Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


НЕПОДХОДЯЩЕЕ МЕСТО ДЛЯ ЛЕДИ




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

 

Ванесса неохотно взялась за ручку и толкнула дверь. Один Бог знает, что ждет ее в баре, но она должна как можно быстрее уйти с улицы и добраться до телефона.

Посетителей в баре было мало. В тусклом зале, освещенном лишь несколькими неоновыми рекламами, сидели у стойки трое мужчин, казавшихся вполне безобидными. Но двое за дальним столиком внушали подозрения: молодой, хорошо сложенный негр и очень крупный белый, который смотрел на Ванессу, как на кусок мяса.

Она подошла к бармену.

– Мне нужна мелочь для телефона. Где он?

Майк научил ее сохранять уверенный вид, даже если она испытывала настоящий ужас. Сейчас было бы неуместно выказывать робость.

Ванесса протянула бармену пятидолларовую купюру, но он покачал головой.

– У меня мало мелочи, леди.

– Тогда налейте мне виски... двойное, безо льда и воды.

Ванесса взяла бокал, сделала маленький глоток и чуть не поперхнулась. Чистейшая отрава! Ей хотелось выплеснуть виски в лицо бармену, но она только спросила у него, где телефон. Он указал на заднюю комнату, и Ванесса направилась туда.

Она позвонила Милли в Нью-Йорк за счет абонента и попросила у нее номер телефона Триш в Лос-Анджелесе. Потом сразу же соединилась с Триш.



– Прости, что разбудила, но мне нужно срочно встретиться с тобой. У меня есть бумаги для твоего приятеля. Я не могу передать их ему сама, потому что за мной следят. Сделать это придется тебе. Можешь немедленно приехать в бар Хинки на Третьей недалеко от Вермонта?

– Мне нужно время.

– Ради Бога, скорее, Триш. Этот бар – неподходящее место для леди. – Ванесса говорила тихо, прикрыв рукой микрофон.

– Постараюсь, – ответила Триш.

Не вешая трубку, Ванесса огляделась. Два подозрительных типа внимательно наблюдали за ней. Сделав вид, что продолжает разговор, она чуть громче сказала:

– Спасибо, что позвонила в полицию. Когда за мной заедут? Хорошо. Спасибо.

Возвращаясь к стойке, она заметила, что бармен протирает бокалы грязным полотенцем, и почувствовала спазм в желудке. Неужели ей придется поднести один из этих бокалов к губам?

– Я никогда не видел вас здесь, – заметил бармен.

Ванесса загадочно улыбнулась и снова пригубила спиртное, но оно было слишком отвратительным. Предстояло долгое ожидание. Наклонившись к бармену, Ванесса спросила:

– У вас есть кофе? Мне лучше не пить перед приездом полиции.

Налив чашку кофе, он толкнул ее к Ванессе.

– Доллар, – процедил он сквозь зубы.

Она положила на стойку еще одну пятидолларовую купюру. Бармен дал ей четыре доллара сдачи, но Ванесса не взяла их. «Пусть думает, что это не последний заказ», – решила она.

Краем глаза Ванесса увидела, как два типа поднялись и направились к ней. Когда они приблизились, она усилием воли подавила желание оглянуться. Но они прошли мимо, и Ванесса с облегчением вздохнула, поняв, что ее упоминание о полиции заставило их смыться. Уже не впервые ей приходилось вести игру ради самозащиты, но при жизни отца это был единственный способ спасения.

 

 

Глава 57

КРУТАЯ КОМПАНИЯ

 

 

Прости, Дэн, но я не могу сказать тебе больше ничего. Мне нужно спешить, – проговорила Триш, направляясь в ванную.

– Я буду готов через пять минут, – ответил он.

Триш думала лишь о том, что Ванесса хочет тайно передать Реду информацию. Ее тревожила необходимость вернуться к недавнему прошлому и сознание собственной значимости.

Надев красивые шерстяные слаксы, туфли и теплый свитер, Триш остановилась перед зеркалом и расчесала волосы. Свою косметику она сунула в сумку, стараясь не прикасаться к косметике Селены, почему-то казавшейся теперь в этом ящике более уместной.

Триш сняла с вешалки плащ, на случай если придется сразу ехать в аэропорт.

Дэн уже ждал ее в машине, и они немедленно тронулись.

– Я хотел бы знать, что, черт побери, происходит.

– Это не имеет к нам никакого отношения. Политика. Я сама знаю лишь то, что дело связано с какой-то информацией, которую Ванесса Феллон должна передать О’Ши. Встреча с сенатором чревата для нее большим риском.

– А разве ты не рискуешь? Тот, кто стрелял в сенатора Соединенных Штатов, не постесняется прикончить домохозяйку из Вудленд-Хиллз.

– Ты прав, мне страшно, поэтому я и позвонила Ричарду Терану. Он посоветует, что делать, я ему доверяю.

– Ты связалась с довольно крутой компанией, и надеюсь, осознаешь возможные последствия.

