Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Седмицы человеческой жизни




 

Перевод В. Латышева

 

Маленький мальчик, еще неразумный и слабый, теряет,

Чуть ему минет семь лет, первые зубы свои;

Если же бог доведет до конца седмицу вторую,

Отрок являет уже признаки зрелости нам.

В третью у юноши быстро завьется, при росте всех членов,

Нежный пушок бороды, кожи меняется цвет.

Всякий в седмице четвертой уже достигает расцвета

Силы телесной, и в ней доблести явствует знак.

В пятую — время подумать о браке желанном мужчине,

Чтобы свой род продолжать в ряде цветущих детей.

Ум человека в шестую седмицу вполне созревает

И не стремится уже к неисполнимым делам.

Разум и речь в семь седмиц уже в полном бывают расцвете,

Также и в восемь — расцвет длится четырнадцать лет.

Мощен еще человек и в девятой, однако слабеют

Для веледоблестных дел слово и разум его.

Если ж десятое бог доведет до конца семилетье,

Ранним не будет тогда смертный конец для людей.

 

 

К Мимнерму[208]

 

Перевод Ф. Зелинского

 

Нет, хоть теперь убедись, исключи это слово из песни

И не гневись, что тебя лучше я выразил мысль,

Лигиастид! Пожелай, изменив свою злую молитву,



Лет восьмидесяти смерти предела достичь.

…………………………………………

Также без слез да не будет кончина моя: умирая,

Стоны друзьям и тоску я бы оставить желал.

 

 

К Фоку[209]

 

Перевод Ф. Зелинского

 

«Нет в Солоне мысли мудрой, нет отваги стойкой в нем:

В дверь к нему стучалось счастье — и не принял он его.

В неводе улов имея, не решился он на брег

Вытянуть его: умом, знать, он и сердцем ослабел.

Боги! Мне б добиться власти, мне бы полнотой богатств

Насладиться и в Афинах день процарствовать один —

На другой дерите шкуру, род мой с корнем истребив!»

………………………………………..

Если ж родину свою

Я щадил, не стал тираном и насилий над страной

Не творил, своей же славы не позорил, не сквернил,

В том не каюсь: так скорее я надеюсь превзойти

Всех людей.

…………………………………………

…А они, желая грабить, ожиданий шли полны,

Думал каждый, что добудет благ житейских без границ,

Думал: под личиной мягкой крою я свирепый нрав.

Тщетны были их мечтанья… Ныне, в гневе на меня,

Смотрят все они так злобно, словно стал я им врагом.

Пусть их! Все, что обещал я, мне исполнить удалось,

И труды мои не тщетны. Не хочу я, как тиран,

По пути идти насилий иль дурным дать ту же часть,

Что и добрым горожанам, в тучных родины полях.

………………………………………….

 

 

«Моей свидетельницей пред судом времен…»

 

Перевод Вяч. Иванова

 

Моей свидетельницей пред судом времен

Да будет черная земля, святая мать

Богов небесных! Я убрал с нее позор[210]

Повсюду водруженных по межам столбов.

Была земля рабыней, стала вольною.

И многих в стены богозданной родины

Вернул афинян, проданных в полон чужой

Кто правосудно, кто неправдой. Я домой

Привел скитальцев, беглецов, укрывшихся

От долга неоплатного, родную речь

Забывших средь скитаний по чужим краям.

Другим, что здесь меж ними, обнищалые,

В постыдном рабстве жили, трепеща владык,

Игралища их прихотей, свободу дал.[211]

Законной властью облеченный, что сулил,

С насильем правду сочетав, — исполнил я.

Уставы общих малым и великим прав[212]

Я начертал; всем равный дал и скорый суд.

Когда б другой, корыстный, злонамеренный,

Моим рожном вооружился, стада б он

Не уберег и не упас. Когда бы сам

Противников я слушал всех и слушал все,

Что мне кричали эти и кричали те,

Осиротел бы город, много пало бы

В усобице сограждан. Так со всех сторон

Я отбивался, словно волк от своры псов.

 

 

МИМНЕРМ КОЛОФОНСКИЙ[213]

 

 

«Что за жизнь, что за радость…»

 

Перевод Вяч. Иванова

 

Что за жизнь, что за радость, коль нет золотой Афродиты!

Смерти я жаждать начну, если мне скажут «прости»

Прелести тайной любви, и нежные ласки, и ложе.

