Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


УЛИЦА С БОЛЬШИМ ДВИЖЕНИЕМ




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

 

По дороге в поместье Глории Триш сидела на заднем сиденье темного седана. По обе стороны от нее расположились два аккуратно одетых широкоплечих молодых человека. Она надеялась, что они именно те, кем представились, – агенты Секретной службы. Во всяком случае, внешне они не вызывали подозрений.

Машина мчалась по почти пустынным улицам города. Триш пыталась понять, в каком направлении они едут, но ей не часто приходилось выезжать из Манхэттена, и вскоре она запуталась.

Через сорок минут машина свернула на длинную дорожку, ведущую к огромному каменному особняку. Фары осветили большую веранду с дорическими колоннами. Приехавших встретил мужчина, одетый так же, как и охранники Триш. Он открыл дверцу и помог даме выйти.

– Мисс Делани, миссис О’Ши ждет вас.

С облегчением вздохнув, Триш последовала за охранником в отделанный мрамором холл. Особняк походил на замок. Неудивительно, что Глория предпочитала жить именно здесь. Вероятно, она чувствует себя в этом особняке как королева, подумала Триш.

– Миссис О’Ши в библиотеке. – Охранник открыл дверь.

Триш вошла и увидела Глорию, сидящую за письменным столом.



– Садитесь. – Хозяйка указала на большое кожаное кресло.

Ошеломленная роскошью, Триш безмолвно подчинилась и оглядела книжные полки, поднимающиеся до самого потолка, два замшевых дивана перед огромным камином. Все в кабинете свидетельствовало о власти, богатстве и традициях. Триш чувствовала себя скромной крестьянкой, которую вызвала хозяйка поместья.

На Глории был темно-красный бархатный халат с золотым шнурком. Ее светлые волосы свободно падали на плечи. Казалось, она только что сделала макияж. Включайте камеры, мысленно произнесла Триш, драма начинается.

Глория сняла маленькие очки в золотой оправе, закрыла книгу и подняла глаза на Триш.

– Добро пожаловать... Вы поражены? – спросила она с лукавой улыбкой.

– Мягко сказано! Я чувствую себя котенком.

– Что? – удивилась Глория.

– Котенком. Знаете, есть такой детский стишок. «Где ты была сегодня, киска? – У королевы у английской. – Что ты видала при дворе? – Видала мышку на ковре». А у вас есть мышка, которую я могла бы выгнать из-под трона? – с улыбкой спросила Триш.

Глория рассмеялась:

– Мышей нет, вот разве что несколько домовых. Можно, я буду называть вас Триш? Я рада, что вы благополучно добрались сюда. На случай, если вам придется остаться у нас на пару дней, я приготовила для вас комнату. Не хочу, чтобы при сложившихся обстоятельствах вы были одна. Кругом много темных сил.

– Не говорите этого. Я и так испугана до безумия. Ред еще не знает, что я звонила?

Глория покачала головой.

– Нет, я не хотела беспокоить его. Как вы знаете, он очень расстроен. Врачи не гарантируют, что голос восстановится, а если не...

– Ред не сможет баллотироваться в президенты, – закончила Триш.

– Именно, но, как вам известно, это меня не огорчает. В лучшем случае это можно назвать ужасной работой... Но это его жизнь. Что бы ни случилось, вы должны знать, что я не буду препятствовать ему; впрочем, и помогать тоже. Если Ред намерен и дальше рисковать, я полностью отстранюсь сама и отстраню свою дочь. Не желаю подвергать ее опасности и не хочу, чтобы ее повсюду сопровождали агенты. Постоянное наблюдение тягостно для молодой души. Каждый, решивший баллотироваться в президенты, подвергает близких опасности. Если бы Тэсс была дочерью Реда, я выдержала бы все. Но она не его дочь.

– Почему вы говорите мне это?

– Потому что вы имеете право знать о наших отношениях. Я знаю, вы любите его.

– А вы нет? – спросила Триш.

– Когда-то думала, что люблю, но в действительности мне хотелось создать семью. Я вышла за Реда, чтобы уйти от одиночества, но это было неправильное решение. Моя дочь очень любит Реда, но он слишком амбициозен и независим. Он не вписывается в мою жизнь, а я не собираюсь ничего менять.

– А что подумает Тэсс?

– Тэсс уже взрослая и понимает, что мы с Редом не подходим друг другу, хотя, признаюсь, я хотела бы, чтобы все сложилось иначе. Он очаровательный, добрый человек и, как вы знаете, превосходный любовник. – Глория взглянула на Триш.

Та в смущении опустила глаза.

– В общем, – продолжила Глория, – это покушение ошеломило меня. Я поняла, что погоня за постом президента – предприятие, опасное для меня и особенно для моего статуса.

– Но если вы разведетесь с Редом, он не сможет баллотироваться, – заметила Триш.

