Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Короткая история 2. История о зонтах. 1 страница




Прим.перев. Короткая история, бонус для тех, кто покупает новеллу в новом магазине «Animate» в квартале Икебукуро либо в их интернет магазине – вроде как поощрение и реклама нового магазина (весь квартал, поскольку станция вторая по загруженности, всегда полон людей, так что владельцы купили здание неподалеку и организовали несколько рекламных мероприятий и кампаний – это одна из них). В новеллу история вписывается не очень, поэтому Фенсер и Ко решили сделать сначала эту историю, а потом продолжать работу над остальным романом.

—Большое спасибо Вам за все, Саэгуса-сан. Надеюсь, что в будущем наше сотрудничество будет не менее плодотворным.
—Не за что – и я тоже на это надеюсь! Спасибо за Вашу помощь в проведении этой ярмарки!

В ответ на официальный поклон Ёкодзавы Саэгуса, менеджер магазина «Animate» поклонился еще ниже. Сегодня Ёкодзава присутствовал в недавно открытом филиале «Animate», чтобы присмотреться к магазину и чтобы с помощью Саэгусы узнать, где располагаются стеллажи издательства «Марукава». Казалось, в этом магазине было даже отведено специальное место для проведения разнообразных мероприятий, и нет сомнения, что скоро здесь будет шумно и многолюдно.

Учитывая, что большая часть продукции еще не была выложена на полки, он ощущал какую-то странную пустоту, но, как только книги и сопутствующие товары займут свое месте, он был уверен, место тут же станет оживленным.

—Что ж, в таком случае как только наши пути вновь пересекутся, мы обязательно свяжемся с Вами.
—Разумеется! Буду ждать!

Еще раз поблагодарив Саэгусу и получив в ответ приветливую улыбку, Ёкодзава посмотрел на улицу – и тут же заметил, как люди панически бегут и открывают зонты.

—Эм, ой – похоже, дождь начался! Но в прогнозе сказали, что до вечера ничего не будет… Вы взяли зонт, Ёкодзава-сан?
—Пока не так ужасно; я уверен, я нормально доберусь до станции, если побегу.
—Уверены?

В магазине была стойка с зонтами для сотрудников, но Ёкодзава упрямо считал, что успеет домой прежде, чем начнется дождь, поэтому его собственный зонт преспокойно лежал на столе в издательстве.

Не так много хороших воспоминаний было у него связано с дождливыми днями. Он ненавидел мрачную атмосферу, и ему недоставало чувствительности, чтобы суметь оценить прелесть стука водяных капель.

—Если станет хуже, я просто куплю зонт где-нибудь по дороге.

Все нормально, пока документы в портфеле не промокнут. В любом случае, всегда можно найти место, где спрятаться, пока погода не прояснится, но вот у Ёкодзавы еще были планы на сегодня, он не мог сильно задержаться.

Только он сунул портфель подмышку и шагнул было к выходу, как появился мужчина по имени Тедзука, отвечающий за раскладку товара в «Animate» – возможно, чтобы оценить, в каком состоянии магазин, прежде, чем его открывать.

—Хах? Ёкодзава-сан?
—Тедзука-сан… – Ёкодзава работал с ним примерно с того времени, когда впервые был назначен отвечать за продажи комиксов.
—Вы уже уходите домой? Я очень извиняюсь – если бы я знал, что Вы тут, я бы пришел раньше!
—Ой, нет, пожалуйста, не обращайте на меня внимания – я как раз собирался уходить, когда дождь начался, и думал, что с этим делать.
—У Вас… нет зонта?
—Похоже, я несколько недооценил погоду. Кажется, ничего не поделаешь!

Когда Ёкодзава объяснил ситуацию, Тедзука протянул ему сложенный зонт, который он только-только свернул.

—Тогда, прошу, возьмите этот. Я только с улицы, поэтому извиняюсь, но он уже мокрый.
—Спасибо – но я уверен, обойдусь без зонта. До станции действительно не так уж далеко.
—Что Вы говорите? Я не могу допустить, чтобы Вы простудились, Ёкодзава-сан! Да и вообще, там становится все хуже.

