Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Нормативно-правовое регулирование организации и деятельности мировых судей 4 страница




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Такие полномочия в реализации принципа законности предполагают возможность отказа суда от применения закона, противоречащего акту более высокого иерархического уровня. Отмечая особенности принципа законности правосудия, профессор В. М. Семенов пишет: «Организация и деятельность судов осуществляется прежде всего на основе Конституции и законов, т.е. актов, принятых высшими органами власти страны. Подзаконные же акты применяются в пределах, предусмотренных законами, и если они не противоречат последним. Тем самым принцип законности правосудия содействует укреплению конституционного режима и верховенства закона в стране»[54].

Наряду с судом требование принципа законности распространяется и на других участников правосудия, правовой статус и форма деятельности которых определяются соответствующим отраслевым процессуальным законодательством, не противоречащим Конституции РФ и международным обязательствам РФ. Из этого универсального конституционного положения можно сделать вывод о том, что под законностью в правосудии следует понимать точное и неуклонное соблюдение закона судом, другими участниками процесса при отправлении правосудия, а также государственными органами, органами муниципального самоуправления, организациями, должностными лицами и гражданами в их деятельности по исполнению решений судов.



Для соблюдения режима законности в правосудии необходимы соответствующие гарантии. В качестве таковых выступают процессуальная форма судопроизводства, система судоустройства в Российской Федерации, надзор вышестоящих судов над нижестоящими, возможность обжаловать в вышестоящие инстанции действий и решений нижестоящих судов, а также взаимообусловленность и взаимодействие всех принципов правосудия.

4.3. Принцип осуществления правосудия только судом

В соответствии с ч. 1 ст. 118 Конституции РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом, уполномоченным реализовывать судебную власть посредством отправления правосудия. Конкретизируется это конституционное положение в ч. 1 ст. 4 Закона о судебной системе, в которой сказано: «Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных настоящим Федеральным конституционным законом, не допускается».

Поскольку создание чрезвычайных судов запрещено, то в случае введения чрезвычайного положения на соответствующих территориях должны действовать суды, созданные согласно гл. 7 Конституции РФ и указанному Закону. Если же в силу введения чрезвычайного положения на определенных территориях осуществление правосудия соответствующими судами не представляется возможным, то Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ вправе изменить подсудность дел на этих территориях[55].

Чрезвычайные суды нельзя смешивать со специализированными судами, возможность создания которых преду­смотрена ст. 4 и 26 Закона о судебной системе, но не реализована. Во-первых, специализированные суды — это федеральные суды общей юрисдикции, к полномочиям которых относится рассмотрение некоторых категорий гражданских и административных дел (но не уголовных). Во-вторых, полномочия, порядок образования и деятельность специализированных федеральных судов должны быть установлены федеральным конституционным законом, который еще надлежит принять.

Осуществление правосудия в Российской Федерации только судом — принцип не декларативного характера. Его нормативное закрепление на конституционном уровне имеет не только правовое, но и существенное социальное значение, поскольку является одной из конституционных гарантий, исключающих внесудебные расправы, подобные тем, которые осуществлялись так называемыми «особыми совещаниями», «двойками» и «тройками» в годы репрессий. В ст. 49 Конституции РФ и ст. 8 УПК РФ установлено, что никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном законом. Этот принцип предполагает также право подсудимого на рассмотрение уголовного дела по его обвинению в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено (ч. 1 ст. 47 Конституции РФ). В соответствии со ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г. каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом. Проще говоря, только суд, действующий на основании закона, может признать человека виновным и назначить ему наказание. Что же касается правосудия в целом, то согласно ст. 4 Закона о судебной системе прерогатива его отправления в Российской Федерации принадлежит Конституционному Суду РФ, судам общей юрисдикции и арбитражным судам, а также конституционным (уставным) судам и мировым судьям субъектов РФ. Только перечисленные в Законе о судебной системе суды вправе осуществлять правосудие как единственную функцию судебной власти. Ни один государственный орган, кроме суда, не наделен властными полномочиями по отправлению правосудия.