– Это его проблема, – равнодушно ответила Глория и встала. – А теперь я отведу вас к Реду. Он еще очень слаб. Приходится приглашать к нему сиделок.

– Почему его увезли из больницы?

– Здесь он в большей безопасности, и ему нужно время для восстановления сил.

– Но если вас тревожит опасность... почему вы забрали его сюда?

– Реду необходима моя помощь. Кроме того, сюда брошены силы Секретной службы и ФБР. Нам ничего не угрожает.

Триш последовала за Глорией через холл и поднялась по лестнице. На стенах галереи висели старинные портреты.

– Не удивляйтесь, – сказала Глория, – но это не мои предки. Мой дед был художником и не мог расстаться со своими картинами.

Перед одной из дверей сидел охранник.

– Джефри, – спросила Глория, – сенатор спит?

– Нет, мадам. Сиделка сказала, что он проснулся около часа назад. – Он посмотрел на Триш: – Простите, мадам, но перед тем, как вы войдете, я должен проверить вас детектором.

– Это необходимо? – спросила Глория. – Мисс Делани близкий друг сенатора.

– Ничего, ничего, – возразила Триш.

Охранник проверил ее маленьким детектором и кивнул:

– Проходите.

Глория открыла перед Триш дверь.

– Если что-нибудь понадобится, я буду у себя.

Триш переступила порог спальни. Свет маленькой лампы падал на книгу в руках Реда. Он прищурился, пытаясь разглядеть Триш.

Он был бледным, изможденным, но его глаза блестели от радости.

– Триш, – хрипло прошептал Ред и сделал широкий жест рукой, которая уже не была забинтована.

Триш удручил вид этого сильного, крупного человека. Она обняла Реда, и они некоторое время сидели молча. Ред взял Триш за руку и привлек к себе. Их губы соприкоснулись – сначала чуть робко, а потом все с большей жадностью. Когда Ред наконец отпустил Триш, она выдохнула:

– Ты в лучшей форме, чем кажешься.

– Раз ты здесь, я поправлюсь быстрее.

– Ред, я привезла тебе бумаги от Ванессы. Он встревожился:

– Но почему она не привезла их сама?

– Ванесса не могла приехать. За ней следят.

– А за тобой?

– Очевидно, нет: я добралась сюда без проблем.

– Давай бумаги, – потребовал Ред, внезапно став деловым и сердитым. Неужели прекрасный момент близости прошел?

Триш быстро достала бумаги из-под блузки и протянула Реду.

– Ты просмотрела их? – спросил он. Триш кивнула.

– И? – снова спросил Ред.

– Я ничего не поняла, но там есть имя Джозефа Франклина. Что это значит?

Не ответив, Ред начал читать. Триш, сидя в кресле рядом с кроватью, наблюдала и ждала. Его лицо выражало напряженное внимание и сосредоточенность. Через полчаса Ред поднял глаза и несколько секунд молча смотрел на Триш.

– Ты сослужила мне и своей стране огромную службу, – прошептал он. – Однако ради твоей же безопасности пусть все это останется между нами.

– Но я имею право узнать, в чем суть дела?

Ред кивнул.

– Садись поближе ко мне, и я расскажу тебе все.

Он сообщил Триш о заговоре, а когда закончил, она спросила:

– Но кто же стрелял в тебя и почему?

– Подумай... Только один человек знал, что мне рассказали о заговоре. Он также знал, что ты не посвящена в это.

Ред помолчал, ожидая, когда она догадается.

– Джо! Ну конечно! Ты это понял?

– Подозревал. Только Джо было известно, о чем Ванесса рассказала мне. Но, поскольку ты не слышала нашего разговора, он, слава Богу, не причинил тебе вреда. Будь иначе, он взялся бы и за тебя.

– Почему же он позволил Ванессе уйти? Она вышла из дома одна, совершенно беззащитная. И только она имела нить к заговору.

– Они хотели узнать, где находится документация, чтобы уничтожить ее. Они даже не подозревали о существовании этой информации, пока Ванесса не рассказала мне о ней. Думаю, Джо просто поддался панике, поэтому и выстрелил в меня. Если бы он подождал и посоветовался с сообщниками, они подставили бы меня более профессионально... и навсегда.

Ред говорил очень тихо и с большим напряжением, но Триш хотела узнать больше.

– Что ты собираешься предпринять теперь?

– Чем дольше заговор остается тайной, тем большей опасности подвергается каждый из нас. Я должен немедленно выступить, и это спасет Ванессу, поскольку ее информация станет достоянием гласности.

– А Джо?

– Надеюсь, этого сукина сына арестуют!

– Когда яприехала, Джо был в квартире Милли. У них близкие отношения. Думаешь, она тоже замешана?

Ред покачал головой:

– Полагаю, Джо просто использует ее с целью найти Ванессу.

Триш с облегчением вздохнула:

– Ты прав. Ну, каков следующий шаг?

