Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Глава 2. Организационно-методическое обеспечение проведения психологической экспертизы ПТСС в практике психологического обеспечения деятельности ОВД




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

§ 2.1 Место психологической экспертизы ПТСС в практике проведения служебных проверок (расследований) в отношении сотрудников ОВД - участников контртеррористической операции.

 

В настоящее время психологическая служба органов внутренних дел влилась в общую систему психологического сообщества Российской Федерации. Организована отдельная секция «Практическая психология в правоохранительной деятельности»[68]. Участие в работе РПО позволяет решать многие задачи психологического обеспечения, одна из которых – психологическое сопровождение в штатных и экстремальных условиях[69]. В части консультирования у специалистов по сложным вопросам психологии, психологической диагностики и экспертизы. Безусловно, речь идет о развитии экспертного подхода и психологической экспертизы в органах внутренних дел.

Отличие теоретической прикладной психологии от практической заключается в том, что традиционная прикладная психология в качестве объекта исследования рассматривает абстрактную личность. В практической же психологии объект всегда конкретен и реален. Более того, мы рассматриваем его исключительно как субъект профессиональной деятельности. Экспертный подход к исследованию психологических явлений служит своеобразной палочкой-выручалочкой в устранении данного противоречия и является гарантией от «объективного вменения», «индивидуализации ответственности», следственной и судебной ошибки.



Психологическое обеспечение – новый вид самостоятельной профессиональной и специализированной работы с личным составом. Психологическая работа обеспечивает получение научно достоверного, объективного и надежного знания о личных и деловых качествах сотрудников, о закономерных социально-психологических явлениях в служебных коллективах, о способах преодоления трудностей, возникающих в процессах оперативно-служебной деятельности и управления подразделениями. Она нацелена на оказание психологической помощи в преодолении различного рода эмоциональных и личностных проблем, трудностей общения, в разрешении конфликтов и налаживании взаимоотношений, в использовании социально-психологических приемов и способов управления людьми, в обеспечении психологически устойчивой деятельности в различных напряженных и экстремальных ситуациях[70].

В реальной практике психологической экспертизы психологи ОВД сталкиваются с одним неоспоримым фактом – каждая исследуемая ситуация, случай, явление, имеющее психологическую природу, уникально по-своему. Поэтому при экспертной психологической оценке и производстве конкретных видов экспертиз в рамках служебного расследования психолог должен уметь эффективно использовать свои специальные познания, не выходя за пределы профессиональной компетенции, всесторонне и полно отражать объективную и субъективную сторону экспертного случая[71].

Участвуя в обследовании сотрудников - участников КТО, психолог ОВД накапливает опыт анализа девиантного поведения, что бывает совершенно необходимо для оценки эмоциональных реакций, возникающих в связи с острострессовыми событиями профессиональной деятельности. Практика работы показывает, что лицам, не знакомым с особенностями профессиональной милицейской деятельности: (оперативно-розыскной деятельности, деятельности, связанной с охраной общественного порядка, а тем более служебно-боевой, касающейся специальных операций, освобождения заложников, обезвреживания особо опасных представителей криминальной среды и организованных преступных групп), бывает трудно ориентироваться в фактических данных, свидетельствующих о мотивах и чувствах, лежащих в основе «девиантного» поведения, а также аффектах, сопровождающих выполнение сотрудниками ОВД правоприменительных функций. И если мы говорим об экспертной оценке эмоционального состояния в юридически значимой ситуации профессиональной деятельности, то психологу необходимо иметь высокий уровень профессиональной компетентности, чтобы в процессе служебного расследования и производства психологической экспертизы ПТСС выявить наличие объективных признаков, содержащихся в фактических данных и обстоятельствах расследуемого случая, оценить их субъективную сторону, доказать наличие либо отсутствие признаков особого психического посттравматического стрессового состояния.

Несмотря на то, что психологическая экспертиза является одним из видов деятельности практического психолога ОВД[72], своего широкого практического применения в работе психолога она до сих пор не нашла.