Акты правосудия, вступившие в законную силу, общеобязательны для исполнения. Отменить или изменить приговор или иное решение суда вправе только вышестоящий суд по основаниям и правилам, установленным в соответствующем законодательстве.

4.4. Принцип независимости судей

В соответствии со ст. 120 Конституции РФ и ст. 5 Закона о судебной системе правосудие в Российской Федерации осуществляется независимыми судьями, к которым относятся не только профессиональные судьи, но и присяжные и арбитражные заседатели, участвующие в рассмотрении дел в судах первой инстанции. Принцип независимости судей заключается в том, что при принятии решений судьи руководствуются только законом, совестью и внутренним убеждением, основанном на исследованных в суде допустимых доказательствах (ч. 1 ст. 17 УПК РФ).

Статус и роль суда как гаранта защиты прав человека в основном определяются Конституцией РФ, согласно ст. 119 которой суд есть самостоятельный и независимый орган государственной власти, обязанный решить задачу исключительной важности — обеспечить защиту прав и свобод человека. Конституционное положение «Российская Федерация — правовое государство» при всей его декларативности предопределяет высокую роль суда, устанавливает критерии независимого и беспристрастного судопроизводства, поэтому имеет непосредственное практическое значение в правоприменительной деятельности. Эти принципиальные положения нашли закрепление во многих правовых актах судоустройственного и судопроизводственного характера (например, в ст. 5, 13 и 29 Закона о Конституционном Суде, ст. 5 Закона о судебной системе, ч. 4 ст. 1 Закона о статусе судей, ст. 6 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации», ст. 5 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. № 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации», ст. 1 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации», ст. 12 Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. «О судо­устройстве РСФСР», ст. 5 АПК РФ, ст. 7 ГПК РФ).

В соответствии с этим принципом государство должно обеспечить условия, при которых судьи имели бы реальную возможность принимать ответственные решения только на основе предписаний закона, без постороннего вмешательства и без какого бы то ни было давления или иного воздействия.

Назвав в гл. 2 УПК РФ принципы уголовного судопроизводства, законодатель не указал в этом перечне независимость судей. Однако этот факт не означает отсутствия в уголовном процессе принципа независимости судей, поскольку указанное важнейшее положение прямо или косвенно отражено во многих правовых актах, регулирующих правоотношения в области судопроизводства, включая уголовное. Во-первых, указанный принцип — конституционный (ст. 120 Конституции РФ), т.е. общеобязательный. Во-вторых, в его основе лежат признанные Российской Федерацией источники международного права, в том числе Европейская хартия о статусе судей 1998 г. и др. Например, в п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. прямо сказано, что каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностей или при предъявлении ему обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. В-третьих, система судов, их организационное обеспечение и процессуальная форма судопроизводства сами по себе ориентированы на независимость судей.

Принцип независимости судей является проявлением самостоятельности судебной власти в отправлении правосудия. Он отграничивает судебную власть от исполнительной и законодательной ветвей власти.

В этом смысле следует различать внешнюю и внутреннюю независимость судей. Внутренняя независимость предусматривает независимость судей от «судебного начальства». Под внешней независимостью подразумевается недопустимость любого воздействия на судей при отправлении правосудия со стороны представителей двух других ветвей власти или же иных лиц, заинтересованных в исходе дела.

В силу стоящих перед ним задач суд относится к числу государственных учреждений, решения которых оказывают влияние на деятельность органов других ветвей власти, затрагивают интересы различных должностных лиц и просто граждан. Поэтому арсенал способов и методов незаконного воздействия на суд за многие столетия накоплен внушительный. Наиболее распространенным способом такого влияния остается и в наши дни так называемое «телефонное право», подкупы и угрозы. Чтобы свести к минимуму фактор «давления» на судей, в том числе арбитражных и присяжных заседателей, законодательством предусмотрены различные гарантии обеспечения независимости судей, основные из которых закреплены в Законе о статусе судей. В ст. 9 этого Закона установлено, что независимость судей обеспечивается:

— предусмотренной законом процедурой осуществления правосудия;

— запретом, под угрозой ответственности, чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия;

— установленным порядком приостановления или прекращения полномочий судьи;

— правом судьи на отставку;

— неприкосновенностью судьи;

— системой органов судейского сообщества;

— предоставлением судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу.