– Рассказать обо всем ФБР, а они проинформируют президента. Теперь мне точно известны участники заговора. Знаю, кого опасаться, и убежден, что департамент юстиции заинтересуется этим делом. Когда те, кто придумал этот коварный план, выяснят, что документация у нас, жарко станет не нам, а им. Они не станут избавляться от нас, чтобы осуществить заговор.

– А Джо?

– Он первый. Я уверен, не составит ни малейшего труда обвинить его в покушении на убийство, когда я расскажу всю эту историю. Я сам прослежу, чтобы его взяли немедленно... И передай своему приятелю адвокату, что я прошу его не защищать этого преступника. А теперь позови охранника.

Когда Триш вышла из комнаты, сиделка сказала ей:

– Миссис О’Ши просила меня показать вам вашу комнату.

Триш последовала за ней в огромную роскошную спальню, закрыла дверь и упала на постель. Слезы облегчения хлынули из ее глаз.

 

 

Глава 65

ОНА МНЕ НЕ ДОВЕРЯЕТ

 

 

Ричард, Ванесса и Милли встревожились. Куда, черт побери, делась Триш?

– Вы не слышали телефонного звонка? – спросил Ричард Милли.

– Нет, меня не так-то просто разбудить. Система безопасности была еще включена, когда я встала, значит, она ушла по своей воле.

– Думаешь, она поехала в больницу, чтобы встретиться с Редом? – спросила Ванесса.

– Нет, она наверняка, как и мы, уже была там, а потом отправилась к Милли, – возразил Ричард.

– Куда же она помчалась среди ночи? – воскликнула Ванесса и повернулась к Милли. – Триш не упоминала о том, что я ей поручила?

Милли покачала головой:

– Нет, и это меня огорчает. Очевидно, она больше не доверяет мне.

– Как же так? Я думала, вы подруги.

– Хотела бы я знать, в чем дело.

– Полагаю, Триш выяснила, где Ред, и поехала к нему, – предположил Ричард. – Едва ли она так безрассудна, чтобы уйти без особой причины.

– Очень надеюсь, что это так. Пожалуй, позвоню консьержу и выясню, одна ли она уехала. – Милли взяла трубку внутреннего телефона.

Консьерж сообщил, что Триш вышла из дома за полчаса до приезда Ванессы и Ричарда.

– Она ушла одна? – спросила Милли.

– Нет, мадам. Двое мужчин, представившихся агентами Секретной службы, посадили ее в машину.

Милли повторила все это своим гостям.

– Вы вообще не слышали телефонного звонка? – резко спросил ее Ричард.

– Нет, хотя телефон возле моей постели.

– Значит, агенты приехали после звонка Триш. Думаю, она звонила сенатору. Это лучшее, на что можно надеяться, – заключил Ричард.

– Что же делать теперь? – спросила Милли.

– Не знаю, как вы, – ответил Ричард, – а я завтра вечером еду в бар отеля «Плаза». Если Триш не появится к восьми часам, я пойду в полицию.

 

 

Глава 66

БОЛЕЕ ВАЖНЫЕ ВЕЩИ

 

 

Кто-то слегка потряс Триш за руку, и она проснулась.

– Мисс Делани... мисс Делани... пора вставать. Она открыла глаза: над ней стояла горничная.

– Я Клеора, мисс Делани. Миссис О’Ши послала меня к вам. Она просит вас присоединиться к ней за ленчем. Приготовить вам ванну? – Горничная говорила дружелюбно, учтиво, с британским акцентом.

Триш покачала головой:

– Нет, спасибо. Надеюсь, душ освежит меня.

Когда Триш вышла из ванной, Клеора протянула ей прекрасное серое шелковое кимоно и серебристые тапочки.

Триш завернулась в кимоно, села перед туалетным столиком, расчесала волосы и сделала легкий макияж. Что ж, придется играть ту роль, которая уготована ей в этой драме.

Закончив приготовления, Триш последовала за Клеорой.

– Садитесь, пожалуйста, мисс Делани. Миссис О’Ши сейчас придет. Что вам принести?

– Кофе, пожалуйста... Черный.

Чашка крепкого, темного кофе была подана немедленно. На столике лежало несколько газет. Триш взяла утренний номер «Пост» и, попивая кофе, просмотрела первую страницу. В глаза ей бросился заголовок: «Сенатор О’Ши обвиняет своего помощника». В заметке сообщалось, что Джо Франклина арестовали и сенатор О’Ши попросил главу ФБР приехать к нему на встречу и обсудить предполагаемый заговор. После их встречи они обещали устроить совместную пресс-конференцию.

Пораженная, Триш отложила газету. Удивительно, что все это произошло так быстро! Поглощенная своими мыслями, она не заметила, как Глория вошла в комнату и села напротив нее.

– Что вы об этом думаете? – спросила она.

– Я потрясена. Но почему такая быстрая огласка?

