Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Демократия с милитакратией




Демократия не влияет на милитакратию, в малой степени влияет в форме военной демократии.

Демократия, запугивая общество угрозой милитакратии, пытается держать её в резерве и под контролем через различные способы: прикладывая максимальные усилия к отвлечению военных от политики, подкармливая и запугивая верхушку командного состава, пропагандируя наёмничество. Это показал пример гражданской войны, когда на сторону красных были привлечены (куплены) латыши, китайцы и все так называемые интернациональные батальоны. Именно эти части, в основном, использовались для охраны власти и для карательных функций, хорошо оплачивались[67].

Н.С.Трубецкой (1890-1938) — выдающийся русский публицист евразийского направления, описывая свой государственный идеал – идеократическое государство, говорил о принципах реформирования армии: «Самый дух демократического государства по существу антимилитаристичен, поэтому политизация армии в демократическом государстве способна либо разложить армию, привив ей антимилитаристический дух, либо, наоборот, укрепить милитаристический дух армии, настроить её против существующего государственного порядка».



При идеократическом режиме государство не беспринципно, а исповедует определённое миросозерцание, при этом миросозерцание постоянное, не зависящее от исхода выборов или каких бы то ни было внешних событий или обстоятельств. Естественно поэтому, что это государственное мировоззрение не только может, но и непременно даже должно быть привито армии, являющейся опорой и органом государства. Поскольку же носительницей этого мировоззрения является государственно-идеологическая организация, прививка государственного мировоззрения должна выразиться в усиленной вербовке членов названной организации в армии, и прежде всего в среде командного состава”.

Трубецкой прочерчивает главные направления, по которым будет реформироваться армия: “Самые характерные особенности современной постановки военного дела и весь облик последней (мировой) воины являются следствиями плутократического и плутократически-демократического строя общества и государства — что особенно ясно, если сопоставить современное военное дело с военным делом эпохи аристократического строя. Общественный и государственный строй (т.е. согласно нашему учению, определенный тип отбора правящего слоя) определяет собой не только роль и положение армии в государстве, но и всю постановку военного дела, тактику, стратегию, наконец, даже самые задачи воины”. В данную военную доктрину входит и выпячивание роли пропаганды: “Важная роль пропаганды (особенно в армии и в тылу противника) уже сейчас может быть указана как одна из черт идеократической военной тактики”.[68]

Что-то подобное пытаются сделать в «демократической» современной России под видом создания так называемой профессиональной армии. Предложение принимать в российскую армию контрактников (читай - наёмников) из стран СНГ говорит о том, что российская «демократическая» власть как раз и боится своего «демоса». «Демос» и «кратос» начинают делиться. И поскольку верхушка начинает вырождаться, всё дальше и дальше отделяться от народа, она его боится и ищет ту власть, которая её может защитить, т.е. формирует силовые структуры. Но чтобы защитить себя она создает механизм контроля и над милитакратией.

На примере переворота 1991-1993 гг. в России, устроенного либеральными демократами по указке их зарубежных наставников и на их деньги, демократия сразу попыталась изолировать бывшую советскую милитакратию от власти. Делалось это двумя путями: первый - это привлечение во власть им лояльных и обманутых, второй - категорическое изолирование от власти несогласных, вплоть до их физического устранения.

Для этого использовалась ложь и демагогия. Так, Б.Ельцин в 1991 г. на съезде Народный депутатов провозгласил «официальный отказ от применения силы, в то числе военной, как средства политической борьбы»[69]. Через два года именно он применил армию для расстрела Верховного Совета народных депутатов.

Использовав армию, демократия сразу же приняла ряд мер по изоляции армии от политической борьбы. Изменения, внесённые в тогдашнюю действующую Конституцию, в основные положения военной доктрины, в Закон «Об обороне», в текст военной присяги и другие документы этого периода, запрещали использовать армию внутри страны, провозглашали исключение её из политической борьбы, вводили понятие «преступного приказа» и т.д. Т.е. уже использовали армию в своих целях и запрещали использовать её для других в их целях.