– Да. Возможно, мне придется уехать на некоторое время.

– Что это значит?

– Не знаю, Дэн. Я хотела бы, чтобы все было по-старому, но, боюсь, я уже не та, что прежде.

– А как же дети? Ведь им небезразлично, что происходи, с нами.

– Конечно. Но лучше не обсуждать это сегодня, о’кей? Сделаем это, когда я вернусь.

– Ты ответишь мне на один вопрос?

– Если смогу.

– Ты уехала из-за... моей связи с Селеной?

– Да. Почему бы еще мне уходить из дома... из семьи, от всего, что я любила?

– Как ты узнала?

Триш разозлилась. Зачем он задает эти вопросы сейчас, когда ей предстоит такое важное дело?

– Селена сама рассказала мне. Я была слишком глупа и ничего не замечала. А это открыло мне глаза на наши с тобой отношения... на себя... на многое, о чем я предпочла бы не знать.

– Ты узнала об этом задолго до того... как уехала?

– Не хочу говорить об этом.

– Мне необходимо знать.

– Я прожила с этим шесть горьких, унизительных недель. – Сам разговор об этом был мучителен для Триш. – Мне не хватило смелости поговорить с тобой. Я старалась убедить себя, что все обойдется, если я не стану обращать на это внимание. Каждый день я молилась, чтобы она наскучила тебе, и ты вернулся ко мне. – Слезы текли из ее глаз, но в голосе звучала злость.

– Я не хотел причинять тебе боль.

– Как благородно с твоей стороны! Значит, ты все время заботился обо мне, а я не замечала этого.

– Ты так и не простила меня? – спросил Дэн. Триш старалась успокоиться, но ярость кипела в ней.

– Да, не простила. Иногда мне даже хотелось убить тебя, но, что еще хуже, я думала о том, чтобы покончить с собой. Обвиняя во всем себя, я считала, что совершала ошибки, плохо следила за порядком в доме, скверно готовила... стала старой и безобразной. Прошло много времени, прежде чем я поняла, что виноват во всем ты. Ты был эгоистичным, равнодушным, смотрел на меня свысока. Когда же ко всему прочему ты еще и изменил мне, жить с тобой под одной крышей стало невыносимо.

– В Нью-Йорке у тебя была связь с О’Ши?

– Ты уверен, что хочешь знать это?

– Да.

– Боже мой, и это единственное, что для тебя важно? Неужели тебе не интересно, что я подружилась с человеком, который собирается стать президентом Соединенных Штатов? Что он находит меня интеллигентной, привлекательной, доверяет мне и даже предложил работу? Может, тебе стоит узнать, что для меня он самый замечательный, самый нежный и самый гуманный человек из всех, кого я встречала в жизни? Важно ли, что Ред обладал моим телом, если он до сих пор владеет моим умом и душой?

– Так ты вступила с ним в связь?

– Не твое дело, Дэн. Переспав со своей секретаршей, ты утратил право знать, что происходит со мной. Бог свидетель, я не ханжа и считаю, что все имеют право жить своей жизнью. Но если трахать Селену было так важно для тебя, что ты ради нее рисковал семьей, значит, наша совместная жизнь ничего для тебя не стоила.

– Никогда не слышал от тебя ничего подобного, Кейк. Ты стала совсем другой.

– Наш разговор подошел к концу. Вот отель, и у меня важные дела.

– А наша жизнь не важна?

– Когда-то это было иначе. Я не уверена, что смогу жить с человеком, который возбуждает во мне такое негодование. Супруги не должны быть антагонистами. Спасибо, что подвез, Дэн. Не волнуйся, если не услышишь обо мне несколько дней.

Когда Триш открыла дверцу и вышла из машины, рядом остановился темно-синий «плимут-седан». Она увидела за рулем Ричарда Терана. Не оглянувшись, Триш села в машину Ричарда.

– Боже, а я-то думала, что вы в лимузине, – засмеялась она. – В этом автомобиле вы выглядите как самый заурядный обыватель.

– Поэтому я и купил эту машину. Иногда мне приходится бывать в таких местах, где лучше не выделяться. Ни мой «мерседес», ни «роллс-ройс», ни лимузин для этого не годятся.

– Вот адрес бара.

– Не лучшая часть города. Какой черт занес ее туда?

– По-моему, она пытается от кого-то скрыться.

– Надеюсь, до нашего приезда с ней ничего не случится.

– Надеюсь, ни с кем из нас ничего не случится, – заметила Триш.

– Не волнуйтесь. Я подготовился. – Ричард распахнул пиджак и показал ей кобуру с пистолетом. – Я делаю это уже много лет, поскольку мне приходилось иметь дело с весьма гнусными личностями.

– Почему вы занялись криминальными делами?

– Деньги, моя милая, деньги. Я люблю деньги, люблю тратить их. Люди, которым грозит тюрьма или что-то похуже, платят адвокатам огромные суммы.