– Для безопасности... Других причин нет. Чем скорее мы прольем свет на этот гнусный план, тем лучше для всех нас. Подлые заговоры разрастаются только в темноте.

– Значит, Ред рассказал вам обо всем?

– Он понимает, что я должна знать правду... Признаюсь, меня восхищает ваша смелость. Я ни за что не решилась бы рисковать своей жизнью так, как вы.

– Не преувеличивайте. Я не понимала всей серьезности дела вплоть до вчерашнего вечера, – призналась Триш.

– Вы слишком прямодушны. Ну, теперь позавтракаем или вы закажете ленч? – спросила Глория.

– У меня пропал аппетит, – ответила Триш.

– Глупости... Вам необходимо подкрепиться. Вы героиня, дорогая. Набирайтесь сил. Давайте начнем с шампанского. Предлагаю тост за очень храбрую женщину.

Глория позвала дворецкого и попросила его принести бутылку перно. Тот быстро принес бутылку в серебряном ведерке со льдом, налил вино, и Глория подняла свой бокал.

– За вас, дорогая! Жаль, что при сложившихся обстоятельствах нам трудно стать подругами.

Кивнув, Триш подняла фужер и пригубила вино.

– Я хотела бы уехать, Глория. Вы можете распорядиться, чтобы меня отвезли в Манхэттен?

– Конечно. Когда скажете. Хотите перед отъездом повидаться с Редом?

– Думаю, у него сейчас есть более важные дела. Как он переносит все это?

– Доволен, жалкий глупец.

Женщины понимающе посмотрели друг на друга.

 

 

Глава 67

АДВОКАТ ДЬЯВОЛА

 

 

На следующий вечер Милли и Ричард приехали в бар отеля «Плаза», надеясь, что Триш вспомнит о назначенной встрече. Прочитав газеты, они убедились в ее успехе. Триш благополучно доставила документы.

Милли и Ричард решили заказать бутылочку, чтобы отметить радостное событие, и сели за столик в углу.

– Жаль, что пришлось оставить Ванессу одну в квартире. Она хотела пойти с нами, – сказала Милли.

– Я знаю, но она слишком ценный свидетель. Мы должны охранять ее до тех пор, пока правительство не приступит к решительным действиям, – ответил Ричард.

– Думаете, сейчас она в безопасности?

– Да. Ее враги в полной растерянности. Они слишком озабочены тем, как скрыть свои связи с Майком Феллоном. Поэтому не станут заниматься Ванессой. Теперь они потеряли интерес к ней. Для них было бы разумнее всего заявить, что заговор – лишь плод фантазии Майка Феллона, а они никогда не принимали его всерьез.

– Вы хотите сказать, что они могут легко отделаться? – удивилась Милли.

– Будь я прокурором, я бы не сомневался в этом.

– Не могу понять, симпатичны вы мне или нет, Ричард Теран.

– В этом мы похожи, Милли, – парировал он.

– О, как приятно, что вы не забыли о нашей встрече! – воскликнула Триш, незаметно подойдя к ним сзади.

Ричард и Милли вскочили с возгласами радости и удивления.

– Триш, я так рад видеть вас! – воскликнул Ричард. – Если бы с вами что-то случилось, я бы никогда не простил себе.

– Все прошло на удивление гладко благодаря Глории, жене Реда. А где Ванесса?

– Мы оставили ее в моей квартире. Ричард считает, что ей пока небезопасно выходить, – пояснила Милли.

– Какое счастье, что это гнусное дело закончилось. Мне жаль Ванессу, – сказала Триш.

– По большому опыту работы с людьми я знаю, что некоторые из нас имеют весьма странную ауру. Именно это я чувствую в Ванессе. Ее окружают боль и трагедия. Ей на роду написано не знать покоя, – заметил Ричард. Триш поежилась.

– Как ужасно! – Она повернулась к Милли. – Надеюсь, ты не слишком расстроилась из-за Джо.

– Проклятый Джо! – злобно воскликнула та. – Мне следовало довериться своей интуиции. Парень никогда мне не нравился.

Триш взяла Милли за руку.

– Все мы ошибаемся. Ошибка, которую совершила я, длилась двадцать лет.

– Жаль, что тебе не удалось наладить отношения с мужем, – заметила Милли.

– Это моя вина. Мне не хотелось даже пытаться. Едва ли я когда-нибудь перестану злиться на него.

– Вы приняли какое-то решение? – поинтересовался Ричард.

– Хороший вопрос. Думаю, мне следует вернуться в Лос-Анджелес и тем или иным образом все уладить. Дети пока ничего не знают о нашем разрыве... Эту проблему мне еще предстоит решить.

– А как же Ред? – спросила Милли.

– Боюсь, все кончено. В его жизни для меня нет места, и я должна отнестись к этому разумно. Я уже не девочка, которая томится от любви. Видите ли, Ричард, у нас с Редом в юности был роман. Я приехала в Нью-Йорк увидеться с ним, когда узнала о его неудачной семейной жизни. Мы импровизировали... довольно удачно, но на небеса все же не поднялись.