И правда, если вначале дождь едва моросил, сейчас разошелся настоящий ливень. Вряд ли начнется гроза, но погода уж слишком напоминала летний сезон дождей.

—Но – если я возьму Ваш зонт, Вы останетесь без него. Что будет, когда Вы соберетесь домой?
—Я думаю, дождь кончится к тому моменту, так что все будет нормально. В крайнем случае, если не прекратится, я позаимствую зонт Саэгусы.

От слов Тедзуки Саэгуса запаниковал:

—Что?! Но – а я-то что буду делать?
—Позвонишь своей девушке и попросишь тебя забрать.
—Стоп – эй, не предлагай этого, пожалуйста!
—И все-таки – пожалуйста. Вот мой зонт, пользуйтесь на здоровье.
—Ну… ладно, я согласен. Верну, когда зайду сюда в следующий раз.

После некоторого колебания Ёкодзава решил все же взять зонт и поблагодарить. Дождь, кажется, не собирался прекращаться, а продолжать упрямствовать в своем отказе было бы невежливо.

Поблагодарив мужчин еще раз и снова пообещав вернуть зонт как только, так сразу, Ёкодзава вышел из нового магазина «Animate» и зашагал в сторону одного кафе быстрого питания недалеко от западного выхода со станции Икебукуро.

Этим вечером он и Киришима собирались встретиться и пойти выпить – наверное, в бар, специализирующийся на немецком пиве, где Киришима однажды бывал по работе и обнаружил, что цена вполне соответствует качеству.

Сначала Киришима предлагал встретиться прямо в «Animate», но Ёкодзава моментально отказался – не хватало еще, чтобы этот парень дразнил его перед сотрудниками. Неприятно быть предметом слухов среди коллег, но Ёкодзава не сомневался, любой, кто не афиширует свои отношения на рабочем месте, выглядит и ведет себя в глазах других подозрительно.

Вместе с людской толпой он прошел станцию и вошел в то самое кафе, где они договорились встретиться, обнаружив Киришиму за столиком у окна, попивающего кофе. Женщины, идущие с другой стороны окна, иногда бросали на него любопытные взгляды, но мужчина, казалось, ничего не замечал.

—Долго ждешь?
—Да нет. Сейчас я допью – подожди минутку.
—Не торопись; я подожду снаружи, – не заказав ничего, Ёкодзава снова вышел.

Как и ожидалось, дождь даже не собирался утихать, так что идея взять зонт определенно была хорошей.

Прежде, чем уйти с работы сегодня, он поискал тот бар, в который они собирались – и обнаружил, что до него от следующей станции нужно будет еще пройти. Будь небо чистым, проблем бы не было, но под таким дождем прогулка плавно превратится в нечто наподобие заплыва.

—Прости за ожи– ох, черт. Ты с зонтом?

Лицо Киришимы неуловимо изменилось в тот момент, когда он вышел из кафе – или вернее будет сказать, в тот момент, когда Ёкодзава открыл зонт.

—А этот? Тедзука из «Animate» одолжил мне его.

В ответ на слова Ёкодзавы Киришима заныл:

—Почему ты его взял? Блин, ты такой толстокожий иногда.
—…? Не понимаю, о чем ты.

Было совсем непонятно, почему Киришима сердился на него за то, что он всего лишь взял зонт.

Видя, что Ёкодзава растерян, Киришима недовольно уточнил:

—Я отвлекся по пути сюда и купил этот замечательный большой зонтик, чтобы мы могли идти под ним вместе.
—Ты что?
—Можно же сослаться на то, что синоптики опять ошиблись, да? И все будут считать, что мы просто попали под дождь, имея один зонт на двоих.