– Сомневаюсь, что вы так циничны. Вы потратили много времени на дела, которые не принесли вам ни цента. Я все о вас узнала.

– Вы слишком хорошего мнения обо мне, дорогая. Если рай существует, я не хотел бы активно мостить себе дорогу в ад. А теперь расскажите мне подробно, что сказала вам Ванесса.

 

 

Глава 58

НЕЧТО ВЗРЫВООПАСНОЕ

 

 

Ричард остановил машину перед баром, вышел и быстро огляделся. Улица была пустынна. Взяв Триш за руку, он быстро провел ее в бар. Ванесса курила, сидя на табурете у стойки, и потягивала кофе.

– Кто это, черт побери? – спросила Ванесса, настороженно глядя на Терана.

– Это Ричард Теран. Я привела его, потому что он знает все об этой ситуации. Ему можно доверять, – сказала Триш.

– Надеюсь, ты права, подруга, иначе мы обе попадем в беду.

– Пойдемте поговорим в машине, – предложил Ричард, но Ванесса не двинулась с места.

– Нет, нам нельзя выходить вместе. Если за мной следят, лучше выйти порознь. Я уже заказала такси, и оно подъедет с минуты на минуту. Триш, ты еще не заказала билет на Нью-Йорк?

Триш покачала головой.

– Нет. Из дома я сразу поехала сюда.

– Тогда давай выясним, когда первый рейс. Ванесса направилась к телефону. Триш и Ричард последовали за ней.

– Пожалуй, стоит заказать частный самолет. Тогда нам не придется ждать рейса. Уверен, до семи или восьми часов рейсов нет, – сказал Ричард.

– Нет! Это никуда не годится, – возразила Ванесса. – Нельзя поднимать шум. Триш должна тихо улететь в Нью-Йорк, и никто, надеюсь, об этом не узнает. Частный самолет вызовет подозрения.

– А мне не по душе, чтобы Триш всю ночь сидела в аэропорту одна, имея при себе нечто взрывоопасное. Кстати, а что она должна передать сенатору?

– Неужели не знаете? А вы не прикидываетесь дураком? А вообще вы были знакомы с моим отцом?

– Вашего отца знали все, но я никогда не был ни его другом, ни приверженцем. Мне не нравилась его политика, – ответил Ричард.

– Ладно, у меня есть список имен, мест, встреч и планов. Все это я обещала передать сенатору О’Ши. – Ванесса снова огляделась, желая убедиться, что никто их не подслушивает. – Сначала О’Ши счел мою историю не заслуживающей доверия и принял меня за чокнутую. Однако полагаю, ранение сделало его более доверчивым. Ричард скептически посмотрел на нее:

– О’кей, попытайте счастья со мной. Может, меня будет легче убедить.

– Не сейчас. Пришло такси, – сказала Ванесса, когда на пороге появился шофер.

– Кто заказывал такси? – спросил он. Ричард направился к нему.

– Мы. Подождите нас в машине, о’кей?

– Как скажете, сэр.

Между тем Триш уже заказала по телефону билет на первый рейс в Нью-Йорк, назвавшись Маргарет Эванс.

Она немного нервничала.

– Первый самолет вылетает в восемь тридцать. Сейчас четвертый час. В аэропорту мне придется ждать часа четыре.

– Мне все это не нравится, – недовольно заметил Ричард. – Думаю, Триш лучше вернуться домой, а бумаги О’Ши отвезу я.

– Но я хочу сделать это сама, Ричард. Действительно хочу.

– Она права, – поддержала ее Ванесса. – Не уверена, что О’Ши поверит в подлинность документов, если их привезет кто-то другой. А он должен поверить, ибо только тогда что-то предпримет.

– Так в чем же дело? – спросил Ричард.

– Это сложно. Вот что: отвезите меня к себе домой, и я вам все расскажу. Сегодня вечером за мной следили. Мне удалось ускользнуть, но я не хотела бы возвращаться к себе до тех пор, пока Триш не передаст бумаги.

– Ванесса, вы знаете, что мне предлагали два миллиона долларов за то, чтобы я нашел вас в Нью-Йорке? – спросил Ричард.

Она мрачно улыбнулась:

– Конечно. Почему же вы не получили их? Ричард засмеялся:

– Бог свидетель, я старался, но был отстранен. А потом тот, кто нанял меня, упал в реку. Вы когда-нибудь слышали о Милтоне Вайсе?

Ванесса покачала головой.

– Нет. Вот почему вы теперь влезли в это дело?

– Это я позвонила ему, – вмешалась в разговор Триш. – Я уже все рассказала Ричарду.

– Я хотел бы докопаться до сути этого дела, – пояснил Ричард. – Убит хороший человек – вероятно, это сделали, чтобы заставить его молчать. Я отвечаю за жизнь своих клиентов. Кроме того, я очень любопытен.

– Такси ждет, – напомнила Триш. – Вам пора отдать мне бумаги.

– Пошли в туалет, – сказала Ванесса, и Триш последовала за ней.