Привнесение в вооружённые силы демократии ведёт к развалу армии как опоры власти и государственного института. Этим приёмом пользовались большевики, разрушая царскую армию. Новая демократическая власть для разрушения остатков советского армейского порядка пользуется тем же приёмом. Начинается всё, как правило, с так называемой демократизации офицерского корпуса, командир – офицер начинает выбираться демократически. Вертикаль взаимоотношений «начальник – подчинённый» нарушается, ответственность тоже. Командир посылает солдата в бой на смерть и солдат не должен обсуждать приказ на собрании, ибо это уже развал всей военной организации.

Функция армии - защищать посредством военных действий свою родину от внешних врагов. И эта функция почти не изменяется при любой власти. В памяти большинства старшего взрослого населения Советские Вооружённые силы при советской демократии и современные Вооружённые силы России.

Современная декларированная демократия к Вооружённым силам относится со страхом и ненавистью. Постоянно создаются условия для унижения и оскорбления армейского человека. Чего нельзя сказать о карательных органах милиции и внутренних войсках, которые власть лелеет и холит.[70] Для полного закрепления этого дела вместо милиции вводится полиция, что на качестов её работы в лучшую сторону не повлияло.

Существует мнение, что демократия меньше других прибегает к помощи милитакратии в решении различных политических вопросов, в то числе и в войне. В последние десятилетия демократические США только и делают, что усиливают милитакратию и развязывают войны.

В своё время существовал термин – «социалистическая демократия», Вооружённые Силы демократических стран социалистического лагеря, Германская Демократическая Республика, Польская Народная Республика, Венгерская Народная Республика, Народная Республика Болгария, Румыния, Монгольская Народная Республика. Все они были разрушены другой демократией. И их народные вооружённые силы не воспрепятствовали этому процессу, точнее не смогли, оказались идеологически слабее. Их просто предали свои же партийные органы и лица.

Отдельные политологи доказывают, что демократия редко инициирует милитакратию на военные действия и войны. Но реальность говорит несколько иначе. Сами по себе и авторитарные, и демократические государства действительно редко начинают войны. Над ними стоят транснациональные силы и интересы отдельных более мощных государств и их коалиций. И Гитлер, и Муссолини были избраны демократическим путём и только потом стали автократами. И получается, что однозначно и прямолинейно ответить нельзя.

И возможно ли вообще авторитарно, военным путём насаждать демократию? Это же получается настоящая военная диктатура только в глобальном масштабе, с убийством тысяч людей ради демократии.

Демократия прекрасно понимает силу и опасность для себя со стороны милитакратии. Поскольку только прямая демократия может выражать волю народа, то все остальные не являются ни демократиями, ни волей народа. Это защита той части населения, которые в данном пространстве и в данное время обладает властью называемой демократией. Как демократия предохраняет себя? Направления следующие: руководство вооружёнными силами гражданским лицом (Россия, Казахстан и др.); запрещение политической деятельности военным структурам, кроме как в поддержку действующей власти; жёстко очерченная функция защиты страны и скрытая защиты власти; военным достаётся возможность высказывать своё мнение по политическим вопросам, а решение принимают политические деятели.

Правда, вышеперечисленные условия к военным выставляют практически любая власть, кроме самой военной. Об этом как-то забывают или замалчивают демократы – политологи.

ВЫВОДЫ: Демократия и милитакратия внешне уживаются нормально. Первая вводит так называемый «гражданский контроль» над вооружёнными силами. Это проводится в русле демократических принципов, но на самом деле это демократическая слабая власть боится сильную военную. Она пытается привлечь на свою сторону массу народа и поставить её на контроль над своим опасным соседом. Поможет это только вначале их взаимоотношений, затем милитакратия перехватывает инициативу и берёт власть в свои руки, как вооружённым, так и мирным путем.

 

§17. Демократия с нациократией




Читайте также:
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (295)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.006 сек.)