Ёкодзава недоуменно уставился на Киришиму, силясь понять его логику. Этот парень прекрасно умел оправдывать то, что ему нравилось делать, но Ёкодзава бы очень оценил, если бы он перестал выдавать свои безумные идеи за вполне рациональные предложения. Глубоко вздохнув, он решил на всякий случай озвучить собственные чувства:

—Просто чтоб ты знал: я не собирался идти под зонтом с тобой.

Было уже достаточно смущающее сказать «идти под зонтом» – так что ни о какой чертовой возможности сделать это не могло быть и речи. Пусть даже он осознал намерение Киришимы, согласиться с ним было совсем другое дело.

—Да брось, тебе же ничего не стоит? Ну немножко?
—Ни. За. Что.
—Ты не веселишься.
—Я чертовски веселюсь, когда говорю тебе нет.
—Тут нечего стесняться, давай!
—…Иногда я думаю, что же творится у тебя в голове.

Время от времени они не понимали, что говорит другой, и это расстраивало. Иногда Ёкодзава предполагал, что Киришима шутит, когда тот говорил серьезно, а иногда Ёкодзава сердился за какие-нибудь слова, которые, как оказалось, были сказаны не всерьез. И по сей день разграничить было достаточно сложно.

—Ничего, там царят лишь мысли о тебе, разумеется.
—Ладно-ладно, хватит флирта – пойдем. Ты же не занял нам места, правда?

Ворча и бормоча, Ёкодзава в одиночестве вступил под дождь. К счастью, дождь совсем немного поутих.

—Эй – подожди меня, черт возьми! Бросить меня тут хочешь, да? Ёкодзава!

Он остановился, чтобы обернуться и бросить прохладный взгляд через плечо, прежде чем снова отвернуться.

—Если не хочешь отстать, тебе лучше свернуть его и идти со мной.

Но его бесстрастное лицо продержалось не дольше времени, необходимого, чтобы это сказать, он молился, чтобы его враз покрасневшие щеки остыли, пока Киришима его догонит, он прибавил шагу, чтобы выиграть еще хоть чуть-чуть времени.

~КОНЕЦ КОРОТКОЙ ИСТОРИИ~


Часть 1.

Сегодняшнее совещание по политике продаж не заладилось с самого начала. Хоть кондиционер и был включен на минимальную мощность в целях экономии энергии, в воздухе гуляли холодные дуновения, почти все участники в напряженной ситуации держали языки за зубами, единственным, кто продолжал тщательно и упорно возмущаться, был Киришима Дзен, Главный Редактор ежемесячника «Дзяпун».

—Весь этот бардак – вина твоих людей, так что будь добр, включи голову – я уверен, это всего лишь одна жалкая работа из тысяч всей компании, но для авторов каждая выпускаемая страница это подвиг. Воспринимай все более серьезно!

Все присутствующие были слишком напуганы, чтобы даже посмотреть Киришиме в глаза, когда он сердито обращал на кого-то свой взор. Возможно, поскольку обычно он сдерживался, когда он все же выходил из себя, он был слишком холоден – настолько, что даже Ёкодзаву прошиб холодный пот, а это означало, что остальных просто трясет.

Принимая выпад на себя, как представитель отдела продаж, Ёкодзава склонил голову:

—… Мы очень сожалеем.

Причина, по которой Ёкодзава, известный на все издательство как «дикий медведь», с самого начала принимал упреки, заключалась лишь в том, что вина целиком и полностью лежала на отделе продаж.

Они осознали свою огромную ошибку только вчера – несколько дней назад сотрудник, которого неожиданно перевели в другое подразделение, видимо, уволился. Учитывая, что он занимался многими вопросами, что рассматривались уже давно, Ёкодзава и его коллеги обнаружили, что всю гору текущих вопросов придется разгребать им.

Естественно, это не было ошибкой лично Ёкодзавы – но как бы там ни было, снежный ком проблем, прокатившийся по всему издательству, был крохотным снежком именно в отделе продаж.