Ванесса достала из-под блузки бумаги и протянула их Триш.

– Вот, спрячь как следует.

– Помоги мне и запихни пачку под застежку моего бюстгалтера, чтобы листы не рассыпались.

Когда женщины вышли в зал, Ричард разговаривал с барменом.

– В чем дело? – с подозрением спросила Ванесса.

– Парень интересуется, занимаюсь ли я любовью с вами обеими, и говорит, что ни разу не видел вас здесь.

– Он думает, что мы шлюхи, Триш, – пояснила Ванесса. – Тс-с. Кажется, мне удалось убедить его, что я вызвала полицию.

– Триш, вам лучше сесть в такси и держаться подальше от Ванессы, – сказал Ричард. – Когда вы отъедете, я прослежу, не следят ли за вами. Если что-то не так, я отправлюсь за вами в аэропорт, не волнуйтесь. Если же все спокойно, встретимся в Нью-Йорке во вторник в восемь часов. Отель «Плаза», дубовый зал бара для коктейлей. О’кей?

Триш кивнула и быстро вышла. Когда такси отъехало, Ричард посмотрел, не следует ли за ним машина, но ничего не заметил.

– Думаю, все в порядке. Давайте уедем отсюда, Ванесса.

– Хорошая мысль. Тот, кто преследовал меня, может вернуться, чтобы осмотреть окрестности.

Они ехали молча. Каждый был занят своими мыслями. Ричард надеялся, что не совершил ошибки, позволив Триш действовать самостоятельно. Он размышлял и о том, как по странной прихоти судьбы оказался замешанным в совершенно не касающееся его дело. Но старый друг Милт погиб, значит, все это не пустой вымысел взбалмошной, избалованной дочери богатого сукина сына.

Ричард перехватил встревоженный взгляд Ванессы. Он предчувствовал, что история этой женщины весьма загадочна, и пытался угадать ее смысл. «Ты любопытный ублюдок, Теран», – сказал он себе.

Взглянув в зеркало заднего вида, Ричард заметил, что за ними следует машина. Он прибавил скорость. Преследователь сделал то же самое. Ричард свернул за угол. Машина по-прежнему висела у него на хвосте. Да, кто-то следит за ними, подумал Ричард. Тревожить Ванессу он пока не хотел. Ну что ж, такое развитие событий подтверждает ее опасения, а вместе с тем позволяет надеяться, что Триш уехала незамеченной. Преследователь явно полагал, что бумаги все еще у Ванессы. Ричард усмехнулся. Отлично! Теперь пусть этот мерзавец попробует проехать за ним через железные ворота в Сенчури-Вудс. Ричард знал одно: придется продержаться, пока они вместе с подонком не доберутся до ворот. Он нажал на педаль газа и помчался по улице Санта-Моника. Меньше чем через пятнадцать минут они с Ванессой будут у него дома.

 

 

Глава 59

ПОДГОТОВКА

 

 

Селена положила трубку и откинулась на спинку кресла. Как использовать важную информацию, которую она только что узнала? Был десятый час, а Дэн все еще не приехал в офис, не позвонил и не сообщил ей причину. Необычное для него поведение, но в последнее время он вообще ведет себя странно. Селена набрала его номер, но ей никто не ответил.

Пока она обдумывала дальнейшие действия, появился Дэн. Селена встала и нежно улыбнулась.

– Доброе утро, Дэн. Я уже начала немного беспокоиться... С тобой все в порядке?

Выглядел он ужасно: глаза опухли, лицо осунулось.

– Все отлично. Приготовь кофе, пожалуйста. Дэн прошел в свой кабинет и закрыл за собой дверь, так что Селена даже не успела сказать ему о телефонном звонке.

Она быстро налила Дэну кофе и направилась к нему. Угрюмый, подавленный Дэн, согнувшись, сидел за столом. Очевидно, он не был готов к деловым встречам.

Селена поставила чашку на стол.

– Дэн, хочешь, я позвоню Блейру Фостеру и отменю вашу встречу?

Казалось, он не слышит ее.

– Кейк опять уехала, Селена. На этот раз навсегда, – произнес наконец Дэн.

Селена приложила все силы, чтобы скрыть истинные чувства.

– О... ты ужасно расстроен, Дэн?

Он был так поглощен своими мыслями, что едва осознавал присутствие Селены, едва слышал ее голос.

– Двадцать лет, двое детей... и она бросила все это... вот так. Я теперь для нее мелкая сошка. Она вращается в высоких и влиятельных кругах.

Селена молча вслушивалась в каждое слово. Странно, но Кейк поступила именно так, как она и предполагала. Наконец-то! Через несколько секунд Селена подошла к столу и тихо сказала:

– Дэн, у меня есть для тебя более важная новость, чем уход Кейк.

Дэн быстро взглянул на нее. Их взгляды встретились. Наконец-то она завладела его вниманием, хотя и понимала, что для Дэна сейчас не существовало ничего более важного, чем уход жены.