Наступило долгое молчание, которое наконец прервал Ричард:

– Триш, вы заглянули в бумаги, которые передали Реду?

– Да, просмотрела их. Я не слишком много поняла, однако выяснила, что дело связано с множеством встреч, происходивших в течение длительного времени. Члены этой маленькой группы вкладывали огромные суммы в свой заговор. Я не знала ни одного имени... кроме Джо... И все еще не понимаю его роли в этом деле.

– Это просто, Триш. Он был «подсадной уткой». Ему платили за то, что он помогал сенатору победить на выборах, сблизился с ним и был в курсе всех дел. Уверен, если бы удача улыбнулась Реду и он стал бы президентом, Джо возглавил бы его команду в Белом доме... занял бы прекрасную позицию для того, чтобы выполнить задуманное после убийства.

– Зверь! – неистово вскрикнула Милли.

– Не оскорбляйте четвероногих. Люди поступают хуже, чем звери. Джо имел грандиозные планы и такие же амбиции, – заметил Ричард.

– Но зачем все это? Кто ими руководил? Я думала, что очень богатые люди не тратят деньги на менее удачливых, – проговорила Милли.

– Ну, я всю жизнь играл роль адвоката дьявола, поэтому их побуждения мне понятнее, чем вам.

Думаю, эти люди считали, что совершают благое дело. Они пытались навести в стране особый порядок. Поскольку все мы несовершенны, свободное общество, управляемое людьми, не что иное, как хаос. Удачливые лидеры осознают это и используют в своих целях. А тоталитарное общество – это порядок, – пояснил Ричард. Триш улыбнулась.

– Да, вы правы. Вот мне, например, никогда не удавалось навести порядок в собственном доме.

– Что бы вы ни говорили, по-моему, они монстры. Эти люди разрушили бы страну и превратили всех нас в заключенных.

– Согласен с вами, Милли, – сказал Ричард, – но ведь различного рода преступники не позволяют вам в должной мере пользоваться свободой. В сабвее вы чувствуете себя в безопасности? Часто ли вы выходите на улицу одна после наступления темноты?

– Ричард, что вы, черт побери, знаете об этом? Держу пари, вы никогда не ездили в сабвее. Жизнь вообще небезопасна. Так было и будет всегда. Даже пилигримы должны остерегаться медведей в лесу, – возразила Милли. – Если я сижу дома, то делаю это по собственному желанию, а не потому, что нельзя выходить на улицу.

Триш надоели разговоры о политике. Она допила вино и сказала:

– Хватит! Перестаньте спорить. И вообще нам пора пообедать. Ричард, мы можем пойти в то чудесное место, куда вы водили меня в первый вечер нашего знакомства? Вы будете танцевать по очереди со мной и с Милли.

– С огромным удовольствием. Пошли.

– Хочу сегодня развлечься, потому что завтра мне придется вернуться домой, – усмехнулась Триш. – Видите, я становлюсь самолетоманкой.

– Нет, нет, Триш, этот термин не годится. Совсем не годится. Просто вы соединяете два берега.

 

 

Глава 68

СЛАВА

 

 

Уступив настойчивым уговорам Триш и Милли, Ванесса позвонила в департамент юстиции и попросила защиты. Она предложила выступить государственной свидетельницей и рассказать все, что знает. Через час за ней заехали два агента ФБР и взяли ее под охрану.

Солидные и бульварные газеты трубили об истории Ванессы, и она стала героиней. Ее фотографии появились на первых страницах изданий, на обложке журналов «Пипл» и «Нэшнл Энквайерер». Она дала на телевидении интервью Барбаре Уолтере. Та спросила:

– Что в ваших отношениях с отцом заставило вас отомстить ему и предать огласке его роль в заговоре?

Ванесса, которую отец всю жизнь подавлял, с наслаждением купалась в лучах славы. Она вспыхнула:

– Вовсе нет. Я очень любила отца, никогда не делала ничего, что причинило бы ему вред. – По ее щеке скатилась слеза.

Только сама Ванесса знала, какой она разыгрывала фарс. К тому моменту, когда Ванесса попала к Филу Донахью, она уже полностью освоилась со своей ролью, и представление очаровало всех.

Вскоре она поверила, что средства массовой информации говорят только о ней, и стала считать себя знаменитостью. Пора, решила Ванесса, найти Клиффа и выяснить, не смягчится ли он и не позволит ли ей увидеться с дочерью. Она связалась с Фэйрфилдом, Коннектикут, где жили родители бывшего мужа, но ничего не узнала. Тогда Ванесса наняла частного детектива, и он нашел Клиффа с дочерью в Нью-Хэмпшире. Собравшись с духом, она позвонила туда.

Клифф говорил с ней холодно. На него не произвели ни малейшего впечатления события последних дней.

