Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь

Сон человека в прошлом, настоящем и будущем





HUMAN SLEEP: PAST, PRESENT, AND FUTURE

Е.В. Вербицкий

Институт аридных зон ЮНЦ РАН, Ростов-на-Дону, Россия, e_verbitsky@ssc-ras.ru

E.V. Verbitsky

Institute of Arid Zones of the Southern Scientific Centre RAS, Rostov-on-Don. Russia


 

 


Пока в Англию не пришла викторианская эпоха, многие взрослые обитатели Европы, да и Западной Азии, спали не менее двух раз в сутки. Традиционный послеобеденный сон после бодр­ствования сменялся вечером ночным сном. Такое чередование дневного и ночного сна объединяло человека с теплокровными животными, которые меняют бодрствование на сон два раза и более в течение суток. Обычно переходы ко сну на­ступают в периоды максимальной сонливости. Причем у животных, ведущих дневной образ жизни, самый длительный сон регистрируется ночью, а у ночных хищников - он фиксируется днем. Чередование в течение суток нескольких периодов сна имеет свои физиологические преи­мущества (быстрая компенсация расстройств сна и оптимальная регуляция экскреции гормонов, необходимых в бодрствовании). Дневной и ноч­ной сон являлся неотъемлемой частью жизнен­ного уклада Малороссии, а также жителей юга России. Некоторые документы донесли до нас рекомендации по чередованию сна днем и ночью людей Донского края того времени. Это касалось жизни не только селян, но и купеческого, мещан­ского, а также др. сословий населения городов.

За 150 последних лет суточная организация сна человека существенно изменилась. Мы ста­ли брать сон от жизни единым куском, причем только ночью. Причину видят в нарастающей урбанизации и в повышении интенсивности служебных занятий. К тому же компьютериза­ция труда с широким использованием в быту IT- и IP-технологий отнимают от жизни че­ловека все больше времени на необходимости взаимодействия с техническими устройствами. Залитые светом ночные города, экспансия ин­дустрии отдыха и развлечений, непродуманные эксперименты с переходом на зимнее и летнее время, - все это сокращает время сна. Согласно данным экспертов ВОЗ в XX веке средняя про­должительность сна человека уменьшилась на один час. Кроме того, последствия убранизации негативно сказываются на качестве сна.



Только в настоящее время, когда компенса­торные механизмы сна начали раскрывать свои тайны, можно приблизиться к пониманию разме­ра потерь отказа от чередования дневного и ноч­ного сна, применительно к деятельности нервной, эндокринной, сердечно-сосудистой, иммунной и др. систем организма. Как оказалось, индивиды с высоким уровнем личностной тревожности при выполнении продолжительной и эмоционально напряженной работы в сложных, необычных усло­виях (космос, гермообъем), - зачастую вынужде­ны возвращаться к чередованию сна днем и ночью. Тем самым, повышение темпа современной жизни и рост уровня тревожности делают все более вос­требованными компенсаторные функции сна, реа­лизация которых в полной мере при нарастающем темпе жизни с использованием только ночного сна, к сожалению, затруднительна.

Повышение интенсивности труда в будущем, развитие новых цифровых, BCI- и др. технологий провоцирует в развитых странах возникновение стационаров с кабинками дневного сна вбли­зи офисных центров. Цель - быстрый и каче­ственный отдых во время кратковременного сна. Следует также отметить, что развитие персони­фицированной медицины неизбежно ведет к соз­данию индивидуально-обусловленных оценок, что позволит фиксировать динамику сна каждого человека. Накопление данных по персональному учету качества сна подстегнет развитие новых технологий не медикаментозного углубления медленноволновой фазы сна. Понимая это, экс­перты ВОЗ прогнозируют появление новых под­ходов по коррекции нарушений переключения фаз сна, а также открытие высокотехнологичных путей компенсации расстройств дыхания и гор­мональной регуляции физиологических функций организма во сне.

Таким образом, интенсификация труда чело­века в будущем может привести к дальнейшей деформации привычного сна. Развитие этого процесса, с одной стороны, повышает актуаль­ность физиологии и медицины сна, а с другой, не­избежно будет способствовать открытию новых горизонтов оценивания и учета индивидуального сна, а также путей его адекватной коррекции. Обобщая изложенное, следует подчеркнуть, что развитие вышеуказанных перспективных на­правлений сомнологии будущего не исключает хорошо забытого старого, а именно, разнообразия чередования дневного и ночного сна.


РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МОРФОФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

Ростовской области

THE MORPHO-PHYSIOLOGICAL DEVELOPMENT OF SCHOOLCHILDREN IN THE ROSTOV REGION

В.Б. Войнов1, С.Н. Кульба2, Е.Н. Пожарская3, Л.К. Чаусова4

1Институт аридных зон Южного научного центра РАН, Ростов-на-Дону, Россия, voinov@ssc-ras.ru 2Южный федеральный университет, Ростов-на-Дону, Россия, skulba@mail.ru 3Донской государственный технический университет, Ростов-на-Дону, Россия 4Областной центр психоло-педагогическойреабилитации и коррекции, Ростов-на-Дону, Россия

V.B. Voinov1, S.N. Kulba2, E.N. Pozharskaya3, L.K. Chausova4

1Institute of Arid Zones of the Southern Scientific Centre RAS, Rostov-on-Don, Russia 2Southern Federal University, Rostov-on-Don, Russia 3Don State Technical University, Rostov-on-Don, Russia 4The Regional Centre for psychological rehabilitation and correction, Rostov-on-Don, Russia


 

 


Изучение регионального разнообразия и стан­дартизованная оценка морфофизиологического развития детей и подростков являются акту­альной задачей при решении широкого круга проблем в сфере человекознания, включая по­строение рациональных моделей современной педагогики (Ямпольская, 2005; Безруких, 2012).

В рамках проекта по созданию единого здо- ровьеохранного образовательного пространства в системе общего образования Ростовской об­ласти было обследовано 35 828 детей в возрасте от 6 до 18 лет, обучающихся в 100 общеобразо­вательных школах 53 административных обра­зований (регионов). Исследования проводились с использованием аппаратно-программного ком­плекса «АРМИС», который позволяет прово­дить донозологическое скрининг-обследование обучающихся по комплексу значимых антропо­метрических и физиологических показателей (Айдаркин и др., 2010):

- антропометрические параметры: длина тела, масса тела, индекс массы тела, сила сгибателей кисти рук, индекс силы;

- параметры состояния сердечно-сосудистой системы (ЭКГ в трех стандартных отведени­ях): частота сердечных сокращений, индекс напряжения Баевского (за 5 минут), феноме­ны аритмии и параметры кардиокомплекса; артериальное давление (осциллометрическим методом);

- параметры системы дыхания (спирометрия): частота дыхания, жизненная емкость легких, скоростные и объемные параметры выдоха, пробы Генчи и Штанге;

- параметры состояния центральной нервной системы: количественные характеристики нервно-мышечной координации - время про­стой и сложной зрительно-моторной реакции;

- параметры состояния сенсорных систем: острота зрения по кольцам Ландольта, слухо­вая чувствительность по методу субъективной тональной аудиометрии. Следует отметить, что такие параметры как: длина (рост) и масса тела (в определенной сте­пени) ребенка, - характеризуют процессы роста ребенка. Масса тела, жизненная емкость легких, сила сгибателей кисти рук и ряд других параме­тров позволяют описывать уровень развития ре­бенка, связанный не только с общими закономер­ностями онтогенеза, но и зависящий от условий жизни ребенка, от его функциональной активно­сти. Целый ряд параметров имеет выраженный ситуативный характер и позволяет описывать текущее функциональное состояние (в первую очередь речь идет о частоте сердечных сокра­щений, времени простой и сложной зрительно- моторной реакции и т.д.), что в определенной степени дает возможность судить и о функцио­нальном созревании тестируемой системы. При этом следует понимать, что методика проведения обследования детей требует тщательного соблю­дения условий формирования функционального состояния - «спокойное бодрствование». Только в этом случае и частота сердечных сокращений, и время зрительно-моторной реакции, и индекс напряжения Баевского могут быть отнесены к характеристикам функционального созрева­ния и здоровья школьников. При этом подходы к объективному анализу состояния здоровья и его мониторинга в значительной степени оста­ются неопределенными и требуют дальнейшего теоретического анализа. Перспективной пред­ставляется психофизиологическая парадигма здоровья, согласно которой описание здоровья школьника должно строиться на следующих по­ложениях (Войнов, 2003):

- комплексность или системность - здоровье, как обобщенная способность к функциони­рованию в широком диапазоне условий, под­черкивается условность разделения здоровья человека на физическое, психическое, соци­альное;

- функциональность - оценка возможностей человека по реализации определенных функ­ций с учетом уровня индивидуального раз­вития человека; особое внимание уделяется описанию особенностей функционирования организма при различных нагрузках (функ­циональное тестирование);

- многоуровневость - уровни здоровья пред­ставлены не двумя крайними состояниями: болен - здоров, а спектром качественно и ко­личественно различных градаций. Полученные в результате обследований антро­пометрические и физиологические данные в обез­личенном виде накапливались на сервере инфор­мационной системы «Наша здоровая школа», что позволило проанализировать особенности морфофизиологического развития школьников Ростовской области. Фактически сегодняшний уровень развития информационной системы уходит от представлений об индивидуальном здоровье учащегося к описанию количествен­ных параметров здоровья групп населения (ОУ, район, город). Полученные данные позволяют провести сопоставление с различными параме­трами, потенциально оказывающими влияние на особенности роста и развития континген- тов детей, - экологическими, климатическими, социально-экономическими и т.д.