И что еще хуже, непосредственный директор по продажам на прошлой неделе уехал в отпуск за границу, и в результате, хоть вокруг и были остальные сотрудники, Ёкодзава фактически один отвечал за продажи комиксов, поэтому и оказался на переднем рубеже столкновения.

Учитывая, насколько эти двое были близки, можно было предположить, они могут разрешить вопрос более-менее мирно, но не тот Киришима человек, чтобы просто так спускать такие ошибки.

—Снявши голову, по волосам не плачут – поэтому вместо размышлений о созданном бардаке лучше сосредоточься на том, как его исправить. К концу дня я хочу видеть у себя пересмотренный отчет о планируемой политике продаж.

Усомнившись в своем слухе, Ёкодзава переспросил у мужчины напротив:

—К концу… сегодняшнего дня?

За полдня больше, чем невозможно, пересмотреть от и до планы продаж, это требует месяцев. И более того – все еще были вопросы, над которыми тоже нужно работать, помимо исправления конкретно этой ошибки.

—Ты меня слышал. Если мы не наведем порядок к тому моменту, когда выйдут новые тома, в них и смысла не будет.

От удручающе логичных аргументов Киришимы сидящие слева и справа от Ёкодзавы вздрогнули, затаив дыхание.

—… Что ж, тогда я постараюсь.

Будь это именно его проблема, Ёкодзава продолжал бы обмениваться с Киришимой едкими замечаниями, но, чтобы сохранить лицо, он мог лишь склонить голову и согласиться. Он был в центре внимания, окружающие безмолвно молили не ухудшать ситуацию, оставив Ёкодзаву разочарованным оттого, что он ничего не может высказать кроме такого неуверенного ответа.

 

—Какого черта, что за расплывчатый ответ? Если ты так «занят», что не можешь даже взять отпуск на несколько дней, для тебя не будет проблемой этот отчет, правда? Ты же женат на своей работе, верно? – нажал Киришима, наблюдая, как Ёкодзава нервно сглотнул.
—…!
—Я спрашиваю тебя лично. Ты можешь это сделать – или нет? В чем проблема?
—… Ясно. Я уверен, отчет будет у Вас в конце дня, в обязательном порядке, – в конце концов он уступил, хоть и сжал при этом ладони в кулаки.

Его коллеги украдкой вздохнули, но это было уже вопросом личной гордости Ёкодзавы. Время для претензий будет после, сейчас же нужно было взять личную ответственность.

Плюс – Киришима не тот человек, который станет требовать невозможного. Именно потому он был так упорен, потому что через стол сидел Ёкодзава.

Кроме того – Киришима был прав; если они не начнут исправлять все сегодня-завтра, компания понесет колоссальные убытки.

Если бы тот виновный сотрудник был подчиненным Ёкодзавы, такого бы никогда не произошло – но винить начальника за промах подчиненного он не мог, да и тот самый сотрудник ранее показал себя достаточно опытным в своей работе.

Хотя учитывая его способность увиливать от разговоров, многое вокруг него было туманно. Только недавно прояснилось, что он нередко спихивал свою работу на новичков, заставляя всех плясать под свою дудку. А еще потянулись слухи о каких-то финансовых махинациях.

Ёкодзава и его коллеги не знали, почему его перевели, но, скорее всего, это было связано со всеми этими инцидентами. Действительно, они слишком поздно осознали, к чему все движется, и в основном в отделе царило сожаление «если бы только знали раньше».

Ёкодзава считал себя стоящим достаточно высоко на карьерной лестнице, чтобы взять на себя ответственность за продажи комиксов вместо кого-то, кто был и старше его, и в компании провел больше лет – но обдумывая все сейчас, он не мог сбрасывать со счетов возможность, что начальство просто поняло, что на того человека ее возложить нельзя.

В минуту, когда совещание кончилось, присутствующие быстро разошлись, стремясь абстрагироваться от странной царящей атмосферы как можно скорее. Ёкодзава хотел поступить так же, но кое-что в сознании заставило его остаться.