– Нет, Ванесса. В жизни Клавдии тебе нет места. Она считает, что ты умерла. Твое воскрешение не даст ничего, но выставит меня обманщиком. Она очень умная девушка и, конечно, начнет задавать вопросы. Мы неизбежно запутаемся в паутине лжи, и вся правда выйдет наружу. Полагаю, ты хочешь этого еще меньше, чем я.

– Пожалуйста, позволь мне только увидеть дочь... Мы можем сказать, что я старая подруга ее матери, – сказала Ванесса, с отвращением заметив, что в голосе ее звучит мольба.

– Нет, Ванесса. Одна ложь влечет за собой другую. Неужели ты не поняла этого?

Впервые за пятнадцать лет бремя вины, гнетущее Ванессу, стало немного легче.

– Клифф, за все эти годы тебе ни разу не приходило в голову, что мне нужна твоя помощь? Как ты мог бросить меня?

– Ты никогда не была моей женой. Ты была шлюхой своего отца! – Он так же, как и тогда, ненавидел ее, но это уже не причиняло Ванессе боли.

– Да, это так. И я оставалась с ним все эти годы, чтобы защитить тебя и мою дочь от его гнева и безнравстенности. Ведь ему ничего не стоило уничтожить тебя и отобрать Клавдию. Но я не позволила ему. И ты запрещаешь мне увидеть мою дочь! – В ее голосе звучала ярость. Она устала быть жертвой.

– Нет, Ванесса. Закон никогда не отдал бы девочку ему. Ты осталась с ним потому, что хотела этого, а не потому, что у тебя не было иного выхода. Не изображай благородства. Прошу тебя, никогда не звони мне. Если тебе действительно дорога твоя дочь, оставь ее в покое. – Клифф бросил трубку.

Ванесса налила себе джин с тоником и попыталась забыть слова отца, которые постоянно звучали в ее ушах: «Ты несчастная сука... Ты ничто без меня».

Она осушила бокал и налила еще.

– Нет, я кое-чего стою, ублюдок! Только следи за мной!

 

 

Глава 69

ЖЕНА И МАТЬ

 

 

Триш вернулась домой через неделю после отъезда, не предупреждая об этом. Ее задержали в Нью-Йорке короткие встречи с властями, но Реду удалось отвлечь внимание от Триш, за что она была ему очень благодарна. Ванесса, очевидно, наслаждалась славой, но Триш хотела остаться в тени. К тому же семья не подозревала о ее роли в этом деле.

Триш приняла душ, надела юбку и блузку, потом позвонила сыну. Его голос испугал Триш.

– Мам, где ты, черт побери?

– Что ты имеешь в виду, Роб? – спросила она.

– Почему ты не была на похоронах бабушки?

Сердце Триш замерло.

– О, Роб, я не знала, что она умерла. Я... Меня не было в городе.

– Да, папа сказал мне, но ничего не объяснил. Я прилетел на похороны и должен был возвращаться на следующее утро, чтобы не пропустить в пятницу экзамен. Что происходит? У вас с папой проблемы? Он так странно вел себя, но обещал все объяснить, когда ты вернешься домой.

Сын застал Триш врасплох, и она никак не могла совладать с эмоциями, вызванными сообщением Роба.

– Роб, дорогой, я все расскажу тебе... но не сейчас. Я просто в шоке, узнав о смерти твоей бабушки. Я любила ее как родную мать.

– Мне очень жаль, что все так неожиданно обрушилось на тебя, мам. Хочешь, я позвоню тебе попозже?

Зарыдав, Триш положила трубку. Она так любила свекровь и столько лет дружила с ней, что сейчас была убита горем. Ей даже не удалось проститься с Элизабет! Триш удручало и то, что сын и дочь узнали о ее отъезде, хотя причины были им неведомы. Она легла на постель и плакала долго и безутешно. Как много всего случилось за несколько последних месяцев! Что произошло с ее жизнью?

Овладев собой, Триш позвонила Дэну в офис. Конечно, ответила Селена.

– Селена, это миссис Холлидей. Пожалуйста, попросите моего мужа.

– Простите, миссис Холлидей, но его нет. Попросить мистера Холлидея связаться с вами, когда он позвонит сюда?

– Пожалуйста, – ответила Триш сквозь зубы.

– Куда вам позвонить?

– Домой, – бросила Триш.

Она не могла совладать со злобой к Селене. Дэн заслужил, чтобы его оставили в объятиях этой хитрой ведьмы. Селена именно то, что он заслужил.

Дэн позвонил меньше чем через час.

– Кейк, когда ты вернулась?

– Рано утром. Дэн, почему ты не сообщил мне о смерти матери?

– Мне очень жаль, Кейк, но я был сломлен. Я поручил все дела Селене, а она не знала, где тебя искать. Роб приезжал.

– Я уже говорила с ним. Ты звонил Трине?