– Дэн, недавно звонили из больницы. Сообщили о твоей матери.

– Что... с ней?

– Мне очень тяжело говорить тебе об этом, Дэн... Сегодня утром она умерла.

– О Боже, нет! – тихо сказал он и закрыл лицо руками.

Селена положила руку на плечо Дэна, потом наклонилась и обняла его. Ее голос был исполнен сочувствия.

– Мне действительно очень жаль. Я знаю, как ты любил ее и какая это ужасная для тебя потеря. Она была прекрасной матерью, очень гордилась тобой и твоими успехами. Она часто говорила мне по телефону, какое счастье ты ей дал. Я не хочу, чтобы ты всем этим занимался. Я сделаю все сама и так, как ей хотелось бы.

Произнося слова утешения, Селена провела ладонью по спине Дэна.

– Что бы ни произошло, я всегда буду с тобой. Я никогда тебя не оставлю.

 

 

Глава 60

СОПЕРНИЦЫ

 

 

Мы приземляемся в аэропорту Кеннеди, мисс Эванс, – сказала стюардесса, прикоснувшись к руке Триш.

Проснувшись, Триш с тревогой подумала о предстоящей передаче бумаг и о встрече с Редом. Они увидятся впервые после того, как врачи увезли его на машине «скорой помощи».

Триш вышла из самолета первой и быстро направилась через терминал. Она спешила передать документы Реду. Поскольку Триш была без багажа, она сразу села в такси, назвала шоферу адрес больницы и устроилась на заднем сиденье, глядя на постепенно зажигающиеся огни города. Было почти пять часов вечера. Триш достала из сумочки зеркальце и посмотрела, как выглядит. Обрадуется ли ей Ред?

В Колумбийской пресвитерианской больнице Триш спросила, пропустят ли ее в палату к сенатору. Охрана здесь, очевидно, была строгой.

– Простите, мадам. Сенатор О’Ши сегодня утром выписан.

Сердце Триш дрогнуло. Что же теперь делать? Как выяснить, где теперь Ред?

– Может, вы знаете, куда он поехал? Я привезла для него кое-какие документы из... Вашингтона. Он в своем доме в Манхэттене?

– Мне очень жаль, но не могу ничего вам сказать.

Триш вышла на улицу и стала ждать такси. Вечер был холодный, сырой, и она дрожала от нервного напряжения и чувствовала себя бесконечно одинокой. Наконец Триш села в такси и назвала шоферу адрес Реда в Саттон-Плейс, смутно надеясь, что он окажется там. Однако окна дома были темными.

Что ж, может, хоть Милли окажется дома.

– Триш! Боже мой, ты опять в Нью-Йорке! – радостно воскликнула Милли и обняла подругу.

– Я просто не вынесла калифорнийскую жару, – с облегчением ответила Триш.

– Заходи. Ты ведь останешься у меня, правда? – спросила Милли.

– Если не помешаю. Ты еще не завела себе приятеля?

Милли закрыла дверь и широко улыбнулась:

– Ну... не совсем... пока, во всяком случае, – прошептала она.

Триш удивилась, что ее невинная шутка попала в цель.

– Ты не морочишь мне голову? Уже? Только я уехала! Что же случилось?

– Заходи и снимай плащ. Я только что открыла бутылку бургундского.

– Великолепно! Я проспала всю дорогу из Калифорнии и сейчас чувствую себя очень бодрой, – сказала Триш и вдруг испугалась, услышав знакомый голос.

– Ну, ну, посмотрим, кто пришел. Не ждал, что ты так скоро вернешься.

Триш обернулась и увидела на пороге гостиной Джо Франклина с фужером красного вина в руке.

– Вот это сюрприз! – воскликнула Триш. – Никогда бы не подумала, что вы...

– Закрой рот, а то мухи залетят, как говорила моя бабушка. – Милли усадила подругу на диван.

– Что ты делаешь в Нью-Йорке? – спросил Джо без особого интереса.

– Я... кажется, не смогла наладить отношения с мужем, – неуверенно ответила Триш, решив проявить осторожность.

– Довольно быстро, не так ли? – удивилась Милли, а Джо добавил:

– Похоже, ты не слишком старалась.

Триш взяла фужер и с облегчением сделала глоток. Ей нужно было собраться с мыслями.

– М-м... чудесный вкус. Да, я не очень старалась, поскольку сразу поняла, что мое возвращение – ужасная ошибка. Мы поскандалили, я обиделась и уехала.

Эта версия не вызовет подозрений у Джо и Милли, подумала Триш.

– Видите ли, я оставила мужа из-за того, что он вступил в связь с секретаршей. Сначала я боялась сказать ему, что все знаю... чувствовала себя беззащитной. Но через некоторое время вдруг поняла, как глупо было мое поведение. Чего бояться? Я уже потеряла мужа, которого любила. – Триш замолчала и сделала глоток, думая, о чем бы еще рассказать. Странно, но разговор о муже больше не причинял ей боли. – В общем, после покушения на Реда и встречи с его женой я решила не обременять его, вернуться к Дэну и сделать еще одну попытку.