Выдвигается гипотеза - небольшие города и села (с населением менее 15 тыс. человек) характеризуются менее высоким уровнем жиз­ни населения, с другой стороны - детям в них обеспечивается больший уровень двигательной активности и более адекватный характер пита­ния, снижен уровень стрессирующих факторов большого города, что, в совокупности, может обу­славливать большую интенсивность процессов роста и физического созревания подрастающего поколения (Зыкова, Хозяинова, 2011). Несмотря на кажущуюся генетическую «предопределен­ность» основных закономерностей онтогенеза, по мнению ряда ведущих ауксологов (Tanner, 1998; Година, 2009), рост ребенка является весь­ма чутким индикатором качества социально- экономических условий. Имеются сведения о су­щественном градиенте факторов экологического прессинга на население области, включая факто­ры антропогенного загрязнения природных усло­вий (Гос. доклад.., 2013; Экологический вестник Дона, 2012).

Учитывая достаточно высокую мобильность современного населения, следует предположить, что для населения Ростовской области факторы наследственности, связанные с генетическими особенностями населения, постоянно проживаю­щего в том или ином регионе области, оказывают менее существенное влияние на особенности роста и развития детей школьного возраста, по сравнению со средовыми факторами.

В работе был предпринят сравнительный анализ ряда параметров девочек и мальчиков двух групп школьников: младшей (от 6 до 8 лет, n=1746) и старшей (от 16 до 18 лет, n=3637).

В качестве независимых факторов были вы­браны: I - статус населенного пункта, в котором проживают школьники («Город» с количеством жителей более 15 тыс.; «Село» - с меньшим ко­личеством жителей); II - медицинская оценка благополучия населенного пункта - уровень естественного прироста населения, как разность рождаемости и общей смертности (фактически во всех пунктах имеет место уменьшение населе-


 

 


Рост тела, см
старшие |
младшие 127,66

Рост тела, см|


 

 


186 176 166 156 146 136 126


 

 


Город

Город


 

 


Индекс силы, кг

Индекс силы, кг


42 41 40 39 38 37
67 62 57 52 47 42 37
39,41

 

 


□ Ж □ М

Рис. 1. Групповые особенности выраженности параметров: рост и индекс силы


ния, т.е. уровень прироста имеет отрицательное значение; «Оптим» с уровнем >-5 %, «Пессим» <-6 %); III - половая принадлежность (мальчики, девочки).

Двухфакторный дисперсионный анализ по­зволил выявить достоверный уровень зависи­мости совокупности параметров детей младшей возрастной группы от фактора I, старшей - от I и III факторов и их сочетаний - условия жизни детей принципиальны для их роста и развития, половой диморфизм, естественно, более вы­ражен в старшей возрастной группе (рис. 1). На рисунке показаны групповые особенности параметров: рост тела детей и коэффициент силы (S=F/m, где F - сила кисти, лучший по­казатель (кг), m - масса тела (кг)). Обращает на себя внимание высоко достоверный уровень различий индекса силы мальчиков города и села младшей возрастной группы. Следует предпо­ложить, что в старшей возрастной группе про­цессы роста девочек и мальчиков по-разному реализуются в конкретных условиях жизнедея­тельности.

Текущий этап набора первичных данных не позволил получить убедительные зависимости особенностей развития детей школьного возрас­та от продолжительного действия совокупности экологических факторов, предположительно определяющей уровень рождаемости и смертно­сти населения в регионах Ростовской области.


 

 


Список литературы

Айдаркин Е.К., Бахтин О.М., Иваницкая Л.Н., Кульба С.Н., Глумов А.Г., Леднова М.И., Хренкова В.В. Разработка диагностического модуля для экспресс-диагностики состояния здоровья учащихся // Валеология. Ростов-на-Дону, 2010. №. 1. С. 81-86.

Безруких М.М. Здоровьесберегающая образовательная среда и факторы, препятствующие ее созданию // Человек и образование. 2012. № 2. С. 10-16.

Войнов В.Б. Представления о зрелости ребенка в аспекте оценки уровня его здоровья // Известия выс­ших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Естественные науки. 2003. № 3(123). С. 104-107. Година Е.З. Секулярный тренд: итоги и перспективы // Физиология человека. 2009. № 6. С. 128-135. Государственный доклад о состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения Ростовской области в 2012 году. Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потреби­телей и благополучия человека. Ростов-на-Дону, 2013 // http://www.61.rospotrebnadzor.ru/index. php?option=com_content&view=category&layout=blog&id=96&Itemid=116.

Зыкова Н.В., Хозяинова С.В. Экономические проблемы регионов и отраслевых комплексов // Проблемы современной экономики. 2011. № 4(40).

Экологический вестник Дона «О состоянии окружающей среды и природных ресурсов Ростовской об­ласти в 2011 году». Комитет по охране окружающей среды и природных ресурсов Ростовской области. Ростов-на-Дону, 2012. 320 с.

Ямпольская Ю.А. Региональное разнообразие и стандартизованная оценка физического развития детей и подростков // Педиатрия. 2005. № 6. С. 73-78.

Tanner J.M. Foreword // Secular Growth Changes in Europe / Eds. E. Bodzsar and C. Susanne. Budapest: Eotvos Univ. Press, 1998. P. 1-3.




Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...

©2015 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.009 сек.)