Только ведь юности цвет людям желанен и мил;

Старость же горе несет, красавца с уродом равняя.

Стоит приблизиться ей, сразу томиться начнет

Черными думами сердце, и солнца лучи золотые

Старца не радуют взор, старцу не нужны они:

Юношам он опостылел и девам внушает презренье.

Вот сколь тяжелым ярмом старость ложится на нас.

 

 

«Вдруг распускаемся мы…»

 

Перевод Вяч. Иванова

 

Вдруг распускаемся мы, как листва под весенним дыханьем:

Быстро в зеленый убор солнце оденет леса.

Ах, но недолог прелестный расцвет! Мимолетна услада

Дней тех, когда от богов нет нам ни счастья, ни мук.

Счастье — в неведенье милом. Но близятся черные керы,

Старостью мрачной одна, смертью другая грозит.

Шире палящий пожар простирает лютое солнце:

Бурая сохнет листва, блекнет одежда лугов.

Лучше тогда умереть, чем влачить безотрадное бремя,

Если настала пора юной красе увядать.

Сколько ждет нас в грядущем до смертного часа кручины!

Полною чашей был дом — по миру ходит богач,

Тот сыновей не родил — сиротой умирает бездетный,

Этого гложет недуг… Кто проживет без беды?

 

 

«Минет пора — и прекраснейший некогда муж пробуждает…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Минет пора — и прекраснейший некогда муж пробуждает

Пренебреженье одно в детях своих и друзьях.

 

 

«Вечную, тяжкую старость послал Молневержец Тифону…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Вечную, тяжкую старость послал Молневержец[214]Тифону.

Старость такая страшней даже и смерти самой.

 

 

«…Но пролетает стрелой…»

 

Перевод В. Вересаева

 

…Но пролетает стрелой, словно пленительный сон,

Юность почтенная. Вслед безобразная, трудная старость,

К людям мгновенно явясь, виснет над их головой, —

Старость презренная, злая. В безвестность она нас ввергает,

Разум туманит живой и повреждает глаза.

 

 

«Если бы в мире прожить мне без тяжких забот и страданий…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Если бы в мире прожить мне без тяжких забот и страданий

Лет шестьдесят, — а потом смерть бы послала судьба!

 

 

«…Одни из беспечных сограждан»

 

Перевод В. Вересаева

 

…Одни из беспечных сограждан

Будут злословить тебя, но и похвалит иной.

 

 

«…да встанет меж нами с тобою правдивость!»

 

Перевод В. Вересаева

 

…да встанет меж нами с тобою правдивость!

Выше, святей, чем она, нет ничего на земле.

 

 

«Пилос покинув высокий…»[215]

 

Перевод В. Вересаева

 

Пилос покинув высокий, Нелеев[216]божественный город,

В Азию милую мы прибыли на кораблях

И в Колофоне желанном осели, чрезмерные силой,

Всем показуя другим гордости тяжкий пример.

После того, и оттуда уйдя, эолийскую Смирну

Взяли мы волей богов, Алис-реку перейдя.

 

 

«Ввек не увез бы из Эи большого руна золотого…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Ввек не увез бы из Эи[217]большого руна золотого

Собственной силой Ясон, трудный проделавши путь

И совершив для безбожного Пелия тягостный подвиг,

Ввек бы достигнуть не смог вместе с толпою друзей

Струй океана прекрасных…

……………………………………

Гелию труд вековечный[218]судьбою ниспослан на долю.

Ни быстроногим коням отдых неведом, ни сам

Он передышки не знает, едва розоперстая Эос

Из океанских пучин на небо утром взойдет.

Быстро чрез волны несется он в вогнутом ложе крылатом,

Сделано дивно оно ловкой Гефеста рукой

Из многоцветного золота. По́верху вод он несется,

Сладким покояся сном, из гесперидской страны

В край эфиопов. Восхода родившейся в сумерках Эос

Ждут с колесницею там быстрые кони его.

Встав, Гиперионов сын на свою колесницу восходит…

 

 

ФЕОГНИД[219]

 

 

«Сын Кронида, владыка…»[220]

 

Перевод В. Вересаева

 

Сын Кронида, владыка, рожденный Лето! Ни в начале

Песни моей, ни в конце я не забуду тебя.

Первого буду тебя, и последнего, и в середине

Петь я, а ты приклони слух свой и благо мне дай!

 

 

«Феб-Аполлон — повелитель…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Феб-Аполлон — повелитель, прекраснейший между богами!