«Судья, — говорится в ч. 2 названной статьи, — члены его семьи и их имущество находятся под особой защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принять необходимые меры к обеспечению безопасности судьи, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества, если от судьи поступит соответствующее заявление».

Одной из гарантий независимости судей является обеспечение их безопасности. С этой целью Федеральный закон от 20 апреля 1995 г. № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» обязал органы МВД России по соответствующему заявлению принимать меры по защите жизни и здоровья, сохранности имущества судьи и его близких: выдавать специальные средства индивидуальной защиты, переселять их на другое место жительства, заменять документы и изменять внешность; принимать меры правовой защиты, предусматривающие в том числе повышенную уголовную ответственность за посягательства на их жизнь, здоровье, имущество. Наряду с этим судья наделен правом хранения и ношения служебного огнестрельного оружия, которое выдается ему органами внутренних дел по его заявлению в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии».

Любое вмешательство в деятельность судьи, арбитражного или присяжного заседателя по осуществлению правосудия является преступлением и в соответствии со ст. 294 УК РФ влечет уголовную ответственность.

Аналогичная ответственность предусмотрена ст. 296 УК РФ за угрозу или насильственные действия в отношении судьи в связи с осуществлением им правосудия, а ст. 297 УК РФ — за неуважение к суду.

Названные выше гарантии в большинстве своем обеспечивают внешнюю (стороннюю) независимость судей. Что же касается внутренней независимости, то она обусловлена в основном процессуальными гарантиями, к которым, в частности, относится правило о вынесении решения в совещательной комнате, где могут находиться лишь судьи, с тем чтобы исключить возможность незаконного воздействия на позицию судей по делу со стороны иных лиц. Нарушение тайны совещания судей является безусловным основанием к отмене решения.

Судья не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом. В этой связи требуют дополнительного анализа и осмысления ст. 12.1 Закона о статусе судей и ст. 11 Кодекса судейской этики, а также практика привлечения судей к дисциплинарной ответственности за решения, признанные вышестоящими инстанциями ошибочными[56].

Гарантии независимости судьи, включая меры его правовой защиты, материального и социального обеспечения, распространяются на всех судей в Российской Федерации и не могут быть отменены и снижены иными нормативными правовыми актами РФ и ее субъектов.

4.5. Принцип разумного срока правосудия.

Под разумностью срока правосудия следует понимать минимально возможное время, необходимое суду для восстановления нарушенного права по каждому конкретному юридическому делу, находящемуся в его производстве.

Рассматриваемый принцип является новым для российского правосудия. Его предназначение заключается в сокращении сроков судопроизводства и предупреждении волокиты в рассмотрении и разрешении судами споров о праве, в особенности, если это касается прав личности.

В современном мировом сообществе определение правового положения личности перестало быть внутренней прерогативой того или иного государства. Сотрудничество государств в сфере охраны прав человека, что непосредственно связанно с разумностью сроков в рассмотрении судебных дел, обусловлено прежде всего появлением на международной арене Организации Объединенных Наций, ее Устава, принятия Всеобщей декларации прав человека и других важнейших международных правовых актов. Значительную роль в формировании критериев разумности срока правосудия как правового принципа сыграла практика и рекомендации Европейского Суда по правам человека по этому поводу. В частности, Европейский Суд по правам человека обратил внимание на то, что в качестве оправдания сроков судопроизводства не могут приниматься во внимание обстоятельства, связанные с организацией работы суда, судебных органов, а также рассмотрения дел.

Помимо норм международного права, юридической основой указанного принципа правосудия являются Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ, а также соответствующие одноименные нормы судопроизводственных кодексов.