Оглянувшись, чтобы убедиться, что в конференц-зале они одни, Ёкодзава позвал сидящего напротив мужчину:

—Киришима-сан.
—Хм?
—На два слова, не возражаете? – пусть дверь уже была закрыта, он все равно понижал голос на случай, если кто-то снаружи задержался.

Он совершенно точно не хотел, чтобы кто-нибудь слышал предстоящий разговор. Неглубоко вздохнув, он продолжил:

—Мне, правда… очень жаль, что так произошло, и ты имеешь полное право ругать меня – но я был бы очень благодарен, если бы ты не озвучивал личные претензии ко мне на совещании.
—А, так ты заметил, да? – Киришима почесал шею, обдуманно отводя взгляд в сторону.

На его лице не осталось и капли того холодного равнодушия, что было пару минут назад, и, чувствуя по этой причине облегчение, Ёкодзава позволил себе перевести дух.

—Черта с два я бы это пропустил, – к счастью, в зале, казалось, никто не заметил, но колкость Киришимы до Ёкодзавы дошла моментально.

«Женат на своей работе» – эта фраза была лишь для того, чтобы уязвить Ёкодзаву за его слова предыдущим вечером, что он вряд ли сможет взять пару выходных, чтобы провести их с Киришимой.

Несколько лет назад в издательстве «Марукава» восстановили следующую систему: нужно было заранее подать заявление на отпуск с указанием желаемой даты, а впоследствии получить уведомление с фиксированным сроком отпуска. Киришима предложил согласовать выходные и всем вместе уехать в семейное путешествие, но Ёкодзава не знал, когда сумеет разделаться с текущей работой, и осадил парня.

Ёкодзава взял на себя большую часть обязанностей того переведенного сотрудника, так что маловероятно было суметь привести все в порядок за несколько дней. Плюс, вчера, обсуждая возможность отпуска, они еще не знали о той неприятности, что обсуждали несколько минут назад.

—Ну, ты выглядишь так мило, когда у тебя проблемы – я ничего не смог с собой поделать.
—Не думай, что «ничего не смог с собой поделать» тебя оправдает!

Разумеется, единственной причиной, по которой Ёкодзава мог вести такой откровенный разговор с кем-то, кто технически являлся его начальником, были исключительно их тайные отношения, в которые они оба были вовлечены. Пусть Ёкодзава еще пока не признался в этом ни одной живой душе, некоторые трудности привели к тому, что эти двое встречались последние несколько месяцев, и, хоть ощущение невероятности происходящего никуда не пропадало, реальность была ни капли не приукрашенной.

—Сам виноват, ты такой холодный~, – произнес, вытянув губы, Киришима, когда Ёкодзава бездумно повысил голос, и эти слова еще больше его раздражали.

Очень и очень вероятно, что никто и никогда представить не мог, что харизматичный Главный Редактор, сплотивший команду индивидуалистов-редакторов, может вести себя так по-детски – Ёкодзава уже со счета сбился, сколько раз хотел сфотографировать его и пройтись с фото по издательству.

Стройное тело и достаточный рост, чтобы конкурировать со ста восьмьюдесятью с лишним сантиметрами роста Ёкодзавы, кто бы спорил, насколько он красив. В свои тридцать с небольшим лет он был практически невозмутим, а голос, исходящий из тонких губ, был прекрасен своим низким, спокойным тембром.

Но, тем не менее, пусть он всегда был невозмутим в том, что касается работы, в остальном он проявлял удивительную эмоциональность – настолько неуклюжий, что даже не умел чистить яблоки, а еще достаточно ревнивый. Пожалуй, эту его сторону знали лишь его семья и Ёкодзава.

—А я с этим ничего не могу поделать – вчера обсудили отпуск, если я не обдумаю все, тебе же будет хуже.
—Работа и личная жизнь – разные вещи.
—Сказал человек, который прекрасно смешал их пять минут назад?
—Разве…?
—… Блин, ты… – брови Ёкодзавы нахмурились от настойчивых и нелогичных замечаний Киришимы, он потер виски.