Акцентируем внимание на том, что отсутствие экспертизы ПТСС и, в частности, нормативно-правового указания на случаи ее обязательного назначения ведет к необоснованным управленческим решениям и юридическим ошибкам.

Порядок проведения служебных проверок (расследований) ранее был определен Временной инструкцией «О порядке осуществления контроля за состоянием собственной безопасности и законности в органах внутренних дел РФ и проведения служебных проверок по правонарушениям, совершенным сотрудниками органов внутренних дел», утвержденной приказом МВД России от 26 февраля 1996 г. № 129. В настоящее время он не урегулирован в связи с отменой вышеприведенного приказа. Служебное расследование можно рассматривать как факультативный вид административно-служебной деятельности органов внутренних дел.

Служебная проверка (расследование) в ОВД имеет свои характерные особенности, обусловленные спецификой правоохранительной деятельности. Практика показывает, что чаще других служебные проверки назначаются и проводятся по фактам конфликтов сотрудников, выполняющих свои функциональные обязанности с гражданами, оказавшимися по той или иной причине в сфере деятельности ОВД либо прямо посягнувшими на закон. При выяснении причин подобных конфликтов и обстоятельств, подлежащих выяснению в ходе служебной проверки, следует исходить из свойств как объекта воздействия, т.е. конкретного гражданина, так и субъекта, т.е. сотрудников ОВД[73]. В соответствии с требованием, содержащемся в пункте 4.6 приказа МВД России от 13 сентября 1999 г. № 693, проекты приказов, связанных с наложением взысканий или увольнением сотрудников по отрицательным основаниям, подлежат обязательной правовой экспертизе.

В настоящее время трудно себе представить высококвалифицированные служебные расследования в органах внутренних дел, разбирательства в суде или другом компетентном органе без привлечения психологических знаний. В юридической практике накоплен значительный опыт привлечения психологов в качестве экспертов и специалистов[74].

В своей повседневной деятельности инспекция по личному составу (ИЛС) осуществляет процесс реализации того или иного управленческого решения. Этот процесс можно разделить на три крупные стадии: разработка, принятие и исполнение. Каждая из стадий данного процесса обладает собственным содержанием, которое определяется сложностью вопросов, подлежащих разрешению.

Организация и проведение служебной проверки (расследования) состоит из 6 стадий или этапов:

1. Решение организационных вопросов (подготовка к проведению служебной проверки, ее планирование, сбор дополнительной информации и др.);

2. Проведение служебной проверки;

3. Оценка собранных материалов, составление заключения;

4. Реализация выводов служебной проверки;

5. Контроль за исполнением принятого решения;

6. Направление информации по результатам проверки заинтересованным лицам.

Назначение и проведение психологической экспертизы относится ко второму этапу или стадии служебной проверки (расследования).

Для определения места и роли психологической экспертизы в рамках служебного расследования[75] рассмотрим вопрос взаимодействия психолога с лицами, ответственными за его проведение.

В случае назначения психологической экспертизы правоотношения могут возникать между следующими субъектами экспертизы (их можно сгруппировать более компактно и изложить в виде трех групп):

а) отношение между экспертом и органом или лицом, назначившим экспертизу (инспекция по личному составу (ИЛС), отдел собственной безопасности (ОСБ) и т.д.);

б) отношения, которые возникают и развиваются под контролем органа, назначившего экспертизу, между экспертом и участниками процесса, имеющими в деле самостоятельный правовой интерес, другими участниками служебного расследования;

в) отношения между участниками служебного расследования и органами, назначившими экспертизу по поводу экспертизы.

Основанием возникновения и прекращения всяких правоотношений являются юридические факты. Вынесение компетентными органами постановления, приказа, указания о назначении экспертизы в соответствии с установленной для него процессуальной формой является юридическим фактом, порождающим возникновение экспертно-процессуальных отношений. Юридическим фактом, прекращающим эти правоотношения, служит Заключение служебной проверки, утвержденное вышестоящим лицом.

Для развития нового направления психологического обеспечения деятельности ОВД в виде экспертного исследования психологических феноменов и, в частности, психологической экспертизы ПТСС важное значение имеет выявление и изучение юридических ошибок, возникающих при производстве служебных проверок. Нам представляется целесообразным указать некоторые из них.