– Тогда почему же ты так быстро уехала от него? – поинтересовался Джо.

Милли бросила на него красноречивый взгляд:

– Думаю, это ее дело, Джо.

– Все о’кей, Милли. К тому же я нашла в своем туалетном столике косметику другой женщины. Но не это главное. Я поняла, что больше никогда не смогу доверять мужу, и чувствую к нему только враждебность... и хочу разрыва. С какой стати жить с тем, кто превращает меня в сварливую бабу?

– Ты вернешься в нашу предвыборную кампанию? – спросил Джо.

Триш покачала головой:

– Едва ли. Как бы я ни любила эту работу, ни верила в успех, по-моему, возвращаться неудобно. Кстати, Ред действительно так быстро выздоравливает, как пишут об этом в газетах?

– С ним все хорошо. Сегодня утром его выписали из больницы.

– Неужели? Так скоро?

– Возникла одна серьезная проблема, Триш, – тихо проговорила Милли. – Он потерял голос.

– О нет... Как это скажется на выборах? – спросила Триш.

Джо покачал головой.

– Мы не знаем. Процесс выздоровления шел великолепно, и тут это произошло. Врачи говорят, что особых причин для этого не было... но пуля прошла близко от голосовых связок. Возможно, это отек тканей, который со временем пройдет. Нам остается только ждать.

– Бедный Ред... какой неожиданный удар. Тебе удастся держать это в тайне от газетчиков?

– Поэтому Реда и увезли из больницы. Мы не хотели, чтобы кто-то пробрался туда и все узнал. Стервятники сразу набросились бы на него, и Ред потерял бы голоса раньше, чем осознал, в какой находится форме, – добавила Милли.

– Куда же ты отвез его? – спросила Триш.

– Он у Глории... в ее доме на берегу реки. Место кишит охранниками, но она почти привыкла к ним. Глория пытается уговорить Реда выйти из избирательной гонки, но он не согласится. Она не понимает его желания стать президентом, а заодно и «мишенью для каждого идиота с пистолетом». – Джо явно насмехался над страхами Глории.

– Думаешь, Ванесса сказала Реду о чем-то связанном с покушением? – спросила Триш.

– Вовсе нет. Мы с Редом считаем, что все это чепуха. Любой кандидат в президенты привлекает внимание подобных людей... Тут уж ничего не поделаешь. Особенно когда кто-то близкий подставляет его.

Триш сделала вид, что не замечает упрека в голосе Джо.

– Но ведь кто-то стрелял в него... и даже пытался добить через дверь. Это случилось сразу после ухода Ванессы. Неужели это не удивляет тебя? – возразила она.

– Совпадение. К тому же не забывай, Ванесса, спускаясь в холл, прошла, вероятно, мимо киллера, и ничего не произошло. Преступник выследил Реда и сделал удачный выстрел, как Ли Харви Освальд, – спокойно ответил Джо.

– Ред не говорил о том, кто мог в него стрелять?

– Он не знает, как, впрочем, и никто другой, – сказал Джо.

– Ты собираешься встретиться с ним, Триш? – спросила Милли.

– Да, я хотела бы встретиться с ним и выяснить отношения. Боюсь, он думает, будто я сбежала от него, когда дела пошли плохо... Но я не могу появиться в доме Глории.

– Хочешь, я передам ему записку? – предложил Джо.

– Нет, спасибо. Зачем усложнять его жизнь – и без того нелегкую, – вздохнула Триш. – Вы не возражаете, если я лягу? Я очень измучена. Моя комната та же?

– Конечно. Я вырежу твое имя на двери. А где твой багаж?

– Привезут утром. – Триш решила скрыть от Милли и Джо, что ее визит будет недолгим. – Зубная щетка и косметика при мне.

– Я дам тебе ночную рубашку и халат. Джо поднялся.

– Ладно, вам нужно поболтать. Поэтому я пойду. Если понадоблюсь, дайте знать. Я могу кое-кому позвонить и помочь тебе найти работу, Триш.

– Очень любезно с твоей стороны, но мне пока рано принимать серьезные решения. И, пожалуйста, не волнуйся из-за меня.

– Доброй ночи, Джо.

Милли проводила его до двери, а Триш прошла в свою комнату, увидев краем глаза, что они целуются. Почему Милли так внезапно изменила отношение к Джо?

Триш чистила зубы, когда в ванную вошла Милли с ночной рубашкой и халатом.

– Вот, это тебе.

– Когда вы с Джо успели так подружиться? – холодно спросила Триш. В сущности, это ее не касалось.

– Странно, правда? Джо позвонил сразу после твоего отъезда. Он выглядел совершенно измученным после этого покушения и предложил мне пообедать с ним... сказал, что очень одинок. Я пошла... и даже не успела понять, как мы оказались в постели. Это было весьма неплохо. Ты знаешь, как давно я живу одна?