Только лишь нá свет тебя матерь Лето родила

Близ круговидного озера, пальму обнявши руками, —

Как амброзический вдруг запах широко залил

Делос бескрайный. Земля-великанша светло засмеялась,

Радостный трепет объял море до самых глубин.

 

 

«Зевсова дочь, Артемида-охотница!..»

 

Перевод В. Вересаева

 

Зевсова дочь, Артемида-охотница! Ты, что Атридом

Жертвой была почтена[221]в час, как на Трою он шел, —

Жарким моленьям внемли, охрани от напастей! Тебе ведь

Это легко, для меня ж очень немалая вещь.

 

 

«Зевсовы дщери, Хариты и Музы!..»

 

Перевод В. Вересаева

 

Зевсовы дщери, Хариты и Музы! На Кадмовой свадьбе[222]

Слово прекрасное вы некогда спели ему:

«Все, что прекрасно, то мило, а что не прекрасно — не мило!».

Не человечьи уста эти слова изрекли.

 

 

«Кирн! Пусть будет печать на этих моих сочиненьях…»

 

Перевод С. Апта

 

Кирн! Пусть будет печать[223]на этих моих сочиненьях.

Их не сумеет никто тайно присвоить себе

Или жалкой подделкой хорошее слово испортить.

Скажет любой человек: «Вот Феогнида стихи.

Родом он из Мегары». Меж всеми смертными славный,

Жителям города всем нравиться я не могу.

Этому ты не дивись, о сын Полипая. Ведь даже

Зевс угождает не всем засухой или дождем!

 

 

«С умыслом добрым тебя обучу я тому, что и сам я…»

 

Перевод В. Вересаева

 

С умыслом добрым тебя обучу я тому, что и сам я,

Кирн, от хороших людей малым ребенком узнал.

Будь благомыслен, достоинств, почета себе и богатства

Не добивайся кривым или позорным путем.

Вот что заметь хорошенько себе: не завязывай дружбы

С злыми людьми, но всегда ближе к хорошим держись,

С этими пищу дели и питье, и сиди только с ними,

И одобренья ищи тех, кто душою велик.

От благородных и сам благородные вещи узнаешь,

С злыми погубишь и тот разум, что есть у тебя.

Помни же это и с добрыми знайся, — когда-нибудь сам ты

Скажешь: «Советы друзьям были не плохи его!»

 

 

«Город беременен наш…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Город беременен наш, но боюсь я, чтоб, им порожденный,

Муж дерзновенный не стал грозных восстаний вождем.

Благоразумны пока еще граждане эти, но очень

Близки к тому их вожди, чтобы в разнузданность впасть.

Люди хорошие, Кирн, никогда государств не губили,

То негодяи, простор наглости давши своей,

Дух развращают народа и судьями самых бесчестных

Делают, лишь бы самим пользу и власть получить.

Пусть еще в полной пока тишине наш покоится город, —

Верь мне, недолго она в городе может царить,

Где нехорошие люди к тому начинают стремиться,

Чтоб из народных страстей пользу себе извлекать.

Ибо отсюда — восстанья, гражданские войны, убийства, —

Также монархи, — от них обереги нас, судьба!

 

 

«Город все тот же, мой Кирн…»

 

Перевод Вяч. Иванова

 

Город все тот же, мой Кирн, да не те же в городе люди.

Встарь ни законов они не разумели, ни тяжб.

Козьими шкурами плечи покрыв, за плугом влачились,

Стадо дубравных лосей прочь от ворот городских

В страхе шарахалось… Ныне рабы — народ-самодержец,

Челядь — кто прежде был горд доблестных предков семьей.

 

 

«Лжет гражданин гражданину…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Лжет гражданин гражданину, и все друг над другом смеются,

Знаться не хочет никто с мненьем ни добрых, ни злых.

 

 

«Кирн, не завязывай искренней дружбы ни с кем из тех граждан…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Кирн, не завязывай искренней дружбы ни с кем из тех граждан,

Сколько бы выгод тебе этот союз ни сулил.

Всячески всем на словах им старайся представиться другом,

Важных же дел никаких не начинай ни с одним.

Ибо, начавши, узнаешь ты душу людей этих жалких,

Как ненадежны они в деле бывают любом.

Пó сердцу им только ложь, да обманы, да хитрые козни,

Как для людей, что не ждут больше спасенья себе.