Анализ заключений служебных проверок (расследований), объектом которых явились сотрудники ОВД – участники вооруженных конфликтов и контртеррористической операции, свидетельствуют о том, что:

1. В материалах служебных проверок поверхностно отражаются данные об индивидуально-психологических особенностях сотрудников-участников КТО, сведения о профессиональном травматическом опыте, об их эмоциональной реактивности, устойчивости эмоционально-волевой сферы, типах реакции на психологический стресс, склонности к депривации, деструктивных проявлениях, особенностях постэкстремальной адаптации.

2. Не отражаются особенности личности и поведения сотрудника в исследуемой ситуации, развитие и динамика психического состояния, влияние специфики профессиональной деятельности и профессионального опыта на данную динамику и поведение сотрудника.

3. Поверхностно исследуется субъективная сторона правонарушения: мотивация поведения, история развития личности, становление сферы субъективно-личностных отношений (направленность), наличие в ней глубоких конфликтов, противоречий, система ценностей, оценка и восприятие ситуации самим субъектом.

4. Специалисты-психологи не привлекаются к проведению служебных расследований (проверок) по правонарушениям сотрудников в юридически значимых ситуациях. Исключение составляют лишь случаи самоубийств сотрудников[76].

Анализируя причины и условия, способствующие совершению должностных проступков и правонарушений, лица, проводящие расследование, отмечают, вследствие чего, а не по почему, произошло данное преступление, правонарушение.

Опыт практической деятельности и проведения служебных проверок (расследований) говорит о том, что существуют обстоятельства, при наличии которых проведение психологической экспертизы должно быть обязательным, гарантированными неуклонным исполнением Приказа МВД РФ № 129-96 г. При этом критерии обязательного назначения психологической экспертизы связываются с особенностями субъектного состава по конкретному факту. Психологи полагают необходимым обязательное назначение экспертизы в случаях, когда субъектом служебного расследования выступает сотрудник ОВД - участник вооруженного конфликта. В силу сугубо психологических причин все они характеризуются специфическими изменениями в течении познавательных психических процессов, эмоциональных состояний и проявлении личностных свойств. Использование психологических познаний для решения вопросов об индивидуализации ответственности и наказания, при установлении обстоятельств, характеризующих личность сотрудника ОВД в рамках служебного расследования, становится наиболее значимым.

Использование современных достижений психологии обеспечивает большую адекватность понимания природы и содержания психических феноменов и явлений, лежащих в основе агрессивных противоправных деяний, что позволяет намечать и осуществлять целенаправленные меры по их предупреждению. Как мы покажем ниже, в этом же заключаются задачи экспертного психологического исследования в органах внутренних дел, осуществляемые в рамках проведения служебного расследования.

К числу предупредительных мер относится и так называемая экспертная профилактика правонарушений, связанная с правильным и своевременным экспертным распознаванием причин криминальной агрессии, точной оценкой меры ответственности виновного лица, решением вопроса о необходимости применения принудительных мер медицинского (психокоррекционного) характера, соединенных с исполнением наказания.

Разработкой этих вопросов в широком плане занимается юридическая психология как наука, изучающая психические явления, механизмы и закономерности в сфере правового регулирования юридически значимого поведения. В узком плане - судебно-психологическая и комплексная психолого-психиатрическая экспертизы.

В связи с этим, различные аспекты интересующей нас проблемы освещались в работах А.Р. Ратинова (1965), С.Н. Ениколопова (1998), А.В. Дулова (1976), М.М. Коченова (1977), Т.В. Сахновой (1997), О.Д. Ситковской (1978,2002), М.И. Еникеева (1982), В.В. Гульдана (1983), О.Ю. Михайловой (1983), И.А. Кудрявцева (1985, 1988), В.В. Романова (1991, 1998) и др. Труды этих авторов во многом определили направление нашего дальнейшего научного поиска. При этом мы исходили из общего тезиса о том, что разрабатываемая нами проблематика имеет мультидисциплинарный многоаспектный характер и предполагает комплексный подход к ее изучению и решению.