Необходимые правоприменительные рекомендации по данному поводу изложены в совместном постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 30, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 64 от 23.12.2010 "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", а также в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. N 7 "О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации", и от 18 ноября 1999 г. № 79 «О ходе выполнения постановления Пленума Верховного Суда РФ», от 27 октября 2007 г. № 52 «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях». Ряд проблем в этой связи освещены в послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию в 2009 году.

Анализ международной и отечественной судебной практики, международного и российского законодательства позволяет сделать вывод о том, что под принципом разумности срока правосудия следует понимать не только точное соблюдение установленных законодательством процессуальных сроков рассмотрения судами споров о праве, но и разумность временных пределов внутри этих сроков в зависимости от особенностей рассматриваемого спора о праве. Например, сложности дела, его объемности, числа и состава участников судопроизводства и т.д. В этой связи нарушением указанного принципа будет считаться не только выход суда за пределы установленных законом сроков рассмотрения дел, но и несоблюдение оптимальности времени разрешения правового спора внутри этих сроков[57].

Таким образом «разумность» в соблюдении сроков производства в судах приобрела свойства не только категории права, но и общественного мнения.

Действующее законодательство предусматривает гарантии соблюдения указанного принципа. Например, если дело в уголовном судопроизводстве не рассматривается длительное время и судебный процесс затягивается, то заинтересованные лица вправе обратиться с соответствующим заявлением к председателю суда, который обязан по этому поводу принять необходимые меры (п. 5,6 ст. 61 УПК РФ). Следует отметить и то, что неукоснительное соблюдение принципа разумного срока правосудия не только способствует повышению эффективности судебной защиты прав граждан, но повышает авторитет судебной власти. Несоблюдение названного принципа рассматривается как нарушение норм судейской этики.

4.6. Принцип обеспечения права граждан
на судебную защиту

В соответствии со ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Право граждан на обращение за судебной защитой своих прав закреплено в нормах международного права. Например, в ст. 8 Всеобщей декларации прав человека сказано, что «каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом». Это положение получило развитие в Международном пакте о гражданских и международных правах 1966 г., согласно ч. 3 ст. 2 которого государства, подписавшие Пакт, принимают на себя обязательство «развивать возможности судебной защиты», а также в ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Конституция РФ, провозгласив в ст. 46 гарантированность судебной защиты прав и свобод каждому, подтвердила тем самым на конституционном уровне твердый и последовательный курс России на следование общепризнанным принципам и нормам международного права. В ч. 2 ст. 46 Конституции РФ прямо сказано, что решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Это правовое положение в той или иной мере нашло свое отражение во всех процессуальных кодексах[58] и в ряде отраслевых законов. Например, согласно Закону РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» каждое заинтересованное лицо на территории РФ вправе обратиться в суд, если оно считает, что какой-либо орган государства, общественное объединение или должностное лицо поступили в отношении него вопреки действующему законодательству. При этом суд обязан рассмотреть такое обращение и принять по нему решение, исполнение которого обеспечивается мерами государственного принуждения. Термин «каждый» по отношению к субъектам, обладающих правом на судебную защиту, носит универсальный характер, т.е. названное право гарантировано Конституцией РФ не только гражданам Российской Федерации, но и гражданам других государств, а также лицам без гражданства вне зависимости от их возраста и дееспособности. За правом на защиту в суд могут обратиться не только отдельные граждане, но и коллективные образования. Кроме того, ч. 3 ст. 46 Конституции РФ гарантирует каждому право обратиться в международные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства защиты. С вступлением Российской Федерации в Совет Европы с 5 мая 1998 г. органом, куда граждане России вправе обратиться за защитой своих прав, является Европейский Суд по правам человека.

Содержащиеся в ст. 17, 18, 46 и 118 Конституции РФ, ст. 18 Всеобщей декларации прав человека, ст. 2 и 6 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также в ст. 6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод граждан положения позволяют сделать вывод о том, что содержание принципа обеспечения права граждан на судебную защиту включает следующие взаимообусловленные элементы:

а) каждое лицо вправе обратиться в суд за защитой своих гражданских прав и свобод;

б) суд не вправе отказать в принятии заявления и его разрешении кроме как по исключительным основаниям, исчерпывающе перечисленным в законе;

в) гарантируется исполнение решения суда, рассмотревшего поступившее заявление по существу.