– Мне казалось, он тебе не нравится, – заметила Триш.

– Видимо, я ошибалась. Джо – прекрасный парень.

– Он женат, Милли... У него двое детей.

– Конечно, но ведь Ред тоже женат. Однако ты прыгнула к нему в постель. Прости! Я не хотела этого говорить. Я не ищу большой любви, как ты. Мне нужны просто маленькие развлечения. Ложись спать, если хочешь. Я рано уйду в офис. После покушения у нас не умолкают телефоны, и мы завалены телеграммами.

– Будь осторожна, Милли. Я тоже не предполагала влюбиться.

– Это было неизбежно, Триш. Ты одна из тех невинных женщин, которые не могут спать с парнем, если не любят его. А именно из-за любви женщина и попадает в беду.

Триш засмеялась.

– Ты, Милли, настоящий философ. Я рада, что вернулась. Я соскучилась по тебе.

Когда Милли вышла, Триш вернулась к мыслям о своих планах. Она надеялась воспользоваться помощью Милли, но внутренний голос призывал ее к осторожности. Придется найти способ попасть к Реду без чьей-либо помощи. Доверять нельзя никому. Впрочем, не совсем так. Она могла обратиться без страха к Глории. Странно, но в некоторых ситуациях соперницы более надежны, чем подруги.

 

 

Глава 61

ПРОСТЫЕ ОТВЕТЫ

 

 

Когда Ричард и Ванесса добрались до въезда в район, Теран помахал рукой сторожу, и тот открыл тяжелые железные ворота Ричард взглянул в зеркало заднего вида: преследователь направился дальше, к Центральному парку. Отлично! Жизнь в огороженном и охраняемом районе имела серьезные преимущества. Ричард поехал по короткой извилистой улочке, вдоль которой стояли трехэтажные дома, построенные в раннем калифорнийском стиле, росли высокие деревья и густой кустарник. Около своего дома он нажал кнопку на пульте, дверь гаража открылась, и Ричард въехал внутрь. Он вышел из машины, держа руку на пистолете под пиджаком. Если кто-то поджидает Ричарда, он готов к этому.

Они поднялись на лифте в квартиру. Если бы Ванесса не привыкла к богатству и роскоши, ее поразили бы размеры и великолепие этого дома.

Потолок гостиной достигал двадцати пяти футов, а через огромные, во всю стену, окна были видны огни города. Отделанная мрамором комната была обставлена изысканной мебелью, явно сделанной на заказ. Ричард вложил во все это немалые деньги. Он не хотел жить в доме, наполненном воспоминаниями, поэтому после смерти жены продал свой большой особняк в Беверли-Хиллз и выставил на аукцион почти всю обстановку. Чтобы сохранить молодость, считал Ричард, нужно думать и поступать, как молодые. Теперь Ричард жил в прекрасном гнездышке, которое вполне устраивало его.

Ванесса рухнула на диван и сбросила туфли.

– Я бы выпила бренди, – сказала она. Ричард налил коньяк в большой хрустальный бокал и молча протянул его гостье. Свой бокал он наполнил охлажденной водой «Сан-Пеллегрино». Ванесса сделала большой глоток, поставила бокал, достала из сумочки сигарету, закурила и, глубоко затянувшись, спросила:

– За нами следили, да?

– Не уверен. Некоторое время за нами ехала машина, но я оторвался от нее за пару кварталов отсюда. Возможно, это полиция отлавливала нетрезвых водителей, – солгал Ричард, чтобы успокоить гостью.

– Хорошо, если это так.

– Хотите умыться, вздремнуть или что-нибудь еще? У меня есть отличная комната для гостей, где вам будет очень удобно. Ванесса покачала головой.

– Спасибо, но пока достаточно коньяка. Кстати, он недурен.

– Этому коньяку больше ста лет.

– Смешно, дурацкая бутылка коньяка проживет дольше нас! – Ванесса снова взяла бокал. – Я не хочу отдыхать. Мне нужно с кем-то поговорить, рассказать свою историю тому, кто отнесется к ней серьезно.

Ричард сел на диван напротив нее.

– Должен предупредить вас: я большой циник, но мне очень хотелось бы услышать вашу историю.

– Вы прекрасно знаете, как циничен весь наш поганый мир. Большую часть взрослой жизни я почти не соприкасалась с правдой, и почти никто, кроме отца, не вступал со мной в споры. А теперь, когда я хочу сказать правду, мне никто не верит. – Слова Ванессы не были продиктованы ни злобой, ни дурным настроением. Она говорила с легкой иронией.

– Ванесса, если бы я написал роман о реальных ситуациях, свидетелем которых бывал, никто не поверил бы, что это не моя выдумка. Реальная жизнь чертовски неправдоподобна.

Внимательно выслушав Ричарда, она заметила:

– Вы весьма привлекательны, мистер Теран. Хотите трахнуться?