Например, отмечая правовое значение экстремальных состояний психики, В.В. Романов указывает: «Учитывая сильное воздействие указанных (ПТСР) психических состояний, стрессогенных факторов на психику человека, законодатель оставил возможность судам с учетом обстоятельств дела, личности оценивать состояние психической, эмоциональной напряженности (стресса), посттравматические стрессовые расстройства в качестве обстоятельств, смягчающих наказание виновному (ч. 2 ст. 61 УК РФ)»[77].

Для нас интересно и другое замечание В.В. Романова: «Подобные психические состояния, возникающие под влиянием неправомерных действий, могут подтверждать тот факт, что потерпевший действительно испытывал нравственные страдания (выделено В.В. Романовым) и в соответствии с законом имеет право на компенсацию причиненного ему морального вреда» (ст. 151, ГК РФ).

О.Д. Ситковская отмечает[78], что эти разработки во многом послужили отправным пунктом для дальнейших научных поисков. Их направление определялось существованием ряда неразработанных, но практически актуальных, крайне существенных сторон проблемы, касающихся конкретных механизмов индивидуального акта криминальной агрессии, определения меры подотчетности и управляемости составляющих его насильственных действий, экспертной оценки вероятности криминального рецидивирования и решения вопроса о необходимости применения для целей его профилактики принудительного лечения, соединенного с наказанием. Отсутствуют не только психологические критерии и основания принятия экспертных решений. Не описаны сами алгоритмы получения необходимой информации, методология ее концептуального анализа и освоения, методические приемы, позволяющие операционализировать этот процесс.

С особой остротой отмеченные проблемы были поставлены введением нового уголовного законодательства. Практическое освоение его новаций требует специального теоретического рассмотрения ряда новых норм и содержащихся в законе терминов и категорий через призму анализа психологических основ уголовной ответственности[79]. Это предполагает раскрытие внутреннего психологического содержания этих норм, выработку практических рекомендаций по адекватной интерпретации и правильному использованию понятий, имеющих психологическую нагрузку (содержание).

К их числу относится определение способности к руководству своими действиями, выяснение степени их интегрированности и подконтрольное сознанию и воле, внутренней направленности (намеренности) агрессивного поведения при совершении насильственных преступлений. В психологической формулировке выяснение этих личностных качеств и реализующих их механизмов представляет собой проблему исследования саморегуляции агрессивно-насильственного поведения, его избирательности, влияния на этот процесс различных психических состояний, в том числе обусловленных влиянием травматического стресса, уяснения меры осознанности и произвольности акта агрессивного поведения, что определяет степень ответственности субъекта правонарушения. Насущно необходимым представляется и установление экспертных критериев оценки подобных феноменов, создание алгоритмов и технологии их диагностики, особенно в отношении участников вооруженных конфликтов и контртеррористических операций.

Однако этого еще недостаточно для проведения экспертизы в каждом конкретном случае. Возникает вопрос: как определить саму необходимость, потребность в специальных психологических знаниях? Особенно это относится к экспертизе особых психических состояний, обусловленных экстремальным индивидуальным боевым профессиональным опытом сотрудников органов внутренних дел. Обеспечение полноты и всесторонности служебного расследования требует в ряде случаев применения специальных психологических познаний. Участие специалистов-психологов органов внутренних дел открывает новые возможности в использовании психологических познаний в области и практике административно-служебной деятельности[80].

В настоящее время практический психолог ОВД в рамках проведения служебных проверок (расследований) выполняет экспертные функции как специалист. Однако следует подчеркнуть (и это принципиально важно), что такая форма реализации специальных познаний психологом не эквивалентна экспертному установлению фактов. Так, фактические данные, ставшие известными или выявленные в ходе экспертного экспериментально-психологического исследования и имеющие юридическое значение, но не имеющие официально закрепленного правового статуса, могут рассматриваться отдельными юристами как превышение пределов компетенции психолога и быть отвергнутыми в качестве доказательства по рассматриваемому случаю (правонарушению), что в итоге приводит к юридической ошибке.