 

 

«К низким людям, о Кирн…»

 

Перевод В. Вересаева

 

К низким людям, о Кирн, никогда не иди за советом,

Раз собираешься ты важное дело начать,

Лишь к благородным иди, если даже для этого нужно

Много трудов перенесть и издалека прийти.

Также не всякого друга в свои посвящай начинанья:

Много друзей, но из них мало кто верен душой.

 

 

«Если бы даже весь мир обыскать…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Если бы даже весь мир обыскать, то легко и свободно

Лишь на одном корабле все уместиться б могли

Люди, которых глаза и язык о стыде не забыли,

Кто бы, где выгода ждет, подлостей делать не стал.

 

 

«Что мне в любви на словах…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Что мне в любви на словах, если в сердце и в мыслях иное!

Любишь ли, друг мой, меня? Верно ли сердце твое?

Или люби меня с чистой душою, иль, честно отрекшись,

Стань мне врагом и вражду выкажи прямо свою.

Кто ж при одном языке два сердца имеет, — товарищ

Страшный, о Кирн мой! Таких лучше врагами иметь.

 

 

«Если тебя человек восхваляет…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Если тебя человек восхваляет, пока на глазах он,

А удалясь, о тебе речи дурные ведет, —

Неблагородный тот друг и товарищ: приятное слово

Только язык говорит, — мысли ж иные в уме.

Другом да будет мне тот, кто характер товарища знает

И переносит его, как бы он ни был тяжел,

С братской любовью. Мой друг, хорошенько все это обдумай,

Вспомнишь ты позже не раз эти советы мои.

 

 

«Низкому сделав добро…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Низкому сделав добро, благодарности ждать за услугу

То же, что семя бросать в белые борозды волн.

Если глубокое море засеешь, посева не снимешь;

Делая доброе злым, сам не дождешься добра.

Ибо душа ненасытна у них. Хоть разок их обидел —

Прежнюю дружбу тотчас всю забывают они.

Добрые ж все принимают от нас, как великое благо,

Добрые помнят дела и благодарны за них.

 

 

«Милых товарищей много найдешь за питьем и едою…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Милых товарищей много найдешь за питьем и едою,

Важное дело начнешь — где они? Нет никого!

 

 

«Самое трудное в мире, о Кирн…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Самое трудное в мире, о Кирн, распознать человека

Лживого. Больше всего здесь осторожность нужна.

 

 

«Золото ль, Кирн…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Золото ль, Кирн, серебро ли фальшиво — беда небольшая,

Да и сумеет всегда умный подделку узнать.

Если ж душа человека, которого другом зовем мы,

Лжива и прячет в груди сердце коварное он,

Самым обманчивым это соделали боги для смертных,

И убеждаться в такой лжи нам всего тяжелей.

Душу узнаешь — мужчины ли, женщины ль — только тогда ты

Как испытаешь ее, словно вола под ярмом.

Это но то что в амбар свой зайти и запасы измерить.

Очень нередко людей видимость вводит в обман.

 

 

«Кирн! Выбираем себе лошадей мы…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Кирн! Выбираем себе лошадей мы, ослов и баранов

Доброй породы, следим, чтобы давали приплод

Лучшие пары. А замуж ничуть не колеблется лучший

Низкую женщину брать, — только б с деньгами была!

Женщина также охотно выходит за низкого мужа, —

Был бы богат! Для нее это важнее всего.

Деньги в почете всеобщем. Богатство смешало породы.

Знатные, низкие — все женятся между собой.

Полипаид, не дивись же тому, что порода сограждан

Все ухудшается: кровь перемешалася в ней.

Знает и сам, что из рода плохого она, и однако,

Льстясь на богатство ее, в дом ее вводит к себе,

Низкую знатный. К тому принуждаются люди могучей

Необходимостью: дух всем усмиряет она.

 

 

«Если от Зевса богат человек…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Если от Зевса богат человек, справедливо и чисто

Нажил достаток, тогда прочно богатство его.

Если ж, стяжательный духом, неправедно он и случайно

Или же ложно клянясь, средства свои приобрел,

Сразу как будто и выгода есть, но в конце торжествует

Разум богов и бедой делает счастье его.

Вот что, однако, сбивает людей: человеку не тотчас

Боги блаженные мстят за прегрешенья его.

Правда, бывает, и сам он поплатится тяжко за грех свой.