Проблема проявилась вчера вечером, когда эти двое уже собирались домой и обговаривали вопрос с отпуском. У Ёкодзавы не было другого выбора, кроме как отказаться, оставив Киришиму в плохом настроении.

После звонка Ёкодзава, оставив Киришиму, быстро вернулся в свой отдел, где до позднего вечера с коллегами проверял и перепроверял документы, неспособный понять смысл исчезновения того сотрудника в течение всей ночи.

—Прости, но – ты можешь подождать с этим отпуском, пока тут все не уляжется? Я просто не могу сейчас все бросить и уехать в путешествие.
—Да-да, я понимаю… Черт, я поверить не могу, что этот засранец сбежал и оставил нас разбираться со всем тем дерьмом, что он тут устроил…

Хоть он и понимал ситуацию, очевидно, сдержать своего недовольства не мог. Его раздражение на Ёкодзаву, казалось, было лишь отражением общего.

—Ладно; я вернусь в свой отдел и обсужу с ними ситуацию, так что и ты вернись к своим – и сожалею, но, наверное, сегодня не получится уйти пораньше.

Хотя единственной, перед кем нужно было извиняться за то, что ее отец так долго задерживается, была Хиёри.

—О – вот еще что, отчет о текущем положении дел собери для меня завтра. Я уверен, тебе и твоему отделу много чего нужно обсудить, так что, прежде чем уйдешь, напиши мне в общих чертах.
—Хах?
—Я поговорю с редакторами, посмотрю, можем ли мы чем-то помочь, потом тебе позвоню. И ты тоже звони, если появятся какие-то вопросы; я постараюсь быть на связи.

Резкая смена темы несколько сбила Ёкодзаву с толку. Ему мерещится, или этот план полностью отличается от того, что буквально только что обсуждался на совещании?

—Но ты же сказал, что хочешь…
—Да ну, я просто выпустил пар на твоих подчиненных – я имею в виду, мои редакторы должны выяснить, как объяснить ситуацию нашим авторам, понимаешь? Плюс, раз уж твоего начальника сейчас нет, кто-то должен был получить по ушам. Я заметил, что некоторые из них совсем ничего не понимают. Прости, пришлось сорваться на тебе.
—Оу… нет, это… правда, все нормально.

Он был застигнут врасплох, совсем не ожидая, что Киришима извинится, а когда это случилось, он не мог отрицать, что напряженность между ними ослабла.

—Я просто не хочу, чтобы кто-то думал, что, стоит поставить тебя во главе отдела продаж, как все тут же само собой исправится. Твои слишком зависят от тебя, знаешь ли.
—…!

Ёкодзава разинул рот, наконец, понимая, что увлекло Киришиму в такое отвратительное настроение. Он, очевидно, прекрасно понимал, что происходит вокруг Ёкодзавы, и, пока его личные чувства, несомненно, мешались с раздражением на Ёкодзаву, он, должно быть, чувствовал столько же разочарования оттого, что Ёкодзаву просто сделали козлом отпущения.

—Да и – моя мать позаботится о Хиё сегодня, об этом можешь не волноваться.

Родители Киришимы жили буквально в двух шагах, и то, что он смог и воспитать дочь, и дорасти до Главного Редактора, было большей частью их заслугой. Его мать была добродушной, светлой женщиной, принимающей Ёкодзаву со всей теплотой, хоть он временами и беспардонно появлялся у Киришимы – и хоть он никогда не встречался с отцом Киришимы, он слышал, что, в отличие от своего сына, тот был довольно спокойным.

—Тогда ладно; я думаю, я тут еще надолго, так что вернусь к себе, когда закончу. Присмотришь за Соратой для меня?
—Конечно, позабочусь. Я знаю, у тебя сейчас много проблем – но я рассчитываю на тебя.
—Да не вопрос – кто я, чтобы не справиться?
—Тогда я жду от тебя многого – Такафуми.
—…!