Ричарда рассмешило столь неожиданное и незавуалированное предложение.

– Боже мой, да вы сущая дьяволица! Нет, благодарю вас, но я оценил вашу любезность. А теперь расскажите мне историю, в которую никто никогда не верил. Может, вам повезет.

– Что вы думаете о Реде О’Ши?

– Он мне нравится. Это умный и честный политик. Мне кажется, он будет великим президентом... если поправится и победит на выборах.

– Вот именно. В этом и состоит план – совершенный и разумный.

– Чей план?

– Моего отца. Ред был кандидатом, которого он ждал последние двадцать лет. Со дня убийства Джона Кеннеди.

– Милая моя гостья, – недоверчиво заметил Ричард, – но ваш отец напоминал вождя варваров Аттилу. О’Ши слишком современный и разумный человек, чтобы обращаться к политической доктрине Майка Феллона.

Ванесса лукаво улыбнулась.

– Правильно, но все равно он был кандидатом моего отца. Видите ли, папа чувствовал, что мир катится в пропасть. Он видел, как понемногу его страну разрушает беспорядок, и ненавидел это. Преступность на улицах, смешение рас, афиширование гомосексуальных склонностей. Отец пытался влиять на политиков, вкладывал в них приличные суммы денег, но из этого ничего хорошего не выходило. Жизнь, особенно в городах, становилась все хуже. Казалось, никому не по силам что-то исправить, сделать жизнь безопасной и комфортной в том смысле, как понимал это отец. Он утверждал, что в Соединенных Штатах необходимо навести порядок.

– Что же в этом дурного? Все мы так или иначе стараемся улучшить жизнь, – заметил Ричард.

– У отца была несколько иная цель. Видите ли, он полагал, что за деньги можно купить все, включая закон и порядок. Отец начал налаживать отношения со своими единомышленниками. В этой стране много богатых, но до моего отца никто не пытался объединить их общей целью и разработанным планом ее достижения. Представляете себе, какой властью обладают деньги, если их много?

– Ну, к счастью для нашего мира, большинство людей с деньгами имеют одну цель – не потерять их и приумножить.

Ванесса прищурилась.

– Жаль, что вы не знали моего отца. Он был могущественным и убежденным человеком.

– Какое это имеет отношение к смерти Кеннеди?

– Помните, в каком оцепенении была нация, когда его убили? Четыре дня все в трауре сидели перед телевизорами. Я тоже. А вы?

Ричард молча кивнул, и она продолжила:

– Предположим, в это время вице-президент объявил бы чрезвычайное положение, выступил перед телекамерами и сказал, что нацию пытаются уничтожить внутренние враги. Предположим также, что Верховный судья, государственный секретарь и десять губернаторов погибли в течение нескольких часов после смерти Кеннеди. Какую власть обрел бы Джонсон?

– Боже, неужели вы хотите сказать, что О’Ши собирались подставить?

– Вы очень сообразительны, Теран. Неудивительно, что от вас плачут все обвинители. Да, именно так. У сенатора О’Ши есть все необходимые качества... Он умен, остроумен, национальный герой... Господи, да он даже был футбольной звездой! О’Ши стал бы первым президентом после Джона Фицджералда Кеннеди, которого любили бы все избиратели. Отец и его друзья ждали мессии. Никого особенно не потрясло бы, случись это с Никсоном, Фордом или Картером, и отец был уверен, что народ никогда не изберет президентом актера. Он ненавидел актеров. Но Рейган победил на выборах. Помните, что произошло, когда в него стреляли? Несколько часов все были в панике. Даже министр обороны считал себя виновным. А теперь представьте себе ситуацию, которая готовилась для смены президентов. Не думайте, будто такого не могло произойти.

– Что это был за план? – В голосе Ричарда появилось напряжение.

До сих пор дело казалось ему нереальным, но сейчас его потрясла чудовищная изобретательность инициаторов этой затеи.

– Помните: отец считал свою цель благородной, полагая, что его долг очистить страну, уничтожить преступников, торговцев наркотиками, убийц, воров и сутенеров. Отец ненавидел таких адвокатов, как вы, которые спасали преступников. Он был убежден, что добропорядочные граждане этой страны должны жить счастливо, уверенные в безопасности своих детей. Отец не считал, что свобода – слишком большая цена за все это.

– Больные, примитивные умы на все находят простые ответы, – гневно заметил Ричард.

– Не забудьте о деньгах, очень больших деньгах. Наше общество держится на долларах. Майк Феллон не сомневался, что каждый человек имеет свою цену, в том числе и О’Ши.

– Во что оценивали его жизнь?

– Конечно, сенатор не должен был подозревать, какая участь ему уготована. Пока его просто попросили бы назначить кандидатом в вице-президенты Кларенса Таттла. За это он получил бы пятьдесят миллионов долларов на предвыборную кампанию. Тогда О’Ши мог бы спокойно посвятить все свое время делам, не заботясь о деньгах.




Читайте также:
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (293)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.093 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7