И наказанье не ждет милых потомков его,

Но иногда беспощадная смерть, приносящая гибель,

Веки смыкает ему раньше, чем кара придет.

 

 

«Нет в богатстве предела…»

 

Перевод С. Апта

 

Нет в богатстве предела, который бы видели люди.

Тот, кто имеет уже множество всяческих благ,

Столько же хочет еще. И всех невозможно насытить.

Деньги для нас, для людей, — это потеря ума.

Так ослепленье приходит. Его посылает несчастным

Зевс, и сегодня один, завтра другой ослеплен.

 

 

«Для легкомысленной черни твердынею служит и башней…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Для легкомысленной черни твердынею служит и башней

Муж благородный, и все ж чести так мало ему!

 

 

«Пьют не вино в мою честь…»

 

Перевод С. Апта

 

Пьют не вино в мою честь. В гостях у девочки милой

Кто-то сегодня другой, много он хуже меня.

Мать и отец ее пьют за меня холодную воду.

Слезы роняя, она воду приносит им в дом,

В дом, где крошку мою, рукой обхватив, целовал я

В шею и нежно в ответ губы шептали ее.

 

 

«Бедность, даже чужую…»

 

Перевод С. Апта

 

Бедность, даже чужую, всегда без труда распознаешь.

Бедность не явится в суд, нет на собраньях ее.

Всем она ненавистна, везде на нее нападают,

Вечно ворчат на нее, где бы она ни была.

 

 

«Вот что, поверь мне…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Вот что, поверь мне, ужасней всего для людей, тяжелее

Всяких болезней для них, даже и смерти самой, —

После того, как детей воспитал ты, все нужное дал им

И накопил, сколько мог, много понесши трудов, —

Дети отца ненавидят и смерти отцовской желают,

Смотрят с враждой на него, словно к ним нищий вошел.

 

 

«Что справедливо, что нет…»

 

Перевод С. Апта

 

Что справедливо, что нет — не ведают низкие люди,

Страха не знают совсем, кары не ждут впереди:

Несколько первых шагов неуклюже пройдут — и довольны:

Думают: все хорошо, все превосходно у них.

 

 

«Друг мой, с доверьем в душе…»

 

Перевод С. Апта

 

Друг мой, с доверьем в душе, к любому из граждан из этих

Делать ни шагу не смей, клятве и дружбе не верь.

Даже если тебе призовут в поручители Зевса —

Он над бессмертными царь, — все-таки верить нельзя.

 

 

«Граждане наши настолько к дурным порицаньям привыкли…»

 

Перевод С. Апта

 

Граждане наши настолько к дурным порицаньям привыкли,

Что не хватает ума собственный город спасти.

 

 

«Ныне несчастия добрых становятся благом для низких…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Ныне несчастия добрых становятся благом для низких

Граждан; законы теперь странные всюду царят;

Совести в душах людей не ищи; лишь бесстыдство и наглость,

Правду победно поправ, всею владеют землей.

 

 

«Льву и тому не всегда угощаться случается мясом…»

 

Перевод С. Апта

 

Льву и тому не всегда угощаться случается мясом.

Как ни силен, и его может постигнуть нужда.

 

 

«Кто болтлив…»

 

Перевод С. Апта

 

Кто болтлив, для того молчанье — великая тягость,

Без толку он говорит — сразу заметит любой.

Все ненавидят его. И если с таким человеком

Рядом сидишь на пиру — это несчастье, поверь.

 

 

«Если в беде человек…»

 

Перевод С. Апта

 

Если в беде человек, никто ему другом не станет,

Даже и тот, кто в одном чреве лежал с ним, о Кирн.

 

 

«Люди дурные не все на свет явились дурными…»

 

Перевод С. Апта

 

Люди дурные не все на свет явились дурными.

Нет, с дурными людьми многие в дружбу вступив,

Наглости, низким делам, проклятьям от них научились,

Веря, что те говорят сущую правду всегда.

 

 

«Пусть за столом человек всегда умно себя держит…»

 

Перевод С. Апта

 

Пусть за столом человек всегда умно себя держит,

Пусть полагают, что он мало что видит кругом,

Словно и нет его здесь. Пусть будет любезен и весел,

Выйдя, он должен молчать, каждого ближе узнав.

 

 

«Множество низких богато…»

 

Перевод С. Апта

 

Множество низких богато, и в бедности много достойных.