Ёкодзава почувствовал, как дрожь пронзила его тело, когда Киришима посмотрел прямо на него, а такое легкое употребление его имени оставило его потрясенным. Каким бы он ни считал себя бесстрастным, он никогда не мог сохранять спокойный вид в присутствии Киришимы. К своему разочарованию он чувствовал себя, будто школьник с первой влюбленностью – но мгновением спустя чувство неловкости пропадало.

—Блин, сейчас действительно ужасное время. Думаю, ничего не поделаешь – мы просто сохраним это на потом.
—…?! Не смей лапать меня за задницу!

Собственнический жест Киришимы полностью разрушил момент, рассеяв все тепло, которое появилось было у Ёкодзавы в груди. Он хлопнул Киришиму по руке и сделал несколько шагов назад, чтобы этот парень не подумал сделать еще что-нибудь подобное.

—Тоже мне, большое дело? Я просто чуть-чуть прихватил попку моего любовника – хотя стоп. Ты же женат на работе, да?
—Хватит уже!

Ёкодзава повысил голос, а Киришима расхохотался. Хоть и зная, что никогда желание его не сбудется, Ёкодзава все равно хотел, чтобы Редактор перестал так с ним играть. Иногда сложнее, чем невозможно, сказать, какие слова и поступки Киришимы были шуткой – действительно ли он такой расслабленный или только притворяется? Кто знает.

Как бы там ни было, Ёкодзава по-прежнему не знал, как реагировать на такие моменты.

—Ах…

Выдохнув, он вспомнил, что хотел еще кое-что обсудить с Киришимой – следовало спросить еще прошлым вечером, но как-то все закрутилось, и шанс он упустил.

Он открыл было рот, чтобы заговорить – но в этот же момент трель звонка телефона Киришимы эхом разнеслась по конференц-залу, и он быстро снова замолчал. Если это рабочий звонок, нельзя отвлекать. Он бы очень хотел обсудить это до того, как Киришима вернется на свой этаж, но, кажется, опять упустил свой шанс.

—Слушаю, это Киришима. Ах, Кё-сан. Что такое? Вы редко звоните мне лично.

Похоже, на другом конце линии был Идзюин Кё, автор хита, самой продаваемой манги издательства «Марукава», «Кана». Киришима был его выпускающим редактором несколько лет, и, хотя большинство авторов меняют редакторов с течением времени, Идзюин был другим. Ёкодзава не знал деталей, но был в курсе того, что они работали вместе еще до того, как он сам пришел в компанию, то есть уже достаточно долгое время.

У Идзюина была отвратительная привычка исчезать, когда подходил срок сдачи рукописи, и только лишь Киришима мог его остановить. Иногда сердясь, иногда подшучивая, но всегда, так или иначе, выуживал у него рукопись. В этом смысле его можно было назвать кем-то вроде «дрессировщика».

Авторы по натуре, как правило, чудаки и индивидуалисты, но изредка попадались и те, с кем работать было чрезвычайно сложно – например, довольно известный автор Усами Акихико, возглавляющий рейтинг литературного отдела. Ёкодзава лично никогда не сталкивался с ним и его темпераментом, но автор был притчей во языцех, Ёкодзава много раз через кого-нибудь слышал жалобы его выпускающего редактора.

Раз на выуживание рукописей у этих людей тратится так много сил, их работы должны быть крайнее увлекательными – а скрывать неприятную сторону было одной из основных задач издательства. Ёкодзава сам твердо верил, компании следует как можно лучше беречь грязную часть издательского бизнеса от глаз общественности.

Хоть авторы и их работы понятия разные, если автор слишком отвлекался от работы, существовал риск, что его работы не найдут должного читательского интереса. Да и читатели в свою очередь имеют право наслаждаться книгами быстро и легко.

—Я уверен, что могу завтра найти время, так что постараюсь. Думаю, много времени не займет. Как Ваше расписание?