В своих исследованиях Т.В. Сахнова отмечает: «В литературе можно встретить два подхода к определению экспертизы: как специального исследования и как особого процессуального действия. Думается, здесь нет противоречия: различие в формулировках вызвано акцентированием разных сторон одного явления, в равной степени важных для определения данного явления»[81].

Суть экспертизы заключается в проведении сведущим лицом (экспертом) специального исследования. Однако такие действия, как выбор специального метода и научных методик, применение их для изучения объекта исследования, получение и анализ промежуточных результатов, формулирование окончательного экспертного вывода законом не регулируются и не могут регулироваться. Как известно, закон, как и ведомственные нормативные акты, опосредует общественные и служебные отношения. Но при этом процесс получения научных знаний, результатов - не предмет нормативно-правового регулирования.

Уяснение содержания данного определения требует раскрытия используемых в нем понятий. Прежде всего, что понимать под «специальным психологическим исследованием»? «Специальное» означает, что в ходе экспертизы эксперт применяет специальные знания, т.е. такие, которые не являются общеизвестными, аккумулированными в житейском опыте человека, которые относятся к предмету соответствующей науки, в данном случае — психологии.

Далее, экспертизой является применение специальных знаний не в любой форме, а лишь в форме исследования. Известно, например, что специалист в процессе консультирования тоже оперирует специальными знаниями, однако, в отличие от эксперта, исследования он не проводит, у него другие задачи: помочь в осуществлении процессуального действия, предоставить информацию справочного характера. В отличие от эксперта, результаты деятельности специалиста самостоятельного доказательственного значения (в отношении фактов предмета доказывания) не имеют.

Само исследование состоит из нескольких этапов, включающих определение экспертной задачи, выбор конкретных методик, их применение к объекту исследования, получение промежуточных результатов, на основе которых затем формулируется экспертный вывод. С точки зрения специальных знаний, промежуточные результаты есть новые факты, добытые экспертом, анализ которых позволяет сформулировать окончательный вывод, являющийся ответом на поставленный судом вопрос и, собственно, определяющий содержание заключения эксперта как судебного доказательства. Именно вывод играет юридическую роль фактических данных[82].

Перечисляя основные задачи судебной психологии, Ф.С. Сафуанов отмечает, что при производстве судебно-психологической экспертизы психолог-эксперт выступает как исследователь, стоящий как бы «вне» или «над» деятельностью работников правоохранительных органов, осуществляющих судопроизводство и изучающий их со стороны как объект исследования[83].

Психологическая служба органов внутренних дел и сам практический психолог, напротив, находятся «внутри» данной системы и имеет непосредственную возможность исследовать ее, знать актуальные проблемы, специфические особенности и характер влияния экстремальности правоохранительной деятельности на личность, поведение и саму профессиональную деятельность сотрудников, работающих в правоохранительной и правоприменительной сфере.

То есть психолог–эксперт органов внутренних дел, как никто другой, обладает специальными познаниями не только в области психологической науки, но и знаниями «ремесла» (специфичности) правоохранительной деятельности. Именно «субъектная» включенность в систему правоохранительной деятельности позволяет практическому психологу при производстве психологической экспертизы в процесс проведения служебной проверки (расследования) наиболее адекватно и объективно исследовать феномены психической травматизации, изучать влияние экстремальности служебно-боевой деятельности на поведение и профессиональную деятельность человека в периоды пред-, пост- и собственно экстремальной ситуации, формировать профессиональное (экспертное) мышление психолога, давать психологическую оценку (но не юридическую) феноменам, изучаемым в юридически значимых ситуациях, развивать юридическую психологию и, в частности, экстремальную ее составляющую.

Психологические знания – это знания в области психологии, в данном случае речь идет о специальных знаниях в науке. Профессиональными знаниями теории и методологии психологии, практическими навыками и умениями проведения психологических исследований обладает только психолог, имеющий высшее психологическое образование и работающий по своей специальности. Но это не означает, что любой выпускник высшего учебного заведения, получивший диплом по специальности «Психология», имеет достаточную, профессиональную подготовку для проведения психологической экспертизы.