Все же у подлых людей мы бы не стали менять

Качества наши на деньги. Надежна всегда добродетель,

Деньги же нынче один, завтра другой загребет.

 

 

«Кирн, благородный везде сохраняет присутствие духа…»

 

Перевод С. Апта

 

Кирн, благородный везде сохраняет присутствие духа,

Плохо ль ему, хорошо ль — держится стойко всегда.

Если же бог негодяю довольство пошлет и богатство,

Этот, лишившись ума, явит негодность свою.

 

 

«Если бы мы на друзей за любую провинность сердились…»

 

Перевод С. Апта

 

Если бы мы на друзей за любую провинность сердились,

Вовсе тогда бы у нас близких людей и друзей

Не было. От ошибок никто из людей не свободен

Смертных. Свободны от них боги одни лишь, мой Кирн.

 

 

«Быстрого умный догонит…»

 

Перевод С. Апта

 

Быстрого умный догонит, не будучи вовсе проворным.

Кирн, помогает ему суд справедливый богов.

 

 

«Так же, спокойно, как я…»

 

Перевод С. Апта

 

Так же, спокойно, как я, иди посредине дороги,

Кирн, не заботься о том, где остальные пройдут.

 

 

«Кирн, ни в чем не усердствуй…»

 

Перевод С. Апта

 

Кирн, ни в чем не усердствуй. Во всем выбирай середину.

Тот же увидишь успех, что и трудясь тяжело.

 

 

«Сделать с врагами расчет…»

 

Перевод С. Апта

 

Сделать с врагами расчет, за любовь расплатиться с друзьями,

Кирн, да позволит мне Зевс, силы мне бо́льшие дав.

Богом среди людей наверно бы я показался,

Если бы умер, успев полностью всем заплатить.

 

 

«Вовремя, Зевс-Олимпиец…»

 

Перевод С. Апта

 

Вовремя, Зевс-Олимпиец, мою исполни молитву.

Вместо несчастий, молю, дай мне отведать добра.

Если конца не найду своим тяжелым заботам,

Пусть я погибну, но пусть горем за горе воздам,

Было бы это по праву. Но вот не приходит расплата

С теми, кто деньги мои силой похитить посмел.

Я же подобен собаке, поток переплывшей в ущелье,

Сбросил я в бурную хлябь все достоянье свое.

Пить бы их черную кровь! И пусть божество бы смотрело

Доброе, то, что моим чаяньям сбыться дало.

 

 

«Кирн, будь стоек в беде…»

 

Перевод С. Апта

 

Кирн, будь стоек в беде. Ведь знал же ты лучшее время.

Было ведь так, что судьба счастье бросала тебе.

Что ж, коль удача — увы! — обернулась бедой, не робея,

Силься, молитву творя, всплыть на поверхность опять.

Слишком с бедой не носись. Немногих заступников сыщешь,

Если несчастья свои выставишь всем напоказ.

 

 

«Кирн! При великом несчастье слабеет душа человека…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Кирн! При великом несчастье слабеет душа человека,

Если ж отмстить удалось, снова он крепнет душой.

 

 

«Злись про себя…»

 

Перевод С. Апта

 

Злись про себя. А язык всегда пусть будет приятен.

Вспыльчивость — это, поверь, качество низких людей.

 

 

«Мыслей сограждан моих уловить я никак не умею…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Мыслей сограждан моих уловить я никак не умею;

Зло ли творю иль добро — всё неугоден я им.

И благородный и низкий бранят меня с равным усердьем,

Но из глупцов этих мне не подражает никто.

 

 

«Кирн, если я не хочу…»

 

Перевод С. Апта

 

Кирн, если я не хочу, своей не навязывай дружбы.

Это тебе не вола силой в повозку запрячь.

 

 

«Милый Зевс! Удивляюсь тебе я…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Милый Зевс! Удивляюсь тебе я: всему ты владыка,

Все почитают тебя, сила твоя велика,

Перед тобою открыты и души и помыслы смертных,

Высшею властью над всем ты обладаешь, о царь!

Как же, Кронид, допускает душа твоя, чтоб нечестивцы

Участь имели одну с теми, кто правду блюдет,

Чтобы равны́ тебе были разумный душой и надменный,

В несправедливых делах жизнь проводящий свою?

В жизни бессмертными нам ничего не указано точно,

И неизвестен нам путь, как божеству угодить.