Ёкодзава не мог разобрать слов Идзюина, но мог примерно предположить, исходя из той половины, что слышал. Как редактор и автор, работающие вместе долгое время, эти двое стали не просто коллегами, а партнерами. Может, доверие между ними позволяло им показывать друг другу свои слабые стороны и решать некоторые вопросы в откровенных разговорах. Они, наверное… через многое прошли вместе.

Он часто слышал о безупречности Главного Редактора, но не так давно начал по-настоящему обращать на это внимание. Учитывая, как долго редактор и автор друг друга знали, такие отношения можно было предположить, но когда Ёкодзава подумал, что Идзюин, весьма вероятно, знает ту сторону Киришимы, которую не знает он… это оставило его с чувством странной подавленности.

—…

Он чувствовал себя странно, будто что-то застряло в горле, а если он откроет рот, то вырвется из него удрученный вздох. Как бы он ни старался убедить себя, что на том конце линии лишь автор Киришимы, атмосфера между ними становилась странной, оставляя в нем чувство отчужденности. Ему действительно надо сегодня переключиться, только работать, а не переживать из-за обычного рабочего звонка.

Он прекрасно понимал, каким мелочным он стал в вопросах любви – и это еще больше его раздражало.

—… Я пошел.

Не было похоже, что разговор кончится в ближайшее время, поэтому, не дожидаясь ответа Киришимы, Ёкодзава быстро ушел.


Часть 2.

—Так, что мне нужно сделать…

В итоге он так и не поговорил с Киришимой, и хоть был уверен, что время еще есть, не мог воспринимать все вокруг происходящее всерьез.

Покинув конференц-зал, Ёкодзава не хотел сразу же возвращаться на этаж отдела продаж, вместо этого он направился в комнату отдыха. Пусть его возвращения ждали в отделе, ему нужна была короткая передышка. Он будет работать вплоть до последнего поезда, так какая разница, если он задержится сейчас на десять минут или около того?

Испытывающий жажду, он нащупал в кармане немного мелочи и купил кофе в автомате, решив вернуться в свой отдел сразу после. Шагнув в слегка задымленную, как и всегда, комнату, он увидел знакомое лицо.

—Тоже перерыв?
—Ах, да.

Усталое лицо принадлежало заместителю главного редактора отдела «Изумруд», Хатори Ёсиюки. Ёкодзава больше, чем привык видеть людей из этого отдела полностью измотанными в конце их цикла, но он был уверен, сейчас не конец месяца. Наверное, у него какие-то проблемы.

Несмотря на то, что в его редакторском отделе никогда не было никакого дресс-кода, Хатори в офисе носил костюмы – стиль, идеально подходящий его личности – и, хоть он был почти так же нелюдим, как Ёкодзава, он прекрасно ладил со своими авторами, получая в ответ хорошее расположение и восхищение, что, вообще-то, обычно должно было исходить от него самого. Хотя такое внимание само по себе могло стать камнем преткновения, он, казалось, был очень проницательным в том, что касалось его авторов, и поэтому выполнял свою работу несколько самоуверенно.

Несмотря на то, что вся редакторская ветвь издательства работала по ненормированному графику, Хатори всегда приходил в одно и то же время и оставался до позднего вечера – и он безупречно поддерживал своего смелого главного редактора. Трудолюбие имело своим результатом хорошие продажи, и Ёкодзава как-то хотел пригласить его выпить, но возможности не представлялось.

—Не выглядишь особенно хорошо. Что случилось?
—По одной из моих серий уже почти решили снять аниме, но в последний момент снова вернулись к начальному обсуждению.

Редко можно было видеть кого-то вроде Хатори настолько удрученным. Ёкодзава слышал, что одну из его серий экранизируют в виде аниме – разумеется, отдел продаж начал подготовку рекламной кампании, была подана заявка на печать дополнительного тиража серии.




Читайте также:
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (226)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.009 сек.)