Таким образом, обеспечение права граждан на судебную защиту в качестве принципа правосудия означает, что правосудие является наиболее эффективной и действенной формой защиты прав человека.

4.7. Принцип осуществления правосудия на началах равенства всех перед судом и законом

Идея равенства всех перед законом имеет глубокие исторические корни. Упоминания о ней можно обнаружить в Великой хартии вольностей (1215 г.), Декларации независимости США (1776 г.) и во французской Декларации прав человека и гражданина (1789 г.).

С принятием Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) и Международных пактов об экономических, социальных и культурных правах и о гражданских и политических правах (1966 г.) эта идея приобрела статус общепризнанного принципа[59], сущность которого заключается в том, что равенство прав и свобод человека и гражданина гарантируется независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, вероисповедания, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, других обстоятельств.

В современной России названный принцип нашел правовое закрепление прежде всего в Конституции РФ, согласно ст. 19 которой: 1) все равны перед законом и судом; 2) государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности; 3) мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

В соответствии со ст. 7 Закона о судебной системе суды не отдают предпочтения каким-либо органам, лицам, участвующим в процессе сторонам по признакам их государственной, социальной, половой, расовой, национальной, языковой или политической принадлежности, либо в зависимости от их имущественного и должностного положения, места жительства, места рождения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а равно по другим не предусмотренным федеральным законом основаниям.

Указанный принцип относится ко всем видам правосудия. Его положения конкретизированы в ст. 4 УК РФ, ч. 4 ст. 15, ст. 1 ГК РФ, ст. 6 ГПК РФ, ст. 8 АПК РФ, ст. 14 ­КоАП РФ. Что же касается УПК РФ, то принцип равенства граждан перед законом и судом среди принципов уголовного судопроизводства в нем не назван, однако он нашел воплощение через совокупность норм, определяющих форму и содержание уголовного судопроизводства, права и обязанности участников процесса (например, ст. 244 УПК РФ).

Законодательство РФ предусматривает равенство перед законом не только граждан, но и организаций и учреждений. Это означает одинаковое применение законов ко всем перечисленным субъектам, включая граждан других государств, полипатридов и апатридов.

Правосудие осуществляется на основе единого для всех законодательства. Законы, дискриминирующие граждан по выше перечисленным признакам, приниматься не могут. Законы, применяемые судом, дают равные права и возлагают на граждан равные обязанности, а также предусматривают возможность реального применения юридической ответственности. В свою очередь равенство перед судом означает, что суд в равной мере доступен для всех. Перед судом все равны. Все, кто предстает перед судом, наделены соответствующими правами и обязанностями в строгом соответствии с их процессуальным статусом.

Отступление от данного правила согласно ст. 55 Конституции РФ допускается исключительно в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, что подчеркивает единство судопроизводства для всех. В государстве нет судов, предоставляющих привилегии для определенных лиц или на основе дискриминации. Это означает, что суд, рассматривая дело, не может создавать для кого-либо не преду­смотренные законом преимущества или ограничения. Суд обязан обеспечить равное со своей стороны отношение к участникам процесса. Прямое или косвенное ограничение принципа равенства граждан перед судом или установление прямых либо косвенных преимуществ граждан в этой связи в зависимости от их расовой или национальной принадлежности влечет уголовную ответственность в соответствии со ст. 136 УК РФ.

Судоустройственной гарантией равенства граждан перед судом является отправление правосудия только судами, входящими в единую судебную систему РФ. К ним ст. 4 Закона о судебной системе относит Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономных областей и автономных округов, районные и военные суды, арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов РФ, конституционные (уставные) суды субъектов РФ и мировых судей.

Вместе с тем закон предусматривает исключения из правила равенства всех перед законом и судом, касающиеся неприкосновенности и порядка привлечения к юридической ответственности отдельных категорий должностных лиц. Например, ст. 96 Конституции РФ устанавливает неприкосновенность членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы в течение всего срока их полномочий. Законодательство о статусе судей в Российской Федерации и прокуратуре устанавливает отдельные гарантии неприкосновенности судей и прокурорских работников. Особый порядок привлечения к уголовной ответственности устанавливает ст. 447 УПК РФ и в отношении ряда других должностных лиц.