Это очень важное обстоятельство для лиц, назначающих экспертизу, поскольку нигде в законодательном порядке не оговаривается, кого считать профессионально компетентным для производства экспертизы, в том числе проводимой психологом. Если в отношении психологов, являющихся сотрудниками специализированных экспертных учреждений, таких сомнений не возникает, то в отношении иных специалистов в области психологии вопрос о наличии у них специальных психологических познаний следует решать индивидуально[84].

Гецманова И.В. справедливо отмечает, что в уголовно-процессуальных нормах, регламентирующих деятельность эксперта и специалиста, употребляются термины «специальные знания» (ст. 57, 58 УПК РФ) и «специальные познания» (ч. 4 ст. 80 УПК РФ «Заключение и показания эксперта и специалиста»). Законодатель, ранее и в настоящее время, а также ряд исследователей данного вопроса эти термины не разграничивают, однако термин «специальные знания» предпочтительнее, поскольку под познанием в гносеологии понимают общественно-исторический процесс формирования знаний. Знания же — это результат познавательной деятельности людей. Достоинство специальных знаний в том, что они открывают в порядке, установленном законом, неограниченные возможности для достоверного использования достижений науки и техники в процессе предварительного и судебного следствия[85].

Соглашаясь с Ф.С. Сафуановым, отметим, что в настоящий момент в органах внутренних дел качественный состав психологов за последние 2 года изменился в лучшую сторону, однако проведение психологической экспертизы, в частности посттравматических стрессовых состояний, осуществляют единицы. Основных причин такому положению несколько. Во-первых, в подавляющем большинстве вузовских (как гражданских, так и системы МВД) учебных планах по юридической психологии ничтожно-малое количество учебных часов уделяется изучению методологии, теории и практике судебно-психологической экспертизы. Во-вторых, проведение психологической экспертизы подразумевает под собой не только применение «общепсихологических знаний», но и специальных знаний в области, как минимум клинической, экстремальной и юридической психологии.

Однако уже сейчас мы говорим о принципиальной возможности проведения психологической экспертизы ПТСС психологами ОВД, при соблюдении соответствующих необходимых условий: наличие высшего психологического образования, специализации по «юридической или клинической психологии», дополнительной подготовки по судебной, экстремальной, юридической психологии, специализации «Практический психолог ОВД», стажа его работы в должности не менее 3 лет, опыта экспертной деятельности или наличия ученой степени по юридической психологии.

В деятельности психологической службы ОВД давно используются специальные познания практических психологов, в первую очередь справочно-консультационная деятельность. Это не процессуальная, не регулируемая уголовно-процессуальным законодательством деятельность психолога, действующего в качестве сведущего лица. Она заключается в информировании заинтересованных лиц (руководителя, дознавателя, оперативного работника, следователя) о возможности исследования тех или иных явлений с точки зрения современного уровня развития теории психологии и накопленных в науке эмпирических фактов. Консультативная справка психолога по запросу указанных лиц оформляется в письменной форме и приобщается к материалам изучаемого (расследуемого) факта. Консультация сведущего в психологии лица, составленные им справочные данные, могут учитываться при вынесении различных процессуальных или управленческих решений ответственными лицами.

В качестве примеров использования специальных психологических знаний, можно привести отдельные направления практической работы, которой занимается психолог ОВД в настоящее время. Это составление «психологического портрета» разыскиваемого преступника по данным психологического анализа собранных материалов уголовного дела (показания свидетелей, вещественные доказательства и т.п.); участие в оперативно-розыскной деятельности и расследовании так называемых «серийных» преступлений (убийств на сексуальной почве и изнасилований), когда совершается целый ряд однотипных криминальных действий; в процессе переговорной деятельности по освобождению заложников; психологической оценки психического состояния сотрудника применившего оружие; диагностики суицидального поведения и т.д.