 

 

«…Все-таки, горя не зная, богаты…»

 

Перевод С. Апта

 

…Все-таки, горя не зная, богаты. А тем, что душою

Низких поступков чужды, правду и право блюдут,

Бедность, отчаянья мать, достается. Она к преступленью,

Силой жестокой нужды душу в груди повредив,

Часто ведет человека. И он соглашается часто

Воле своей вопреки вынести страшный позор.

Он уступает нужде. А та уж научит дурному —

Спорам, что гибель несут, низким обманам и лжи —

Даже того, кто не хочет, кому не пристало дурное.

Ясное дело: нужда тяжкую крайность родит.

 

 

«Бедными низкий подлец и муж благородный и честный…»

 

Перевод С. Апта

 

Бедными низкий подлец и муж благородный и честный,

Если захватит нужда, сделаться могут равнó.

Честный всегда справедливости верен, ему от рожденья

И до скончания дней честное сердце дано;

Над душою его ни властны ни горе, ни радость,

Плохо ль ему, хорошо ль — тверд он и стоек всегда.

 

 

«Слишком ни в чем не усердствуй…»

 

Перевод С. Апта

 

Слишком ни в чем не усердствуй. В делах человеческих мера

Должная — лучше всего. Часто, к успеху стремясь,

Ищет себе барыша человек, обреченный судьбою.

К страшной ошибке его злое ведет божество.

Так пожелало оно, чтоб зло ему благом казалось,

Чтобы казалось плохим то, что полезно ему.

 

 

«Многое мимо ушей пропускаю…»

 

Перевод С. Апта

 

Многое мимо ушей пропускаю, хоть понял отлично.

Вынужден я промолчать, помня значенье свое.

 

 

«Двери у многих людей к языку не прилажены плотно…»

 

Перевод С. Апта

 

Двери у многих людей к языку не прилажены плотно,

Даже малейший пустяк трогает этих людей.

Часто, внутри оставаясь, дурное становится лучше,

Выйдя наружу, добро хуже становится зла.

 

 

«Лучшая доля для смертных…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Лучшая доля для смертных — на свет никогда не родиться

И никогда не видать яркого солнца лучей.

Если ж родился, войти поскорее в ворота Аида

И глубоко под землей в темной могиле лежать.

 

 

«Смертного легче родить и вскормить…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Смертного легче родить и вскормить, чем вложить ему в душу

Дух благородный. Никто изобрести не сумел,

Как благородными делать дурных и разумными глупых.

Если бы нашим врачам способы бог указал,

Как исцелять у людей их пороки и вредные мысли,

Много бы выпало им очень великих наград.

Если б умели мы разум создать и вложить в человека,

То у хороших отцов злых не бывало б детей:

Речи разумные их убеждали б. Однако на деле,

Как ни учи, из дурных добрых людей не создашь.

 

 

«Глупый, мысли мои он вздумал держать под охраной…»

 

Перевод С. Апта

 

Глупый, мысли мои он вздумал держать под охраной.

Лучше б о собственных он мыслях побольше радел.

 

 

«Есть невозможные вещи…»

 

Перевод С. Апта

 

Есть невозможные вещи. О них никогда и не думай,

То, чего сделать нельзя, сделать не сможешь вовек.

 

 

«То, от чего никому ни жарко…»

 

Перевод С. Апта

 

То, от чего никому ни жарко, ни холодно, боги

Людям даруют легко. Слава — в тяжелом труде.

 

 

«Не заставляй никого против воли у нас оставаться…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Не заставляй никого против воли у нас оставаться,

Не заставляй уходить, кто не желает того,

И не буди, Симонид мой, заснувших — из тех, кто упился

Крепким вином и теперь сладким покоится сном.

Тех же, кто бодрствует, спать не укладывай против желанья.

Нет никого, кто б любил, чтоб принуждали его.

Если же хочет кто пить, наливай ему полную чашу.

Радость такую иметь можно не каждую ночь.

Что до меня, то вина медосладкого пил я довольно

И отправляюсь домой вспомнить о сладостном сне.

Пить прекращаю, когда от вина наибольшая радость.

Трезвым я быть не люблю, но и сверх меры не пью.

Тот же, кто всякую меру в питье переходит, не властен

Ни над своим языком, ни над рассудком своим,

Речи срамные ведет, за которые трезвый краснеет,

Дел не стыдится своих, совесть вином замутив.

Прежде разумный, теперь он становится глупым. Об этом

Помни всегда и вина больше, чем нужно, не пей.