Эти исключения делаются с целью создания дополнительных гарантий законности и обоснованности привлечения к уголовной и иной юридической ответственности и применения крайних мер государственного принуждения к лицам, занимающим особое положение в государственном механизме, и обусловлены необходимостью обеспечения их независимости при осуществлении должностных обязанностей. В то же время судейская неприкосновенность является не личной привилегией гражданина, занимающего государственную должность, а средством защиты публичных интересов. Исходя из интересов правосудия общество и государство, предъявляя к судье и его профессиональной деятельности особые требования, обязаны обеспечить ему дополнительные гарантии надлежащего исполнения своих служебных обязанностей[60].

К исключениям из принципа равенства всех перед законом и судом согласно ч. 4 ст. 11 УК РФ можно отнести и дипломатический иммунитет, которым обладают иностранные граждане, совершившие преступления на территории РФ. Вопрос об уголовной ответственности лиц, пользующихся иммунитетом, в случае совершения ими преступления на территории России решается в соответствии с нормами международного права, установленными такими актами, как Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г., Международная конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 г. и др. Лица, пользующиеся иммунитетом, не подлежат уголовной ответственности за преступление, совершенное в России. Как правило, их объявляют персонами нон грата и обязывают покинуть территорию нашего государства.

4.8. Принцип участия граждан
в отправлении правосудия

Сущность принципа участия граждан в отправлении правосудия заключается в привлечении граждан к разрешению по существу уголовных и арбитражных дел. То есть в случаях, предусмотренных законом, помимо профессиональных судей в осуществлении судебной власти принимают участие граждане. Юридической основой данного принципа являются правовые предписания, содержащиеся в ч. 5 ст. 32 Конституции РФ[61], а также конкретизирующие положения Закона о судебной системе и соответствующие нормы УПК РФ и АПК РФ. Участие граждан в правосудной деятельности проявляется в выполнении обязанностей присяжного заседателя или арбитражного заседателя.

Изначально истоки народного представительства в российском суде проявились в форме участия домовладык в вечевых собраниях в Новгородской и Псковской республиках. Затем, во времена «Русской Правды», в судах принимали участие «судебные мужи», рассматривавшие дела наряду с тиунами[62], а на местах — княжескими наместниками и волостелями. В середине XVI в. суд наместников и волостелей был дополнен включением выборных от общин: старост и целовальников. В XVII—XVIII вв. появился суд шеффенов, заимствованный из германского процесса (уездные суды и судебные палаты заседали в составе постоянного судьи и четырех заседателей: два — от дворян, два — от поселян)[63]. В результате судебной реформы 1864 г. единая коллегия постоянных и непостоянных судей была упразднена и народное представительство приобрело форму института присяжных заседателей, подобно английскому образцу. Утверждение в России суда присяжных А. Ф. Кони назвал лучшей частью реформы. В 1917 г. после Октябрьской революции институт присяжных заседателей был отменен Декретом о суде № 1. Формой участия народных представителей в отправлении правосудия стал институт народных заседателей. Год спустя заседатели стали играть решающую роль в разрешении дел. Они могли сами назначить председательствующего или же устранить его от судебного разбирательства. В последующем этот институт видоизменился и приобрел форму судебного состава, состоявшего из профессиональных судей и двух народных заседателей, наделенных равными правами при рассмотрении дел по первой инстанции. В таком виде институт народных заседателей просуществовал до 1 февраля 2003 г. — по гражданским делам и до 1 января 2004 г. — по уголовным делам. На смену ему пришел институт присяжных заседателей, возрождение которого было предложено еще в Концепции судебной реформы в РСФСР. Этот процесс завершил Федеральный закон от 20 августа 2004 г. № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации», установив форму участия граждан в отправлении правосудия по уголовным делам.




Читайте также:
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (499)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.028 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7