Справочно-консультативная деятельность психолога в непроцессуальной форме часто состоит и в сообщении судебно-следственным органам информации о целесообразности назначения и проведения судебно-психологической или комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, в правильной постановке вопросов в постановлении (определении), входящих в компетенцию эксперта-психолога и т.п. Такие консультации не обязательно составляются в письменном виде, и они не приобщаются к делу. Однако могут послужить в качестве рекомендации, а в случае письменного заключения и основанием для ее назначения и производства.

Специальные знания и пределы компетенции эксперта-психолога при производстве психологической экспертизы.

Во-первых, научные положения и методы исследования, применяемые экспертом-психологом, должны быть апробированы именно в экспертной практике, поскольку научно обоснованные теории и методы в данной области практической (не прикладной) психологии не всегда могут быть адекватно применены в другой.

Во-вторых, специальные знания эксперта-психолога должны быть именно профессиональными психологическими, полученными в результате специальной подготовки (образования) и не пересекаться с юридическими знаниями. Дело в том, что некоторые понятия, такие как личность, мотивы и др. являются объектом рассмотрения и в рамках уголовного права. Так, некоторые юридически значимые мотивы согласно действующему уголовному законодательству введены в состав преступления в качестве его элементов или выступают в качестве квалифицирующего обстоятельства. Поэтому важно дифференцировать психологический и юридический подходы к некоторым психологическим закономерностям душевной жизни человека. Специальные психологические знания нельзя идентифицировать с профессиональными знаниями юристов, они неотделимы от психологической науки.

Стремление к более мобильному внедрению психологических познаний в область уголовного и административно-служебного права при неотрегулированности процессуальных требований к характеру и результатам деятельности специалиста зачастую приводит к крайностям: с одной стороны, к попыткам использовать под видом специальных знаний псевдонаучные воззрения, которые мало что дают практике, с другой — к созданию неоправданных процессуальных преград, тормозящих внедрение полезных для практики знаний. Специальные знания – это всегда научные знания не правового характера, полученные адекватными (признанными) прикладными методиками, используемые для достижения определенных юридических целей.

Ходатайствовать о назначении психологического исследования может само лицо, нуждающееся в экспертизе, а также его представитель. Орган, ведущий служебную проверку (расследование), вправе и по собственному усмотрению, при отсутствии ходатайств, прийти к выводу о необходимости назначения психологического исследования и профессионально-психологической оценки личности, состояния и деятельности сотрудника ОВД в юридически значимой ситуации профессиональной деятельности[86].

Психологическая экспертиза назначается в отношении сотрудников ОВД в тех случаях, когда возникает необходимость в проведении конкретных исследований с использованием специальных знаний для диагностики индивидуально-психологических особенностей личности, психических состояний, имеющих юридическое значение, и осуществляется в рамках служебной проверки (расследования) с последующей организацией коррекционной работы и реабилитационных мероприятий. Например, при профессионально психологической оценке поведения сотрудника ОВД – участника КТО, действовавшего при выполнении служебных обязанностей и исполняющего служебный долг, может быть назначена психологическая экспертиза, либо комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, либо комплексная комиссионная психолого-психиатрическая экспертиза.

Юридически значимыми будут являться ситуации профессиональной деятельности, имеющие административно-служебное, психолого- и уголовно-релевантное значение, например, ситуации закрепления табельного огнестрельного оружия за сотрудником на постоянное ношение; использования или применения огнестрельного оружия сотрудником при задержании вооруженной преступной группы или отдельных ее членов; определения пределов необходимой обороны; действия в специальных операциях при освобождении заложников; ситуации применения физической силы и специальных средств, нарушения служебной дисциплины и правонарушений; в случаях суицидального поведения.

Основанием для назначения психологической экспертизы в области административно-служебной деятельности является обязательное наличие юридического, психологического и деонтологического критерия, выраженного в форме постановления, определения, приказа, изложенного в письменном виде и имеющего статус официального документа.

На основании юридического критерия можно выделить следующие виды юридико-психологических экспертиз назначаемых в отношении сотрудников ОВД в рамках служебного расследования (проверки).

Схема1




Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (984)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.031 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7