– Роб звонил. Она не успела приехать. Выполняя волю мамы, мы кремировали ее на следующий день. Она была замечательной женщиной, Кейк. Нам всем будет не хватать ее.

Дэн говорил мягко и нежно. Его печаль тронула Кейк.

– Она так любила тебя, Дэн! Ты ведь знаешь это, правда?

– Тебя она тоже любила, Кейк.

Впервые за это время Триш ощутила связь с мужем.

– Кейк, почему бы нам не встретиться у «Ла Скала»? Давай поговорим за хорошим обедом. Идет?

– Идет, Дэн. Но мне нужно время, чтобы одеться и доехать туда. Семь тридцать?

– До встречи.

Было почти восемь часов, когда Триш подъехала на своей машине к ресторану в Беверли-Хиллз. Дэн, ждавший ее в одном из кабинетов, обсуждал с официантом выбор вин. Триш старалась не раздражаться, но почему он всегда уделял этому такое внимание?

– Прости, я опоздала: час пик. – Это была маленькая ложь. На самом деле Триш заходила к Джойс, которая разъяснила ей все в перспективе.

Дэн наклонился, и она подставила ему щеку. Теплота, испытанная ею во время разговора по телефону, при встрече испарилась.

– Хорошо, что ты вернулась, Кейк. Поездка была удачной?

– Ты не читал об этом в газетах?

– В газетах? – изумился Дэн.

– Да, видишь ли, это большой скандал, связанный с заговором против Соединенных Штатов... Ты слышал о сенаторе О’Ши?

– Конечно, но какое отношение к этому имеешь ты?

– Я доставила ему подтверждения, – тихо, но с гордостью ответила Триш.

– Зачем ты сделала такую глупость? Тебя же могли убить!

– Ты прав. Признаюсь, некоторое время я даже не знала, во что ввязалась. Но все удалось, и я горжусь собой.

– Правда? Не видел, чтобы где-то упоминалось твое имя, – заметил Дэн, и по его тону Триш поняла, что он не верит ей.

– Да. Ред не хотел привлекать ко мне внимание публики.

– Слава Богу! Все это выглядит довольно странно: жена и мать носится по стране, занимаясь государственными интригами.

Когда принесли вино, Дэн грустно покрутил его в своем фужере, понюхал, пригубил и объявил, что оно вполне сносное. Кейк решила изменить тему разговора.

– Дэн, мне очень жаль, что я не смогла приехать на похороны. Надеюсь, ты веришь мне. Я любила твою мать.

Дэн долго молчал, глядя на свой фужер так, словно это был магический хрустальный шар, который мог дать ему ответы на все вопросы.

– Мама сказала, что отдала тебе свои сбережения, – наконец проговорил он.

– Да. Она хотела, чтобы я обрела такое же чувство безопасности, какое появилось у нее, когда на счете накопилась эта сумма.

– Ты не считаешь, что было бездушно использовать деньги моей матери так, как это сделала ты?

– А как, по-твоему, я их использовала, Дэн?

– Уехать и оставить меня! – Он наконец поднял глаза от бокала и укоризненно посмотрел на жену.

Триш отвела взгляд.

– Ты прав, Дэн. Именно так я и использовала их. У меня еще осталась пара тысяч. Завтра я отдам их тебе.

– Нет! Если бы мама хотела, чтобы они принадлежали мне, она сама и отдала бы их. Эти деньги твои.

– Дэн, почему ты не пытался разыскать меня? – спросила Триш, не в силах скрыть боль.

– Я разыскал, наняв частного детектива. Это обошлось мне в кругленькую сумму.

– Но ты не приехал за мной! Ты не хотел, чтобы я возвращалась?

– Не знаю. Возможно, я хотел, чтобы ты вернулась домой по своей воле.

– А о чем ты думаешь сейчас?

– Я много всего передумал и считаю, что нам нужно во всем разобраться. Я хочу вернуться к нашей прежней жизни.

– А как же Селена? Каково ее место в этой жизни?

– Она моя секретарша. Вот и все.

– Ты и сам не веришь, что она согласится на это. Дэн, ты обещал жениться на ней?

– Все мы совершаем ошибки, Кейк. Уверен, она не приняла всерьез моих обещаний.

Слушая его, Триш представляла себе, как Дэн и Селена обсуждают свои планы.

– Дэн, неужели ты думаешь, что мы сможем жить, как прежде?

– Мы должны попытаться... ради детей.

– О детях думать несколько поздно. Кроме того, я не хочу обременять их, да и сама больше не хочу жить только для них. Они уже взрослые. В случае необходимости я всегда буду рядом. Что же касается нас, то все кончено. Теперь я знаю это точно.

– И ты не хочешь сделать еще одну попытку?