Из-за стола поднимайся, пока допьяна не напился,

Чтоб не блевать за столом, словно поденщик иль раб.

Или сиди и не пей. А ты, передышки не зная,

Только твердишь: «Наливай!» Вот отчего ты и пьян.

То за любовь, то для спора, то в честь небожителей выпьешь,

То потому, что с вином чаша стоит под рукой.

«Нет» же сказать не умеешь. Совсем для тебя недостижен

Тот, кто и выпить горазд, но не теряет ума.

Добрые речи ведите, за чашей веселою сидя,

И избегайте душой всяческих ссор и обид.

Пусть и застольные песни звучат — в одиночку и хором.

Так вот бывают для всех очень приятны пиры.

 

 

«Легок становится мыслью любой человек…»

 

Перевод В. Вересаева

 

Легок становится мыслью любой человек, если выпьет

Больше, чем нужно, вина, глуп ли он был иль умен.

 

 

«Вот и пришел ты, Клеáрист…»

 

Перевод С. Апта

 

Вот и пришел ты, Клеáрист, проплыв глубокое море,

К тем, у кого ни гроша, бедный мой, сам без гроша.

Мы под скамью корабля у борта положим, Клеарист,

Все, что осталось у нас, все, что нам боги дают.

Самое лучшее мы принесем. И если увидишь

Друга, поведай ему, что за друзья у тебя.

Прятать не стану того, что есть у меня, и не стану

Ради приезда гостей большего где-то искать.

Если же спросят тебя, хорошо ли живу, то скажи им:

Плохо — с богатым сравнить, с бедным сравнить — хорошо.

Гостя нашей семьи одного принять я сумею.

Если же больше гостей, всех одарить не смогу.

 

 

«Нет, голова раба никогда не держится прямо…»

 

Перевод С. Апта

 

Нет, голова раба никогда не держится прямо,

Вечно она склонена, шея кривая под ней.

Как гиацинтов и роз из лука морского не выйдет,

Так и свободных детей чрево рабы не родит.

 

 

«Кирн, линейка и циркуль должны разрешить это дело…»

 

Перевод С. Апта

 

Кирн, линейка и циркуль должны разрешить это дело.

К той и другой стороне должен я быть справедлив.

 

 

«Злом никогда никого принуждать не старайся…»

 

Перевод С. Апта

 

Злом никогда никого принуждать не старайся.

Услуга —

Вот что честнее всего, вот что прекрасней всего.

 

 

«Вестник безмолвный, мой Кирн…»

 

Перевод С. Апта

 

Вестник безмолвный, мой Кирн, войну возвещает и слезы.

Он на вершине горы, видно его далеко.

Ну-ка, давайте скорей коней быстролетных взнуздаем,

Выйти навстречу, как враг, людям я этим хочу.

Очень мало расстоянье. Они его скоро покроют,

Если сужденьям моим правда богами дана.

 

 

«Нужно в тяжелой беде оставаться по-прежнему стойким…»

 

Перевод С. Апта

 

Нужно в тяжелой беде оставаться по-прежнему стойким,

Нужно бессмертных просить выход послать из беды.

 

 

«Будь осторожен…»

 

Перевод С. Апта

 

Будь осторожен. Итог на лезвии держится бритвы:

Нынче удача, глядишь, завтра, глядишь, неуспех.

 

 

«Лучше всего человеку не быть чрезмерно богатым…»

 

Перевод С. Апта

 

Лучше всего человеку не быть чрезмерно богатым,

Лучше всего для него бедности крайней не знать.

 

 

«Гостем явившись на пир…»

 

Перевод С. Апта

 

Гостем явившись на пир, с достойным садись человеком,

Рядом с тем, кто сумел всякую мудрость постичь.

Мудрое слово его старайся внимательно слушать,

Чтобы вернуться домой, ценное что-то неся.

 

 

«Добрый, добро получай!..»

 

Перевод С. Апта

 

Добрый, добро получай! Какой тебе нужен ходатай?

Лучший ходатай тебе — доброе дело твое.

 

 

«Нет, не враги…»

 

Перевод С. Апта

 

Нет, не враги, а друзья меня предают, потому что,

Словно утеса моряк, я избегаю врагов.

 

 

«Сделать низкого добрым труднее…»

 

Перевод С. Апта

 

Сделать низкого добрым труднее, чем доброго низким.




Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (642)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.325 сек.)