспросил он. – Я думал, они еще на Милосе.

Фитц внимательно следил за перемещениями войск, словно эти знания могли принести ему какую-то пользу. Он только что не делал ставок на эту игру, словно на очередной бой на Солярисе.

Даниэль пожала плечами.

– Кто может отследить перемещение всех игроков? Ходят слухи, что лиранцев отзовут, а Фузильеры займут их место. – Даниэль с надеждой посмотрела на тарелку Фитца. – Почему ты не ешь, Фитц?

– Я не голоден, – ответил он, благодарный ей за понимание. Если с кем-то он и мог сейчас поговорить, то только с ней. – Поле боя – вот что меня действительно волнует. – Он пристально посмотрел на нее, уже уверенный в том, что она села за его стол не случайно. – Ты хотела поговорить со мной?

Она кивнула.

– Я обратилась к Чи Кун. Она сказала, что картина была ужасающей и что ты не захотел пообедать с ними в Хазлете. – Даниэль заботливо посмотрела на него. – Никогда не думала, что у тебя такой слабый желудок.

«Мозгов у меня нет, – подумал Фитц. – А с желудком все в порядке». Он отрицательно покачал головой.

– Да, это действительно было очень неприятно, – сказал он. – Но все прошло. Меня беспокоит нечто другое. Я объехал поле боя на легком танке и видел поверженных мехов. Не знаю, чего я должен был добиться своей разведкой.

«Чего мы вообще надеемся добиться, сражаясь против Конфедерации», – подумал он про себя.

Даниэль отложила вилку и толкнула тарелку к центру стола.

– Мы сумели вытащить с поля пять ремонтопригодных машин, прежде чем до них добрались Фузильеры. Нам нужны опытные водители. Ты обдумал предложение Неварра?

В голосе Даниэль звучала искренняя надежда. Фитц глубоко вздохнул.

– Я не переставал об этом думать, Даниэль. Но мне не кажется, что я готов принять его предложение. Я не выдержал тренировок и не хочу потерпеть провал в реальных условиях, когда мой промах может стоить кому-то жизни.

– Уверена, у тебя все получится.

Фитцджеральд не поверил собственным ушам. После встречи с ней и Неварром он и предположить не мог, что Даниэль скажет что-то подобное.

– Я думаю, ты вполне справился со своей маленькой проблемой, – торопливо говорила Даниэль. – Но теперь ты совершаешь новую ошибку. Все мы делаем ошибки. И порой они стоят кому-то жизни. Седьмой полк и Аркадианцы не в состоянии поддержать нас, Фитц. Нам нужны водители мехов.

– Нам нужна группа Дабл-Ю, но их отправили на Тагу на тот случай, если Конфедерация вторгнется на территорию Союза, – с горечью ответил Фитцджеральд. «Или на случай, если Кай Аллард-Ляо и его Первый полк Пикинеров Сент-Ива вернутся, – подумал он про себя. – Если только он вернется вовремя». Он сглотнул, чувствуя, как его душит гнев. – Один водитель не сделает погоды на Нашуаре.

Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Читайте также:
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (324)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.056 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7