– Нет. Потому что я больше не смогу доверять тебе. Все очень просто. Наши отношения никогда не станут прежними. Кроме того, теперь я знаю, что никогда по-настоящему не нравилась тебе. Ты очень старался видеть во мне женщину, соответствующую твоим требованиям, но у тебя ничего не вышло. Теперь я изменилась, но для твоих представлений о семейной жизни этого недостаточно. Женись на Селене. Вы подходите друг другу гораздо больше, чем мы с тобой.

– Что ты скажешь Робу и Трине? – встревоженно спросил Дэн.

– Правду. Ты боишься ее?

– Я просто не хочу оказаться виноватым, вот и все.

– Тогда пусть дети думают, будто мы оба нашли себе других спутников жизни.

– Это правда? У тебя кто-то есть? Ты кого-то любишь?

– Если любовь – это стремление быть рядом, чего бы это ни стоило, то да. Но, увы, все не так просто. В его жизни нет места для меня. Бог даст, он скоро станет президентом.

– Куда мы пойдем отсюда?

– Давай сначала пообедаем, потом вернемся домой и начнем упаковывать твои вещи. Думаю, тебе нужно уехать из дома как можно скорее. У тебя же есть квартира, не так ли? – Лукавая улыбка Триш убедила Дэна, что она знает все.

– Я уеду сегодня вечером, – ответил он.

– Через некоторое время я продам дом. Мне хочется, чтобы наш развод прошел легко для нас обоих.

– Ты твердо решилась на это? Ладно, не стану спорить с тобой. Кстати, мы можем поручить дело Джону Дэвенпорту. Это обойдется нам гораздо дешевле, – предложил Дэн.

– Ни в коем случае, Дэн. Джон – твой приятель, а не мой. Когда я сказала, что развод должен быть легким, я имела в виду честность и равенство. Ричард Теран найдет мне поверенного.

– Откуда ты знаешь Ричарда Терана? Ты потратишь на него целое состояние.

– Ричард – мой близкий друг, Дэн. И я доверяю ему.

В тот же вечер, лежа в постели, которую когда-то делила с мужем, Триш вдруг утратила уверенность в себе. Жизнь вряд ли сложится легко. И маловероятно, что ей понравится жить одной.

 

 

Глава 70

ТРИУМФ

 

 

Посмотрев из окна на деревья во дворике, на магнолию в цвету, Триш испытала ноющее чувство одиночества. Она проводила в этом доме последний день, и теперь ей предстояло расстаться с садом, с воспоминаниями об очень важных годах жизни.

Триш перестала упаковывать тарелки и вышла в сад. Воздух был напоен весенней свежестью, все выглядело обновленным. Значит, сегодня она действительно начнет новую жизнь. Триш сорвала цветок магнолии и поднесла его к лицу. В прошлый раз, когда цвело это дерево, она была другой женщиной. Счастливой матерью семьи. Куда все это исчезло?

Пора заканчивать сборы. Багажный фургон должен вскоре забрать вещи и доставить их в Санта-Монику. Квартира находилась неподалеку от университетского колледжа, где Триш теперь изучала живопись.

Развернув газету, чтобы упаковать в нее стекло, она вдруг увидела улыбающееся лицо Реда. Триш не встречалась с ним с тех пор, как передала ему бумаги. Милли сообщила ей, что он снял свою кандидатуру на выборах из-за того, что потерял голос, и Триш не хотела звонить ему, хотя едва преодолевала желание набрать его номер. Проклятый Джо Франклин! Ему не удалось убить человека, но он уничтожил кандидата. А потом этот ублюдок еще надеялся получить неприкосновенность как государственный свидетель. Ричард был прав: покушение на него не планировалось заранее. Джо ничего не знал об исчезновении Ванессы Феллон, пока не услышал ее разговор с Редом. Стреляя в сенатора, он действовал на свой страх и риск, а теперь искал защиты у правительства, которое сам же намеревался уничтожить.

От Милли Триш узнала, что голос Реда начал понемногу восстанавливаться, а Глория подала на развод. Она сделала заявление, что Ред был хорошим мужем, но ей не нравится жизнь, связанная с политикой.

Как только Дэн переехал в свою квартиру, Селена поселилась у него. Они собирались пожениться после его развода. Селена получила то, что хотела, но Триш не сомневалась, что они не будут счастливы.

Дети восприняли новость о разводе родителей на удивление спокойно. Триш надеялась, что Трина станет жить у нее, но дочь отказалась. И дочь, и сын решили обзавестись своими квартирами, и мать им не препятствовала.

Примерно раз в неделю Триш разговаривала по телефону с Милли и следила за Ванессой по сообщениям в бульварной прессе, которая до сих пор не успокоилась. Ванесса упивалась своим триумфом и постоянно совершала поступки, привлекающие к ней внимание публики. Последней ее выходкой был роман с молодым бисексуалом, британской рок-звездой. «Стар» поместила фотографию Ванессы в кожаном костюме. Волосы она покрасила в зеленый цвет. Триш радовалась, что Ванесса наслаждается жизнью.




Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (283)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.083 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7